"Отравление" В.Ющенко?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

01.07.2005, Фото: AFP "Отравление" В.Ющенко? Показания австрийских врачей
Андрей Сухотин
Converted 19193.jpg

Сенсационные подробности «дела об отравлении» Виктора Ющенко – уже не тайна. Речь идет о свидетельских показаниях ведущих медицинских специалистов австрийской клиники «Рудольфинерхаус», куда в экстренном порядке поступил кандидат в президенты Украины осенью прошлого года. Клиники, врач которой первым озвучил диагноз об отравлении Виктора Андреевича. Публикуемые материалы дают ясное представление о некоторых - неоднозначных - нюансах установления диагноза и лечения В.Ющенко. И проливают свет на специфические особенности работы и поведения персонала клиники с мировой известностью.

Врачи клиники «Рудольфинерхаус» - профессора Л.Вике, Н.Корпан, М.Цимпфер – были допрошены в ноябре 2004 года в Земельном суде Вены. Допрос осуществлялся по обращению Генеральной прокуратуры Украины, ведущей расследование уголовного дела по возможному отравлению В.Ющенко. Очевидно, что вопросы, заданные украинской стороной врачам – абсолютно идентичны. Представитель Земельного суда г. Вены задает их опрашиваемым, бесстрастно фиксируя получаемые ответы. Судебные власти Австрии не выходят за рамки процессуальных норм: не ловят свидетелей на противоречиях и не задают уточняющих вопросов. «Девственность» такого подхода особенно ценна для понимания происходившего в «Рудольфинерхаус» в сентябре 2004-го. Так как материалы допросов фактически исключают какое-либо «давление» и предвзятость со стороны следствия.

О противоречиях в показаниях. Их не так много в ответах трех врачей – двух австрийцев и одного гражданина Украины. Но «тревожные» расхождения наблюдаются в моментах, ключевых для понимания произошедшего. С полным текстом допросов Л.Вике, Н.Корпана и М.Цимпфера читатель может ознакомиться здесь. Мы же остановимся на явных «нестыковках» в показаниях венских медиков. Что сообщил Виктор Ющенко врачам?
Н.Корпан: «Относительно состояния своего здоровья сразу после прибытия он не предоставлял какой-либо информации и не делал каких либо прогнозов. Сказал лишь, что он в нормальном физическом состоянии, но к этому времени уже несколько дней он чувствовал себя очень плохо». (Но в этом же протоколе допроса, чуть раньше, Н.Корпан, сам себе противореча, сообщил, что «Мы провели инфузионную терапию с применением обезболивающих препаратов. Во время анамнеза В. Ющенко сообщил мне, что вечером 5 сентября 2004 года он ужинал с двумя представителями СБУ После этого у него началась сильная головная боль и тошнота. Спустя 12 часов, началась сильная боль в брюшной полости и в спине. На вопрос, были ли такие симптомы у тех двух лиц, он ответил отрицательно».

Л.Вике: «Относительно этого мне ничего неизвестно».

М.Цимпфер: «Сразу после прибытия в клинику пациент сообщил, что у него очень странные симптомы с момента определенного приема пищи. Симптомы, которые он называл, могли быть вызваны токсическими, химическими или биологическими веществами. Во время анамнеза, жена пациента сообщила мне, что после определенного приема пищи у пациента появился очень странный запах из ротовой полости, но это не был запах алкоголя». О диагнозе
Н.Корпан: «С самого начала на основании клинических симптомов был выставлен следующий диагноз: панкреатит сложной формы (сложная форма воспаления слизистых желез брюшной полости) и диффузионная боль в спине неизвестного происхождения, под левой лопаткой…»

Л.Вике: «Диагноз - сложная форма панкреатита, что отмечено в истории болезни».

М.Цимпфер: «…было выявлено нарушение функций печени и слизистых желез брюшной полости. Эндоскопия показала наличия воспалительных процессов в кишечнике».

Стоит отметить, что ни пациентом, ни лицами, его сопровождавшими, врачам клиники не были предоставлены необходимые медицинские данные об обследовании и лечении В.Ющенко в Украине в период с 6-го по 9-е сентября. Не были переданы австрийским медикам и данные об истории его предыдущих – хронических заболеваниях. Что, безусловно, не способствовало выявлению причин обнаруженных уже в клинике «Рудольфинерхаус» заболеваний. В частности, болей в спине, которые «натолкнули» М.Цимпфера на версию о применении против В.Ющенко биологического оружия.

При этом общеизвестным, документально подтвержденным фактом является наличие у В.Ющенко остеохондроза позвоночника, полирадикулярного синдрома, острый корневой болевой синдром на уровне шейной части позвоночника. А еще в 1997 году у В.Ющенко был зафиксировано «состояние после дискектомии» - то есть, проведения операции, связанной с заболеванием позвоночника. Как позже подтвердила Комиссия Верховной Рады, В.Ющенко задолго до отравления страдал хроническими болями в области спины. А в ноябре 2004-го обращался за нейрохирургической консультацией в Международный центр нейрохирургии по поводу болей в спине. Отвечая на запрос комиссии, директор этого Центра сообщил, что В.Ющенко подвергся магнитно- резонансной томографии позвоночника – для установления наличия воспалительного процесса в позвоночнике, который потребовал «консервативного лечения».

Странно, что и сам В.Ющенко, и его близкие не поставили врачей клиники «Рудольфинерхаус» в известность о наличии тяжелых заболеваний у Виктора Андреевича. Почему? Вопрос так и остался открытым. Подтвердился ли позже диагноз, который поставили врачи клиники «Рудольфинерхаус» сразу после прибытия пациента?
Н.Корпан: «Поставленный диагноз полностью подтвердился, за исключением болевого синдрома и симптомов заболевания кожных покровов...»

Л.Вике: «Да, диагноз подтвердился. Правильность диагноза подтверждается результатами лабораторных исследований и определением диагноза врачами-консультантами. Фамилии этих врачей названы в медицинском отчете. Это проф. университета доктор Цимпфер, проф. университета доктор Х.Бындер, доктор Андорфен, доктор Й.Сцымак, доктор А.Мыхытч, доктор Е.М.Кокошка, проф. университета М.Црунек, доктор университета А.Нойхольд, проф. университета доктор Н. Корпан и я».

М.Цимпфер: «Диагноз подтвердился на основании результатов проведенных исследований, особенно анализов образцов крови, эндоскопии. Вместе с тем речь идет о диагнозе, при котором причины возникновения симптомов болезни не были определены».

Можно смело констатировать: «официальное» медицинское заключение клиники «Рудольфинерхаус», озвученное лечащим врачом Н.Корпаном 17 сентября, не является корректным с точки зрения допущения причин заболевания пациента (отравление ). Так кто же пожелал, чтобы официальная версия клиники с международной репутацией относительно сенсационного диагноза пациента была озвучена как можно раньше? 

На момент допроса врачи так и не могли точно установить причину заболевания В.Ющенко – это ясно показывают материалы Земельного суда. Впрочем, это не стало помехой для Н.Корпана, все таки озвучившего свою «личную» версию – об отравлении В.Ющенко.

В то же время основной диагноз заболевания В.Ющенко – панкреатит с «букетом» сопутствующих болезней, поставленный в австрийской клинике, был в полном объеме подтвержден украинскими врачами, проводившими судебно-медицинскую экспертизу.

Небезынтересно ознакомиться с выдержками из имеющихся чернового и «официального» вариантов диагнозов заболевания В.Ющенко (последний, напомним, озвученых Н.Корпаном без согласования с руководством «Рудольфинерхаус»):

«Официальный» диагноз от Корпана: «Діагноз, з яким пацієнт був доставлений, не підтвердився, тим самим передбачені заходи лікування, як, наприклад, знеболення та переливання крові, з медичної точки зору були не адекватними і могли б погіршити подальше протікання основного захворювання протягом наступних 24-72 годин настільки, що ризик летального результату зріс би до 80%. При такого роду захворюваннях пацієнти, як правило, підлягають багаторазовим хірургічним операціям з стаціонарним перебуванням в лікарні протягом від декількох тижнів до декількох місяців».

Черновик «официального» заключения Н.Корпана выглядел несколько иначе: «Диагноз, поставлен вне нашего дома, по которому больной переправлялся в больницу был совершенно инадекватен (неправильный по существу). Предусмотренное по этому диагнозу методы лечения как на пример обезболивание и переливание крови с медицинской точки зрения были противопоказанные и могли бы ухудшить дальнейшее течение заболевания кожи».

Процитировано – дословно. 

Вызывает удивление поразительная безграмотность врача Н.Корпана. Черновик медицинского заключения, составленный им почему то на русском языке – прямое свидетельство этого. Но «официальный» вариант медзаключения выглядит безупречно. И выполнен уже на украинском языке. Такие существенные различия могут свидетельствовать о том, что черновой русскоязычный вариант диагноза Н.Корпану преподнесли некие, оставшиеся вне поля зрения следствия, лица из окружения В.Ющенко.  Была ли угроза жизни?
Н.Корпан: «К моменту прибытия пациента в клинику вероятность летального исхода в случае не применения необходимой терапии и принимая во внимание сложную форму панкреатита была очень высокой - около 80 %.

Критическим моментом, который действительно был угрожающим для жизни пациента, была дата 7 октября 2004 года, когда начался сильный болевой синдром в спине. Этот синдром был не типичным, симптомы не могли быть объяснены таким заболеванием, как миозит».

Л.Вике: «Вероятность летального исхода при такой форме панкреатита составляла 10-20 %. На протяжении пребывания пациента в клинике меня не информировали о фактах угрозы жизни пациента».

М.Цимпфер: «Пациент был тяжело больным, но я не думаю, что его жизни угрожала опасность. Вместе с тем следовало побаиваться ухудшения его состояния.

Критическим моментом, который действительно был угрожающим для жизни пациента, была дата 7 октября 2004 года, когда начался сильный болевой синдром в спине. Этот синдром был не типичным, симптомы не могли быть объяснены таким заболеванием, как миозит.

Обратите внимание на интересную деталь: не смотря на то, что оценка угрозы жизни пациента В.Ющенко разительно отличается у Николая Корпана (вероятность летального исхода – около 80%) и Михаэля Цимпфера («…не думаю, что его жизни угрожала опасность…»), вторая часть ответов независимых профессоров совпадает – буква в букву: «Критическим моментом, который действительно был угрожающим для жизни пациента, была дата 7 октября 2004 года, когда начался сильный болевой синдром в спине. Этот синдром был не типичным, симптомы не могли быть объяснены таким заболеванием как миозит».

Не правда ли, удивительно? Кризис наступил 7-го октября, а всего через двое суток – 10-го октября В.Ющенко выписался из клиники и включился в президентскую гонку. А чем объясняется столь удивительная согласованность (до запятой) в ответах двух медиков суду? Что стоит за подобной «синхронизацией» показаний? И почему профессор Л.Вике, отдавший клинике «Рудольфинерхаус» 25 лет жизни, и в силу своего служебного положения обязанный быть в курсе всего, что происходит на ее территории, показал: «на протяжении пребывания пациента в клинике меня не информировали о фактах угрозы жизни пациента». Почему Н.Корпан и Л.Цимпфер держали коллегу в неведении? 

