"Переломать ноги и заткнуть глотку"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Переломать ноги и заткнуть глотку" По словам Павла Поповских, такое указание в отношении Дмитрия Холодова дал Павел Грачев

""Днем Поповских" можно назвать вчерашнее заседание Московского окружного военного суда по делу об убийстве журналиста "Московского комсомольца" Дмитрия Холодова. Весь день шел допрос бывшего начальника разведки Воздушно-десантных войск.

"М. б. не бить, а прекратить публикации", - такую загадочную карандашную пометку следователи обнаружили в записной книжке Павла Поповских. На той же страничке значились номера телефонов журналистов "Комсомольской правды" Игоря Черняка и Александра Хохлова (номер Дмитрия Холодова появится позже). Вчера Поповских не отрицал, что эта запись сделана его рукой. Судя по его показаниям, появилась она вскоре после совещания, которое проводил еще в 1993 году (Дмитрий Холодов погиб 17 октября 1994 года) бывший министр обороны Павел Грачев. В числе приглашенных был и полковник Поповских. По его словам, на совещании Грачев обрушил свой гнев на прессу, "поливающую грязью армию", и якобы высказался в том духе, что пора бы "переломать ноги и заткнуть глотки" журналистам "типа Холодова". 
Далее показания Поповских следует разделить на "отказные" (давались, как утверждает подсудимый, под давлением следствия) и "объективные" (даются в суде). Несомненным остается то, что "указание министра" руководство ВДВ восприняло с большой озабоченностью. Даже из "объективной" версии Поповских следует, что ему не однажды приходилось обсуждать с заместителями главкома ВДВ деликатную тему - какими способами обуздать журналистов, не проникшихся "должным" отношением к армии. Предлагалось подкидывать им информацию "провокационного плана", дискредитировать с помощью дезинформации. Самый радикальный вариант - "отметелить" Холодова где-нибудь в темном переулке. 
"Отказной" сюжет куда мрачнее и драматичнее. Несколько заместителей главкома ВДВ требовали от Поповских "физического устранения Холодова". Они якобы утверждали, что уточняли у Грачева, как все-таки ломать ноги журналисту "МК" - в прямом или переносном смысле. И министр снял всякую двусмыслицу - в прямом. Поповских пытался убедить всех, что это не метод, "не станет Холодова - найдут другого", что лучше бы Грачеву "решать проблему напрямую с Гусевым (главный редактор "МК". - Прим. ред.)". Однако ему говорили: задача поставлена, ее нужно выполнять. Но дальше, видимо поняв, что с начальником разведки криминальной каши не сваришь, поручения давали другим. Как свидетельствует Павел Поповских в "отказных" протоколах допросов, 17 октября 1994 года он в своем кабинете услышал по радио сообщение о взрыве в редакции "МК" и гибели Дмитрия Холодова. Кинулся выяснять, кто же это мог сделать. Через некоторое время один из офицеров доложил ему, что убийство - дело рук командира отряда особого назначения майора Владимира Морозова. Дескать, он сам в доверительном разговоре признал этот факт. 
Сегодня всю эту версию Павел Поповских называет "изобретением". Зачем же понадобилось Павлу Поповских оговаривать боевого товарища, с которым не раз приходилось рисковать жизнью? "Иначе меня бы вынесли из СИЗО вперед ногами", - заявил вчера суду допрашиваемый. И пояснил свои слова так. Он попал за решетку в болезненном состоянии, требовалась срочная операция. Но следователи не обращали на это внимания. "И я повел со следователями торг: я вам - показания, вы мне - возможность лечения", - заявил суду Поповских. По его словам, он был уверен, что его показания в ходе следствия не подтвердятся и не причинят беды его бывшим подчиненным. Есть и еще одна причина, заставившая его "идти на изобретение". По словам Поповских, оперативники, работавшие с ним, постоянно угрожали расправой с сыном и женой. "Представьте, что вашего сына нашли повешенным в туалете, а газеты пишут, что он не выдержал позора с отцом и покончил жизнь самоубийством", - такая "психологическая обработка", по словам Поповских, шла постоянно. 
Многие бывшие сослуживцы Поповских считают, что даже если бы Грачев прямо поставил задачу начальнику разведки устранить Холодова, тот не бросился бы сломя голову ее выполнять. Их разделяла не только большая служебная дистанция, но и мировоззренческая, политическая. Так, говорят, что Поповских не может простить Грачеву расстрел Белого дома. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации