"Политэмигрант " Закаев, он же "Костыль"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Утро.Ру", origindate::04.11.2002

"Политэмигрант " Закаев, он же "Костыль"

Олег Петровкий

Converted 13714.jpg

В поредевшем стане "ичкерийских генералов" переполох – провал террористической акции в Москве стал столь сильным ударом для "той стороны", что перестал существовать "союз" Масхадова и Басаева, на который делалась ставка в блиндажах Ичкерии. На чеченских базарах в эти дни говорят, что Масхадов, якобы, уже покинул Чечню (в российских спецслужбах эти данные не подтверждают). Басаев же вышел из подчинения "президенту Ичкерии", заявляя, что теперь будет командовать исключительно "батальоном шахидов", продолжая дело Бараева. Этот перл уже успели прокомментировать в информационном управлении президента России. Непонятно, о каких "шахидах" мечтает Басаев, если ими становятся лишь после смерти. Но "Гинеколог" уже собирает новых людей, возводя их в ранг "живых трупов": сначала станьте "шахидами" официально, а уж потом идите на "подвиги", выбирая между театрами и роддомами, атомными станциями и почтамтами...

Европа обсуждает вероятные шансы на выдачу России арестованного "бригадного генерала" Ахмеда Закаева. Этот представитель Масхадова был арестован в Копенгагене 30 октября и решением суда отправлен в камеру как минимум до 12 ноября. И хотя министр юстиции Дании Лене Эсперсен заявила, что полученных из Москвы документов недостаточно для экстрадиции Закаева в Россию, сам "бригадный генерал" опасается худшего развития событий, а потому пошел по стопам "министра иностранных дел Ичкерии" Ильяса Ахмадова, готовясь попросить политического убежища. Правда, как заявил один из адвокатов Закаева Тюге Триер, на процедуру предоставления датского гражданства может уйти до полугода.

Между тем Борис Березовский, как основатель Фонда гражданских свобод, пообещал оплатить работу закаевских адвокатов. Борис Абрамович, который известен своими давними контактами с главарями экстремистов, в том числе Басаевым и Удуговым, уверен в "невиновности Закаева".

Однако заступничество олигарха может не помочь боевику Ахмеду Закаеву. По мнению председателя международного комитета Совета Федерации России Михаила Маргелова, выдача масхадовского эмиссара все-таки может состояться, но на это должны повлиять предстоящий визит министра юстиции Дании в Москву, а также эффективная работа российских МИДа и Генпрокуратуры. Кроме того Маргелов подтвердил, что Москва готовит новый пакет документов, предназначенный для правоохранительных структур Дании. Судя по всему, речь идет о дополнительных данных, однозначно свидетельствующих, что Ахмад Закаев входит в экстремистскую верхушку Ичкерии, участвовал в организации террористических акций, а в последнее время сосредоточился на информационном обеспечении действий боевиков.

Почему Закаева считают одним из полевых командиров, несущих ответственность за террор? По словам генерал-полковника внутренних войск МВД России Аркадия Баскаева, бывшего комендантом Грозного в ходе первой чеченской кампании, в то время о Закаеве поступала однозначная информация: полевой командир, один из многих, устраивающий и планировавший нападения, диверсии и теракты. "Yтро", воспользовавшись собственным архивом, восполнило некоторые пробелы в бандитской биографии полевого командира по кличке "Костыль".

Из досье "Yтра":

Чеченец Ахмед Закаев родился в Урус-Мартане 26 апреля 1959 г. В 1981 г. окончил Воронежский институт искусств, после чего отправился работать на родину. Актерствовал в Грозненском драматическом театре, 12 лет (1981-1993) проработал в чеченском театре имени Нурадилова. Как вспоминают очевидцы, актером Закаев был слабым. Пик театральной карьеры – участие в серии детских спектаклей.