Небезынтересно, что Н.Корпан допрашивался 23 ноября, а М.Цимпфер – 25-го, то есть два дня спустя. И вполне мог узнать от коллеги перечень и суть задаваемых вопросов. Что побудило австрийского медика слово в слово, как под диктовку, повторить версию Корпана о событиях 7-го октября, когда В.Ющенко, выражаясь языком медицинских работников, «стали терять»? Имел ли Ющенко аллергию или болезни, которые могли обостриться посредством употребления определенных препаратов или продуктов питания?
Н.Корпан: «Относительно этого мне ничего неизвестно».

Л.Вике: «Мне неизвестно, имеет ли Виктор Ющенко аллергию на какие-то продукты питания. Форма панкреатита, которая была диагностирована у пациента, могла быть вызвана отравлением продуктами питания, преимущественно несвежим мясом, рыбой, большой концентрацией алкоголя и стрессом, вирусами или камнями в желчном пузыре».

М.Цимпфер: «Относительно этого мне ничего неизвестно».

Вызывает удивление факт, что медикам на момент допроса (после более чем двухмесячного лечения пациента) неизвестно, имел ли В.Ющенко аллергию или болезни, которые могли дать осложнения из-за употребления медпрепаратов или продуктов питания. Обычно такие детали устанавливаются сразу при поступлении больного в медучреждение и перед назначением курса лечения. Ведь ошибка могла иметь тяжелые и даже необратимые последствия. Как лечили Ющенко
Н.Корпан: «…После получения результатов первых лабораторных исследований был подтвержден диагноз о наличии панкреатита сложной формы, рефлекс-эзофагита, гастрита сложной формы с возможной язвой желудка, левостороннего проктоколита сложной формы, нетипичного полисигментарного заболевания кожных покровов; периферического пареза и левостороннего отита сложной формы. В соответствии к поставленному диагнозу пациент проходил инфузионную терапию - 4 литра жидкости в день. Круглосуточно он получал противовоспалительные препараты, спазмолитики и обезболивающие комбинации антибиотиков внутривенно, проходил антивирусную терапию внутривенно, внутривенную грмонотерапию в сочетании с различными мазями локального назначения. Потом профессором Экертом и профессором Цимпфером была проведена обезболивающая мышечная инфильтрация и ликвидация боли в спине. Несколько дней после этого пациент ничего не ел. Ему была назначена локальная гипотермия, а именно пузыри со льдом на живот».

Позже: «Наблюдалось противодействие организма применяемой терапии. Именно поэтому анестезиологами было применено специальную антиболевую помпу, через которую вводилось обезболивающее средство (суфента) максимальною количество — до 6 мл. в час. Однако состояние пациента не улучшалось. В отделе интенсивной медицины проф. университета Стефаном Капралом был вставлен эпидуралъный катетер (для эпидуральной анестезии). Но состояние пациента не улучшилось и после этого. После этого, проф. университета Стефан Капрал сделал и ввел смесь всех известных медицине обезболивающих средств. После этого состояние пациента начало улучшаться».

Л.Вике: «…пациент принимал большие дозы антибиотиков и кортизона, сильнодействующие обезболивающие средства, прошел курс обезболивающей терапии».

М.Цимпфер: «На протяжении своего первого пребывания в клинике пациент проходил инфузионную терапию. В первую очередь усилия были направлены на лечение герпеса. После этого были назначены антибиотики для уничтожения бактерий. В это время пациент не принимал никакой пищи и получал курс локальной терапии кожных покровов. На основе этого было улучшено состояние функционирования печени и слизистых желез брюшной полости».

На протяжении второго пребывания в клинике на первом месте были проблемы кожного покрова и болей в спине. Сначала была предпринята инфильтрация спины, но это оказалось безрезультатным, боли в спине усиливались. Именно поэтому я счел необходимым ввести опиумное вещество через центральную вену. Благодаря этому пациент находился в сознании. Эта терапия для обезболивания может быть сравнена только с терапией после перенесения очень тяжелой операции или в случае травмирования при несчастном случае. Потом я провел эпидуральную анестезию (катетер между лопатками). Благодаря этому боль начала постепенно уменьшаться…»

Вопрос: так от чего на самом деле лечили В.Ющенко? От панкреатита или герпеса? Даже в в описании превентивных мер оказания медицинской помощи пациенту показания двух лечащих врачей радикально разнятся. И никакой конкретики в ответах при описании медикаментозной составляющей лечения. Может, врачи уверены, что следствию это неинтересно? И оно – следствие, все равно не разберется с терминологией? А может, врачи умышленно избегали конкретики в ответах? Об асимметрии лица: так был или не был кортизон?
Н.Корпан: «Асимметрия лица пациента появилась спустя несколько дней с момента его первого прибытия в клинику. Это еще один из симптомов инфаркта. На основании неврологических симптомов появилось подозрение на наличие апоплексии. Сразу же после этого была проведена компьютерная томография черепа. Возможность апоплексического удара была исключена. Не подтвердилась и версия относительно возможного инфаркта сердца».

М.Цимпфер: «Я считаю этот вопрос не совсем точным, поскольку у каждого человека наблюдается асимметрия лица. Могу сказать, что у пациента наблюдались припухлости определенных участков лица. Этот факт не мог быть вызван таким веществом как кортизон, поскольку пациент не принимал этого вещества».

Л.Вике: «Да, насколько мне известно, у него была обнаружена асимметрия лица. Этот диагноз был подтвержден доктором Корпаном, доктором Цимпфером и неврологом доктором Бипдером. Причиной этого могло быть воспаление нерва. Панкреатит приводит к ослаблению иммунной системы. Именно поэтому и не исключена возможность воспаления лицевого нерва при наличии заболевания, вызванного вирусами и бактериями. Насколько мне известно, у пациента была диагностирована одна из форм герпеса. Можно предположить, что эта инфекция вызвала воспаление лицевого нерва. По моему мнению, припухлость лица пациента можно пояснить употреблением кортизона. Мне неизвестно, какое именно лечение было назначено пациенту для устранения асимметрии лица. Напомним, что в предыдущем ответе Л.Вике заявил:»… пациент принимал большие дозы антибиотиков и кортизон».

Так применялся или нет препарат кортизон? Доктор Вике утверждает – да, применялся. Доктор Цимпфер категорически заверяет, что нет. Между тем, о применении кортизона при лечении В.Ющенко вопрос следствием не ставился. Но очевидно, что эта тема сильно тревожит Цимпфера, и он считает крайне важным засвидетельствовать: кортизона не было на всех этапах лечения будущего Президента Украины.

Почему медики, вводившие в организм В.Ющенко десятки различных лекарств и лекарственных смесей, «зациклились» на упоминании кортизона? Ответ на этот вопрос наверняка известен не только Корпану и Цимпферу, но и их коллегам, знакомым с клиникой воздействия этого препарата на человеческий организм. Ответ – за ними.

Справка: кортизон (Cortisone), химическое название: 17,21-Дигидроксипрегн-4-ен-3,11,20-трион; фармакологическая группа: глюкокортикоиды. Характеристика: белый или белый с желтым оттенком кристаллический порошок. Практически нерастворим в воде, мало растворим в спирте. Фармакологическое действие - противовоспалительное, противоаллергическое, иммунодепрессивное. Стимулируя ферментные системы печени, активирует глюконеогенез и повышает концентрацию глюкозы в крови. Увеличивает распад белков. Повышает содержание жирных кислот в крови. Максимальная выраженность биологического действия отмечается через 20–48 ч.

Применение: острая надпочечниковая недостаточность, анафилактический шок, ринит, артриты, коллагенозы, ревмокардит, бронхиальная астма, дерматиты, хронический активный гепатит, гепатонекроз, лимфома, рак молочной железы, рак предстательной железы. 

Противопоказания: Гиперчувствительность, инфаркт миокарда, сердечная недостаточность, артериальная гипертензия, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, остеопороз, сахарный диабет, вирусные и грибковые заболевания, туберкулез, нарушения функций печени и почек. 

Побочные действия: отеки, сердечная недостаточность, аритмия, язвенные поражения слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта, остеопороз и спонтанные переломы костей, аллергические реакции. Брали ли участие в постановке диагноза пациента и его лечении не сотрудники клиники?
Н.Корпан: «На основании нетипичного течения болезни и сопротивляемости организму к терапии, были привлечены другие специалисты, не являющиеся сотрудниками клиники. Мы обращались к специалистам института Судебной медицины, института Фармакологии, университета г. Росток (см. результаты проведенных исследований) и института вирусологии. В институте Судебной медицины были проведены исследования образцов крови и мочи пациента а также образцов ногтей для выявления ядов и тяжелых металлов. Но данные экспертизы оказались безрезультатными. Из института Фармакологии мы получили перечень возможных причин возникновения заболевания (интересно – каких именно? – ред.). Институтом Вирусологии был проведен тест на выявление вирусов. Выявление возможных вирусов из примерно 1000 известных на сегодня было невозможным из-за организационных причин. В результате проведения исследования образцов крови было выявлено семь вирусов. Вопрос в том, именно ли вирусами обусловлены все симптомы данного заболевания».

Л.Вике: «…врачи Клиники обращались за помощью к университетскому доктору Граннингеру».

М.Цимпфер: «Да, к постановке диагноза были привлечены невролог проф. Биндер, а также дерматологи доктор Кокотка и проф. Пехамбергер. Позже исследование образцов крови пациента для выявления химических субстанций проводил проф. Викудилик из Института судебной медицины. В результате этих исследований не было обнаружено никаких токсических веществ. Вместе с тем был составлен перечень веществ, которые не могли быть выявлены».

Как видно из ответов, три профессора называют абсолютно разных «привлеченных» специалистов и ведомства. Менее всех о происходящем осведомлен доктор Вике, чей высокий пост в «Рудольфинерхаус» - Председательствующий совета врачей – обязывал его быть в курсе всего, что происходило в клинике. Младшие коллеги – в частности, Н.Корпан, не ставили в известность Л.Вике о предпринимаемых ими шагах? Похоже, не в курсе инициатив Н.Корпана и коллега М.Цимпфер, упомянувший лишь «общее» в показаниях с Корпаном учреждение – Институт судебной медицины. Если это так, то поведение Н.Корпана не может не вызывать дополнительных вопросов. Так было ли отравление?
Н.Корпан: «На сегодняшний день нет результатов исследования, экспертиз, которые определили точные причины заболевания».

Л.Вике: «К сегодняшнему моменту – нет».

М.Цимпфер: «Для нас, врачей, обстоятельства заболевания были тревожными, поскольку мы были не в состоянии установить причины заболевания, а лишь установить диагноз. Именно поэтому мы не исключали такой возможности».

Вике – категоричен: отравления не было. Ответы Корпана и Цимпфера – уклончивы: ни да, ни нет. Но ведь версия отравления давным давно ими озвучена!

Интересно, что М.Цимпфер заявил, что профессор Викудилик, проводивший лабораторные исследования на предмет выявления в крови В.Ющенко химических веществ, определил перечень субстанций, которые не могли быть обнаружены. М.Цимпфер покривил душой: в сообщении профессора Викудилика такой перечень вообще отсутствует.

Характерная деталь: в протоколах допроса Цимпфера прослеживается явное нежелание конкретизировать ответы. Профессор старательно ссылается на украинского коллегу и «переадресует» вопросы к Корпану везде, где это возможно. Вопрос: почему? Что смущает доктора Цимпфера?  Версия отравления озвучена. Как это было
Вопрос: различные пояснения относительно 16.9.2004 года. Было ли согласовано Советом врачей, соответственно с руководством клиники «Рудольфинерхаус», высказанное Вами 16.9.2004 года предположение относительно данного заболевания?

Н.Корпан: «Написание чернового варианта диагноза пациента было согласовано с руководством клиники «Рудольфинерхаус». Как врач данного пациента, я получил поручение написать сокращенное медицинское заключение. Но данное первичное медицинское заключение я никому не предоставлял. Насколько я помню, то я даже не давал копию этого документа пациенту».

Л.Вике: «Нет».

М.Цимпфер: «Черновой вариант не был согласован с руководством клиники. Он был написан профессором. Корпаном. За разъяснениями относительно медицинского отчета, который был подписан только господином Корпаном, обращайтесь к нему. При особенных условиях клиника «Рудальфинерхаус», которая является учреждением стационарного лечения, заключает с пациентом, его врачом и больницей соглашение».

Так кто и зачем лжет? Судья в растерянности: «Как же тогда понимать два документа от 19.09.2004 года составленные соответственно проф. университета доктором Вике, проф. университета доктором Цимпфером и проф. университета доктором Корпаном, которые назывались медицинскими отчетами?»

Ответ на этот вопрос дают следующие пояснения допрашиваемых:

Н.Корпан: «После внесения изменений и дополнений к черновому варианту первого медицинского отчета профессором университета доктором Цимпфером и профессором университета доктором Вике был составлен медицинский отчет 16.09.2004 года. В этот документ из моего варианта было включено всего несколько абзацев.

Л.Вике: «Черновой вариант был написан доктором Корпаном, который и был подписан только им. 19.9.2004 года я вместе с профессором Цимпфером внесли изменения и дополнения к черновому варианту, подписали его и передали пациенту. Внесение изменений считали необходимым, поскольку высказывание, что «такое общее состояние организма могло быть вызвано вирусной инфекцией и химическими веществами, которых нет в продуктах питания» не нашло своего 100% подтверждения».

М.Цимпфер: «Я внес изменения и дополнения к черновому варианту первого медицинского отчета, написанного профессором Корпаном и после этого подписал его. Этот документ является официальным документом клиники».

То есть, Н.Корпан, лечащий врач В.Ющенко, самовольно высказал на пресс-конференции свою собственную (или кем-то «подсказанную») версию об отравлении кандидата в украинские Президенты? Мнением австрийских коллег – официальным мнением «Рудольфинерхаус» - украинский врач сознательно пренебрег. 

Как объяснить такое поведение? Мотив мог быть только один – политический. Тогда «высшая целесообразность» поступка Н.Корпана вполне объяснима. Тем более, если учесть, что сенсационное заявление прозвучало между первой и второй госпитализацией Ющенко, в самый разгар политического противостояния на Украине. Диагноз после выписки – все таки панкреатит!
Н.Корпан: «Первый раз пациент был выписан 18.9.2004 года… 25.9.2004 года я вылетел в Киев. 27.9.2004 года в 6.30 я отобрал у пациента образец крови и в 8 часов утра вылетел обратно в Вену. Образец крови я сразу после прибытия направил в лабораторию. Поскольку результаты анализов были очень плохими, я обсудил с коллегами, в частности с профессором Цимпфером, необходимость стационарного лечения В. Ющенко в клинике. 30.9.2004 года Ющенко прибыл в клинику. Выписан он был 10.10.2004 года.

Л.Вике: «Пациент был выписан 10.10.204 года с диагнозом, который соответствовал диагнозу, поставленному после прибытия пациента в клинику».

М.Цимпфер: «Диагноз, поставленный сразу после прибытия пациента в клинику, совпадал с диагнозом перед его выпиской из клиники».

Как видно из ответов австрийских медиков, официальный диагноз «Рудольфинерхаус», занесенный в историю болезни В.Ющенко, с которым он покинул клинику – панкреатит, осложнения и т.д. Украинский врач от прямого ответа судьи вновь уклонился. 

Странно, но сразу после того, как последним был допрошен доктор Цимпфер – лечащий врач Ющенко полетел в Киев. Не ждал ли Корпан результатов допроса М.Цимпфера? Очевидно, что без полного объема информации по результатам проведенных следственных действий, в Киев он лететь не мог? Когда речь идет об отравлении президента государства, «мелочей» в материалах следствия быть не может. Интересно, задавала ли Генеральная прокуратура эти вопросы Н.Корпану? Не менее интересной представляется информация, с кем еще, помимо пациента Ющенко, в Киеве встречался его лечащий врач. Что потребовало его длительного пребывания в столице Украины? Ведь согласовать с пациентом дату сдачи анализа крови, за которым, если верить Н.Корпану, он и прилетал в Киев, ничего не стоило заранее – по телефону. Почему бы не предположить, что Н.Корпан, пребывая в Киеве, преследовал, помимо врачебных, иные цели? Например, проинформировать окружение В.Ющенко о позиции Генпрокуратуры Украины, сути и направленности интересующих ее вопросов, поведении и ответах австрийских врачей? Возможно, время понадобилось и для того, чтобы согласовать с «заинтересованными» лицами тактику дальнейших действий по «освещению» болезни Виктора Андреевича. О биологическом оружии
Вопрос: пришли ли врачи клиники «Рудольфинерхаус» к заключению о том, что заболевание Виктора Ющенко имело странное течение, неизвестное медицине, в период с 10 по 18 сентября 2004 года и в период с 30 сентября по 10 октября 2004 года? Возникло ли у врачей подозрение относительно того, что речь идет о веществах, которые являются составной частью биологического оружия?

Н.Корпан: «Такое подозрение обусловлено тем, что течение болезни было не типичным, несмотря на проведение длительной терапии… Это подозрение появилось не на основании результатов исследований, медицинских экспертиз, а на основании обстоятельств, а именно состояния пациента, который имел сильный болевой синдром, несмотря на длительную терапию. Кроме того, это подозрения подтверждал факт покраснения кожных покровов тела пациента. Следующий факт - это сопротивление организма к терапии и нетипичное течение болезни. Подчеркну, что характер течения болезни пациента был очень нетипичным, несмотря на тот факт, что пациент проходил курс современнейшей интенсивной терапии. После такой терапии при диагнозе панкреатит сложной формы, на 10-14 день (самое позднее) начинается улучшение состояние пациента. Однако по истечению этого промежутка времени, результаты анализов были неудовлетворительными. Неудовлетворительными были показания работы печени, было зафиксировано воспаление, такое как амилаза и липаза, но ни одно из известных заболеваний не могло быть диагностировано».

Л.Вике: «Об этом мне ничего неизвестно. Ответы на эти вопросы могут дать Корпан и Цимпфер. Относительно болей пациента в спине и нетипичного течения болезни мне ничего неизвестно».

М.Цимпфер: «Мы не можем установить причины заболевания пациента. Данное заболевание характеризуется комплексом симптомов, которые очень редко сочетаются. На этом основании и на основании обстоятельств данного заболевания, а также высказанных предположений относительно возможности отравления лицами из окружения пациента, мы сделали заключение, что факт отравления действительно мог иметь место».

Полная неизвестность причин, вызвавших болезнь В.Ющенко, не стала препятствием для лиц из его окружения, публично заявивших о возможном применении некоего «биологического оружия». Кто взял на себя смелость и ответственность «вбросить» эту скандальную гипотезу – интересный вопрос для следствия. Вначале – публичное заявление об отравлении. Позже обстановку искусственно накаляют и к версии, не нашедшей к тому времени никакого документального подтверждения, добавляется новая - о применении против В.Ющенко биологического оружия. Столь серьезные обвинения вызывают бурю возмущения в рядах его сторонников на Украине. Между тем врачи «Рудольфинерхаус», в том числе и сам Н.Корпан, не торопятся признать себя авторами скандальной версии, осознавая всю тяжесть персональной ответственности. В свете этого интересно сопоставление ответов еще на один вопрос, связанный с возможным отравлением и применением против В.Ющенко биологического оружия.
Вопрос: получили ли врачи клиники «Рудольфинерхаус» от пациента письменное разрешение на проведение исследований и лечения специалистами в области отравляющих веществ и биологического оружия?

Н.Корпан: «Да, доктор Ющенко дал мне и доктору Цимпферу разрешение на привлечение таких специалистов. Это разрешение прилагается к истории болезни. Кроме того, была задействована группа врачей данной специализации из штата Виржиния США. Исследования ими еще проводятся. Профессор Цимпфер вел переговоры с учреждениями такой специализации из других стран, но мне про этого больше ничего неизвестно».

Л.Вике: «Да, такое разрешение от 7 октября 2004 года было дано профессору Цимпферу и доктору Корпану. Речь идет не об официальном запросе, а о запросе двух врачей».

М.Цимпфер: «Да, мы получили такое разрешение. Оно находится в истории болезни… В частности, имело место обращение о предоставлении помощи к институтам в США, Израиле и России. Но я не могу сказать ничего конкретного относительно этого, поскольку контакты устанавливали представители пациента. Не ничего неизвестно о результатах переговоров.

Получается очередная неувязка: Корпан помнит о привлеченных из США специалистах (о более, чем активной позиции США в период украинских президентских выборов писали многие СМИ) и о Цимпфере, который с кем-то вел переговоры, не ставя в известность лечащего врача В.Ющенко (!). Сам Цимпфер уверяет, что никого не привлекал, но слышал, что этим занималось некие «представители пациента». Которые, в свою очередь, обращались в США, Израиль и Россию.

Результаты усилий неназванных людей Цимпферу также неизвестны.

И только доктор Вике предельно краток и точен: «Речь идет не об официальном запросе, а о запросе двух врачей». Почему от этой проблемы устранилась клиника «Рудольфинерхаус», Л.Вике сказать не пожелал.  О «представителях пациента»
Вопрос: были ли в клинике какие-либо другие граждане Украины? Известны ли Вам их фамилии и цель их пребывания в клинике? 

Н.Корпан: «На то время среди пациентов не было граждан Украины, которые проходили бы лечение в клинике. Виктора Ющенко в клинике проведывали представители посольства и члены парламента. Более детальной информацией по этому поводу я не владею».

Л.Вике: «Личный уполномоченный по вопросам безопасности - Евгений Червоненко постоянно находился в клинике. Руководитель избирательного штаба Ющенко - Порошенко не постоянно находился в клинике, а время от времени навещал его. Переводчик - Алла Якименко. Валтер Комарек - член избирательного комитета поддержки доктора Ющенко».

М.Цимпфер: «В клинике находились представители В.Ющенко и переводчик. Позже в клинике находились члены делегации парламентской комиссии по расследованию данного дела. По согласованию с пациентом я дал ответы на вопросы представителей парламентской комиссии.по расследованию данного дела. После этого среди пациентов не было граждан Украины».

Остается воздать должное прямоте профессора Л.Вике. 

Ответ самого Н.Корпана сделал бы честь руководителю большевистского подполья: ни одной фамилии им названо не было. Между тем, именно Н.Корпан активно сотрудничал с окружением Виктора Андреевича, которое его давно и хорошо знало.

