"Партнеры UCP коррумпировали Неффа и Перекопского, вынуждая их нарушить обязанности по отношению к Дурову"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Павел Дуров. Фото businesslynch.ru

Друзья Игоря Сечина всплыли в американском суде

Неприятности основателя сети "В контакте" Павла Дурова не окончились даже после того, как он с паспортом островного государства Сент-Китс и Невис покинул Россию. По аналогии с тем, как 48% "контактного" сервиса в обход основных акционеров осказалось в собственности фонда UCP Ильи Щербовича, у Дурова теперь отнимают и долю в американской компании Telegram. Сделка, насколько можно судить, снова происходит вопреки желания Дурова, а акции принадлежащего ему предприятия передал тому же фонду UCP их номинальный владелец. Законность такой сделки будет теперь определять американский суд, в который подан иск относительно мошенничества и вымогательства  доли в мессенджере Telegram.

Ранее СМИ неоднократно [1] о том, что за фондом UCP стоит президент «Роснефти» [2]. Как сообщают "Ведомости", иск в окружной суд США по Южному судебному округу штата Нью-Йорк был подан 30 апреля. Истцы — сам Дуров и две его компании, ответчики — UCP, управляющий партнер UCP Илья Щербович, партнеры UCP Виктория Лазарева и Юрий Качуро, а также [3] Дурова Илья Перекопский и Аксель Нефф. Также в числе ответчиков — три [4] Дурова, которым принадлежит часть активов мессенджера Telegram: Digital Fortress LLC, Telegram LLC, Pictograph LLC. Дуров хочет доказать, что ответчики вступили в сговор, чтобы украсть у него компании Digital Fortress, Telegram и Pictograph. А затем с их помощью незаконно получить долю в самой Telegram, следует из иска. Дуров обвиняет UCP и бывших партнеров в нарушении сразу нескольких законов США, в том числе так называемого статута RICO — раздела закона об организованной преступности, связанного с рэкетом и коррупцией (The Racketeer Influenced and Corrupt Organizations Act). Он просит суд компенсировать убытки и признать его законным владельцем всех активов Telegram. Сумма претензий в иске не указана. Но если Дуров одержит победу, то по RICO размер компенсационных выплат будет утроен. 

В иске Дуров описывает ситуацию издалека. Он напоминает, что в декабре 2011 г. после парламентских выборов в Москве прокатились протестные акции. ФСБ потребовала от Дурова удалить[5]во «В контакте», но тот отказал. После этого у предпринимателя и его семьи спецслужбы[6]. А основатель «В контакте» задумался о создании мессенджера Telegram, который не могла бы читать ФСБ. Новый Telegram позволяет позволяет создавать ключ для шифрования на стороне пользователя, что делает невозможным даже разработчику мессенджер получить доступ к переговорам, не говоря уже о спецслужбах различных стран. Из-за ситуации со спецслужбами Дуров решил не афишировать свой новый проект. Активы Telegram были распределены между несколькими компаниями в разных юрисдикциях. А работу с Telegram (регистрацию юрлиц, торговой марки, закупку серверов, заключение контрактов с Apple, Google и Microsoft и др.) он поручил доверенным лицам — [7] (он стал номинальным владельцем Digital Fortress, Telegram и Pictograph) и Перекопскому. Но финансировал это сам Дуров. В 2012-2013 гг. он перечислил Перекопскому и Неффу $4,8 млн (к иску в качестве доказательства приложены копии транзакций через [8]). В марте 2014 г. Дуров поручил Неффу передать торговую марку, серверы, контракты некоммерческому обществу, зарегистрированному в Великобритании. На что Нефф ответил, что больше не является номинальным владельцем его компаний.

Позже стало известно, что они перешли к UCP. Дуров утверждает, что не позднее января 2014 г. Нефф, Перекопский, Щербович и другие партнеры UCP сговорились с целью отнять у него Telegram, используя «международные схемы вымогательства». Партнеры UCP коррумпировали Неффа и Перекопского, говорится в иске, вынуждая их нарушить фидуциарные обязанности по отношению к Дурову. Перекопскому они заплатили или обещали заплатить около 4 млн фунтов ($6,7 млн), на которые тот смог бы переехать в Великобританию. А Неффу дали взятку (предположительно более $10 000). В иске также рассказывается о встрече Дурова и Щербовича 2 апреля. На этой встрече Щербович предложил Дурову подписать соглашение о передаче UCP 48% всего бизнеса Telegram (по аналогии с 48%, которыми UCP владеет во «В контакте»). В обмен Щербович предложил Дурову 52% в тех компаниях, которые были куплены у Неффа. При этом Щербович и Лазарева сказали, что эта сделка может быть проведена без ведома Mail.ru Group — второго акционера «В контакте». Дуров отказался, так как никогда не соглашался на передачу активов UCP. Поэтому он счел эту ситуацию вымогательством, а покупку компаний у Неффа — кражей, следует из [9]. Качуро называет изложенные Дуровым сведения в иске «очевидной ложью». Он указывает, что сделка с Неффом «заключалась с использованием юристов и после подробного due diligence»: «Нефф имел право продать этот бизнес, и мы имели право его купить. Мы готовы подтвердить это любым заинтересованным лицам».

«Мы категорически отрицаем все эти надуманные обвинения и намерены продолжить преследование Дурова в судах по тем эпизодам, которые описаны в нашем иске, поданном на BVI 4 апреля», — продолжает Качуро. UCP в суде на BVI требует возврата Telegram во «В контакте». Представитель [10]— USM Holdings Алишера Усманова поддерживает позицию Дурова. Он говорит, что UCP предлагал сотрудничество для изъятия у Дурова Telegram. «Но мы на подобное сотрудничество не пошли и не пойдем, — категоричен представитель USM Holdings. — Мы считаем, что если Дуров использовал какие-либо ресурсы “В контакте” для создания Telegram, о чем нам доподлинно не известно, то он должен это компенсировать “В контакте”. А отнимать продукты чужой интеллектуальной деятельности и тем более примерять на себя роль судьи и палача одновременно, как это сделал UCP, приобретя по номинальной стоимости часть компаний проекта под предлогом того, что Telegram должна принадлежать “В контакте”, — это не только аморально, но и незаконно».

Представитель USM Holdings указывает, что у его компании нет претензий к Дурову по поводу создания нового мессенджера. «Мы не считаем, что, владея активом, мы владеем частью мозга его работников, поэтому не можем предъявлять претензии к их творчеству в свободное от основной работы время», — указывает он. Но если «проект будет коммерческим и Дуров будет привлекать инвестиции, мы готовы рассмотреть участие в нем». Перекопский, Нефф и Дуров не ответили на вопрос журналистов.

Ссылки

Источник публикации