"Прокладки" против импортозамещения

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  "Прокладки" против импортозамещения Александр Храмов шлифует налоговые схемы "Халтека"

Оригинал этого материала

© "Совершенно секретно", 01.09.2015, Дурное обращение, Фото: via "Совершенно секретно"

Игорь Клейменов

13af9c507fac0aae7e0e1c7d5442f991.jpeg
Александр Храмов (в центре)

Россияне любят своего президента и, случись что, — ищут у него помощи и защиты. Но, как показывает практика, далеко не всем письмам в Кремль стоит доверять. Время от времени именем Путина козыряют люди, которым лучше было бы не привлекать к своим делишкам широкого внимания. Яркий пример такой ситуации — дело директора компании «ХАЛТЕК» Александра Храмова, недавно пожаловавшегося президенту на «травлю» и «нечистоплотных конкурентов».

Письмо предпринимателя к главе государства процитировали сразу несколько интернет-сайтов, хотя полного текста обращения нигде так и не нашлось. Но и того, что стало достоянием гласности, довольно, чтобы скорый на выводы читатель буквально вознегодовал. Ну как же — компания «ХАЛТЕК», выбиваясь из сил, тащит чуть не всю российскую промышленность на новый технологический уровень, а недоброжелатели вставляют ей палки в колеса.

«Компания «ХАЛТЕК» уже многие годы числится среди лидеров в сфере комплексных поставок профессионального инструмента, оборудования и технических решений на российский рынок, в том числе для предприятий авиапрома и машиностроения, — говорится в письме господина Храмова. — Однако успехи фирмы «ХАЛТЕК» в последнее время вызывают, если судить по публикациям в СМИ и сфабрикованным против компании Следственным комитетом и УФНС по Ульяновской области делам, нервные «дергания» ее прямых конкурентов и коррумпированных чиновников от исполнительной власти.

В адрес руководства и персонала компании сыплются необоснованные, бездоказательные обвинения, что негативно сказывается как на ее имидже и авторитете, так и на эффективности внедрения технологических инноваций на предприятиях отечественного авиапрома и машиностроения. Следствие подозревает представителей компании в мошенничестве, уклонении от налогов, а также нарушении ряда других статей Уголовного кодекса России».

Разумеется, все эти подозрения руководитель «ХАЛТЕКа» решительно отметает, заверяя президента и всех читателей своего письма в неизменной честности и призывая в свидетели собственных бизнес-партнеров. К этим партнерам мы еще вернемся, сейчас просто запомним: кто-то должен доказать нам безупречность работы невинно страдающей компании.

Кроме того, в своем письме Александр Храмов, компания которого поставляет иностранное оборудование, подвергает жесткой критике правительственную программу импортозамещения.

«Используемые в настоящее время заявления, в том числе и на уровне правительства, по импортозамещению являются не чем иным, как популистскими политическими лозунгами, не имеющими ничего общего с действительностью. В России невозможно заместить высокотехнологичный потенциал зарубежного машиностроения, полностью потерянный в России за постсоветский период», — констатирует этот видный эксперт по развитию инжиниринга, как его называют в одной из публикаций.

И наконец, видимо, чтобы окончательно убедить Владимира Путина в своей правоте, господин Храмов переходит к «прозрачным намекам». Если президент не разберется в ситуации, сложившейся вокруг «ХАЛТЕКа», Храмову придется закрыть свой бизнес и уехать из «этой страны». Ну что ж, давайте попробуем разобраться, что такое «ХАЛТЕК» и чем его деятельность так заинтересовала правоохранительные органы.

Особенности национального бизнеса

Итак, ООО «ХАЛТЕК» занимается поставкой на российский рынок станкоинструментальной продукции ряда иностранных компаний и оказывает сопутствующие услуги вроде обучения работе на этих станках и т.п. Среди клиентов импортера числятся КамАЗ, АвтоВАЗ, Казанский вертолетный завод, НПО им. Лавочкина и ряд компаний поменьше. Но это, так сказать, парадная сторона вопроса.

А суровая реальность заключается в том, что методы работы «ХАЛТЕКа» в свое время весьма не понравились компетентным органам, которые выдвинули в адрес компании весомые налоговые претензии объемом в 110 млн рублей. Долг этот был срочно погашен Александром Храмовым, а уголовные дела, возбужденные по статьям 194 УК РФ («Уклонение от платежей в крупном размере группой лиц по предварительному сговору») и 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору») были прекращены в связи с полным возмещением ущерба, причиненного бюджетной системе Российской Федерации.

