"Потому я и прокукарекал."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Геращенко: "Потому я и прокукарекал"

Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::04.06.2007, Фото: "Известия"

Шутки банкира

Максим Савостьянов, политолог

Converted 24295.jpg

В активе «главного банкира страны» Виктора Геращенко много «искрометных шуток»: «Обмена купюр не будет, даю руку на отсечение» (1991), «черный вторник» (1994), «Все страшилки насчет падения доллара – это не для опытных банкиров и экономистов» (2001)… Сегодня Геращенко, по его собственным же словам, «прокукарекал» про кандидатство в президенты страны.

Конечно, нас в России, где, по выражению героя фильма «В огне брода нет», каждый фокстерьер – Робеспьер, а каждый дантист – Дантон, какими-либо революционными трансформациями удивить сложно. Но все-таки бывший банкир в роли кандидата от несистемной оппозиции, состоящей из фашиствующих национал-большевиков, коммунистов-экстремистов и либералов, – это, пожалуй, слишком. Невольно начинаешь думать, что Виктор Владимирович Геращенко, ратующий за «Другую Россию», опять нас всех разыгрывает, а проще говоря, обманывает. Тем более что он это умеет делать виртуозно.

Ни внучка, ни дочка. Офшор

К первому его розыгрышу общенационального масштаба, несомненно, относится открытие в 1990 году на острове Джерси офшорной компании FIMACO. Понятно, что решение о ее регистрации Виктор Владимирович, тогда председатель правления Государственного банка СССР, принимал не один. Может быть, даже не он был автором идеи, но уж эксплуатировать этот популярный механизм увода денег из страны пришлось именно Геращенко.

Евгения Альбац, впоследствии неожиданно глубоко проникшаяся идеями «Другой России» и симпатиями к Геращенко, [page_10382.htm в 1999 году писала в «Коммерсанте»]: «В нашем распоряжении оказались сенсационные документы о деятельности компании FIMACO (Financial Management Corpo-ration Ltd.), свидетельствующие о крупнейшей афере, в которую оказались вовлечены первые лица финансового и политического руководства страны... «FIMACO по существу является нашей стопроцентной внучкой», – оправдывался глава ЦБ Виктор Геращенко в Думе после того, как там было обнародовано известное письмо генпрокурора. Но в том-то и дело, что «по существу» офшор, через который прошло как минимум 2,5 млрд $ валютных резервов страны (это та сумма, на которую имеются документальные подтверждения)… не является ни внучкой, ни дочкой Банка России».

Не менее остроумно использовался этот офшор и позже, когда с его помощью Центробанк манипулировал зарубежными кредитами или сотнями миллионов долларов, участвовал в операциях с «пирамидой ГКО», то есть фактически вкладывал свои резервы в долговые и высокорискованные обязательства собственного правительства. Более того, авантюру с FIMACO сочли настолько удачной, что в 1993 году был создан акционерный коммерческий банк «Еврофинанс», главными учредителями которого стали парижский Евробанк (45,44% акций), компания FIMACO (35% акций) и МАПО «МИГ» (14,28%), а также ряд мелких акционеров, среди которых, помимо двух госбанков, ныне обанкротившаяся нефтяная трейдинговая компания «Конекс», Роспром и ЮКОС.

Одним из банков-корреспондентов «Еврофинанса» внутри страны стал Международный московский банк, который Виктор Геращенко возглавил после своей отставки в 1994 году. Новый банк Виктора Владимировича сразу вошел в число наиболее солидных и уважаемых финансово-кредитных учреждений России. А что касается «пирамиды ГКО», в возведении которой принимал активное участие и Геращенко, то, как все помнят, в августе 1998-го она рассыпалась, в очередной раз превратив в пыль накопления многих россиян.

Следует, правда, отметить, что некоторые организации, в основном правоохранительной направленности, не всегда по достоинству умели оценить тонкие jokes главного банкира страны. В 2000 году Виктору Владимировичу даже пришлось давать объяснения в Генеральной прокуратуре по поводу кредита в 5,86 млрд рублей, который щедрый ЦБ, вновь возглавляемый Геращенко, выделил СБС-АГРО. Идея была замечательная: Центральный банк как бы укрепляет родственную коммерческую контору, а та в свою очередь выдает льготные сельскохозяйственные кредиты регионам. Надои растут, нивы тучнеют, пейзане богатеют.

Деньги до крестьян не дошли

Юмор был в том, что СБС-АГРО, возглавляемый олигархом Александром Смоленским, давно уже дышал на ладан и никакая финансовая реанимация ему уже помочь не могла. В результате кредиты до крестьян не дошли – они растворились где-то на верхних уровнях. АКБ «СБС-АГРО» почил в бозе, а деньги, понятно, исчезли. В Генпрокуратуре это квалифицировали как мошенничество. Но зато рассказывают, что бывший глава СБС Александр Смоленский, который к этому моменту уже отъехал на постоянное жительство в Австрию, очень смеялся. У него с юмором всегда было хорошо. Возможно, он даже вставит этот эпизод в одну из книг, написанием которых развлекается на обеспеченном ему Центробанком досуге.