Добавим, что протокол допроса Л.Вике отличается от остальных лишь одним вопросом, заданным только ему: «Угрожали ли Вам во время лечения указанного пациента?» - «Меня настойчиво просили воздержаться от проведения пресс-конференции 29 сентября 2004 года. Тогда уполномоченный по вопросам безопасности сообщил мне, что какая-то Нью-Йоркская адвокатская компания имеет интерес в этом деле и проведение пресс-конференции может иметь для меня лично определенные последствия. Позже я получил анонимный звонок. Человек говорил на английском языке, назвал меня своим другом и сообщил, что я должен остерегаться за свою жизнь. Больше он ничего не дополнил». На той пресс-конференции Л.Вике опроверг версию об отравлении В.Ющенко, распространенную Н.Корпаном…

Остается напомнить, что позже «несговорчивый» Л.Вике, стоически защищавший свою честь и международный авторитет «Рудольфинерхаус», был отстранен от должности владельцами клиники. Но подал в суд на работодателей, необоснованно его уволивших. Которым ничего не оставалось, как заключить с принципиальным медиком мировое соглашение, и восстановить на работе в прежней должности.  После внимательного изучения свидетельских показаний персонала клиники «Рудольфинерхауз» можно сделать неутешительные выводы:
Относительно обследования и лечения:

- во время нахождения в сентябре- октябре 2004 года В.Ющенко в венской клинике "Рудольфинерхаус" ему предоставлялось не надлежащее лечение и обследования;

- врачам клиники не были предоставленные необходимые медицинские данные, как об обследовании и лечении В.Ющенко в Украине в период с 6 по 9 сентября, так и об истории предыдущих (хронических) его заболеваний, которые безусловно не оказывали содействие в исследовании причин некоторых выявленных в клинике заболеваний. В частности, относительно болей в спине, которые "натолкнули" Цимпфера на версию о применении против Ющенко биологического оружия. Как выяснено следственной комиссией Верховной Рады Украины, В.Ющенко и раньше страдал обострениями хронической болезни спины. В.Ющенко в ноябре в этом году обращался за нейрохирургической консультацией к Международному центру нейрохирургии по поводу боли в спине. На запрос комиссии директор этого центра сообщил, что выполненная магнітно-резонансна томография позвоночника дала основания к установлению факта наличия воспалительного процесса в позвоночнике, который нуждается в консервативном лечении. Инфекция могла быть занесена австрийскими врачами при введении катетеров.

- Ни Цимпферу, ни Корпану, ни.Віке не известно, или и имел пациент аллергию или болезни, которые могли обостриться из заупотребление определенных препаратов или продуктов питания.

- Пациенту не проведенные все необходимые обследования. В частности, как свидетельствует Цимпфер, во время повторного лечения не исследовался желудок и кишечник. И это в тот момент, когда речь шла о симптомах отравления!

- На протяжении трех месяцев врачи не имели, а возможно. и до сих пор не имеют всех результатов лабораторных исследований.

Относительно диагноза:

- официальный медицинский отчет клиники "Рудольфінерхаус" относительно заболевания В.Ющенко сделан преждевременно, под давлением некоторых сторонников версии об отравлении, и в нем есть не совсем корректные с медицинской точки зрения предположения относительно причин заболевания;

- есть обоснованные сомнения, как в необходимости медицинского отчета, когда не были проведенные все исследования, так и в его официальности. Как известно, Н.Корпан 15 сентября 2004 г. по настоянию А.Зинченко изготовил свой вариант медицинского отчета, который был 17 сентября 2004 г. обнародован и стал основанием для выдвижения официальных обвинений в совершении покушения на жизнь В.Ющенко. Цимпфер и Л.Вике на допросах в судебном заседании называют вариант Корпана "черновым", который был скорректирован ими и стал "официальным", но под тем же регистрационным номером и той же датой, хотя, как теперь стало известно этот отчет был изготовлен и подписан 19 сентября 2004 p.;

- по состоянию на 25 ноября врачи "Рудольфинерхаус" не могли установить причины заболевания пациента. Но на основании высказанных лицами из окружения пациента предположений относительно возможности отравления Ющенко, врачи сделали вывод, что факт отравления действительно мог иметь место;

- основной диагноз заболевания В.Ющенко "панкреатит" и сопутствующие диагнозы, выставленные в венской клинике, в полном объеме подтверждены украинскими врачами, которые проводили судебно-медицинскую экспертизу, и выводы которой до этого времени никем не опровергнуты;

- Ни Л.Вике, ни Н.Корпан, ни .Цімпфер не объяснили суда причину и необходимость заявления клиники "Рудольфінерхаус" по поводу предположений о применении к В.Ющенко биологического оружия, а проведенной в Украине судебно-медицинской экспертизой установлено, что таких оснований вообще не было;

на главного врача клиники "Рудольфінерхаус" совершалось давление лицами из окружение В.Ющенко по поводу его принципиальной позиции относительно отсутствия объективных данных об отравлении кандидата в Президенты Украины. В дальнейшем Л.Вике даже был уволен из клиники;

- показание врачей свидетельствуют о достаточно высокой вероятности того, что версия об отравлении В.Ющенко вообще и диоксинами в частности - надумана.

Относительно противоречий в показаниях допрошенных свидетелей:

- М.Цимпфер заявил суду об отсутствии предыдущего диагноза заболевания В.Ющенко, выставленного в Украине к госпитализации в клинике "Рудольфинерхаус". Вместе с тем, как в "официальном" медицинском отчете клиники, подписанном им, так и в "черновом" варианте Н.Корпана указано обратное. ("Диагноз, с которым пациент был доставлен, не подтвердился, тем самым предусмотренные мероприятия лечения, как, например, обезболивание и переливание крови, с медицинской точки зрения были не адекватными и могли бы ухудшить дальнейшее протекание основного заболевания на протяжении следующих 24-72 часов настолько, что риск летального результата возрос бы до 80%. При такого рода заболеваниях пациенты, как правило, подлежат многоразовым хирургическим операциям со стационарным пребыванием в больнице на протяжении от нескольких недель до нескольких месяцев", и "Диагноз, поставлен вне нашего дома, по которому больной переправлялся в больницу был совершенно инадекватен (неправильный по существу). Предусмотренное по этому диагнозу методы лечения как на пример обезболивание и переливание крови с медицинской точки зрения были противопоказанные и могли бы ухудшить дальнейшее течение заболевания кожи");

- М.Корпан утверждает, что свой вариант медицинского отчета относительно заболевания В.Ющенко он подготовил по доверенности руководства клиники, с которым его согласовал. Л.Вике и М.Цимпфер возражают и объясняют, что к "черновому" варианту Корпана не имеют никакого отношения;

- Корпан объяснил суду, что свой "черновой" вариант медицинского отчета относительно заболевания В.Ющенко никому не давал, а Л.Вике объяснил, что отчет Корпана был репрезентован в украинских СМИ, что подтверждается имеющимися материалами. В том числе свидетельствами на парламентской временной следственной комиссии А.Зинченко, который ссылается на Корпана, как на лицо, которое передало ему указанный медицинский отчет;

- Корпан и Цимпфер утверждают, что в результате проведенного исследования и компьютерной томографии у Ющенко были выявлены нарушения работы слизистых желез брюшной полости. Вместе с тем, доктор Л.Вике свидетельствует, что он делал компьютерную томографию органов брюшной полости, результатов которой не было получено;

- М.Цимпфер удостоверил, что В.Ющенко был очень тяжело болен, однако его жизни не угрожала опасность. Вместе с тем в сообщениях, сделанных М.Цимпфером и Н.Корпаном для печати, в сентябре и декабре 2004 года и в марте 2005 года отмечалось о реальной угрозе жизни пациента;

- В своих показаниях на суде Корпан сообщил, что смертность в случае с Ющенко составляла 80 %, а в "черновом" медицинском отчете он отмечал этот процент, как 15%;

- М.Цімпфер объяснил суда, который во время первого пребывания В.Ющенко в клинике состояние его здоровья постоянно улучшалось, Корпан же утверждает на суде обратное;

- М.Цимпфер свидетельствует, что очень сильная боль в спине, на которую жаловался В.Ющенко, не имела объяснений ни с точки зрения интенсивной медицины, ни с точки зрения неврологии и не подходит к поставленному диагнозу. Вместе с тем, М.Цимпфер сообщил, что до этого времени нет результатовнекоторых исследований, а кроме того, в его распоряжении не было украинской истории болезни В.Ющенко;

- Л.Вике и М.Цимпфер удостоверили, что у В.Ющенко в сентябре- октябре 2004 года наблюдались припухлости определенных участков лица. Вместе с тем, Л.Вике утверждает, что это могло быть вызвано таким веществом как кортизон, который принимал В.Ющенко во время лечения в клинике. Цимпфер заявил, что пациент вообще не принимал такого вещества, а у Н.Корпана на суде этот вопрос вообще не выяснялся;

- Корпан заявляет, что вопросами привлечения к обследованию и лечению В.Ющенко специалистами в области применения биологического оружия занимался М.Цимпфер, который вел переговоры с соответствующими медицинскими учреждениями, а сам М.Цимпфер утверждает, что он к этому отношения не имел, так как этим занимались представители пациента;

- М.Цимпфер, подтверждая отрицательные результаты проведенных исследований образцов крови пациента на выявление химических субстанций, заявляет, что профессором Викудиликом, который проводил такие лабораторные исследования, определен перечень веществ, которые не могли быть выявлены. Такое заявление не соответствует действительности. В имеющемся сообщении Викудилика такой перечень отсутствует;

- Л.Вике объяснил, что ему известно о взятии биологических образцов у В.Ющенко 27 сентября 2004 года, когда пациент находился на амбулаторном обследовании в клинике, а М.Корпан заявил, что действительно 27 сентября 2004 года он брал такие образцы у В.Ющенко, но это происходило в г. Киеве!

- есть обоснованые сомнения в правдивости показаний М.Цимпфера о том, что ему не известные факты взятия в В.Ющенко образцов крови и мочи после его выписки из клиники, о чем суду дал пояснение Н.Корпан;

- обращает на себя внимание отсутствие в показаниях Корпана и Цимпфера сведений относительно систематического присутствия в клинике в известное время А.Якименко и В.Комарека, о чем свидетельствует Л.Віке, а усиленная активность указанных лиц в поддержке версии об отравлении и общении по этому поводу с некоторыми лицами из окружения больного подтверждается и другими источниками;

- так же обращает на себя внимание отсутствие в показаниях М.Цимпфера сведений о привлечении к обследованию и лечению В.Ющенко группы американских врачей, о чем свидетельствует суда М.Корпан;

Относительно невыясненных вопросов:

Во время допросов Л.Вике, Н.Корпана и М.Цимпфера не выяснен ряд важных вопросов, которые имеют непосредственное отношение к установлению всех обстоятельств, связанных с заболеванием В.Ющенко. 

В частности, относительно обстоятельств изготовления "официального" и "чернового" вариантов медицинского отчета клиники; Почему в "официальном" медицинском отчете клиники были высказанны предположения? 

Почему не было изготовлен медицинский отчет после выписки В.Ющенко из клиники 10 октября 2004 года?

Применялся ли препарат "кортизон"? Обращался кто-то из врачей клиники к австрийской полиции с сообщением о своем пациенте Ющенко В.А., ухудшение здоровья которого могло быть вызвано действиями криминального характера и если так, то кто и каким образом обращался, если нет, то чему не обращался? Из за каких организационных причин не удалось проявить вирусы в организме В.Ющенко? Не выяснены действия А.Якименко и В.Комарека, как и обстоятельства посещения клиники А.Зинченко в сентябре 2004 года; 

Становится очевидным, что на сегодняшний день доказательств отравления будущего президента Украины у следствия нет. Глубокие сомнения вызывают результаты исследований, проведеных на наличие диоксина в организме Ющенко нелицензированными лабораториями. Как и метод отбора образцов, способ транспортировки и обеспечение их неприкосновенности на пути от больного к лаборатории. И что самое главное – их принадлежности именно Виктору Ющенко.