Поспешность, с которой апеллирующий ныне к Путину бизнесмен поспешил погасить все предъявленные налоговые претензии, понятна — следователи успели «накопать» на «ХАЛТЕК» столько материала, что речь вполне могла бы идти о предъявлении куда более серьезных претензий.

По информации СМИ со ссылкой на УФНС по Ульяновской области, ищущее теперь справедливости у президента ООО ухитрилось создать целую сеть фирм-«посредников», с помощью которых серьезно завышало стоимость и без того недешевого оборудования. При этом внешне все проводимые сделки выглядели вполне обычно: завод получал свои станки, а посредник — «ХАЛТЕК» — комиссионные за услуги.

Правда, цена этих станков подчас оказывалась раза в три выше рыночной, но тут уже вопросы возникают к директорам заводов-покупателей. Почему они так расточительно тратили средства, выделенные им по целевым федеральным программам, и не было ли там места личной заинтересованности в работе именно с этим поставщиком?

Но вернемся к «ХАЛТЕКу». Инспектора ФНС по Ленинскому району Ульяновска выяснили, что сделки по покупке оборудования проводились через ряд фирм-посредников. Весь процесс прохождения цепочки поставщиков, судя по счетам и прочим документам, осуществлялся практически молниеносно, а у всех задействованных в цепочке фирм для купли-продажи оборудования не было никаких ресурсов: ни человеческих, ни транспортных, ни складских. Все эти фирмы существовали только на бумаге и были оформлены на генеральных директоров, не имевших ничего общего с предпринимательской деятельностью.

Директор одной из фирм в настоящее время отбывает наказание в местах не столь отдаленных, учредитель другой состоит на учете в психоневрологическом диспансере, прочие же «директора» на допросах честно признались, что, находясь в стесненных финансовых обстоятельствах, ставили подписи под учредительными и прочими документами за суммы… от 500 до 2 тыс. рублей.

«Мне сказали, что моя работа будет заключаться в оформлении на меня фирм (юридических лиц), где я буду числиться учредителем и руководителем, и за это я смогу получать по 2000 рублей за фирму. Я согласился с предложением, так как у меня было сложное материальное положение в тот период времени», — рассказал следователям такой горе-директор, инвалид III группы. Оборот только одной из его компаний, по сообщениям СМИ, в феврале — ноябре 2010 года составил 527 млн рублей.

Директором другой «фирмы-посредника» работала портниха со средним специальным образованием, которой предложили зарегистрировать на себя фирму за те же 2000 рублей.

Судя по объему предъявленных налоговых претензий, таких историй в деле «ХАЛТЕКа» немало. Возможно, когда господин Храмов говорил, что его безу­пречную репутацию могут засвидетельствовать партнеры, он имел в виду этих несчастных людей?

Я уеду жить в Лондон?

Сотрудникам правоохранительных органов удалось проследить путь денег, которые платили за станки «ХАЛТЕКа» российские заводы.

Денег, как вы помните, выделенных в рамках целевых государственных программ. Так вот эти средства, перечисляемые на счет фирм-однодневок, оперативно выводились физическим лицам на лицевые счета преимущественно в банки, зарегистрированные на Кипре, и растворялись впоследствии в мировом финансовом потоке.

В свете такой информации мне становится понятной готовность Александра Храмова покинуть «эту страну». Я считаю, что, если за рубежом уже отложены деньги или точно знаешь, у кого их можно одолжить, а российские правоохранители продолжают приоткрывать завесы успешного бизнеса одну за другой — самое время задуматься об эмиграции. Напомню, что, наверное, почти половина «русских» жителей Лондона оказались там в результате сходных ситуаций.

Впрочем, как говорится, не Лондоном единым. «ХАЛТЕКом» Александр Храмов владеет совместно с Ириной Гершевицкой, которая имеет налаженные связи в Германии. Там, например, проходила выставка живописных работ самой бизнес-вумен, а ее дочь София и вовсе учится в Мюнхенском университете. Наверняка она не откажет в помощи совладельцу — как коллега коллеге.

Вполне возможно, что выбирать себе европейскую столицу по вкусу Храмову придется уже совсем скоро. По информации наших коллег из Lenta.ru, уголовное дело было приостановлено необоснованно, и следователи из Ульяновска, которые занимались делом «ХАЛТЕКа», уверены, что при этом не были учтены результаты их проверок.

Учитывая, что в арбитражном споре об оспаривании налоговых претензий к «ХАЛТЕКу» Верховный суд РФ поставил жирную точку, подтвердив многочисленные судебные решения не в пользу «ХАЛТЕКа», вполне вероятно, что правоохранительным органам в скором времени снова придется повнимательнее присмотреться к бизнесу автора громкого «письма Путину».

