"Приличная" семья Бажаевых

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Приличная" семья Бажаевых

22 Июня 2015

Объявленная Дмитрием Шумковым, партнером семьи Бажаевых, продажа своей доли в месторождении Норильск-1 связана с желанием Бажаевых продать бесполезных для них актив с сохранением приличий.

Дмитрий Шумков, партнер семьи Бажаевых по сырьевым проектам, выставил на продажу свою долю в южной части месторождения Норильск-1. Представитель Шумкова подтвердил ТАСС намерения инвестора в ближайшее время продать всю свою долю в этом одном из ключевых активов компании "Русская платина" и тем самым «выйти из компании полностью». Шумков, заявил представитель, якобы хочет полностью сфокусироваться на развитии своих проектов в IT и недвижимости.

В тоже время источник, близкий к основному акционеру "Русской платины" сообщил ТАСС, что Шумков не владеет долей в проекте Норильск-1.

Последнее, скорее всего, соответствует истине. Лицензия на разработку Норильска-1 в августе 2013 года была зарегистрирована Росгеолфондом на ОАО "Артель старателей Амур", которое входит в "Русскую платину". Напрямую Шумков в числе владельцев «Амура» не числится. Да и неизвестно, какова вообще доля Шумкова в бажаевских активах.

По данным редакции, объявленная продажа служит прикрытием семье Бажаевых для простой операции: и лицензию на Норильск-1 продать, и приличия соблюсти.

Лицензии на разработку крупнейших месторождений цветных металлов Черногорское и южной части Норильск-1 недалеко от Норильска достались малоизвестной компании «Русская платина» Мусы Бажаева в 2013 году в острой борьбе с «Норильским никелем» при личном заступничестве Дмитрия Медведева и Аркадия Дворковича. У убыточной тогда «Русской платины» на Таймыре не было ничего – ни своей транспортной ифраструктуры, ни горно-обогатительного производства, ни энергетических мощностей. Нет их и сейчас.

Эксперты сразу высказывали предположение, что Бажаев и К прибрали к рукам месторождения для последующей перепродажи «Норникелю» с комиссионной наценкой.

На XI Красноярском экономическом форуме в феврале 2014 года в присутствии Аркадия Дворковича было подписано соглашение с правительством Красноярского края об инвестициях в развитие края в сумме 220 млрд руб. Кроме добычных и обогатительных мощностей Бажаев и К пообещали построить в Красноярске спортивный комплекс «Платинум Арена» на 7000 мест к намеченной здесь в 2019 году Универсиаде.

С тех пор ни на Таймыре, ни в Красноярске ничего построено не было. Время идет, срок лицензий кончается, Универсиада приближается. И если с лицензиями дело как-то можно уладить междусобойчиком, то на отсутствие «Платинум Арена» в числе объектов Универсиады Красноярск наверняка пожалуется Кремлю, вплоть до первого лица государства. А это уже не шутки.

Особый цинизм данной истории придает такой факт, что у Мусы Бажаева была возможность построить все, что он обещал. В сентябре 2014 года Бажаев продал свою долю в нефтяной компании «Альянс» бывшему главе «Роснефти» Эдуарду Худайнатову, эксперты оценивали сумму сделки в диапазоне от $1,5 до 5 млрд. Но деньги братья Муса и Мавлит Бажаевы потратили на приобретение на средиземноморском острове Сардиния курорта премиум-класса Forte Village. Гостем люксового отеля побывал (кто бы сомневался!) вице-премьер Аркадий Дворкович.

Однако обязательства в Красноярском крае никуда не делить, и братья Бажаевы не придумали ничего лучше, чем пойти по традиционному пути и обратиться в правительство за госгарантиями на кредит в сумме 220 миллиардов рублей. Именно такая сумма фигурирует в документе, подписанном в феврале 2014 года на XI Красноярском экономическом форуме. То есть ушлые бизнесмены свои деньги вывели за границу, а на инвестиции в родные пенаты попросили денег у государства. Говорят, что наглость – второе счастье, но тут Бажаевы переборщили, не учли они реальной ситуации – за деньгами государства в условиях санкций началась такая драка, в которой тем, кто послабее, делать нечего. Компании для сохранения лица и позиции на четырех ногах, а не лапками кверху, пришлось писать гневное опровержение. «Компания не просит дополнительных льгот, финансовых средств и иной помощи у государственных структур. Самостоятельно развивает принадлежащие ей активы, используя доступные на рынках и соответствующие действующему российскому законодательству способы и инструменты финансирования», — говорится в пресс-релизе на сайте «Русской платины».

У Бажаевых, таким образом, остался последний шанс – продать «Норильск-1» «Норникелю», который только единственный и имеет возможности разрабатывать месторождения на Таймыре. Сделать это напрямую – значит, потерять остатки прежнего имиджа (17 июня 2015 года Муса Бажаев уже не прошел в совет директоров «Роснефти»). Объявленная Шумковым продажа своей доли в «Норильске-1» как нельзя более логично вписывается в нехитрую комбинацию: мол, продает «Норильск-1» не Бажаев, а какой-то Шумков, с которого и взять-то нечего – скандал на публику в благородном семействе под аплодисменты присутствующих.

Глава «Норникеля» Владимир Потанин во всей этой истории вел себя достойно. После проигрыша судов по лицензии шума в СМИ поднимать не стали, а публике объявили о готовности сотрудничать с «Русской платиной». В феврале текущего года, когда стало еще очевиднее, что все идет к тому, к чему оно шло с самого начала, Владимир Потанин отметил, что компаниям "предстоит диалог о возможности синергии" при разработке одновременно двух участков - южной части Норильск-1 и Масловского, лицензия на которое принадлежит "Норникелю". Так что речь, практически наверняка, пойдет о цене, по которой «Норникель» согласится «простить» Бажаеву события двухлетней давности, только бизнес – и ничего личного.

Александр Трушков

Ссылки

Источник публикации