С выдвижением на политическую арену Джохара Дудаева начинается карьерный рост Закаева. В 1991г. он избран председателем Союза театральных деятелей ЧРИ. Занимал различные посты в "министерстве культуры Ичкерии". Люди, общавшиеся с Закаевым в рабочей и неформальной обстановке, отмечали не самые лучшие черты его характера: жестокость, напористость, самолюбие, грубость, несдержанность и самонадеянность. Еще один штрих масхадовского "переговорщика" – Закаев практически никогда не признает своих ошибок и тем более не раскаивается в действиях, но обладает большими амбициями и хорошими организаторскими способностями. Именно последнее качество привлекло внимание Дудаева и Масхадова, расставлявших своих людей на ключевые посты. Закаев одно время являлся даже "вице-премьером правительства Ичкерии". На его счету – детище информационной войны с Россией, агентство "Чеченпресс". В отличие от большинства полевых командиров Закаев неоднократно выполнял различные, в том числе секретные поручения Масхадова в Грузии, общаясь с представителями руководства этой страны и эмиссарами исламских экстремистских организаций. В 2002 г. Масхадов назначил Закаева "председателем информационного комитета Ичкерии", на бумаге подчинив ему Удугова. Озвученная позиция Закаева: отношения между Россией и Ичкерией возможны только после полного вывода федеральных сил с территории республики.

В ходе боевых действий 1994-96 гг. в Чечне Закаев сначала был "комендантом юго-западной зоны (сектора)" сопротивления. О том, что ему подчинялись конкретные боевики, конкретные банды, свидетельствуют данные радиоперехватов. По свидетельству специалистов РЭБ, полевой командир с позывными "Артист", "Мансур-1", "23-й", "Костыль" активно вел радиообмен, отдавая и получая приказы. Все это – радиоклички Ахмеда Закаева. Его активность не осталась незамеченной: в феврале 1996 г. он получает должность "командующего западной группировки обороны Ичкерии" вместо разжалованного полевого командира Руслана Гелаева. Базы Закаева в основном находились в родных местах. Так, в здании одной из школ в Урус-Мартане он контролировал и финансировал центр подготовки подрывников, где вели обучение иностранные инструкторы-наемники. Одним из самых серьезных формирований Закаева являлся так называемый "исламский батальон Джаамат" численностью до 100 человек. Его основу составляли наемники из Турции. Штаб "батальона располагался в райцентре Урус-Мартан. Боевики Закаева устраивали диверсии и теракты в Урус-Мартане, селах Гойты и Гойское.

Известно, что Ахмед Закаев принимал непосредственное участие в планировании и проведении вооруженного нападения на Грозный в августе 1996 г.

После соглашения в Хасавюрте ударился в дипломатию. 17 июня 1998 г. делегация во главе с "вице-премьером" Закаевым и "председателем комитета по обороне и безопасности Ичкерии" Магомадовым отправилась в Германию. Закаев предъявил официальное письмо за подписью Масхадова и пожелал установить контакты между парламентами Ичкерии и Германии. Немцы сдержанно приняли делегацию Закаева, хотя и пообещали, что в Чечню прибудут посланцы бундестага.

С началом второй чеченской кампании Закаев из дипломата вновь превращается в экстремиста, командующего мелким отрядом боевиков. Масхадов поручает "Костылю" оборонять 10-й участок в чеченской столице и 20-й участок – местность на юго-восточной окраине поселка Алды (пригород Грозного). Около 20 боевиков Закаева воюют здесь вместе с отрядом Руслана Гелаева. "Костыль" размещает свой штаб в кирпичной пятиэтажке на улице Гурьева в поселке Черноречье.

В ходе прорыва боевиков из Грозного в направлении селения Алхан-Кала в ночь с 31 января на 1 февраля 2000 г. верхушка боевиков понесла крупные потери. Были убиты Лечи Дудаев, Хункар-Паша Исрапилов, Асланбек Исмаилов и другие полевые командиры, тяжело ранен Басаев. Ахмеду Закаеву на минном поле повезло больше других – он всего лишь был ранен в бедро. По некоторым данным, его вывозили на лечение в Грузию.

Фугасная дипломатия Закаева

Впрочем, ранение оказалось не столь серьезным – уже меньше чем через месяц вместе с известными полевыми командирами боевиков Закаев пытается договориться о "серьезных" акциях. В марте 2000 г. он несколько раз встречается в Урус-Мартане с самыми кровавыми фигурами среди главарей экстремистов – Арби Бараевым и Магомедом Цагараевым. Стороны недовольны финансовыми поступлениями. Закаев от имени Масхадова извиняется ввиду нехватки денег, но обещает террористам поддержку в живой силе.

