"По поводу Сухова Игнатьеву велено молчать и готовить кресло"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Началась спецоперация по смене главы Центробанка на его непотопляемого зама

Оригинал этого материала
© ИА "Мосмонитор", origindate::31.01.2013

"По поводу Сухова Игнатьеву велено молчать и готовить кресло"

Леонид Розанов

Началась спецоперация по смене главы Центробанка на его скандально известного заместителя. О присутствии зампреда ЦБ Михаила Сухова в шорт-листе соискателей кресла главы Банка России СМИ уже сообщали, называя, впрочем, еще нескольких кандидатов на освобождающуюся к лету должность главного казначея страны.

Однако Алексея Кудрина, Алексея Улюкаева и даже президента ВТБ Андрея Костина может опередить главный куратор банковского лицензирования и финансового оздоровления, придумавший и внедривший баснословно доходную для чиновников Систему страхования вкладов (ССВ).

То, что для назначения Сухова «расчищаются пути и удобряется почва», подтверждают сразу несколько информированных источников в околобанковских кругах, правительстве и АП. Михаила Сухова называют самым скандальным топ-менеджером Центробанка, заподозренным в коррупции, «сером» лоббизме, причастности к рейдерским захватам ряда финансовых учреждений, а также к неправосудным расправам над оппонентами.

В течение последних лет с запросами о проверке фактов противоправной деятельности Сухова к официальным должностным лицам в исполнительной власти, в том числе к председателю ЦБ РФ Сергею Игнатьеву, обращались трое депутатов Госдумы РФ — Игорь Эдель (КПРФ), Наталья Карпович (Единая Россия) и Джамелладдин Гасанов («Справедливая Россия»). Однако, по заявлениям парламентариев, ответов либо не поступало вовсе, либо на посланные запросы приходили формальные отписки.

Так, неоднократно обращавшиеся к главе Банка России депутаты Эдель и Карпович свидетельствуют о более чем странной реакции Сергея Игнатьева, коротко уведомлявшего настойчивых адресатов об отсутствии повода для проверок Сухова. Из тройки депутатов, направлявших в 2011 г. запросы по Сухову с приложением документов и указанием на конкретные нарушения им закона, в Госдуму сегодняшнего, Пятого созыва, прошел лишь один Гасанов.

По признанию экс-парламентариев, на их судьбу в немалой степени повлияла именно настойчивость в требованиях добиться проверки деятельности Сухова от ЦБ РФ, правоохранительных органов и аппарата Правительства. По словам же одного из троих подписантов депутатских запросов, на днях с ним имел конфиденциальную беседу представитель АП, который предупредил о недопустимости дальнейшего правдоискательства в делах Сухова. «Он сказал, что все равно никаких ответов на запросы ни от кого не будет, а Игнатьеву вообще велено по поводу Сухова молчать и готовить сдачу кресла Мише (зампреду ЦБ М. Сухову)», — поделился один из авторов депутатских обращений.

Михаил Сухов, работающий в структуре ЦБ РФ вот уже полтора десятка лет, лишь недавно — в прошлом году — стал, наконец, заместителем председателя Банка России. Борьба за эту ступеньку карьеры этого чиновника проходила столь же кулуарно и ожесточенно, как и нынешняя операция по продвижению Сухова в главы Банка России.

В сентябре 2011 года, после отставки бывшего зампреда ЦБ по надзору за финансовыми организациями Геннадия Меликьяна сменщиком на вакантную должность в числе прочих соискателей числился и Сухов, руководивший тогда департаментом лицензирования и финансового оздоровления.

Закрутившаяся аппаратная интрига выявила тогда влиятельных покровителей Сухова, которые двигали его вверх по карьерной лестнице ЦБ. Так, как нельзя кстати для Михаила Сухова с резкой критикой за плохую организацию надзора за финансовыми организациями на ЦБ РФ обрушился глава ВТБ Андрей Костин.

Тогда Костин заявил, что именно скверный надзор стал причиной того, что произошло с Межпромбанком, банком ВЕФК и особенно Банком Москвы, который пришлось спасать за бюджетные деньги в сумме 300 млрд. руб. Из слов Костина следовало, что стоит усадить в кресло зампреда ЦБ по надзору такого толкового малого, как Миша Сухов — и дела в банковской сфере пойдут на лад. Однако в тот раз аппаратная игра Суховым и Костиным была проиграна, а зампредом ЦБ с функцией курирования надзорных функций стал Алексей Симановский.

