"Пишите хоть президенту США!"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Пишите хоть президенту США!" FLB: «В действиях администрации по продаже муниципального жилья с аукционов имеются признаки хищения средств из Фонда содействия реформированию ЖКХ»

"Очередная история о том, как чиновники Ижевска глумятся над жителями аварийных домов. «Хоть президенту Соединенных Штатов пишите, а разбираться-то всё равно нам» - рассказывает о замкнутом круге бюрократии журналист ИА «День» Юлия Сунцова. «Семья Бесогоновых живет в бараке, 1926 года постройки, и четвертый год бьется за право на переселение из аварийного жилья. По одной из версий, когда-то в старом доме жил директор Ижевского машзавода Иван Белобородов со своими заместителями. «Даже если развалюха - памятник истории, мы не готовы в нем жить», - говорит нынешняя хозяйка.
01c55ff980d27ddc5bf982f88f367199.jpeg
В 1970 году по распоряжению председателя исполкома Ижевского горсовета казенные жилые дома, принадлежащие тогда металлургическому заводу, снесли с Центральной площади. Уже тогда они были признаны ветхими на 40%, и, чтобы их вид не омрачал центральную часть города, было решено перевести дома на баланс комбината благоустройства Ленинского района для последующей их транспортировки на свободную от застройки территорию в Ленинском районе Ижевска. Разобранные бараки выгрузили в лесопосадке: авось эти дрова еще на что-нибудь сгодятся. Сгодились. Вновь собранные бараки предоставляли служащим ижевских предприятий. Так в своей молодости в барак заехали родители мужа Розалии Бесогоновой. Поженившись, молодая семья Бесогоновых стала жить в бараке вместе с родителями. Восемь лет назад у них родился сын. По документам в доме 6 квартир: 4 приватизированные и 2 муниципальные. Сам дом считается многоквартирным. Жильцы 2-х муниципальных квартир проживают в нем по договору о социальном найме. С тех пор как остатки былой роскоши перевезли в Ленинский район и заново собрали, их ни разу не ремонтировали. В жилище нет санузла, все удобства на улице, отопление - печное, подполья и фундамента нет. Зимой внутри держится минусовая температура даже при постоянно топящейся печке. Основание сруба прогнило, крошатся дырявые стены с потолком, они могут рухнуть в любой момент. Плесень - повсюду. В межсезонье течет со всех сторон - с крыши, по стенам, по рамам. Под половицами держится вода, размножаются крысы и мыши. Отравы на них не напастись. Таких домов на улице 2-й Новгородской - шесть, в каждом их них живут по 5-7 семей. Подозрение врачей на астму у ребёнка стало поводом для Бесогоновых задуматься о переезде из разваливающегося "особняка". История мытарств началась в 2009 году. Тогда супруги обратились в Городское жилищное управление за оценкой состояния дома, которая в дальнейшем могла бы послужить основанием для переселения. В ГЖУ, оказывается, уже хранилось заключение технического обследования дома № 12 по ул. 2-й Новгородской: капитальному ремонту дом не подлежит. Бесогоновы запросили у служащих копию заключения. Выдать ее им обещали через неделю, когда же в назначенный день семья пришла за документом, сотрудники ГЖУ прямо сказали, что из администрации города поступил звонок, чиновники запретили выдавать документ. Созвали независимых специалистов. Жильцы барака на средства в складчину провели собственное техническое обследование дома. Созванная межведомственная комиссия, изучив заключение обследования, признала многоквартирный дом № 12 по ул. 2-й Новгородской аварийным, подлежащим сносу и расселению, установила общий физический износ - 77%. Заключение межведомственной комиссии оказалось на столе тогда и.о. главы администрации Ленинского района Александра Ожмегова, который в свою очередь подписал распоряжение о расселении дома, признании его аварийным и подлежащим сносу, включил дом в накопительный список по сносу и расселению. Данный список на деле оказался фикцией. С распоряжением Ожмегова Бесогоновы пошли в горадминистрацию, в Управление муниципального жилья. Хотели узнать, какие они по счету в накопительном списке. В управлении Николая Буторина супругов совсем не ждали: на словах заявили, что заселять их некуда, и если они включены в накопительный список, то всегда будут в нем последними по счету. Розалия с адвокатом сразу же обратилась в Октябрьский районный суд Ижевска. В марте 2010 года суд был выигран: решение обязало администрацию Ижевска на условиях социального найма предоставить семье двухкомнатную благоустроенную квартиру в доме капитального типа в черте Ижевска. Казалось бы, вот она счастливая развязка, однако борьба за переселение не окончена и по сей