В июле 2000 г. его эмиссары пытаются набрать людей в банды в поселках Черноречье и Алды. Распространяется закаевский "приказ о всеобщей мобилизации". В августе 2000 г. на одном из совещаний полевые командиры планируют скрытно войти в Грозный и Гудермес группами по 15-20 боевиков. Особая роль в операции отводится формированиям Закаева, но акция срывается – "Костыль" не смог набрать достаточно желающих.

Непосредственное участие в боевых действиях Ахмед Закаев успешно совмещает с активным отдыхом за рубежом. После неудавшегося захвата Грозного и Гудермеса в 2000 г. он отправляется на лечение в Германию. Но его отъездом из Чечни и "самоустранением от обязанностей" оказался недоволен Масхадов. С этого момента Закаев пытается реанимировать деятельность агентства "Чеченпресс" и увеличить тираж подпольной газеты "Ичкерия". Кроме того, он отвечает за поставку продовольствия и снаряжения бандам, тренирующимся в лагерях на территории Грузии.

В ноябре 2000 г. Масхадов назначил Закаева своим представителем в Турции и ближневосточных странах. Одновременно тот участвует в учреждении так называемого "правительства Ичкерии в изгнании", которое возглавляет экс-президент Ичкерии Зелимхан Яндарбиев. В эту структуру кроме Закаева на должностях "вице-премьеров" вошел террористический бомонд, оказавшийся на тот момент за рубежом: Руслан Гелаев, Абдул-Малик, Шамсуди Хаджи и Доку Умаров.

В январе 2001 г. Закаев усиленно пиарит Масхадова в Турции. В Стамбуле при посредничестве "Кавказского фонда" он раздает интервью, представляясь помощником Масхадова и "министром культуры Ичкерии".

В марте 2001 г. Закаев по приказу Масхадова посещает Азербайджан, где проводит совещание с чеченскими полевыми командирами, доводя до них приказ о возвращении всех моджахедов в Чечню в течение месяца. Подробности встречи становятся известны азербайджанским спецслужбам. Аналогичную миссию Закаев пытается выполнить и в Грузии, но ряд полевых командиров отказывается выполнять его указания.

В конце сентября 2001 г. "Костыль" назначается представителем Масхадова на переговорах с Россией. Контакты с полпредом президента России Виктором Казанцевым не приносят результата: Закаев лишь озвучивает неприемлемую для Москвы позицию.

С января 2002 г. Закаев резко активизируется в Европе, посещает Великобританию и Францию. Здесь он выполняет особую миссию Масхадова, пытаясь инициировать создание так называемого "Консультативного комитета ПАСЕ по Чечне". Представлять Ичкерию в этой структуре должен бывший прокурор Мансур Тагиров. Весь март 2002 г. Закаев посвящает активным переговорам с парламентариями, встречаясь с "зелеными" и участвуя в парижском семинаре "Чечня между Россией и Европой".

В середине мая 2002 г. в столице Турции "Костыль" проводит встречу с Русланом Хасбулатовым. Характерная деталь – находясь за рубежом, "дипломат" Закаев пытается руководить подчиненными ему группами боевиков, которые остаются в Чечне. Так, по данным российских спецслужб, в июне 2002 г. закаевцы минировали дороги, где проходила военная техника, совершали подрывы и обстреливали блокпосты. Активизация боевиков произошла в Урус-Мартановском и Шатойском районах Чечни. Более того, 13 августа 2002 г. Закаев отправляет под Шатой эмиссара, который должен провести ряд встреч с лидерами местных ваххабитов. По некоторым данным, в селении Борзой представитель Закаева обсуждал с полевыми командирами план захвата райцентров Урус-Мартан и Ачхой-Мартан. "Шатойский джамаат" ваххабитов обещал предоставить людей и оружие для проведения акций в конце августа – начале сентября. Еще несколько встреч посланцы Закаева проводят с главарями боевиков в Шалинском районе. Речь идет о "громкой войсковой операции сил сопротивления".

Закаев предпочел не "светиться" в Чечне накануне рейда террористов Бараева в Москву. 18 августа "министр культуры Ичкерии" встречался в Цюрихе с экс-секретарем Совбеза России Иваном Рыбкиным. А 30 октября он был задержан датской полицией.