Впрочем, реванш Сухова— Костина не заставил себя ждать. Уже в начале февраля 2012 года Михаил Сухов все-таки получил для себя вожделенную должность заместителя Игнатьева. До заветной цели главного казначея страны Сухову оставалась всего одна ступенька.

К тому времени новоиспеченному зампреду ЦБ и его покровителям уже удалось надежно заткнуть рты парламентариям, будоражившим общественное мнение запросами и разглашением компрометирующих Сухова фактов его чиновничьей биографии. Однако гром грянул, откуда Сухов не ждал: по СМИ разнеслись подробности скандальной истории с банком «Московский капитал», который преспокойно выводил в оффшоры свои и чужие активы вплоть до собственного полного банкротства и получал при этом кредиты Центробанка.

Выяснилось, что лицензию у «Московского капитала» ведомство Михаила Сухова отозвало уже когда этот банк превратился в обремененную долгами пустышку. Оперативники при этом зафиксировали регулярные внеслужебные контакты Сухова с главой «Московского капитала» Крестиным.

А задержание и арест в рамках этого дела сотрудника Агентства страхования вкладов Башмакова заставил аналитиков вспомнить о роли зампреда ЦБ Сухова в создании порочной и коррумпированной системы банковского страхования (ССВ). «Ведь именно возглавляемый на протяжении ряда лет Михаилом Суховым департамент лицензирования ЦБ готовил для Комиссии банковского надзора заключения о соответствии или несоответствии банков критериям участия в ССВ», — напоминает старший эксперт Института стратегических исследований Станислав Елисеев. По словам аналитика, через этот департамент, а точнее — его руководителя, шел поток «добровольных финансовых пожертвований», благодаря которым банки получали добро на свою деятельность.

«Кстати, от этих «добровольных пожертвований» были освобождены ведущие госбанки, «дочерние» банки иностранных кредитных учреждений, а также банки-спонсоры чиновников, которые действовали на рынке обналичивания и предоставления услуг «неофициального» характера — таковых было несколько десятков. Остальные банки должны были платить мзду», — констатирует эксперт, делая оговорку: «… кроме тех, которые нужно было устранить любой ценой — это банки, являвшиеся конкурентами «нужных» Сухову и его покровителям банков».

Сумма «добровольных пожертвований» (или попросту неконтролируемой мзды, оседавшей в карманах Сухова и компаньонов) составляла от 200 тысяч до 5 миллионов долларов. Характерно, напоминает эксперт, что такие же данные приводил в своих наделавших много шуму открытых письмах в «Коммерсант» и осужденный за организацию убийства зампреда ЦБ Козлова банкир Алексей Френкель. Так, по данным Френкеля, за подобную сумму департамент лицензирования Сухова «не заметил» дисбаланс в 1 млрд. долл. между обязательствами и активами банка, представлявший явную угрозу для вкладчиков.

В результате деятельности Сухова сотоварищи только в 2005-2006 годах узкая группа лиц в ЦБ обогатилась на астрономическую сумму, заодно расчистив банковский рынок от конкурентов для дружественных чиновникам структур, в первую очередь — ВТБ. В то же время в систему страхования вкладов были допущены банки, которые занимались откровенно противоправной деятельностью, отмыванием, выводом активов, строительством «финансовых пирамид». Последствия суховской аферы разгребаются до сих пор : вспомнить хотя бы банкротства таких банков, получивших добро на свою деятельность от лицензионщика Сухова, как Автовазбанк, БИН-банк, Интеркоммерц, Интерпромбанк, Платина, София, Морской банк, Нефтяной и т.д., которые «посыпались» в результате кризиса 2008 года.

В итоге возмещать средства вкладчиков и проводить санацию лопнувших финансовых пузырей пришлось государству за счет бюджетных средств, то есть денег налогоплательщиков. Не лишне вспомнить, что тот же Сухов отвечал и за финансовое оздоровление Банка Москвы. Но в итоге от скандальной истории с этим банком «оздоровился» лишь ВТБ, который, по мнению аналитика SLON.ru Елены Тофанюк, «получает не просто 395 млрд на санацию, но еще и активы Банка Москвы, которые теоретически можно продать, а также перспективу выбить из государства еще $10 млрд на оплату облигаций, которые инвесторы смогут предъявить к погашению».

Как говорит старая поговорка, хочешь сесть в тюрьму — укради доллар, а хочешь стать президентом — укради миллиард. Похоже, что борьба за назначение Михаила Сухова новым главой ЦБ РФ основана именно на таком принципе.