"Покупатели прозевали, что в "Юганскнефтегазе" на балансе остались одни "дырки"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Я себя нормально ощущаю, я-то в "ЮКОСе" с июня. Я не в курсе старых дел. Мне самому это сказали где-то на той неделе"

Оригинал этого материала
© "Известия", origindate::22.03.2005, Фото: "Коммерсант"

В. Геращенко: "Покупатели прозевали, что в "Юганскнефтегазе" на балансе остались одни "дырки"

Андрей Реут

Converted 18479.jpgКомпания "Роснефть", купившая главный актив "ЮКОСа" - "Юганскнефтегаз", на самом деле приобрела "пустышку". Об этом обозревателю "Известий" Андрею Реуту рассказал глава совета директоров "ЮКОСа" Виктор Геращенко. Оказывается, еще три года назад все добывающее оборудование компании было переведено в дочерние структуры "ЮКОСа". И этот факт не заметили даже оценщики, которые готовили продажу "Юганскнефтегаза". Виктор Геращенко, прибывший в Швейцарию на конференцию РБК, сообщил "Известиям", что акционеры "ЮКОСа" предложили ему возглавить совет директоров еще на один год и это предложение было принято.

известия: С момента "продажи" "Юганскнефтегаза" прошло три месяца. Ваш бизнес уже адаптировался к потере?

Геращенко: Да. Но сейчас открылась одна вещь, существование которой я и предположить не мог - как новый человек в компании. "Юганскнефтегаз" был куплен по несправедливой цене - по сравнению с оценкой, сделанной Drezdner Kleinwort. Оценку проводили также и специалисты JP Morgan, которых мы нанимали. Их оценка была чуть выше - примерно на два миллиарда. Так вот, я не понимаю, как они и покупатели прозевали, что по существу в "Юганскнефтегазе" на балансе остались одни "дырки" (скважины). Есть лицензии на месторождения. А все оборудование было переведено года три назад на дочерние компании "ЮКОСа". То есть на балансе "Юганскнефтегаза" все это должно быть в лизинге или в аренде. По идее формально мы имеем право сказать: "Отдайте нам наши обсадные трубы, качалки и т.п.!" Хотя это и глупо, но тем не менее. Поэтому, видимо, они и не хотят включать "Юганскнефтегаз" ни в какую компанию - пусть остается одна.

известия: Но как могли оценщики прозевать такое?

Геращенко: Не знаю, не знаю. Мне самому это сказали где-то на той неделе. А поскольку для оценки приезжали иностранные специалисты, то мне тоже хотелось бы их спросить - как?

известия: Вы можете оценить в деньгах - на сколько они просчитались? 

Геращенко: Не могу сказать - просто не могу, не потому что не хочу. Сначала меня это просто возмутило - как же это так? В балансе имущество должно быть показано как взятое в ренту, в лизинг, и для чего именно. И должны быть соответствующие платежи...

известия: Как же "Роснефть" купила пустышку?

Геращенко: Ей дали денег. Она же не за свои деньги купила, она же у кого-то заняла. И вот получается, что когда что-то делается по команде, а не с определенным серьезным анализом, то так и получается.

известия: Получается, что "Юганскнефтегаз" теперь связан с "ЮКОСом" навсегда?

Геращенко: Это нормально - можно же получить лицензию на добычу нефти и не покупать оборудование, а взять его в аренду. Мы же вот работали с американской компанией Shlumberger, которая предоставляет нам свои технологии. Они временно ушли, когда возникла наша задолженность, а после аукциона вернулись. Они используют современные способы более полной и эффективной добычи нефти. У нас даже один из членов совета директоров из этой компании.

известия: "Роснефть" уже ходит к вам на поклон, чтобы трубы не забрали?

Геращенко: В целом идет нормальное сотрудничество с "Роснефтью", когда они не опаздывают со своими заказами. Они хотят часть нефти, добываемой "Юганскнефтегазом", перерабатывать на наших заводах. В январе они опоздали с заказом из-за всей этой купли акций у "Байкалфинансгруп", и мы загрузили свои заводы чужой нефтью. А потом приходят - а мы уже не можем взять. Но в целом все нормально. Отрасль есть отрасль.

"Мы же можем привлечь к ответственности ту же налоговую службу"

известия: На вас давят? 

Виктор Геращенко: Кроме жены никто.

известия: Не боитесь оказаться за решеткой?

Геращенко: Знаете, я себя нормально ощущаю. У меня все-таки есть определенное... как бы преимущество по сравнению с основными работниками компании, с менеджментом. Во-первых, совет директоров принимает решения только по самым принципиальным вопросам. Плюс я-то в "ЮКОСе" с июня. Я не в курсе старых дел.

известия: А как себя чувствуют ваши коллеги-иностранцы?

Геращенко: Из одиннадцати членов совета директоров семеро иностранцы, четверо русских. И половина иностранцев подала заявления об уходе. Я им говорю: ты не можешь уйти, ты выбран кумулятивным голосованием, ты можешь уйти только когда будет акционерное собрание. А сейчас ты подал заявление, что не хочешь участвовать в редких заседаниях совета директоров как раз тогда, когда нужны его решения, - ты ведь свою вину только усугубляешь неучастием.

известия: Выходит, испугались директора?

Геращенко: Не то что испугались - пугаться-то им особенно нечего. Но неприятно. Должен быть нормальный диалог с властью. Ясно, что никакая компания такую сумму новых налоговых требований, да еще с накрученными штрафными санкциями, не выплатит. Нас считают "злостным" неплательщиком. Злостный - это же совсем другое. Мы же можем привлечь к судебной ответственности ту же самую налоговую службу, которая одобряла все налоги, которые мы платили в 2000-2003 годах. Почему мы не привлекаем? Потому что считаем, что не за что привлекать. Их решения и суждения были правильными, так же, как и наши суждения. Мы использовали закон, который позволял осуществлять оптимизацию выплат. Ну если уж вы хотите о чем-то договориться, давайте по-нормальному договариваться!

"Год сложился очень удачно"

известия: Совет директоров уже подвел итоги 2004 года?

Геращенко: Знаете, у нас 2004 год, несмотря на весь этот прессинг, судебные решения, налоговые акты, сложился для компании в целом очень удачно. В смысле производственных показателей. У нас выросла добыча и другие производственные показатели где-то на 6 с лишним процентов. Но у нас проблема - как составлять финансовый отчет. Формально мы даже не получили сообщение, что "ЮНГ" не должен быть в нашем активе, на балансе. То есть все известно, какие-то там бумажки присылались, но все это не формализовано. Это составляет проблему и для нашего финансового департамента, и, естественно, для аудиторов.

известия: "Удачный год для "ЮКОСа" - звучит невероятно. Как это получилось?

Геращенко: Властные структуры, несмотря ни на что, в целом шли нам навстречу, чтобы компания могла выполнять свои внутренние и внешние обязательства.

известия: Неужели чиновники вам помогали? Вы можете их назвать?

Геращенко: Да. Например, Российские железные дороги раньше от нас требовали месячное авансирование предстоящих перевозок, особенно за границу. Они пошли на то, чтобы получать от нас еженедельное финансирование. И министр юстиции, и его подчиненные всегда говорили: несмотря ни на что вы должны обеспечивать оплату труда. Особенно на производстве нефти, переработке и сбыте. "ЮКОС" поставляет 55% потребностей Военно-воздушных сил. Плюс мы поставляем в 40 регионов нефтепродукты. Нам навстречу шел Сергей Шойгу, чтобы обеспечить безопасность, - нам позволяли иметь техническую задолженность. РАО "ЕЭС" тоже при соответствующих обращениях шло на то, чтобы не давить отключениями электричества, что угрожало бы прекращением работы.

Все это в условиях решений судебных властей и работы судебных приставов, конечно, не сделало нашу жизнь легкой. Но я бы не сказал, что было сильное желание просто нас придушить. И те заявления президента страны, которые были сделаны, я думаю, были сделаны не впопыхах. Печально, что на все наши предложения, письма в различные органы власти, которых было более 30, мы не получали никаких письменных ответов.

"Абрамович так увлечен успехами "Челси", что ему некогда"

известия: Может, в такой ситуации вы смиритесь с продажей "Юганскнефтегаза"?

Геращенко: Естественно, принципиальный спор о том, что это - актив третьей очереди, остался. У нас же еще до сих пор не закончился бракоразводный процесс с "Сибнефтью" - они почему-то тянут, хотя мы сразу, как только судебные приставы пришли, 4 июля сказали: вот, возьмите акции "Сибнефти" - они стоят около 4 миллиардов долларов. Те сказали: нет, мы это не тронем. И Абрамович, видимо, так увлечен успехами "Челси", что ему некогда закончить этот бракоразводный процесс.

известия: Вернемся к годовому отчету: вам же все равно придется его составлять?

Геращенко: Здесь много вещей, которые создают для нас чисто технические проблемы. Но закон требует, чтобы акционерное собрание все равно проводилось. Есть определенные сроки, когда совет директоров должен обсудить повестку, известить акционеров...

известия: Что же делать?

Геращенко: Работать, работать и работать, как говорил кто-то... Есть что писать, только не известно - исключать этот актив из баланса или он должен остаться на балансе, тогда, естественно, возникает вопрос, что нужно уменьшать капитал...

"Делать ноги с корабля, имеющего течь, не очень прилично"

известия: Когда вы пришли в компанию, многие говорили, что вы сможете наладить диалог с государством. Не удалось?

Геращенко: Нет. Я думаю, здесь был небольшой просчет менеджмента, и мой тоже. Может, мои какие-то наивные надежды, что можно наладить диалог. Но поскольку там была совершенно другая цель, то никакого диалога не получилось.

известия: А с руководством компании вы часто встречаетесь? Что они говорят о вашей работе?

Геращенко: Ну, во-первых, с некоторыми встречаться просто невозможно... Только через адвокатов. В Израиль ехать? Сигналы идут - и Брудно говорил, и Осборн, которые в МЕНАТЕП, - они хотели, чтобы я остался на следующий год. Я считаю, что делать ноги с корабля, имеющего течь, не очень прилично. А там видно будет...