"Подписи подделывались 10 лет"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Московский арбитражный суд рассматривает попытку Андрея Андреева вернуть бизнес

1080130181-0.jpg Отсутствие в России прецедентного права иногда приводит к откровенным правовым курьезам. Не имея возможности переносить под кальку решения других судов по аналогичным делам, судьи каждый раз вновь рассматривают материалы, слушают свидетелей и выносят решение. Однако случается так, что, получив одинаковые исходные данные, на выходе двое судей принимают прямо противоположные решения.

Такие ситуации наглядно иллюстрируют, сколь велика доля субъективного в принятии того или иного решения.

Впрочем, дела-близнецы появляются достаточно редко для того, чтобы на их примере можно было контролировать работу судов. Но все же появляются. В Арбитражном суде Москвы автору этих строк показали сразу шесть одинаковых исков, где различались только названия компаний-ответчиков. В заявлениях была представлена единая система аргументов, у ответчиков были одинаковые обоснования своей позиции (все шесть компаний аффилированы с одними и теми же людьми), однако два решения были приняты в пользу истцов, два — в пользу ответчиков, еще два пока находятся на рассмотрении.

Как выяснилось, все эти разбирательства проходят в рамках судебных тяжб Андрея Андреева, продавшего вместе со своими партнерами Натальей Раевской и Родионом Гамзаевым осенью 2001 года «Ингосстрах», Автобанк и еще более сотни компаний «Русскому алюминию» и «Нафта-Москва», с новыми владельцами. Андреев пытается отменить результаты сделки и вернуть себе контроль над предприятиями. Как говорил сам Андреев в своих интервью, вся собственность была зарегистрирована не на него, а на цепочку подставных фирм. Одна из них — ООО «Велмор» (ее учредителем, в свою очередь, являлась кипрская «Swinford Investments Limited»). Покупая весь бизнес, новые владельцы приобрели и «Велмор», распределив ее акции фактически в равных долях на шесть своих компаний. Теперь Андреев предпринимает попытки опротестовать все этапы передачи имущества, в том числе продажу долей ООО «Велмор».

Все шесть исков основывались на одном-единственном тезисе: представитель «Велмора» Юлия Кондратьева, подписавшая документы, не имела права ее продавать, так как в ее доверенности не прописаны такие полномочия. На основании этого «Swinford Investments Limited» требовала от суда отменить сделку. Шесть ответчиков представили на рассмотрение суда пакет документов, подтверждающих их правоту. Но в итоге судья Васильева, рассмотрев сразу два из шести исков, приняла решение иск удовлетворить и отменить сделку.

Следующие процессы вели двое разных судей. Они отказали «Swinford» в иске, убедившись, что «из содержания доверенности от origindate::23.04.99 следует, что Кондратьевой было предоставлено право на заключение любых контрактов, следовательно, она была вправе заключить договор купли-продажи доли в уставном капитале».

В итоге счет в поединке прежних и новых владельцев сравнялся. Тогда истцы сделали неожиданный ход, изменив свои требования. В начале этого года, спустя полтора года после сделки, истцы заявили, что их представитель вообще не подписывала никаких документов, а подпись ее подделали. То есть в ходе четырех судебных процессов они утверждали, что Юлия Кондратьева заключила сделку самовольно, не имея на то прав, а при рассмотрении пятого и шестого дела оказалось, что она вообще в сделке не участвовала. Суд же принял вдруг изменившуюся позицию истцов на веру и назначил экспертизу подписи Юлии Кондратьевой. Теперь оставшиеся два иска будут рассмотрены только после результатов экспертизы.

А между тем дальнейшее развитие событий уже можно предугадать. 3 марта в «НГ» было опубликовано интервью бывшего сотрудника Андреева Сергея Тарасенко с говорящим названием «Они из России делают страну дураков». Вот небольшой отрывок из текста, напрямую касающийся сегодняшней истории:

«Вопрос: Один из аргументов Андреева заключается в том, что подписи директоров подставных фирм, продавших бизнес, были подделаны.

Ответ: Они действительно были подделаны. Потому что подделывались 10 лет. Все фирмы были зарегистрированы на подставных лиц — шоферов, швейцаров. Они не принимали никаких решений, не участвовали в бизнесе. И если надо было подписать какую-то бумагу, никто не бегал и не искал этих шоферов. Все за них подписывали бухгалтеры. Поэтому во время сделки подпись поставили те же люди, что подписывали документы на протяжении десятилетия. Ведь если бы нашли где-то этих шоферов и заставили их подписаться собственноручно, получилась бы совершенно другая подпись. Это еще одно свидетельство того, как Андреев вел бизнес».

Не исключено, что и Юлия Кондратьева относилась к той же группе людей, на которых были записаны компании, но которые никогда не принимали участия в бизнесе. Тогда все документы от ее имени действительно подписывались другими людьми, реально контролировавшими деятельность компаний. Сейчас заявление Сергея Тарасенко находится на рассмотрении в МВД РФ. Если правоохранительные органы примут во внимание все аргументы заявителя, вопрос о поддельных подписях приобретет совсем другой смысл, что может быть направлено уже против самого Андрея Андреева. Суд же, представляется, также не может этого не учитывать и наказать добросовестного приобретателя за то, что истцы (продавцы) сознательно подделывали подписи своих представителей, не ставя покупателей в известность о своих действиях.

Кстати, на днях Арбитражный суд Москвы рассмотрел апелляцию ответчиков на решение о признании сделки недействительной и отменил его. Судья счел, что суд первой инстанции не имел оснований удовлетворять требования представителей Андреева и расторгать договор купли-продажи доли в ООО «Велмор».

Независимая газета origindate::09.04.03

Александр Васильев