"Повыпадали зубы."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Повыпадали зубы"

© "Известия", origindate::16.07.2007, Фото: "Ведомости"

Дерипаска готов отдать Родине все

Елена Шишкунова

Фото: Е. Стецко Алюминиевый магнат Олег Дерипаска, номер два в "золотой сотне" журнала "Форбс", в интервью британской газете Financial Times объявил, что он и государство едины. А потому если государство захочет, то в тот же момент получит весь его бизнес.

Совладелец объединенной компании "Российский алюминий" (номер один в мире по производству первичного алюминия) Олег Дерипаска журналистов на дух не выносит и лишним словом их никогда не одарит. Тем удивительнее, что журналистка британской газеты Financial Times Кэтрин Белтон добилась от него не просто интервью, а нескольких сенсационных заявлений.

"Я не отделяю себя от государства. У меня нет никаких иных интересов. Мне незачем оправдываться. Я ничего не стыжусь, мне не нужно прятаться. Мне лично интересно просто развивать компанию в долгосрочной перспективе", - заявил он FT. По его словам, "ему просто повезло, и богатство свалилось на него с неба". Богатство, что и сказать, немаленькое. На сегодня он второй после Романа Абрамовича миллиардер России с личным состоянием в $23 млрд.

Сам миллиардер признается, что он всегда готов к бою. "Мы российские казаки. Мы всегда готовы воевать, - говорит он. - Установка такая: надо уметь справляться с проблемами и с любой ситуацией. Идея в том, что трудности - это еще не катастрофа. Если случится наводнение, просто иди и борись с ним. Решай проблему".

Дерипаска, пишет британская журналистка, теперь оценивает себя не только как владельца алюминиевого бизнеса. Он выходит за пределы этой отрасли и вкладывает миллиарды долларов в торговлю лесом, строительство, авиапромышленность и производство автомобилей. Он также собирается уже в ноябре вывести "Российский алюминий" на IPO и заработать на этом до $9 млрд. Но продажа акций на Западе, пишет FT, это вовсе не способ защититься от поглощения со стороны Кремля. Если государство скажет, что мы должны от него отказаться, мы откажемся. Так говорил Дерипаска.

***

"Говорят, что молодой директор Дерипаска ночевал месяцами в цеху: от фтора у него повыпадали зубы"

© "Новая газета", origindate::16.07.2007

Наверно подданный. Присяга олигарха - это не любовь к сюзерену, а охранная грамота

Юлия Латынина

В полку бессребреников прибыло. Еще один россиянин готов пойти по стопам математика Перельмана, отказавшегося от Филдсовской премии (аналога Нобелевки в математике), и это не кто иной, как миллиардер Олег Дерипаска, заявивший в интервью "Файненшл таймс", что всегда готов отказаться от компании в пользу государства. "Если государство скажет, что мы должны отказаться от компании, мы откажемся. Я не отделяю себя от государства".

Надобно сказать, что формула: "Если вы попросите, сразу все отдам" - стала стандарной клятвой олигархов на верность Путину. Вступая на службу в Вооруженные силы, клянутся: "Служу России", а вступая в Кремль, олигархи клянутся сюзерену: "Все положу, если прикажете". Стандартная же формула ответа сюзерена: "Поуправляй пока".

Говорят, что первым так присягнул Владимир Потанин сразу после вступления Путина в должность, когда прокуратура наехала на "Норникель". "Возьмите, если надо", - говорили по поводу Ковыкты в ТНК. В общем, присягали все, кроме Ходорковского.

Ходорковский не присягнул, и в результате из него сделали учебное пособие по тому, как присягать правильно.

"Мне просто повезло, - сказал Дерипаска в интервью "Файненшл таймс". - Считайте, что богатство свалилось на меня с неба".

Просто повезло?

В конце 80-х десятки молодых физиков слонялись без работы и денег. Дерипаска понял, как зарабатывать деньги, продавая сырье на бирже. Он начал работать на одну из самых могущественных империй начала 90-х, Trans World Group, стал младшим партнером и любимым учеником Михаила Черного, тогдашнего короля российской металлургии. Когда "красные директора" еще считали, что акции - это такие бумажки, за которые потом посадит ОБХСС, Дерипаска и TWG покупали акции СаАЗа. Завод был на грани остановки: бандиты гуляли по цехам, алюминием торговали чуть не в каждом дворе. Говорят, что молодой директор Дерипаска ночевал месяцами в цеху: от фтора у него повыпадали зубы, как у моряков Магеллана в эпоху Великих географических открытий.

Чтобы скупить акции завода, TWG привлекла и Татаренкова - главного местного бандита. Скупал он их или выбивал вместе с зубами, история умалчивает, но, когда пакет оказался в нужных руках, Дерипаска пришел в милицию и сказал: "Я тут с преступностью решил бороться".

Татаренков поклялся убить Дерипаску; покушения готовились не раз. Однажды, рассказывают оперативники, люди Татаренкова узнали время проезда и точный маршрут Дерипаски и: попросили деньги у Анатолия Быкова, который тогда уже имел основания опасаться растущего влияния молодого алюминщика. "Он ваш враг, не мой", - отказался Быков. Гранатометчики пролежали на обрыве, пока под ним ехали машины Дерипаски. Выстрела так и не было.

Именно Дерипаска возглавил мятеж российских менеджеров против империи TWG и размыл с помощью дополнительной эмиссии пакет TWG в Саянском алюминиевом заводе.

Говорят, тогда даже на горных тропах в Саянах стояли патрули, чтобы перехватить юристов TWG, пытающихся поспеть на внеочередное собрание.

А еще потом была вторая алюминиевая война, развод с Михаилом Черным; постоянные попытки захватить то тот, то другой завод. На лесопромышленную компанию Захара Смушкина Дерипаска нападал два раза, потому что с первого раза не получилось, а это оскорбляет российского олиграха, если кто-нибудь не дает себя съесть. Это потеря лица - не победить в нападении.

Ночевки в цехах, война не на жизнь, а на смерть с Татаренковым, а потом Быковым, восстание против TWG (а напомню, что предыдущие коммерсанты, решившие соперничать с TWG, - Феликс Львов и Олег Кантор - погибали при совершенно фантастических обстоятельствах: Львова, например, вооруженный спецназ снял с заграничного самолета, когда тот уже сидел в салоне, вывез в лесок и расстрелял), - это все "просто повезло"?

Это как если бы математик Перельман скромно сказал, что решение проблемы Пуанкаре ему просто приснилось.

В 1730 году птенцы гнезда Петрова, сильные, коварные, коррумированные, но даровитые люди, решили призвать на царство неумную, ограниченную, слабую Анну Иоанновну, ограничив ее правление "кондициями". Анна Иоанновна в Санкт-Петербург приехала - и тут же "кондиции" разорвала. На это у нее ума хватило. Потому что испуганное дворянство прибежало к Анне Иоанновне жаловаться на верховников и потому что верховники просили не прав для других, а воли для себя.

Российские олигархи, как и сподвижники Петра, были неутомимы, талантливы и безжалостны. Ни один из них не стал миллиардером случайно, хотя многие случайно остались в живых. Но, выбирая преемника Ельцина, они не думали о правах для всех. Они думали лишь о воле для себя - и то, понятное дело, с какой стати волкам думать о нуждах зайцев?

Но теперь эти волки с длинной волей стоят смирно в очереди к плахе, как Голицыны и Долгорукие, и всё, что они могут сделать, чтобы отсрочить неизбежную развязку и, возможно, даже поучаствовать в дележке имущества того, кто казнен раньше, это сказать: "Государыня, все, что мое, - твое. Бери, если хочешь".

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::16.07.2007

Госинтересное положение

Олег Дерипаска готов пожертвовать публичностью "Русала" ради государства

Мария Черкасова

Сделка по слиянию Alcan и Rio Tinto свела на нет лидерство объединенной компании "Российский алюминий" (ОК "Русал"), а ее основной владелец Олег Дерипаска поставил под сомнение возможность IPO компании. Владелец 66% акций ОК "Русал" публично заявил об отсутствии интереса к IPO и своей готовности пожертвовать публичностью "Русала" в пользу государства. Это идет вразрез с планами его партнеров, прежде всего Виктора Вексельберга, который рассчитывал на размещение акций до конца года. Госинтересы -- серьезный аргумент Олега Дерипаски, но даже если он возьмет верх, для рынка, считают эксперты, это не станет большой потерей.

В четверг канадский Alcan лишил лидерства ОК "Русал" (United Company Rusal Limited) в отрасли, заявив, что принял предложение о слиянии с англо-австралийской Rio Tinto (см. Ъ от 13 июля). Буквально на следующий день Олег Дерипаска лишил надежды своих партнеров по компании, прежде всего главу совета директоров Виктора Вексельберга и его коллег по СУАЛу, на скорое размещение акций алюминиевой компании.

В интервью The Financial Times господин Дерипаска заявил, что его не интересует IPO "Русала". "Продать 'Русал', чтобы купить что?" -- процитировало его слова издание. При этом господин Дерипаска добавил, что "другие акционеры компании являются движущей силой", то есть при отсутствии интереса к IPO у него самого его подталкивают заинтересованные в размещении бумаг партнеры. Контраргументом их желанию сделать "Русал" публичным можно считать еще одну цитату Олега Дерипаски -- о готовности отдать "Русал" государству. "Если государство скажет нам отказаться, мы откажемся. Я не отделяю себя от государства. У меня нет других интересов",-- заявил бизнесмен.

Олег Дерипаска заявлял Ъ об отсутствии у него интереса к IPO и раньше -- в октябре 2006 года, после презентации сделки по слиянию с СУАЛом и Glencore. Впрочем, в компании "Базовый элемент" ("Русал" входит в его энергетический сектор) в пятницу же поспешили смягчить ситуацию. В компании слова о готовности реприватизировать "Русал" назвали "чушью", а говоря об IPO, напомнили, что дедлайн для его проведения "три года с момента его ('Русала'.-- Ъ) создания". Компания была официально создана 27 марта 2007 года, то есть дедлайн для размещения ее акций -- 27 марта 2010 года.

