"Палочка - выручалочка" в руках прокуратуры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Русский курьер", origindate::14.05.2004

"Палочка - выручалочка" в руках прокуратуры или спасайся, кто может

Константин Агарков

Ситуация. Человек идет по улице или сидит в ресторане, к нему подходят люди и предъявляют ему постановление о производстве ареста. Растерявшись от неожиданности, человек начинает бессвязно задавать вопросы: За что? Я хочу позвонить своему адвокату. Где санкция суда? Огласите мне мои права. Все это бесполезно. Считайте, что у него нет никаких прав. Человека обыскивают, надевают наручники, куда-то увозят, зачастую избивают.

Другой эпизод. Человек находится дома в кругу семьи, отмечая день рождение сына или внука. Гости веселятся, дарят детишкам подарки. Звонок в дверь прерывает веселье. Пришли люди в штатском - следователи прокуратуры.

Зачитывают постановление следователя о производстве обыска. Тут же появляются понятые (как правило, люди временно находящиеся в столице на заработках). Оказывается, следователи постоянно возят их с собой. И начинаются следственные действия. При этом людям с применением силы запрещают звонить адвокатам, а уж если вдруг адвокаты все-таки появляются, то их просто не пускают под разными поводами.

Что это? Эпизод исторического фильма о Берии и НКВД, сценарий голливудского детектива или может быть первоапрельская шутка. К большому сожалению нет.

Это эпизод реальной жизни в России в 21 веке - новый аспект нашей современной жизни. Жизни, в которой человек чувствует свою абсолютную незащищенность ни со стороны закона, ни со стороны власти. Это относится ко всем социальным категориям. Будь то бизнесмен, чиновник, студент или кто бы-то не был. Все зависит от того, кто и за сколько тебя "заказал". Речь в статье идет не об убийцах и бандитах, а о тех, кто живет обычной жизнью и не подозревает, что за ним установлена слежка и его в чем-то его обвиняют.

За каждой из этих историй стоят конкретные люди. Люди, которых знает вся страна. Люди, которые явно не заслужили такого отношения к себе со стороны государства, службе которому они отдали много лет.

Такими "важными" людьми обычно занимаются следователи генпрокуратуры (в генпрокуратуре есть даже целое управление следователей по особо важным делам). Эти следователи, обычно испытывают при этом не просто удовольствии от выполняемой работы, но и полное моральное удовлетворение. Перед ними сидят люди, которые еще вчера руководили большими трудовыми коллективами, занимали большие кабинеты, ездили на шикарных машинах со спецсигналами; а сегодня в "руках следователей" они выглядят явно подавленными и растерянными в маленьких прокуренных кабинетах в доме 2 на Техническом переулке, где расположено здание Генеральной прокуратуры Российской Федерации. Особенно действуют на них намеки на то, что домой они сегодня не пойдут, т.к. мерой пресечения для них будет содержание под стражей.

Согласитесь, это может подействовать на каждого. Воспользовавшись психологическим состоянием подозреваемого, следователи пытаются выведать у него как можно больше информации, постараются "разговорить" его. С одной стороны, вроде бы это и есть работа следователя-профессионала, которой его учили в институте и которую он делает изо дня в день. Но с другой стороны есть конституция РФ, статья 51 которой позволяет человеку не свидетельствовать против себя, есть презумпция невиновности. Есть масса других законов, которые призваны защищать свободу и равенство граждан, их честь и достоинство. Но это разве важно для тех людей, задача которых "разобраться с вами". Для них это только теория, которой они пользуются по своему усмотрению. Здесь они определяют, как пользоваться Конституцией и другими Законами, они определяют ваши права и обязанности. Здесь их "черное царство".

Для людей, попавших в эту "мясорубку" начинается новая жизнь, к которой они абсолютно не готовы. Допросы, унижения, предложения "договориться" или дать показания на кого-нибудь, "ковыряния" в вашей жизни, попытки скомпрометировать вас или ваших ближайших родственников и друзей. Во время обысков ведь в первую очередь изымают семейные фотоальбомы. Единственно, что можно было бы им посоветовать в такой ситуации, так это не бояться следователя. Никогда. Не бойтесь ни рассердить его, ни обидеть. Помните, что никаких добрых чувств он к вам не питает и питать никогда не будет.

Ваша участь зависит не от расположения к вам следователя, а только от вас самих. Ибо у него обратная задача относительно Вас.

Подобное действие генпрокуратуры вызывают ряд справедливых вопросов: - почему вначале человеку предъявляют обвинение, а уж потом начинают собирать доказательства. Логичнее было бы сделать наоборот; - почему следователи всегда так торопятся с обысками и арестами, что не успевают получить решения судов, как это предусмотрено законами? (и это притом, что наши суды, практически не задумываясь, выдают такие санкции); - почему прокуроры так легко "по заказу" возбуждают уголовные дела, а затем так же легко закрывают.

Общество хочет получить ответы на все эти вопросы. А те, кто об этом еще не задумывался, те думают, что уж они то точно живут по правилам и за ним не придут, как пришли к соседу по лестничной клетке. Не за что. Ошибка, которая погубила несколько десятков миллионов жизней в нашей стране в 1937-1939гг.

Тогда беда не обошла практически ни одну семью. А начиналось все практически так же незаметно, как сейчас. Не замечаете аналогий - разборки с нэпманами и НЭПом в целом - разборки с ЮКОСом и постоянные намеки на "следующих" бизнесменов, дело ученых, дело врачей трансплантологов. Сериалы только про "Ментов". Новости более чем на 50% состоят из уголовных происшествий и чрезвычайных ситуаций. Не задумывались почему? В обществе, в головах людей навязывается особая роль спецслужб.

Не думайте, что я принципиальный противник милиции, ФСБ, прокуратуры и др. спецслужб. Отнюдь. Они, безусловно, необходимы. Более того, я считаю, что они очень многое могли бы сделать в нашей стране с точки зрения развития демократии.

Но я принципиальный противник того, как прокуратура выполняет свою работу.

Их основной принцип - вседозволенность. Они не только не забыли основной тезис 1937г. - был бы человек, а статья найдется, но и развили его - был бы заказчик, а статью человеку подберем. Большинству работников генпрокуратуры присущи отсутствие культуры общения с людьми, отсутствие квалификации, использование незаконных методов ведения следствия, нарушение процессуальных норм. Кто же должен следить за законностью, кроме как прокуратура. А кто должен следить за законностью действий прокуратуры - тоже прокуратура!

Замкнутый круг. То есть жаловаться не действие следователя, если вас что-то не устраивает в его действиях, можно только вышестоящему начальству. Самый высокий уровень - жалоба на имя генерального прокурора. Угадайте, каков будет результат. Правильно - нулевой. Прокуратура же не унтер офицерская вдова, которая сама себя будет сечь. Она тщательно бережет свою "честь".

Им лучше упрятать за решетку десяток невиновных, чем один раз признаться в том, что следователи прокуратуры действовали неправильно. Ну, скажите, зачем депутатам государственной думы было несколько лет работать над принятием нового уголовного и нового уголовно процессуального кодекса, если следователи прокуратуры все равно их не выполняют и даже бравируют этим. В поправках УПК прямо записано, что личный обыск, обыск жилища, получение информации по банковским счетам, вскрытие банковских ячеек и, наконец, арест производятся только на основании решения суда. Ничего похожего в жизни не происходит. Как по мановению "палочки-выручалочки", имя которой - постановление следователя - передним ним открываются карманы и кошельки наших сограждан и иностранцев, получаются данные о наших с вами счетах в банках и инвестиционных компаниях, о содержании банковских ячеек. При этом, как правило, "страдают" еще и однофамильцы подозреваемых. Их счета и ячейки проверяются так, на всякий случай, за компанию. А вдруг и там что-нибудь есть. Пригодится.

Постановление следователя об аресте, об обыске и о выемке документов - действительно "палочки-выручалочки", перед которой открываются многие "врата" и "сокровищница Сезама". При этом следует заметить, что написать такую бумагу ничего не стоит, если чувствуешь полную безнаказанность.

Скажите, сколько вам, да и всем нам, т.е. обществу известно о случаях, когда за такую бумагу следователей наказывали хотя бы административно. Ответ - нисколько. А ведь это очень серьезный вопрос. Это вопрос опять же о наших гражданских правах и свободах. Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности - тяжкое уголовное преступление, предусмотренное ст. 299 УК РФ. Оно наказывается лишением свободы от трех до десяти лет. Сколько в стране осужденных за это. Ответ - ноль. И за это прокуратура будет биться не на жизнь, а на смерть. Это основа основ всей ее ежедневной деятельности.

Особенно хотелось остановиться на вопросе о новых тенденциях в коррумпированности генпрокуратуры. Конечно, взяточничество в системе прокуратуры существовало издавна. Но здесь речь не о простом мздоимстве, а о гораздо более опасном явлении для жизни страны, которое оказало исключительно негативное влияние на развитие и бизнеса и демократии в России.

В середине 90-х годов в стране происходило формирование и становление крупного и среднего бизнеса. Естественно это сопровождалось конкурентной борьбой, которая проходила как в цивилизованном русле, так и в форме "разборок", к сожалению, часто с нарушением законов, а еще хуже с отстрелом конкурентов. В этой ситуации правоохранительные органы, безусловно, были задействованы. Их роль состояла в том, чтобы пресечь незаконные методы борьбы с конкурентами, оградить бизнес от преступного мира. И только.

Однако наиболее "продвинутые" бизнесмены вовремя смекнули о тех безграничных возможностях, которые им сулит "дружба" с прокуратурой, и они сами того не зная "выпустили из бутылки страшного джина". С этого момента прокуратура превратилась в один из самых мощных и, надо сказать, довольно дорогостоящих методов борьбы с конкурентами.

Пальму первенства среди бизнесменов в этой области думаю, следовало бы отдать Владимиру Александровичу Гусинскому главному другу генпрокуратуры того времени, который первый "потер кольцо лампы Алладина", в результате чего у его конкурентов появилось множество проблем и в первую очередь проблем со "свободным пребыванием" в бизнесе. Наиболее яркий пример был связан с приватизацией государственного пакета акций ОАО "Связьинвест", составляющего 25%+1 акция. Интересантами выступили две группы инвесторов: одна представляла интересы Гусинского (в лице "Мост-банка"), Альфа-Банка и испанской "Телефоники", другая (кипрская компания "Мастком") представляла интересы Потанина и Дж. Сороса. Аукцион прошел абсолютно спокойно, прозрачно и законно 25 июля 1997г. Победила компания "Мастком", предложившая 1млрд.

875 млн. долл. США. И, несмотря на то, что формально к проведению аукциона не было никаких нареканий со стороны участников, в стране разгорелся серьезный скандал. Обиженными считали себя Гусинский и Березовский.

Естественно, к делу подключили и прокуратуру. Было сфабриковано уголовное дело - "дело писателей", которое, естественно ни чем не закончилось, но стоило постов многим высоким чиновникам того времени: Казакову А.И.  (первому заместителю руководителя администрации Президента), вице-премьеру и председателю Госкомимущества Коху А.Р., руководителю ФСДН - Мостовому П.П., председателю ФКЦБ Васильеву Д.В.

Следующим другом генпрокуратуры был Борис Абрамович Березовский, то же многого добившийся на ниве этой дружбы. Действительно, что может быть проще, чем возбуждение уголовного дела против назойливого конкурента. А раз есть уголовное дело да еще то, которое ведут "свои" следователи, то у соперника нет никаких шансов. Все их секреты сразу становятся известны, все их финансовые потоки на виду у конкурентов. При умении расправиться с ними ничего не стоит. Эта схема постепенно усовершенствовалась.

Усовершенствованный вариант применялся для отбора привлекательного бизнеса в случае, когда контрагент попадался несговорчивый и не хотевший отдавать созданный им бизнес. И в этом случае вступала в силу "палочка - выручалочка" - постановление следователя прокуратуры. Многие бизнесмены не решились продолжать борьбу в такой ситуации и уходили из бизнеса, которому отдавали все свои силы и талант. Но какое это имело значение, когда в стране происходило первоначальное накопление капитала, формирование олигархии.

Кому до этого было дело.

Таким образом, в формировании олигархических структур, одна из ведущих ролей была негласно отведена правоохранительным органам и в первую очередь - прокуратуре.

Прокуратура отвела себе так же особую роль и в процессе приватизации государственной собственности, хотя, конечно, до поры до времени ее ресурса хватало только на то, чтобы "крышевать" "нужных инвесторов". Это в первую очередь относилось к ее протеже того времени - группе "Роспром".

Воспользовавшись несовершенством законодательства о  приватизации, молодые и очень предприимчивые Ходорковский и Лебедев разработали очень элегантную схему приобретения государственной собственности. Суть ее заключалась в том, что победитель конкурса, мог до выполнения своих обязательств по инвестиционной программе, практически сразу без согласия государства перепродать пакет акций. Подобная схема использовалась группой "Роспром" при приватизации ОАО "Волжский трубный завод", ОАО "Усть-Илимский ЛПК", ОАО "Апатит", ОАО "НИУИФ им. Самойлова", ОАО "Ставропольполимер", ОАО "Дальполиметалл", ОАО "АВИСМА" и др. Главная изюминка схемы состояла в том, что она было вполне законна. Но существовало одно но. Необходимо было все же вносить инвестиции. А вот этого-то в планах "Роспрома" не было (да и таких больших денег, которые они обещали, то же у них тогда не было).

На протяжении многих лет государство в судах стремилось возвратить акции в государственную собственность. К сожалению, по ряду причин сделать этого не удалось. Одной из таких причин являлась позиция генпрокуратуры. В тот период генпрокуратура дружила с Ходорковским и, практически, ничего нельзя было сделать в части защиты интересов государства, если это затрагивало интересы группы "Роспром". Есть несколько примеров, когда государство выигрывало дело в кассационной инстанции, а генпрокуратура подавала протест в Высший арбитражный суд в защиту интересов недобросовестного инвестора и соответственно против интересов государства (в случае, например, с ОАО "Волжский трубный завод" в 1997г.). В то время мнение генпрокуратуры по данному вопросу было следующим: "судом правильно применялись нормы материального процессуального права в связи с вынесением решением об отказе в таком возврате в связи с отсутствием акций у первичных покупателей" (письмо заместителя генерального прокурора Давыдова В.И.от origindate::01.03.99 г. ?38-215-99). Другими словами, генпрокурора подтвердила, что суды правильно отказывали государству в возврате акций, приобретенных недобросовестным инвестором. Как вам позиция защитников закона!

Однако всегда приходит час расплаты. Выпущенный джин в один прекрасный момент становился вдруг неуправляемым.

И первой жертвой "выпущенного джина" стал его прародитель - В.А.Гусинский, который пытался монополизировать средства массовой информации. Власть становилась все более твердой, шла борьба с коммунистами и позиция НТВ не очень-то устраивала Кремль. И тут, как всегда, на помощь пришла "палочка-выручалочка" - постановление следователя генпрокуратуры, а далее был пущен в ход любимый атрибут прокуроров - "маски шоу" в "Мост-банке", на НТВ с многочисленными обысками, выемками, арестами. Подробно описывать не буду. Отмечу лишь результат - "Мост-банка" нет (обанкротился по случаю), НТВ принадлежит другому собственнику "Газпром-медиа" полностью лояльному федеральной власти.

Затем второй жертвой "джина" из бывших друзей прокуратуры стал Б.А.Березовский, который осмелился не согласиться с властью, которую незадолго до этого практически он сам и олицетворял (но не в этом дело).

В демократическом обществе не согласие с властью является необходимым атрибутом демократии, у нас же (по мнению прокуратуры) - тяжким преступлением.

Третий друг генеральной прокуратуры Михаил Ходорковский стал ее третьей жертвой в 2003г. Об этом в последнее время написано немало, поэтому останавливаться на этом не буду. Одно лишь скажу. Этот процесс уже исключительно негативно отразился на всех рейтингах России. Арест Ходорковского не прошел "даром" для всех без исключения российских компаний - их суммарная капитализация за один этот день упала на 15 млрд. долл. США. Инвесторы стали выводить свои капиталы из России. И это не потому, что господа Лебедев и Ходорковский не подсудны. Для всего мира важно как осуществляется правосудие. Ну, зачем, спрашивается, было устраивать шоу с захватами руководителей такой крупной компании, зачем держать их в следственном изоляторе столько времени. Неужели они представляют общественную опасность? Конечно же, нет. Уголовные дела давно сформированы и переданы в суд, улики спрятать они уже не смогут, активы арестованы, счета в Швейцарии арестованы. Чем они опасны. Я уж не говорю, что и во время следствия не за чем было держать их в СИЗО. Это опять из той же серии.

Доказывайте, что они делают что-то неправильно. Собирайте улики, документы, свидетельские показания и.т.п. Все возможности у следователей были.

