"Пирамида" "Фаэтона"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

На преднамеренном банкротстве одной из петербургских топливных компаний ее владельцы братья Сергей и Михаил Снопок могут заработать несколько миллиардов

Оригинал этого материала
© Вслух.Ру, origindate::16.12.2009, Фото: dp.ru

"Пирамида" "Фаэтона"

Василий Стручков

Кризис, как и предупреждали эксперты, едва не вернул нас в «лихие девяностые». Речь идет, прежде всего, о небывалом росте количества преступлений в сфере экономики. Многие предприниматели, столкнувшись с реалиями финансового спада, увидели в создавшейся неразберихе верный шанс дополнительного заработка. В результате, российские правоохранительные органы столкнулись с такими экзотическими прежде видами мошенничества, как фиктивное банкротство. Причем, судя по нашумевшему делу петербургского холдинга «Фаэтон», масштабом своих хищений отечественные комбинаторы давно превзошли своих зарубежных учителей.

Санкт–Петербург не зря называют «Северной столицей». Здесь, как и в Москве, любой крупный скандал моментально принимает всероссийский размах. Впрочем, история краха холдинга «Фаэтон», одного из лидеров петербургского топливного рынка, и так наверняка войдет в новейшую историю финансовых махинаций. Слишком велик ущерб, который могут нанести ряду местных и федеральных банков действия руководства холдинга. Да и сам прецедент фиктивного банкротства такого масштаба наверняка породит волну подражаний, которая вполне способна похоронить начавшееся возрождение российской экономики.

Жил такой холдинг

Такую компанию обычно называют «лидером местного рынка». Без всякого преувеличения, логотип «Фаэтона» был знаком каждому питерскому автовладельцу. В состав холдинга, основанного в 1992 году, до недавнего времени официально входило более десятка коммерческих предприятий. Каждая, в духе времени, имела собственную специализацию. К примеру, «Фаэтон Аэро» контролировала две сети автозаправочных станций - AERO и «Фаэтон». Компания «Фаэтон Агро» занималась проектами в области сельского хозяйства. Фирмы «Фаэтон Девелопмент», «Фаэтон Стройсервис» и «Фаэтон-Инвест» осваивали строительный рынок. В придачу, руководство холдинга контролировало компанию «Медтехника», занимавшуюся промышленным производством медицинской техники и оборудования, охранное предприятие ООО «Паритет» и торговую фирму «Онега». Владелец «Фаэтона», отставной военный Сергей Снопок, подумывал о расширении холдинга, а потому, с легкостью занимал деньги в банках.

Сергей Снопок

Средства, тем временем, требовались немалые. Помимо массы рискованных девелоперских проектов, «Фаэтон» задумал предпринять экспансию на европейский рынок, выкупив у владельцев фирму Pap Oil, которой принадлежит 140 заправок в Чехии. Приобретение, по самым скромным подсчетам, обошлась бы «Фаэтону» в сто миллионов долларов. Причем, к этой сумме необходимо было бы приплюсовать затраты на оформление покупки, которую, по словам руководителей холдинга, предполагалось осуществить «исключительно на заемные средства». Собственно, по мнению самих работников Фаэтона, именно выбивание кредитов и было истинной целью странной затеи с покупкой чешских заправок. Тем временем, серьезных расходов требовали и прочие проекты «Фаэтона». Холдинг задолжал сразу пяти крупным банкам, причем к началу нынешнего года общая сумма кредитного бремени «Фаэтона» исчислялась в миллиардах. И уверенно росла дальше.

Занятые деньги холдинг вкладывал в скупку земель сельхозназначения. С крестьянством у топливной компании не заладилось, попытка строительства на колхозных полях коттеджных поселков тоже не увенчалась успехом. Сегодня такую стратегию наверняка бы назвали безрассудной. Тогда, в спокойные докризисные годы, долги набирали даже самые консервативные предприниматели. Различия в подходах владельцев топливного холдинга и прочих участников рынка проявились только во время финансового спада. Абсолютное большинство российских компаний, попав в сложную ситуацию, как могли, пытались минимизировать кредитное бремя. И только «Фаэтон» решил на нем крупно заработать. Как выяснилось, мировой опыт располагает множеством способов оставить без внимания требования кредиторов. И самой эффективной схемой ухода от ответственности считается фиктивное банкротство.