Glencore и "Ренова" Виктора Вексельберга оставили публикацию в FT без комментариев. Ранее глава "Реновы" Виктор Вексельберг неоднократно заявлял, что IPO может пройти до конца года. Речь шла о размещении 20-25% акций и привлечении не менее $5 млрд. Более того, по данным Ъ, к этому почти все готово: на Лондонскую биржу предполагается выводить GDR зарегистрированной на Джерси UC Rusal. Это означает, что "Русал" собирается обойти директиву ФСФР об обязательном размещении трети выпуска в России, что автоматически повышает оценку компании в глазах западных инвесторов. "Это снижает риски для инвесторов, позволит получить более высокую оценку и больший объем торгов, что в итоге позволит рассчитывать на более справедливую цену бумаг",-- пояснил Ъ инвестбанкир, близкий к размещению IPO. Официальный представитель "Русала" Вера Курочкина, впрочем, заявила Ъ, что мандаты никому из банкиров не выданы.

Президент "Реновы" Виктор Вексельберг, который недавно был вынужден уступить Ковыкту "Газпрому", также был недоступен для комментариев. Между тем Ковыкта не единственный актив, которым он поделился с властями. В 2005 году, когда "Ренова" еще была совладельцем титановой корпорации "ВСМПО-Ависма", ее гендиректор Владислав Тетюхин публично заявлял о готовности ввести в госинтересах золотую акцию. Его предложение было услышано: через год ФГУП "Рособоронэкспорт" выкупило за полцены и спорные акции "Реновы", и доли господина Тетюхина и его партнера Вячеслава Брешта. Впрочем, у господина Вексельберга и его партнеров по СУАЛу есть страховка от срыва IPO. По условиям сделки, в случае срыва IPO по вине Олега Дерипаски они имеют право предъявить господину Дерипаске к выкупу свою долю с 15-процентной премией к ее стоимости (см. Ъ от 12 октября).

Потенциальные покупатели GDR "Русала" не исключают, что за словами Олега Дерипаски о готовности к реприватизации компании может скрываться нечто большее, чем гипотетические рассуждения о лояльности властям. "Я не верю в случайные высказывания таких людей, как Олег Дерипаска,-- говорит глава ИГ 'АнтантаПиоглобал' Евгений Коган.-- Он человек умный и если говорит, значит за этим что-то стоит. Я вполне допускаю наличие каких-то консультаций".[...]

***

Экс-партнер Олега Дерипаски готовит апелляцию

Бизнесмен Михаил Черной, который требует от Олега Дерипаски признать за ним право собственности на 20% акций "Российского алюминия" или 13,2% объединенной компании "Русал", готовит документы для обжалования решения Высокого суда правосудия Лондона. Напомним, 3 мая суд отклонил иск господина Черного, сославшись на нарушение процедуры вручения иска ответчику (см. Ъ от 18 мая). Не исключено, что нежелание господина Дерипаски спешить с IPO "Русала" вызвано также судебными разбирательствами с бывшим партнером. 

***

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::16.07.2007

Дерипаска отказал Черному

Ксения Рыбак, Иван Малиновский

Олег Дерипаска впервые публично ответил Михаилу Черному, который называет себя партнером по бизнесу и пытается отсудить у него 20% “старого” “Русала”. Дерипаска уверяет, что Черной не имел отношения к его бизнесу.

В ноябре 2006 г. Черной подал иск к Дерипаске в Высокий суд Лондона с требованием вернуть права на 20%-ный пакет “Русала” или денежную компенсацию. Суд отклонил иск в мае 2007 г., сославшись на то, что Дерипаска не является резидентом Великобритании, сообщила FT. Дерипаска претензии Черного никогда не комментировал. “Я не могу отвечать на эти вопросы, потому что судебные процессы уже начались”, — говорил он в интервью “Ведомостям”. Впервые бизнесмен публично отозвался о Черном в беседе с FT. “Роль [Михаила] была специфичной. Этот человек не имеет отношения к моему бизнесу”, — сказал он.

Представитель “Базового элемента”, управляющего активами Дерипаски, сообщил, что у того нет неурегулированных вопросов с Черным, и отказался от дальнейших комментариев. Черной же заявил FT, что готовится подать апелляцию на решение суда.

Черной оспаривает долю в “старом” “Русале”. О его создании было объявлено в 2000 г., когда алюминиевые активы объединили Олег Дерипаска и Михаил Черной с одной стороны (“Сибирский алюминий”) и Роман Абрамович — с другой. В 2001 г. Дерипаска выкупил долю Черного в “Сибале” за $250 млн, а затем и 50% Абрамовича в “Русале”. В течение пяти лет Дерипаска обязался начать продавать акции “Русала” третьим лицам и уплатить Черному “сумму, равную Z*20 — $250 млн, где Z — стоимость 1% акций “Русала”.

В пятницу представитель суда сказал “Ведомостям”, что 24 мая Михаил Черной обратился в суд за разрешением на подачу апелляции. Решение о том, давать ли это разрешение, суд, вероятно, не примет до конца октября. В чем суть апелляции, он не уточнил.