Вообще-то надо признать, что шутками Геращенко проникались немногие. Должно быть, плохо доходили они до граждан, издерганных заботами о хлебе насущном. Вспомним, как мало было веселящихся, когда в январе 1991 года Виктор Владимирович заверил наивное население СССР, что никакого обмена 100- и 50-рублевых купюр не будет, и даже пообещал «дать руку на отсечение». Обмен, конечно, состоялся, причем меняли деньги всего три дня. Кто не успел, тот опоздал. И руку Геращенко отрезать себе не позволил, хотя желающих сделать ему ампутацию было много. А мы все получили тогда первый урок: чиновникам верить нельзя, а банкирам особенно.

Затем наступил 1993 год, когда председатель ЦБ Виктор Геращенко в очередной раз «отсек» у населения деньги – с ловкостью финансового гения он организовал очередную замену денежных купюр, но при этом сумму обмена опять же ограничил. А всего лишь год спустя «лучший советский финансист» проявил себя еще и как «выдающийся аналитик»: Геращенко проглядел 11 октября 1994 года – «черный вторник». Тогда, если помните, при полном попустительстве Центробанка курс рубля с грохотом обрушился на 27%. В угоду банкам-спекулянтам. И президент Ельцин уволил «проницательного» банкира.

Но это все розыгрыши, порядком подзабытые. А из свежих шуток стоит, безусловно, упомянуть заявление, сделанное Виктором Владимировичем в сентябре 2001 года. Тогда он заверил соотечественников: «Все страшилки насчет падения доллара – это не для опытных банкиров и экономистов». И народ, пересчитав отложенные «зеленые», опять упрятал импортные «сотки» и «полтинники» под матрасы. А хранилось их тогда у населения на черный день, по некоторым оценкам, до 50 млрд. Доллар потом, понятно, упал, а презираемый Геращенко евро взлетел на недосягаемую для людей без юмора высоту.

Или взять прошлогоднее интервью «Эху Москвы», в котором Геращенко в доступных для населения выражениях, вплоть до использования нижних пластов лексики, объяснил, что возглавляемый им ЮКОС сейчас попрет как на дрожжах. И акции «поперли». Правда, продолжалось это всего один день. Уже на следующий выяснилось, что Виктор Владимирович снова всех разыграл. Причем те, кто был в курсе этой невинной затеи, неплохо заработали на разнице в биржевом курсе.

За словом в карман не лезет

Но, похоже, шутка с кандидатством в президенты будет самой лучшей. Вот уж тут простор для мистификаций. И Виктор Владимирович на них не скупится, с восторгом наблюдая за тем, с какой серьезностью воспринимают СМИ, а за ними – их читающие, слушающие и смотрящие его новые розыгрыши.

– Считаете ли вы, что объединенный кандидат должен представлять все оппозиционные партии? И какая у такого кандидата может быть программа? – спрашивают у Геращенко журналисты.

– Если мы говорим о том, что важно, чтобы был один кандидат, то здесь придется перекраивать или отрезать некоторые вещи, которые существуют. У левых, у правых, у центристов, заднескамеечников, чтобы иметь все-таки какую-то общую и единую программу, – явно развлекается Виктор Владимирович, который, как знаток бухгалтерского дела, прекрасно знает, что минус на плюс дает ноль.

– А не поздновато ли в президенты в 70 лет, не получится ли второй Брежнев?

– А может, второй де Голль… Ведь, пардон, президент же – это не землепашец. Он не должен каждый день быть в поле или копать канавы, прокладывать водопровод.

За словом в карман Геращенко лезть не привык в надежде, что страна забыла про печальный опыт дряхлых стариков из политбюро ЦК КПСС. От возможности пофантазировать «динамичный кандидат» получает огромное удовольствие. Ведь ему прекрасно известно, что за свои слова отвечать не придется, как не придется и быть президентом. Один раз он этим путем уже прошел, когда в 2003-м ему предложили баллотироваться на высший пост от Партии российских регионов. Но «тогда это было несерьезно», вспоминает Виктор Владимирович. Настолько «несерьезно», что ЦИК отказал ему в регистрации, а Верховный суд подтвердил законность постановления Центризбиркома.

Сейчас, понятно, дело другое. Каспаров будет изо всех сил поддерживать Виктора Владимировича, пока тот в свою очередь будет своим авторитетом нейтрализовывать ставшего не в меру самостоятельным Михаила Касьянова. Сам Геращенко не чувствует, что исполняет роль пешки в чужой игре. Свое «самовыдвижение» он объясняет желанием примирить коалицию «Другая Россия» в вопросе о едином кандидате: «Потому я и «прокукарекал» сейчас, чтобы переговоры активизировались». В общем, в очередной раз пошутил…