Ловкость фирм, и никакого мошенничества…

В нашей стране, как и во всем мире, бизнесмены редко верят друг другу на слово. Гарантией возврата крупных кредитов всегда служит залог. Поэтому, в случае неспособности должника вовремя расплатится с кредиторами, в дело вступает закон о банкротстве. Эта ситуация знакома большинству россиян по зарубежным фильмам и пьесам классиков российской литературы: имущество неисправного заемщика, которым был обеспечен кредит, продается с аукциона, а вырученные деньги идут на погашение долга. К сожалению, эта схема имеет весьма существенный недостаток. Дело в том, что в силу закона средства должника распределяются между займодателями пропорционально сумме долга. При этом, никто не мешает фирме – должнику создать искусственную задолженность перед якобы сторонней коммерческой структурой. Причем, такого размера, что именно ей, по итогам процедуры банкротства, достанется львиная доля активов. Конечно, сделать это не так-то просто. Для того, чтобы усыпить внимание контролирующих финансовых органов, мошенникам такого рода приходится разрабатывать сложные денежно-имущественные схемы. Или, как руководство холдинга «Фаэтон», действовать «в лоб», рассчитывая риски «по законам кризисного времени».

На первый взгляд, это был обычный спор двух хозяйствующих субъектов. Вначале, компания «Фаэтон – Аэро», владелец крупной сети топливозаправочных станций, сдала некой фирме «Октан» в аренду земельный участок. Та, в свою очередь, самовольно реконструировала имевшиеся на нем постройки, превратив скромную бензоколонку в роскошную автозаправочную станцию. Возмущенное таким произволом, руководство «Фаэтон – Аэро» обратилось в Арбитражный суд с иском о признании права собственности на спорное здание. В ответ «Октан» сообщил о невозможности возврата здания «в связи с гибелью объекта». Тогда «Фаэтон – Аэро» потребовал признать за ним а права собственности на самовольно выстроенный объект. Суд, рассмотрев дело, против такого поворота не возражал. Правда, в соответствии с Гражданским кодексом, «Фаэтон – Аэро» при этом должен был возместить «Октану» его расходы на строительство. Затем ситуация повторилось. В результате, к началу 2008 года «Фаэтон – Аэро» обязался выкупить четырнадцать самовольно выстроенных автозаправок. А так, как денег на выплаты «Октану» у топливной компании на тот момент не нашлось, миллиардную сумму записали в долг, сделав недобросовестного арендатора одним из крупнейших кредиторов «Фаэтон – Аэро».

Вторым лидером рейтинга заимодавцев стала компания «Промтранс». Ему «Фаэтон» задолжал в результате несложной схемы с облигациями. В 2006 году фирма «Фаэтон-Аэро-Финанс» разместила облигационный займ на один миллиард рублей под поручительство все того же «Фаэтон-Аэро». Через год компания «Промтранс» и фирма «Фаэтон Девелопмент Груп» заключили четыре договора купли-продажи этих облигаций на 769 694 рублей. В придачу, компании «Промтранс» и «Фаэтон-Аэро» заключили договор поручительства, по которому топливная компания брала на себя солидарную ответственность по обязательствам «Фаэтон Девелопмент Груп». Платить, вопреки условиям договора и здравому смыслу, девелоперы не стали, а потому, в соответствии с решением Арбитражного суда, долг взыскали с «Фаэтон-Аэро». К весне 2009 года за счет процентов его сумма выросла до 1 107 306 000 рублей.

Суд и дело

Трудно сказать, что именно подвигло руководителей «Фаэтона» за год до кризиса озаботиться сооружением этих непростых финансовых схем. Скорее всего, определяющую роль сыграла военная хитрость. Непосредственные владельцы холдинга, братья Снопок, в бизнес пришли из армии. Оба учились в Ленинграде, младший Михаил офицерское звание получил в Казанском танковом, куда был переведен в результате классического армейского «залета». Старший служил в Мурманской области, но побоялся трудностей. Уволился в девяностом. Закончил ФинЭк. А потом попал под опеку известного авторитета Мирилашвили, которого в определенных кругах называли Миша Кутаисский. Вплоть до ареста покровителя, Снопок набирался опыта в круговороте рискованного бизнеса «криминальной столицы». Участвовал в целой серии скандалов, связанных с раздербаном предприятий. торговал топливом и медтехникой. Создал в декабре 1991 года, на пару с бизнесменом Хильченко, фирму «Фаэтон». Успешно приватизировал несколько городских заправок. Прошел в «Фаэтоне» путь от главного бухгалтера до председателя правления и гендиректора. И – подтянул к бизнесу брата Михаила, сделав его своей «правой рукой».

Михаил Снопок

Привычка страховать каждый свой шаг оказалась весьма кстати. Прозорливости коммерсантов оставалось только позавидовать: сани, приготовленные в пору экономического «лета», как нельзя лучше пригодились в пору финансового спада. Первые признаки неблагополучия появились в начале 2008-го года. Сперва заволновались держатели облигаций «Фаэтона»: холдинг официально заявил о нехватке средств, и отказался от покупки сети чешских автозаправок. Потом посыпались иски обманутых банков: в мае 2009 года компания прекратила платить по кредитам. Одним из первых в суд обратился ВТБ, потребовав взыскать с «Фаэтона» 670 миллионов рублей. Вскоре иски в арбитраж с требованием заплатить по кредитам подали Связь-банк и банк «Россия». За ними в суд потянулись прочие кредиторы. Как отмечали в те дни российские информагентства, ЮниКредит Банк требовал возврата 133 миллионов рублей, банк «Россия» — 152 миллионов, «Уралсиб» — 94 миллионов, «Глобэкс» — около двух миллионов долларов, а Связь-банк — 121 миллион рублей. Общий долг холдинга к тому времени составил 6,5 миллиардов рублей. Ответный ход «Фаэтона» был вполне предсказуем. Компания, управляющая 13 АЗС в Петербурге и Ленобласти, сама обратилась в арбитраж с иском о банкротстве. Вслед за этим к делу подключился «засадный полк» в лице компании «Октан» и фирмы «Промтранс».

По мнению суда, эти кредиторы имели те же права, что и федеральные банки. А потому, арбитраж обязал компанию «Фаэтон – Аэро» выплатить «Октану» и «Промтрансу» совокупно около 2,7 миллиардов рублей. Схема, задуманная еще до кризиса, близилась к своей финальной стадии: большая часть имущества банкрота вот-вот должна была перейти в собственность загодя подобранных фирм, а прочим кредиторам грозила перспектива долгого и бессмысленного дележа оставшихся активов. Крупные банки были с таким поворотом категорически не согласны, а потому обратились за помощью в правоохранительные органы, потребовав «привлечь к уголовной ответственности руководителей или участников ООО «Фаэтон-Аэро», «совершивших преступные действия с причинением банкам крупного ущерба в размере около пяти млрд. рублей».

Дальнейшие события развивались по стандартному в таких случаях сценарию. ГУВД Санкт-Петербурга, изучив и проверив жалобу банкиров, возбудило уголовное дело по факту невозврата кредитов группой «Фаэтон». Результаты первых же проверок, равно как и последовавшего за ними обыска, подтвердили самые мрачные предположения следователей. По всему выходило, что фирмы «Октан» и «Промтранс» имеют самое непосредственное отношение к холдингу - должнику. Более того, есть все основания утверждать, что все три компании имеют одного и того же хозяина, который, по замечанию одного издания, «… сам себе задолжал, сам с собой расплатился, сохранил бизнес, а банки оставил ни с чем». Доказательств хватало. Так, по данным Единого государственного реестра юридических лиц, внезапно разбогатевший Андрей Носович, учредитель компании «Промтранс», совсем недавно трудился на посту гендиректора охранного предприятия «Паритет», входящего в холдинг «Фаэтон». Теперь он, в случае соответствующего решения суда, будет контролировать большую часть выведенных из «Фаэтона» активов. Другой кредитор, фирма «Октан», и вовсе числится 100%-ной «дочкой» компании «Фаэтон-аэро». Прочие участники схемы вывода активов заслуживают упоминания разве что в криминальной хронике. К примеру, гендиректор компании «Квант», выступившей подрядчиком самовольного строительства бензоколонок, оказался простым уголовником, который в настоящее время отбывает тюремный срок за разбой.

Сумма к выплате

Действия руководителей холдинга «Фаэтон», по мнению следователей питерского ГУВД, тоже могут привести их за решетку. Формулу возможного обвинения уже растиражировали питерские электронные СМИ, процитировав жалобу кредиторов. Как утверждали в своем заявлении представители крупнейших банков страны, руководители «Фаэтон-Аэро» «в период с 1 апреля по 25 мая 2009 года вывели активы предприятия в аффилированные структуры и создали перед ними фиктивную задолженность». Уголовный кодекс такие схемы квалифицирует по статье 196, предусматривающей ответственность за преднамеренное банкротство. И карает, в случае установления вины, лишением свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до двухсот тысяч рублей. Впрочем, пока наказание грозит только одному из двух непосредственных владельцев холдинга «Фаэтон», братьев Снопок. Принцип «подстраховки», разделения ответственности и вывода активов действует и внутри семьи: на сегодняшний день фигурантом уголовного дела числится только брат Михаил, не вовремя назначенный братом Сергеем на должность гендиректора компании «Фаэтон – Аэро». Правда, ему вряд ли придется отвечать за всю деятельность фирмы: с 26 марта 2009 года «Фаэтон-аэро» руководит некий господин Григоровский, гражданин далекой Канады.

Представители кредиторов на предстоящем суде также будут присутствовать не в полном составе. Как стало известно, один из основных заимодавцев холдинга, российский Сбербанк, вышел из участия в процессе банкротства компании «Фаэтон-Аэро», договорившись с должников о реструктуризации задолженности. По сути, «Фаэтон» выкупил свой долг в размере 1,2 миллиарда рублей с некоторым дисконтом, избавив себя от судебных разбирательств с наиболее влиятельным из своих кредиторов. Прочие заимодавцы холдинга сразу же отметили некорректность политики Сбербанка. Прежде всего, подписывая подобные договора, нужно помнить, что в случае банкротства предприятия, все его сделки за последние полгода подлежат отмене. Первый шаг вы этом направлении уже сделал суд, вычеркнув на днях компания «Октан» из чиста кредиторов «Фаэтон – Аэро».

К тому же, нельзя упускать из виду этическую сторону дела. По сути, именно средства Сбербанка сегодня позволяют обанкротившемуся холдингу нести операционные расходы и предпринимательскую деятельность, парадоксальным образом все глубже погружаясь в долговую яму. Дело в том, что автозаправки «Фаэтона», формально переданные в аренду компании «Фаэтон-сеть номер 1» уже упомянутого Михаила Снопка, продолжают работать, показывая при этом 40% рентабельность. При этом прибыль, вопреки закону, идет напрямую в карман братьев Снопков, минуя обманутых кредиторов. Впрочем, не только их обманывают «топливные короли». Поставщики бензина и соляры отдают топливо на реализацию, без предоплаты. Пока, на фоне основной задолженности, сумма просроченных платежей заправочной сети выглядит пустяковой. Зато, после окончания уголовного расследования и судебного процесса на руководителями «Фаэтона», поставщики топлива, компания Сургутнефтегаз и Уфимский нефтеперерабатывающий завод, рискуют оказаться в числе пострадавших. Причем, без всякой надежды на возмещение ущерба.