Сделали ровно наоборот. Вначале предъявили обвинение, заключили под стражу, а потом начали доказывать правильность своих следственных действий. Содержание под стражей руководителей "ЮКОСА" в течение длительного времени негативно сказалась и на самой компании. С учетом того, что многие другие совладельцы и руководители более низкого уровня, опасаясь за свою свободу, покинули страну, одна из крупнейших компаний России осталась практически без руководства. В результате - стоимость акций "ЮКОСа" стремительно снижается, производственные показатели ухудшаются. И вроде бы, никому до этого нет дела. Все ведь "правильно", по букве закона.

Кто за это ответит? (я уж не говорю, заплатит). За чем нужно было действовать так грубо и бездумно. Этого всего можно было бы избежать при не политизированном и разумном подходе.

Теперь у Генеральной прокуратуры новый "друг". Он, естественно, из власти.

Он "крышует" и отдает команды по использованию "палочек-выручалочек". И опять они действуют в его "интересах", превратив закон в средство достижения
его экономических интересов.

Помимо этого, и сама генпрокуратура тоже развивается. Почувствовав вкус денег, следователи уже не хотят работать только за зарплату. Это объективный закон. Они без этого уже не могут. У прокуратуры проявляются свои интересы.

Недаром все чаще "посланники" следователей намекают на то, что если им отдать бизнес, то они закроют дело. И это, к сожалению, срабатывает.

Правда пока с мелкими и средними предприятиями и компаниями. Пока! Что будет дальше при таком ходе развития событий, я не знаю.

У следователей прокуратуры раньше уже был свой "бизнес" - реализация конфискованного и бесхозяйного имущества и вещественных доказательств.

Этот процесс сопровождался грубыми нарушениями законодательства, но приносил большие деньги руководству и следователям прокуратуры. Но при этом страдала казна РФ. Именно поэтому Правительство РФ решило изменить правила и в 21 декабря 2000 выпустило Постановление ?980-р, в соответствии с которым весь процесс реализации арестованного, конфискованного и др. имущества, обращенного в собственность государства, в том числе и вещественных доказательств, был поручен Российскому фонду федерального имущества (далее Фонд). Это означало, что фонд, хоть и не по своей воле, но "залез" прокуратуре в "карман". Такое, по их мнению, не могло, да и не должно было остаться безнаказанным. Фонду была объявлена "война". Бесконечные прокурорские проверки, провокации в целях возбуждения уголовных дел, угрозы, наружное наблюдение за сотрудниками, звонки домой. И все это - для того, чтобы руководители фонда были сговорчивее с работниками прокуратуры и с "бизнесменами" от прокуратуры, а лучше бы и вовсе отказались от этой деятельности. Руководил процессом первый заместитель генерального прокурора Ю.С.Бирюков. Он "благословил" возбуждение уголовного дела против руководителя Центрального межрегионального отделения фонда Петрова А.Л. и отстранение его от должности и лично контролировал его ход.

Далее больше. Председателю фонда Малину В.В. предъявлено сфабрикованное обвинение в превышении должностных полномочий в рамках дела по 20% пакету акций ОАО "Апатит". Он также отстранен от должности. В правительстве и в прессе все чаще обсуждается вопрос о ликвидации РФФИ. Это все на руку прокуратуре и всем тем, кто хочет возродить непрозрачную систему продаж, как в процессе приватизации, так и в процессе реализации арестованного, конфискованного и бесхозяйного имущества.

То, что задачей прокуратуры была дискредитация деятельности фонда, имеющая конечной целью его последующую ликвидацию, говорит следующий факт. По делу Петрова А.Л. в качестве обвиняемого проходил также руководитель департамента финансов Правительства г. Москвы Коростелев. Именно он подписывал документы, которые легли в основу дела и обвинения Петрова. Так вот, никаких следственных действий в отношении Коростелева прокуратура г. Москвы не решилась предпринять (видимо опасаясь гнева Мэра города Лужкова Ю.М.).

Дело Коростелева вывели в отдельное производство. Вскоре, думаю, его "замнут".

Несмотря на то, что при этом дело одного из руководителей фонда Петрова А.Л., превратилось в фикцию, его все же передали в суд. В деле долгое время не могли даже найти пострадавшую сторону. Подумали, подумали. "Нашли". Да такую, что даже судья "схватилась за голову". Но следователи в данном случае уже не могут остановиться. Они пойдут до конца.

Приватизация - особый раздел в планах прокуратуры. Очень многим в нашей стране всегда хотелось управлять процессом приватизации. Прокуратура не исключение. При усилении руководящей роли правоохранительных органов в обществе эта цель может показаться им реальной. Да тут еще такая удача.

Следственной группе генпрокуратуры под руководством Салавата Каримова (ведущей дело Лебедева и Ходорковского) по указанию "друга-покровителя" и с помощью взмаха той же "палочки-выручалочки" 27 февраля 2004г. удалось привлечь в дело в качестве обвиняемого председателя фонда Малина В.В. А это ключ к приватизации в стране в целом. Следователи группы Каримова, выполнив по делу "Апатита" ряд формальных следственных действий в фонде, всецело "принялись" за приватизацию. Похоже, дело по "Апатиту" их уже больше не интересует. Их цель гораздо более масштабная - перераспределение собственности в стране. Средство - потенциальная угроза деприватизации для "не сговорчивых" бизнесменов. Первые шаги в этом направлении Каримов, как нам стало известно от источников, близких к фонду, уже предпринял. Его следователи сделали попытку сорвать подведение итогов спецаукциона по продаже 12,5% акций ОАО "Мурманский морской торговый порт" уже в марте 2004г., мотивируя это интересами уголовного дела по "Апатиту". Спросите, какая тут связь? "Апатит" и Мурманский порт. Связи, конечно же, нет. А вот "проба пера" - налицо. Сорвав аукцион, они, безусловно, попытались бы с позиции силы "договориться" с собственниками порта, т.к. на тот момент у них не было контрольного пакета. Не получилось. Фонд не дрогнул, хоть и находится в тяжелой ситуации. Аукцион состоялся. Контрольный пакет перешел к компании "Русинкор". И вот тут на "Русинкор" и ее владельцев вместе с взмахом "палочки-выручалочки" обрушилась вся мощь генпрокуратуры. Обыски дома в Санкт-Петербурге и в Москве (естественно, незаконные ночные); многократные обыски в Московском и Питерском офисах "Русинкора" (с подкидыванием фальшивок и с многочисленными процедурными нарушениями).

Обыски, как нам сообщил источник близкий к компании, проводились на всех предприятиях и в банках, которые им принадлежат или принадлежали (к тому моменту их уже продали). И все это делалось в рамках следствия по делу ?18/41-03, возбужденного по факту не возврата в государственную собственность 20% акций ОАО "Апатит", к которому эти предприятия никакого отношения не имели. В общей сложности в обысках участвовали более 150 следователей высоких чинов. По информации в ходе обысков искали также "следы" незаконной предпринимательской деятельности руководителя Фонда Малина В.В.. Всем сотрудникам "Русинкора" настойчиво, путем применения угроз и шантажа стороны следователей, предлагалось "дать показания" против него. А это уже классифицируется по Статье 302 УК РФ "Принуждение к даче показаний" и наказывается лишением свободы на срок до трех лет. И, несмотря на риск, цель оправдывала средства. Ведь все это делалось впрок, на будущее, чтобы другим не повадно было, чтобы бизнесмены были в будущем сговорчивее. "Делиться надо", как сказал один из современных классиков афоризмов.

Думаю, что это не последняя попытка. Сейчас следователи Каримова тщательно изучают в этом направлении другие приватизационные сделки. Сам Салават Каримов в рамках этого процесса превращается в самостоятельную и очень влиятельную фигуру. И уже он сам теперь вполне может вести свой "бизнес", не оглядываясь и, может быть даже, не спрашивая разрешения начальников и даже "друга-покровителя". "Бизнес", который может принести ему нужные связи и деньги. Технология опробована. Кто следующий?

Нельзя не коснуться и нравственно-этической составляющей действий генпрокуратуры: В результате "настойчивой обработки" обвиняемых следователями генпрокуратуры не выдержал и умер от инфаркта молодой талантливый банкир Андрей Цымайло, создавший один из самых технологичных в то время банков страны - "Мост-банк"; в очень тяжелом состоянии находится бывший вице-премьер, бывший министр путей сообщения Аксененко Николай Емельянович, плохое состояние здоровья у Платона Лебедева и у многих других находящихся под следствием (заметьте - не осужденных, о них речи нет, о них отдельный разговор).

Разве уж настолько необходимо было применение подобного давления на людей. Ведь жизнь дана нам богом и является самым дорогим, что у нас есть. Кроме того, все эти люди внесли огромный вклад в развитие и становление бизнеса в России. Это в полной мере можно отнести и к Аксененко Н.Е., который вывел систему железных дорог из глубокого кризиса и сделал ее настоящей компанией.

Это относится также к сотням, а может уже и тысячам наших соотечественников, которые, не дожидаясь взмаха "палочки-выручалочки" и не веря в наше правосудие, заранее покинули Родину вместе со своими семьями и капиталами.

Безусловно, если человек нарушил закон, то он должен за это отвечать. Но эти нарушения еще нужно объективно доказать. У нас же все наоборот, он становится "виновным" и начинает "отвечать" сразу, после того как генпрокуратуре дадут команду. Затем возбудят дело по принципу 37 года ("всегда найдется"). А затем уже привычный набор испытанных инструментов для доказательств -"палочка-выручалочка"- постановление следователя :на все виды следственных действий. Благо не оскудела земля русская на таких "мастаков" - каримовых, безуглых, йоганов, васильевых, ганиевых, алышевых и т.п. (или все же оскудела). И тут же, как по мановению - обыски, аресты, задержания и т.п.

Генеральная прокуратура в нашей стране превратилась из карающего преступников меча, в контору, стремящуюся занять главенствующее место в обществе по типу инквизиции. В 1937 году и то все было более ясно. Там хотя бы в основе процесса была идеология, пусть и не правильная, направленная против собственного народа, собственной интеллигенции. У нынешней генпрокуратуры вроде бы и есть идеология - защита власти (хотя должна быть защита закона), но все же главное для нее - получение "праведных" подношений. Хочешь жить спокойно - покупай "индульгенцию" у генпрокуратуры.

Ну а, если денег много, то можно приобрести "абонемент" и лучше - у "друга-покровителя". Но сходство с их прародителем Вышинским у окружения Устинова все же существует. Они всеми фибрами души не любят умных, интеллигентных, состоятельных, уверенных в себе, предприимчивых, а самое главное независимых людей, т.е. тех, которых смело можно было бы назвать цветом нации, людей которые стремятся сделать нашу страну богаче и успешнее, поставить ее в один ряд с развитыми демократическими государствами мира.

Из-за такой позиции Генпрокуратуры, ее неумелых и безграмотных действий имидж России в последнее время очень пострадал. Россию уже не рассматривают как страну с развивающейся демократией.

Какой же можно сделать вывод. Пока в России существующая нынешняя правоохранительная система (в том числе судебная), то инвестиционные рейтинги России будут оставаться низкими. В стране нет уважения к институту частной собственности. Наоборот. У нас противопоказано иметь какую-либо собственность. Ничего нельзя оформлять на себя. Ни бизнес, ни недвижимость, ни дорогие транспортные средства. Это просто опасно. Информация об этом мгновенно становится общественным достоянием, т.к. коммерческую тайну, особенно личную, у нас так же не научились сохранять. Наоборот делают на этом деньги. Поэтому есть опасность, что все это у вас отберут. В начале  это попробуют сделать бандиты. Вы за помощью и спасением обратитесь в милицию, которая тут же наложит "лапу" на небольшую ее часть. Вы попытаетесь пожаловаться на милицию в прокуратуру. А далее вы об этом пожалеете, но будет уже поздно. Вы к ним придете за защитой малой части собственности, а попадете в капкан и отдадите все. Прокурорские в вопросе отъема бизнеса действуют без всяких "понятий", и что самое главное - без совести, потому что, как они считают, им все можно. Они - власть. Над ними никого нет. Они будут решать, что у вас забрать, а что оставить.

Каков же выход? Ситуация в стране крайне сложная с точки зрения внутриполитических раскладов. Ключевые посты в Кремле и Правительстве занимают представители так называемых силовых структур (полковники, генералы, адмиралы и т.д.), в том числе и прокуратуры. С приходом питерской команды это стало главным критерием лояльности, поэтому их становится все больше. Но, безусловно, не все они одинаковые. Некоторые из них понимают, что одними дисциплинарными и репрессивными мерами экономическую ситуацию в стране не поправишь и былую роль России в мире не вернешь. Не то время. Не тот мир. Стране нужны серьезные инвестиции, как в бизнес, так и в людей.

Сейчас же ситуация выглядит прямо противоположной. Во-первых, вывоз капитала продолжается. В обстановке нестабильности и неуверенности в завтрашнем дне (а вдруг завтра гнев власти обрушится на них) предприниматели стараются ограничиться минимальными капиталовложениями только для воспроизводства капитала. Основная часть прибыли выводится из страны.

Во-вторых, молодое поколение в большинстве своем и к великому сожалению не верит в перспективы развития страны. Пока еще у нас - людей, родившихся в 50-70 годах 20 века крепки устои патриотизма. Мы воспитаны на примерах наших отцов и дедов, создававших могущество страны и отстоявших ее в годы Великой отечественной войны. Наши дети уже не такие. Они уже не зубрили произведения Ленина, не читали отчетных материалов Съездов КПСС и Пленумов ЦК КПСС, у них не было истории партии, их учебники истории писались уже на западные гранты. Они много видели и многое видят не так как мы. Им есть с чем сравнивать. Многие из них учатся в зарубежных вузах. Другими словами в них уже не заложена та патриотическая идеология, которая закладывалась, а точнее - "вбивалась" в нас. При этом в нашей стране они ежедневно сталкиваются со своим полным бесправием и незащищенностью, особенно когда им приходится общаться с представителями власти, т.е. с теми, кто их, наоборот, должен защищать. При первой же возможности (и только финансовой), думаю, многие из них уедут из страны. Подтверждением чего является практически вынужденное "бегство" из страны молодых девушек на работу (даже рабскую) за рубеж. Продолжается и бегство за рубеж умов и "белых воротничков". В стране усиливается демографическая катастрофа.

Что же делать, чтобы резко изменить такую ситуацию? Как вернуть веру в могущество страны, как убедить собственников вкладывать свои капиталы в России. Этого очень не просто добиться. Я и не берусь давать универсальный рецепт. Но одно знаю точно. Без веры во власть, в реальное неподкупное правосудие сделать этого нельзя. В стране срочно требуется совершенствование системы правосудия, включая радикальное реформирование правоохранительных органов и в первую очередь - прокуратуры.

А так как целью статьи был анализ негативного воздействия прокуратуры на ситуацию в стране, то некоторые мысли по этому поводу я позволю себе высказать.

Первое, срочно необходимо забрать у прокуратуры функции следствия. Главное предназначение прокуратуры должно быть обеспечение законности. Она должна превратиться в надзорный орган. Следствием же должен заниматься следственный комитет, который соберет эти функции от всех ведомств, которые такими функциями ныне обладают. В результате - следователь, ведущий дело, не сможет сам выписать постановление на обыск, на арест, на прослушивание телефонных разговоров, на получение информации о личных счетах и на вторжение в личную жизнь. Он вынужден будет поступать по закону. А за законом должна будет следить прокуратура. Конечно, и в такой ситуации правонарушения будут возможны, но их будет явно меньше, т.к. каждое из ведомств будет отвечать за свой участок - следственный комитет - за расследование преступлений, а прокуратура за то, что при расследовании преступлений соблюдался бы закон.

И спрашивать с них будут именно за это. В результате люди будут чувствовать себя гораздо более защищенными, они будут знать, куда обращаться с жалобами на следователей.

Знаю, что такие законопроекты подготовлены по поручению Президента, но почему-то не вносятся в Государственную Думу. Думаю, что Генпрокуратура вместе со своим "другом-покровителем" всячески саботируют этот процесс и рассказывают Президенту всякие страшилки про то, что будет, если у них в руках не будет такой надежной "палочки-выручалочки" - постановления следователя прокуратуры. Президент стоит перед нелегким выбором отказаться от старого и проверенного в пользу нового, но более демократичного и проверенного в других странах.

Уверен, что Президент свой выбор уже сделал. И в ближайшее время все эти законопроекты будут внесены в Государственную Думу.

Ну а всем очередным "друзьям" и "покровителям" генеральной прокуратуры хочу напомнить о судьбах, по меньшей мере, трех прежних ее больших друзей - Гусинского, Березовского и Ходорковского. Не надо думать, что однажды выпущенный вами джин не обернется против вас же. У вас же и так многое что есть, не рискуйте этим. Подумайте десять раз, прежде чем потереть "кольцо лампы". Всем же остальным согражданам желаю не повторять ошибок миллионов людей в 1937г. Не заблуждайтесь и не будьте наивными. Это история, а она ошибок, как известно, не прощает.