"Правда" не была и не будет печатной трибуной Березовского и Ко (2003)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Советская Россия", origindate::30.01.2003

Антон Суриков пошел за коньяком

Не далее как во вторник в одной очень известной газете появилась заметка... нет, не заметка, а как бы лозунг... нет, скорее это был крик души. Непосвященным, то есть простым читателям, понять это произведение было непросто. Справа от знакомого до боли логотипа шершавым языком плаката было напечатано:

Ленинская «Правда» не была и не будет печатной трибуной Березовского и КО. 
НИКОГДА! 
ПРАВДИСТЫ. 

Впрочем, элементарным приступом шизофрении или, скажем, запойного пьянства это могло показаться исключительно непосвященным, примитивным людям. На самом деле читатель у этого творения изворотливой журналистской мысли был, и очень внимательный, заинтересованный читатель.

Но при чем тут известный политолог Антон Суриков? И коньяк при чем?

А буквально за день до выхода шедевра Суриков зашел по какому-то своему делу в пиар-службу известного холдинга «Базовый элемент», названного так, видимо, потому, что призван составить основу благополучия небезызвестной «семьи».

И вот на столе у своего знакомого, занимающегося как раз внедрением «семейных» ценностей в массовое сознание ничего не подозревающих россиян и россиянок, Суриков увидал листок с тем самым текстом, только набранным не могучим правдинским шрифтом, а обыкновенно, на лазерном принтере «Хьюлет Паккард» четырнадцатым кеглем. Естественно, Сурикова заинтересовало упоминание великой газеты, да еще в таком экзотическом контексте.

— Что, — спросил он приятеля, — разыграть кого хочешь?

— Еще как, — рассмеялся тот в ответ. — Всю, понимаешь, ленинскую гвардию опустим.

— Ну, это ты загнул, — немного обиделся Суриков за гвардию. — Ты еще поищи пойди плачущего большевика...

— А вот заспорим, — начал заводиться приятель, — завтра ты это прочитаешь в «Правде», да еще рядом с логотипом. Только не решили еще, давать справа или слева, вместо орденов. Думаем.

— На коньяк спорим. На «Мартель», — добавил, чуть помедлив, Суриков.— Я французский уважаю.

— Я тоже, — согласился его приятель из пиар-структуры. На чем и порешили.

И утром Антон Суриков мрачно пошел за коньяком.