"Поездка в Кандагар"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Поездка в Кандагар" Иранский режиссер Мохсен Махмалбаф описывает рабство женщин в стране талибов

""Надежды афганской женщины, обреченной на невидимость, сплочены вокруг того дня, когда на нее наконец посмотрят". Эти слова приоткрывают завесу над реальностью, которую невозможно себе представить. Их произносит один из персонажей "Поездки в Кандагар" - фильма, который иранский режиссер Мохсен Махмалбаф посвятил отчаянным условиям женщин в стране талибов. Фильм обошел экраны еще до событий 11 сентября, когда Запад не очень оглядывался на ужасы, творящиеся в Афганистане. Но теперь все изменилось, и, как кажется, пришло время поговорить о том, может ли война, начатая США и Альянсом, что-то изменить в лучшую сторону, или же она только ухудшит положение вещей.

Но давайте сначала вспомним сам фильм. Главная героиня Нафас (Нилуфар Пацира - Niloufar Pazira), афганская эмигрантка, занимается научными исследованиями в Канаде. Но, получив письмо из Кандагара от изувеченной сестры с обещаниями покончить с собой, она решает вернуться на родину. Действие начинается на границе с Ираном, и путешествие в родной город имеет сюрреалистический оттенок. Леденящее душу зрелище: женщины, униженные, закутанные в покрывало (иногда покрывающее тело полностью), дети, готовые заниматься мародерством, лишь бы раздобыть какую-нибудь мелочь, бандиты, отнимающие последнее у бедняков, инвалиды, лишившиеся конечностей в результате взрывов мин и живущие в ожидании протезов. И в последней сцене, в духе Феллини, именно они, изувеченные люди, "бегут", то есть передвигаются, кто как может, по пустыне, чтобы раздобыть себе протезы, падающие с неба - разбрасываемые с вертолета "Красным Крестом". 
Эта ситуация бедности, несчастья, насилия настолько сильна сама по себе, что не вызывает даже мысли, что может быть плодом режиссерского воображения. Напротив, режиссер избрал "мягкую" манеру описания. Это подтверждает Даниэла Коломбо Деллаидос (Daniela Colombo dell'Aidos), член "Ассоциации женщин - за развитие", которая во время дискуссии после просмотра фильма говорит: "Сцена с больницей, где работают врачи-иностранцы и рядом с которой падают протезы, нереальна. Ни одна международная организация не может поехать работать в Афганистан". То есть полная изоляция, которой соответствуют темнота под покрывалом, окутывающая афганских женщин, не имеющих права выходить из дома или пойти работать. И не надо заблуждаться, предполагая, что Североатлантический Альянс, вышедший на тропу войны против террористов, сможет как-то решить "женский вопрос" в Афганистане: "Я получаю много писем от афганских беженок, - заявляет Луиза Моргантини (Luisa Morgantini), - и они рассказывают, что и моджахеды насилуют женщин и делают с ними, что хотят". 
Но основная дискуссия разгорелась вокруг вопроса об уместности военного вторжения. Мириам Мафаи (Miriam Mafai) и Эмма Бонино (Emma Bonino), обвиняя Запад в том, что до сих пор у талибов развязаны руки, высказались в пользу войны. А вот режиссер фильма и актриса, сыгравшая главную героиню, которые присутствовали здесь же на дискуссии, были абсолютно против вторжения. "Мы не можем решить проблему двадцатилетней давности за двадцать дней, - утверждает Махмалбаф, - здесь необходимо решение культурного и экономического характера, и оно не будет быстрым". Но больше всего запомнилось свидетельство Раматоллаха (Ramatollah), двадцатилетнего афганского эмигранта, задавшего вопросы, на которые никто не смог ответить: "До каких пор в моей стране будет идти война? И действительно эта война будет последней?" "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации