"Первый миллион" Кантора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::05.03.2009

Кантор Вячеслав Владимирович. Биография

Сенсационные подробности о "первом миллионе" Вячеслава Кантора

По материалам сайта Агентства конфликтных ситуаций

Все российские олигархи давно уже разделились на две неравные части. Меньшая часть в эмиграции – в Лондоне, как Березовский, или в Вене, как Смоленский. Большая – в Москве и откровенно присягнула на верность существующей власти. Присягнула столь сильно, что готова, по меткому выражению О. Дерипаски, «отдать все в любой момент».

И нас на этом фоне очень заинтересовала фигура Вячеслава Владимировича Кантора, который явно не относится ни к одной из этих категорий. Он не в эмиграции, хотя гражданин Израиля и имеет ПМЖ в Швейцарии, обретаясь на вилле Люкенгуа на берегу Женевского озера. Но он и не в России, в Москву он только наведывается. А по отношению к властям он чувствует себя абсолютно независимо. Независимо настолько, что позволяет себе высказывания типа «в России у меня болит голова», а дословно – «Израиль – единственное государство, где у меня не болит голова».

Еще не так давно он был вхож в самые высшие эшелоны власти. Трижды его посещал сам В. В. Путин: летом 1999 года и спустя 10 лет на его предприятии «Акрон» в Великом Новгороде, а также в октябре 2002 года на его конезаводе на Рублевском шоссе в Подмосковье.
Пик его политического влияния пришелся на 2000–2002 годы. В этот период В. Кантор не единожды сопровождал Владимира Путина в его зарубежных визитах: в ФРГ, а также в Швецию и дважды в Норвегию. В Норвегии даже участвовал в торговых переговорах. Но личной унии с президентом не сложилось. Резкое охлаждение их отношений пришлось на конец 2002 года. Следующая их встреча состоялась в феврале 2005 года на мероприятии, проводимом В. Кантором в г. Кракове. И эта встреча для Кантора была не самой удачной.

Крупным олигархом «федерального значения» он так и не стал, хотя премьер-министр В. Черномырдин издавал распоряжения, по которым в управление В. В. Кантора попадали огромные активы. А председатель Совета Федерации Е. С. Строев почитал за честь видеть В. В. Кантора своим советником по экономическим вопросам. Губернаторы стелились перед ним во многих регионах России, причем даже в тех, где нет его предприятий, а есть только экономический интерес.

О его коллекции картин российских авангардистов, работавших в Париже в конце XIX – начале XX веков, ходят легенды. Доподлинно известно, что в его главном офисе в Москве (исторический особняк Киреевых-Карповых на Пречистенке) хранится картина В. Серова «Похищение Венеры» (без права вывоза из России).

Так что теперь и мы можем задать свой вопрос – кто вы, мистер Кантор?

Биография

Вячеслав Кантор родился 3 сентября 1953 года в семье работников торговли. Его отец, Владимир Исаакович, работал на разных постах в сфере торговли, а в начале 1980-х годов занимал даже пост директора Сокольнического универмага столицы. В 1989 году был осужден, по данным СМИ, на 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. Владимиру Кантору инкриминировали спекуляцию, хищение государственного имущества в особо крупных размерах, а также получение взятки и должностной подлог (статьи 93, 154, 173, 175 УК).

К коммерции Вячеслав Кантор пришел не сразу. В 1976 году он закончил Московский авиационный институт (МАИ) по специальности «инженер-системотехник». По окончании аспирантуры Вячеслав Кантор возглавил одну из многочисленных в то время закрытых научных лабораторий при МАИ. Лаборатория занималась чрезвычайно перспективным, как тогда казалось, делом – проектированием межорбитальных космических аппаратов. Но карьера обычного советского ученого не сложилась. В 1986 году в лаборатории разгорается скандал, поводом к которому послужила продажа секретов оборонного характера за рубеж. Расследование этого дела, как полагают, грозило Вячеславу Кантору по крайней мере тюрьмой. Однако завлабу необъяснимо повезло. Власти ограничились лишь его увольнением из МАИ, и в этом же году начинается его карьера как бизнесмена. Вячеслав Кантор вдруг оказывается в кресле руководителя советско-американского СП «Интелмас» (интеллектуальные материалы и системы). Данная организация занималось очень модным, но мало кому тогда понятным делом – экологическим мониторингом. О деятельности этого предприятия известно только то, что в 1992 году оно смогло каким-то образом получить у Юрия Лужкова в собственность исторический объект – усадьбу Киреевских-Карповых на Пречистенке.

Но заботой о природе интересы Вячеслава Кантора не ограничивались. Вячеслав Кантор учредил в то время множество самых разных предприятий. Как пишет газета «Русский курьер» (№ 102), «в начале 1990-х годов Кантор замечен в главном магазине страны – в ГУМе, где распоряжался целой секцией с дамским бельем. Однако путь Кантора к миллионам начался не с трусиков и чулочков. Путь этот начался с полезных знакомств. Среди знакомцев оказался Геннадий Бурбулис, ставший вскоре госсекретарем Российской Федерации. С подачи последнего будущий миллионер оказывается в Великом Новгороде, где располагалось самое современное химическое производство СССР – ПО «Азот», производитель минеральных удобрений. Тогда, в далеком 1992 году, в головах государственных мужей созрела мысль о приватизации новгородского химкомбината. С подачи своих покровителей Вячеслав Кантор во главе «Интелмаса» был призван на ПО «Азот», для того чтобы оценить активы предприятия и помочь в проведении приватизации. Оценил. Понравилось. Помог».

В 1993-м году Вячеслав Кантор становится владельцем «Азота», который тогда же меняет свое наименования на «Акрон». За 35% акций одного из мощнейших предприятий советской химической промышленности господин Кантор заплатил около 350 млн рублей, или 200 тыс. долларов. В то время как на рынке стоимость тонны продукции «Азота» составляла 140 долларов за тонну, а мощность предприятия составляла 4 млн тонн в год.

Разумеется, бывшее «неэффективное» госпредприятие стало приносить огромный доход господину Кантору и показывало внушительные темпы роста. Многие аналитики объясняли это «уникальным менеджерским коллективом», который Вячеслав Владимирович привел на комбинат.

В 1994 году по сходной схеме был приватизирован и подобный комбинат «Дорогобуж», находившийся в Смоленской области. Он тоже вошел в холдинг «Акрон». Кроме того, «Акрон» заполучил 8% акций «Сильвинита», основного поставщика калийного сырья на «Акрон», 20% акций ОАО «Росхимтерминал», которое строило химический терминал в порту Усть-Луга, и даже 7,73% акций мурманского «Апатита».

«Случились эти события при самой прямой поддержке тогдашних госсекретаря РФ господина Бурбулиса и вице-премьера господина Шумейко. Приватизированы окончательно эти предприятия были только в 1995 году, для чего Владимир Шумейко, тогда уже председатель Совета Федерации вписал их в план приватизации на 1995 год» («Версия № 50).

Однако стали твориться странные дела. Как пишет все та же газета «Версия» (№ 50): «в 1997–1998 годах цены на минеральные удобрения на мировых рынках стояли очень высокие. «Акрон» производил минеральные удобрения, цена на которые зашкаливала за 200 долларов за тонну. Так вот, за кризисный 1998 год «Акрон» оказался... в убытке на 202 млн рублей, или 25 млн долларов по среднегодовому курсу».

Тем не менее, несмотря на огромные убытки по итогам 1998 года, Минэкономики присвоило «Акрону» титул лучшего российского экспортера.

По мере роста благосостояния круг интересов Вячеслава Кантора расширился. В 1999 году Кантору приглянулся Московский конный завод № 1, который находился в самом лакомом участке Подмосковья, в районе Рублево-Успенского шоссе, как раз в непосредственной близости от президентских резиденций «Барвиха» и «Горки-9», а вместе с ним и 2300 га элитной земли. Рыночная стоимость всех земельных угодий МКЗ № 1 составляет не менее 4,5 млрд долларов и продолжает расти год от года.

Тем временем в стране сменилась власть, и, чтобы доказать свою лояльность, Вячеслав Владимирович создает в 2000 году Национальный институт корпоративной реформы, в попечительский совет которого вошли наиболее близкие бизнесмену фигуры – Михаил Прусак, президент «Альфа-Банка» Петр Авен, Анатолий Чубайс, вице-президент Российской академии наук Некипелов и еще 200 человек, попавших в сферу влияния «корпоративной политики» холдинга «Акрон».

«За 2000–2002 годы В. Кантор не единожды сопровождал Владимира Путина в его зарубежных визитах: в ФРГ, в Швецию и дважды в Норвегию. В Норвегии даже участвовал в торговых переговорах. Но личной унии с президентом пока не складывается. То ли не удается попасть в первый самолет президентской эскадрильи, то ли «питерские» оттирают», – пишет «Версия».

Не складываются отношения у Вячеслава Кантора и с прочими олигархами. Даже при ныне покойном Борисе Ельцине Вячеслав Владимирович был нечастым гостем в этой компании, а сейчас и вовсе не приходится ко двору.

«Схлопывание» рынков в химическом бизнесе в США и Западной Европе заставило Кантора еще в 1999–2000 годы обратить пристальное внимание на Китай. В 2002 году он купил в Китае химкомбинат Red Sun, впоследствии переименованный в «Хунжи – Акрон».

Как пишет интернет-издание «Компромат.ру», «В разные годы он (Вячеслав Кантор) пытался получить контроль и над Кирово-Чепецким комбинатом, и над АО «Сильвинит», и над ПО «Беларуськалий» и другими химическими предприятиями. И кое-где даже урвал по мелочам, но в целом его ожидало фиаско».

Параллельно на свет появился проект образования национальной компании «Минеральные ресурсы». Предполагалось, что в эту компанию государство внесет принадлежащие ему пакеты акций в предприятиях агрохимического комплекса, а «Акрон» – часть собственных акций, получив взамен возможность управлять вновь созданным промышленным гигантом.

И вновь не судьба. Независимые (от Кантора) чиновники быстро смекнули, что речь идет о прямом надувательстве государства. К тому времени устав «Акрона» был изменен таким образом, что в совет директоров холдинга реально могли быть избраны только менеджеры олигарха. Так что, получив в собственность пакет акций «Акрона», страна попросту оказалась бы за бортом большого бизнеса.

В 2005 году Вячеслав Кантор оказался замешан в одну детективную историю, связанную с попыткой продажи ракет X-55 в Иран и Китай через Украину. В деле появились следы двух офшоров – Isofert Trading INC и Transchem International INC, вероятно, принадлежащих Вячеславу Кантору. В феврале 2006 г., как считают СМИ, Кантор был даже задержан «для беседы» по «делу Х-55» в аэропорту Бен-Гурион.

В ноябре 2005 года Вячеслав Кантор сменил Владимира Слуцкера на посту главы Российского еврейского конгресса. При вступлении в должность Кантор был убежден, что он добьется успеха там, где не удалось Слуцкеру. Он обещал «восстановить силу и мощь организации» – и, конечно же, усилить сотрудничество между общиной, которую он представляет, и властями.

Кантор – главный финансовый донор Центра Кантора по истории, культуре и жизни евразийских евреев при Тель-Авивском университете и обладает почетной докторской степенью университета.

Он также делал пожертвования музеям и синагогам в России и Женеве и из собственных средств оплатил церемонии в память 60-летней годовщины освобождения Освенцима в Кракове. До последнего времени он был вице-президентом Евро-Азиатского еврейского конгресса во главе с Александром Машкевичем. Кантор также до февраля 2006 года являлся председателем правления Европейского еврейского конгресса. Председателем ЕЕК Вячеслав Кантор стал в июне 2007 года.

В настоящее время Вячеслав Кантор проживает в Швейцарии. Туда его, по некоторым сведениям, вынудил бежать страх разделить судьбу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. В России бывает редко, все свои дела с принадлежащей ему собственностью решает через трейдера, чью роль выполняет швейцарская фирма Fimochim SA, через которую идут денежные потоки от экспорта минеральных удобрений производственной группы «Акрон».

Чем владеет

С 2001 года Кантор – полноправный владелец холдинга «Акрон». Также владеет контрольным пакетом акций ЗАО «Московский конный завод № 1», распоряжавшегося «золотым» куском земли в 2300 га по Рублево-Успенскому шоссе в 30 км от МКАД. Его состояние оценивается в $1,4 млрд. В мировом списке FORBS он занимает 717-е место.

Партнеры

В разное время важными партнерами Вячеслава Кантора были или являются Геннадий Бурбулис, Михаил Прусак, Владимир Шумейко, Владимир Ющенко. Позже имел дело с Егором Строевым.

Противники

Среди противников Вячеслава Кантора обычно называют конкурентов по бизнесу. В частности, в то время, когда Кантора еще пускали в Кремль, он очень активно разоблачал якобы незаконные действия своих конкурентов. На самом деле среди противников Вячеслава Кантора можно перечислить все предприятия отрасли, не входящие в холдинг «Акрон». Это и «ФосАгро», и ОАО «Сильвинит», владельцем которого Кантор безуспешно пытался стать, и ОАО «Уралкалий», и «Еврохим».

Структуры Вячеслава Кантора активно и пока безуспешно противоборствуют «Газпром-банку» в конфликте по поводу месторождения Берегового. Береговое месторождение в ЯНАО с запасами в 319 млрд м3 газа – основной актив «Сибнефтегаза». 50,63% акций компании принадлежат «дочке» «Газпромбанка» ООО «Статус», еще 27,9% – у ООО «НГК «Итера», 21% контролирует «Акрон». «Сибнефтегаз» решил продать весь газ Берегового месторождения двум трейдерам – «дочке» «Газпромбанка» и «Транзитнефтегазу». Миноритарный акционер компании – «Акрон» – не сумел заблокировать сделку и теперь пытается оспорить контракты в суде.

Лобби

Вячеслав Кантор является «непризнанным» олигархом с весьма ограниченным административным ресурсом. Опасение вызвать интерес со стороны правоохранительных органов заставило Кантора уехать в Швейцарию и обзавестись израильским гражданством. Лучшие годы активных лоббистских возможностей Кантора уже позади.

На что направлены интересы

В данный момент интересы Вячеслава Кантора направлены на постепенное сворачивание бизнеса в России. Возможное скорое разорение и распродажа «Акрона», повысившийся интерес властей к приватизационным сделкам начала 1990-х, а также неудавшееся дело с распродажей земли МКЗ № 1 вынуждают Вячеслава Кантора переносить бизнес за границу. Весной 2007 года СМИ часто упоминали об интересе «Акрона» к украинскому «Днепроазоту». Гендиректор киевской управляющей компании «Инэко-Инвест» Олег Морква предполагает, что потенциальным покупателем завода может выступить и «Газпром», чья «дочка», «Сибур Холдинг», недавно заявила о намерении упрочить свои позиции в агрохимической отрасли.

Личное

Вячеслав Кантор женат, имеет двух сыновей и дочь. На счету Вячеслава Владимировича богатая коллекция картин русских парижан конца XIX – начала XX века, вилла «Люкенгуа» в престижном районе швейцарской столицы с живописным видом на гладь Женевского озера стоимостью почти 3 млн долларов (цена 1996 года). Также ему принадлежат две виллы на Лазурном берегу Сардинии стоимостью 17 и 21 млн долларов, Музей искусства авангарда, в основу коллекции которого легли произведения русских художников еврейского происхождения.

Кантор о себе:
«Мы пришли в бизнес бедными, как церковные мыши. У нас не было ни политической поддержки, ни опыта коммерческой деятельности. Был только жизненный опыт выживания в извращенной бюрократической среде. Он оказался полезным.
Из интервью журналу «Эксперт», origindate::09.02.1998

«Спекулировали компьютерами: покупали подешевле, продавали очень подороже».
«Ведомости», origindate::27.05.2008