день. Судебные приставы открыли исполнительное производство, но перед горадминистрацией они оказались такими же бессильными, как и жители. Бесогоновы еще раз сходили в Управление муниципального жилья Администрации г. Ижевска, сделали запрос на предоставление выкупной цены, которая полагается переселенцам в случае отсутствия свободного муниципального жилья. Николай Буторин был краток: средства, как и фонд жилья, отсутствуют. Вместе с тем супругов «кормили завтраками» в течение двух лет, обещая предоставить квартиру то в строящемся доме, то в проекте дома. За два года Розалия работала с несколькими адвокатами и проиграла несколько судов, которые, как она рассчитывала, должны были признать бездействие судебных приставов. В мае 2011 года на официальном сайте города Ижевска и в государственной газете она наткнулась на объявления о продаже на аукционе муниципальных квартир в доме № 1 по улице Петра Берша, построенном за счет средств федерального фонда содействия реформированию ЖКХ. При этом представители администрации заявляли о том, что свободного муниципального жилья по-прежнему не имеется и что на вырученные средства от продажи квартир в доме по ул. П. Берша будут приобретены квартиры на вторичном рынке, которые впоследствии передадут нуждающимся по договору социального найма. В это время продолжали «поспевать» новые ответы из администрации на письма, разосланные ранее. В каждом - новая отписка. Для начала освободившаяся квартира муниципалитета не подходила семье: по квадратуре она была слишком большой. Потом чиновники придумали, что ветхий барак жильцов является домом блокированной застройки (Прим. – с разными входами), что является основанием для отказа в расселении. Затем чиновники написали, что дом признан аварийным после 1 июля 2007 года, что делает невозможным включение его в список домов, которые должны расселить за счет средств Фонда содействия реформированию ЖКХ. В конце концов пришло два противоречащих друг другу уведомления о том, что семья поставлена в очередь на получение муниципального жилья, и о том, что семья не включена в список переселенцев. Все ответы пришлось оспаривать и доказывать, что выигравшие судебный процесс по переселению жильцы не должны становиться очередниками и попадать в какие бы то ни было списки на очередь. Оспорили. Доказали. Розалия не останавливалась – обращалась в федеральный фонд реформирования ЖКХ, в Минстрой, к Путину и Медведеву. По принципу территориальности все обращения возвращались в Удмуртию. «В администрации меня давно запомнили и стали открыто смеяться в лицо, - рассказывает Розалия. – Мол, хоть президенту Соединенных Штатов пишите, а разбираться-то всё равно нам». В это время женщина с адвокатом идут по пути частного случая: находят в доме по ул. Берша квартиру, которая подходит им для заселения по определению судебного решения, и подают новый иск. По ходатайству семьи суд арестовывает квартиру, запретив совершение сделок с данной квартирой, сдачу ее по найму, вселение жильцов и регистрацию. На судебных заседаниях главный специалист Управления муниципального жилья Администрации г. Ижевска Виктор Субботин жалуется на то, что «арестованная квартира пустует, МО «г. Ижевск» несет из-за семьи Бесогоновых убытки, оплачивает коммунальные платежи за пустующую квартиру». При этом, нарушив решение суда, администрация заключает договор соцнайма и вселяет в арестованную квартиру очередников. УФМС по УР регистрирует в ней новых жильцов – семью с двумя детьми. Заканчивая нашу беседу, Розалия Бесогонова вздыхает, просит попить и собирает толстую кипу бумаг – обращения, исковые заявления, ответы. С собой принесла только самые главные, на съемной квартире хранится метровый в высоту архив из бумаг. За её плечами – с десяток судебных процессов и масса судебных расходов. На данный момент семья Бесогоновых оспаривает в Верховном суде УР проигранные суды по бездействию судебных приставов. В прокуратуре и следственном комитете зарегистрированы несколько обращений: по факту неисполнения администрацией судебного решения от 2009 года, по факту вселения и регистрации новых жильцов в арестованной судом квартире. По мнению Розалии, в действиях администрации по продаже муниципального жилья с аукционов имеются признаки хищения средств из Фонда содействия реформированию ЖКХ. Когда эта семья добьется справедливости? Одному Богу известно. А пока супруги Бесогоновы с ребенком-первоклассником и судебным решением в их пользу скитаются по съемным квартирам, друзьям и родителям. Жить в их аварийном доме не представляется возможным» - отмечает автор. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации