"Полного прощения не будет"

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «"Полного прощения не будет."»)
Перейти к: навигация, поиск


© "Известия", origindate::28.12.2004

Альфа-банк наказал «Коммерсант»

Надежда Степанова

Converted 18007.jpgГазете «Коммерсант» придется заплатить Альфа-банку более 11 миллионов долларов — вчера Арбитражный апелляционный суд № 9 отклонил жалобу издания и оставил в силе решение суда первой инстанции. В ходе двухдневного разбирательства суд только снизил сумму требований банка на 10 миллионов рублей. Издательский дом «Коммерсант» станет

первым российским СМИ, которое по решению суда заплатит беспрецедентно высокую сумму Альфа-банку — 310 миллионов 505 тысяч 906 рублей 69 копеек. Из них 10,5 миллиона составили непосредственные убытки банка от публикации в «Коммерсанте», а в 300 миллионов руководители «Альфа-банка» оценили нанесенный «репутационный вред».

В чем он выражался и как был подсчитан, Альфа-банк толком не объяснил, несмотря на настойчивые просьбы адвокатов «Коммерсанта».

Рассмотрение жалобы «Коммерсанта» Арбитражным апелляционным судом началось вечером в пятницу. Более трех часов ушло на то, чтобы выслушать позиции сторон. Юристы Альфа-банка отказались приобщать к делу информацию об агентстве «Искра», от которого, по версии ответчика, «Коммерсант» получил информацию о проблемах с наличностью в банке. Альфа-банку удалось выяснить, что здание, где зарегистрировано агентство, сгорело за два года до появления компании, а генеральный директор «Искры», по словам адвоката банка, — «опустившийся человек, живущий в Кирове, он ничего не знает, ничего не подписывал, в Москве не был». К делу приобщили фото бомжеватого вида мужичонки.

«Коммерсант», в свою очередь, предоставил суду переводы похожих дел, рассмотренных Европейским судом по правам человека, на которых и была построена защита. Адвокат Константин Скловский сообщил, что Европейский суд защищает свободу слова и в подобных историях не раз выносил решения если не оправдывающие СМИ, то запрещающие требовать с них огромные компенсации. Позже в ходе прений Константин Скловский заявил, что репутационный вред можно взыскать с юридического лица только в том случае, если это напрямую указано в законе. «СМИ будут безнаказанными до тех пор, пока такой закон не появится», — заявил адвокат.

Представители истца в ответ говорили о пагубном влиянии статьи на репутацию Альфа-банка и о кампании, которую развернул «Коммерсант» вокруг тяжбы, пытаясь таким образом надавить и на суд, и на свидетелей. По мнению Альфа-банка, требуемая им сумма для «Коммерсанта» не разорительна. Адвокатам удалось найти в судебной практике США два прецедента, когда в 1991 -м с одного из телеканалов суд взыскал 58 миллионов, а в 1995 году с издательства— 21,5 миллиона долларов. Однако компенсации так и не были выплачены, так как все решилось мировым соглашением.

Выслушав стороны, суд не удовлетворил апелляцию, а счел возможным только сократить сумму иска на 10 миллионов рублей. Однако в долларовом эквиваленте штраф даже вырос почти на 200 тысяч из-за падения курса американской валюты.

Гендиректор издательского дома «Коммерсант» Андрей Васильев сообщил, что «не испытывал иллюзий по поводу этого суда и решение не стало неожиданным». Как только суд подготовит мотивировочное решение, «Коммерсант» готов сразу же расплатиться с Альфа-банком. Основную часть денег газета нашла сама, а 3 миллиона взяла в кредит у Банка Москвы. «Мы расплатимся и подадим кассацию в Высший арбитражный суд, в Конституционный, если понадобится, дойдем вплоть до Страсбурга. Мне кажется, что в более высоких инстанциях судьи будет по-другому рассматривать это дело, потому что оно имеет большой резонанс за границей. Судьям придется думать не только о новогодних подарках членам своих семей, но и о политическом аспекте спора», — прокомментировал Васильев решение суда «Известиям».

Альфа-банк, напротив, вполне удовлетворен исходом суда. «Это значительное продвижение идеи о необходимости защиты деловой репутации юридического лица не только путем опровержений, но и путем взыскания компенсации урона деловой репутации, которую сейчас разрабатывает Конституционный суд», — заявила «Известиям» адвокат Альфа-банка Гералина Любарская (несколько лет назад она защищала интересы независимых СМИ в деле «Медиа-Моста»). По ее словам, это «дело будет призывом к СМИ проверять достоверность сведений, которые распространяются, особенно в тех случаях, когда речь идет о возможности разрушения юридического лица».

***

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::28.12.2004

Фридман победил

Ольга Проскурнина, Екатерина Долгошеева, Анфиса Воронина, Александр Беккер

[...] Банкиры клянутся, что не хотят разорять газету, а ее деньги обещают пустить на благотворительность. [...] “Мы не собираемся разорять газету или захватывать ее”, — уверяет президент “Альфа-групп” Михаил Фридман. Он не исключает уменьшения суммы компенсации, которую “Альфа” получит с “Коммерсанта”. “Полного прощения не будет, — предупреждает Фридман. [...]

“Нас не разорили бы и $11 млн [сумма иска], но мы по-прежнему считаем, что правы: "Коммерсантъ" не первый и не единственный написал об очередях в Альфа-банке”, — парирует член совета директоров ИД “Коммерсантъ” Демьян Кудрявцев. Он считает уменьшение суммы возмещения вреда действиями “остатков разума у судебной системы”, которая понимает, что сумма иска была беспрецедентной“. По мнению Кудрявцева, иск нанес “Альфе” гораздо больший репутационный вред, чем факт очередей, описанных в материале газеты“. [...]

“Учитывая недавнее постановление Верховного суда, которое рекомендует арбитражным судам не допускать банкротства СМИ при возмещении морального вреда, данное решение кажется слишком суровым”, — говорит Марина Жигалова, первый заместитель генерального директора холдинга “Проф-Медиа”. “Хорошо, что хоть "Альфа" дает новогодние скидки”, — иронизирует главный редактор журнала “Русский Newsweek” Леонид Парфенов.

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::28.12.2004

Полный истец. Альфа-банк списал свои страдания на Ъ

Екатерина Заподинская

[...] Юрист Альфа-банка Татьяна Колчева первым делом решила убедить суд в том, что материальное положение ответчика в полном порядке.

– Руководитель "Коммерсанта" господин Васильев,– заявила она,– неоднократно высказывался о том, что взыскиваемая сумма не будет для ответчика разорительной. "Сами заплатим,– говорил он,– да еще за счет этого здорово сэкономим на налогах".

– Вы это в обоснование какого довода? – уточнила судья.
– Взыскиваемая сумма является для ответчика адекватной и неразорительной,– объяснила юрист Колчева.– Главный акционер ответчика господин Березовский также заявлял прессе, что "Коммерсантъ" – прибыльная компания, которая в состоянии решать такие проблемы и без акционеров.

Затем представитель истца сказала суду, что Альфа-банк имеет 32 филиала по стране и 4 иностранных представительства, в том числе в Лондоне. Это была не реклама – госпожа Колчева пыталась объяснить, что "степень огласки порочащих сведений была чрезвычайно широка".

– Удар по банку,– заметила она,– мог повлечь негативные экономические последствия, если бы банк сам не справился с кризисом.

Это была оговорка по Фрейду. Представитель истца, по сути, признала, что никаких "негативных экономических последствий" в результате публикации статьи для банка не было и что он справился с кризисом сам. А теперь просто хочет наказать газету, тогда как юристов еще в вузе учат, что задача гражданского права, в отличие от уголовного,– не наказывать, а восстанавливать реально причиненный ущерб.

Судья Елена Борисова спросила у юриста Колчевой, на чем строится расчет понесенных банком убытков. И получила ответ, что, к примеру, 2,3 млн рублей – это убытки, которые понес банк в результате невыдачи кредитов после статьи в "Коммерсанте". В доказательство невыдачи кредитов были представлены лишь запросы фирм-заемщиков.

– Это, конечно, не кредитные договоры,– признала юрист Альфа-банка,– их в данном случае не было. Но если бы отток вкладов не произошел, мы бы эти кредиты выдали.

В обоснование еще одной позиции в иске – "убытки от дополнительной покупки наличных долларов" – истец представил документы о том, как он покупал доллары у иностранных банков. По объяснениям истца, в течение пяти дней после спорной публикации он покупал долларов больше, чем обычно, а значит, "Коммерсантъ" ему должен эти потери возместить.

Еще 8,4 млн рублей банк пожелал взыскать с издателя газеты из-за того, что эту сумму он потратил на рекламную кампанию на телевидении. Правда, договор банка с рекламным агентом был заключен за полгода до выхода спорной статьи, а сама реклама была показана с 19 по 25 июля этого года, когда кризис уже миновал. Тем не менее вчера истец отстаивал эту сумму, утверждая, что "договор с рекламным агентом был длящимся, а письмо о необходимости рекламы мы ему отправили после публикации статьи".

Когда представителям ответчика разрешили задавать истцу вопросы, юрист издательского дома Дмитрий Жарков спросил госпожу Колчеву, какая сумма комиссии была удержана в дни июльского кризиса с вкладчиков за отзыв депозитов и какая часть комиссионных денег на сегодняшний день им возвращена.

– В отзыве мы указали, что комиссия полностью возвращена,– сказала она,– но реально востребовано 83 млн рублей из 90 млн. Остальная же сумма уже выделена для возврата, и поэтому мы считаем ее как возвращенную.

– А какова оценка деловой репутации вашего банка по расчетам ЦБ? – поинтересовался юрист Жарков.

– Нет таких данных,– посетовала представитель истца.
– А вы всем клиентам, обратившимся к вам, выдаете кредиты? – спросил юрист издательского дома.

– Этот вопрос не имеет отношения к делу,– парировала госпожа Колчева.
– Ну хорошо,– продолжил спрашивать господин Жарков,– вы закупили валюту 12 июля этого года, когда кризис уже миновал. Так почему вы ее включили "Коммерсанту" в убытки?

– 11 июля еще имел место отток вкладов, и мы не знали, сколько он еще продолжится,– ответила Татьяна Колчева.

Доктора юридических наук Константина Скловского, являющегося адвокатом издательского дома, судьи, как и на первом апелляционном заседании, слушали не прерывая. Он вновь говорил о том, что юридическое лицо нигде в мире не имеет права взыскивать в свою пользу репутационный вред и арбитражный суд Москвы, впервые взыскав его с "Коммерсанта", создал мировой прецедент.

– Нам истец сказал, что считает свою репутацию в объеме оттока вкладов,– обратился к суду господин Скловский.– Но это абсолютно некорректный подход! Ведь деньги, принадлежащие вкладчикам, все равно надо было им отдать, только позднее. А 90 млн рублей комиссии, взятые Альфа-банком с вкладчиков, забирающих свои деньги, позволили истцу избежать каких-либо убытков. А если банк кому-то не выдал кредиты, так это обычные риски, которые нельзя возлагать на третьих лиц.

В прениях выступил некий юрист Альфа-банка, категорически отказавшийся представиться прессе, так как не хотел огласки своего участия в данном процессе. Он сказал, что "неудобство" от упомянутой статьи в Ъ испытывали акционеры банка, его руководители, "не говоря уже о работниках банка – а их шесть тысяч человек". К тому же, по его словам, "страдания испытали наши клиенты и вкладчики". Правда, анонимный представитель отказался объяснить суду, почему же "настрадавшиеся" физические лица не подали иск от своего имени. А объяснение этому простое: физическим лицам пришлось бы идти в райсуд общей юрисдикции, который при взыскании компенсации морального вреда оперирует суммами, в тысячи раз меньшими, чем арбитражный суд.

После прений судебная тройка совещалась минут двадцать. Судья Борисова огласила лишь резолютивную часть постановления: исключить из подлежащих взысканию 20,5 млн рублей убытков более половины – 10,8 млн рублей. Оставить решение арбитражного суда Москвы в части публикации опровержения и взыскания с "Коммерсанта" 300 млн рублей репутационного вреда прежним. Адвокаты ответчика намерены обжаловать это постановление в Федеральном арбитражном суде Московского округа. А финансисты ответчика собираются выполнить решение суда добровольно, чтобы не дать Альфа-банку возможности "наказать" газету еще и санкциями службы судебных приставов-исполнителей.