      • "Халтек" точил бюджет

Оригинал этого материала

© Лента.Ру, 24.06.2015, Особенности национального импортозамещения

Как получить 300 процентов прибыли на перепродаже станков в рамках ФЦП Михаил Ушастов

Дефицит современного промышленного оборудования отечественного производства требует модернизации станочного парка машиностроения за счет зарубежных изделий. Значительная часть поставок для этих нужд финансируется в рамках федеральных целевых программ, однако нередко бюджетные деньги расходуются как минимум по странным схемам.

Ценообразование

В России действуют 47 федеральных целевых программ (ФЦП). Расходы на них постоянно меняются и, как правило, в сторону увеличения. Например, программа развития гражданского авиастроения на 2002-2015 годы стартовала с объема финансирования на уровне 158 миллиардов рублей, но к своему финалу в этом году выросла более чем вдвое — до 388 миллиардов рублей, из которых 272 миллиарда пришлось на средства федерального бюджета.

Основной причиной роста часто называют инфляцию, однако увеличиваются расходы и ввиду расширения целевых показателей, коррекции затрат, а также в силу иных факторов, среди которых не всегда оправданное завышение цен на поставляемое по «серым» схемам оборудование. Есть у раздувания бюджета ФЦП и другие, менее очевидные источники.

Один из примеров — уголовное дело, возбужденное следственным комитетом в отношении ульяновской компании ХАЛТЕК, поставлявшей в рамках целевой программы станки и иное оборудования для крупных госпредприятий. Рост цен в процессе поставки явно превышал разумные пределы.

Компания ХАЛТЕК вот уже много лет поставляет оборудование и станки из Японии и других стран на Ростовский и Казанский вертолетные заводы, «АвтоВАЗ», «КамАЗ», Уфимский моторный завод, ульяновский авиационный завод «Авиастар», Воронежский авиационный завод и другие крупные госпредприятия. Поставки осуществлялись, в том числе, и по государственным контрактам (эти и другие данные содержатся в акте налоговой проверки, имеющемся у редакции).

Следствие подозревает представителей компании в мошенничестве, уклонении от налогов, а также нарушении ряда других статей Уголовного кодекса России. Принятая компанией схема ввоза иностранного промышленного оборудования влекла за собой рост цен на станки в два и более раз.

Среди пострадавших от деятельности передового поставщика оказались, в частности, башкирское научно-производственное предприятие «Мотор» и ОАО «Казанский вертолетный завод» (данные содержатся в постановлении о возбуждении уголовного дела, находящемся в распоряжении редакции). По версии следствия, ущерб от сделок, совершенных «путем обмана и злоупотребления доверием» с использованием документов фиктивных юридических лиц, составил 67 миллионов рублей.

В поле зрения проверяющих органов ХАЛТЕК попал два года назад. Все началось с выездной проверки деятельности компании за 2010-2012 годы, в ходе которой ульяновскими налоговиками была выявлена неуплата налогов в особо крупном размере. Ущерб, причиненный государству, достиг 71 миллиона рублей.

Как показала проверка, ХАЛТЕК напрямую договаривался о покупке станков с производителями — компанией Yamazaki Mazak Trading Corporation, а также некоторыми другими. Однако поставки осуществлялись через схемы с участием многочисленных фирм-однодневок, главной целью которых было уклонение от налогов.

При закупке оборудования компания использовала иностранные подставные фирмы, занижая стоимость оборудования в 4-5 раз, что позволяло сэкономить на таможенных пошлинах. В России станки проходили через цепочку фирм-посредников, перепродававших импортную технику друг другу с постепенным повышением стоимости. Так цена сначала возвращалась к рыночной, а затем и превышала ее в несколько раз. В конце цепочки стоял ИПК ХАЛТЕК, который в итоге втридорога продавал оборудование конечному заказчику.

Зачастую в цепочке поставщиков участвовали фирмы без складов, персонала, не имеющие никакого отношения к отрасли. К примеру, в 2010 году сложнейшие станки японской Yamazaki Mazak для нужд башкирского НПП «Мотор» «халтековцы» выкупили за 110 миллионов рублей у некоего ООО «Айсландия» — компании, зарегистрированной для производства молочных продуктов, сметаны, жидких сливок и мороженого.

В особо запущенных случаях оборудование с момента ввоза до финальной продажи успевало подорожать в 12 раз. Например, две установки лазерного раскроя въехали в Россию с заявленной стоимостью 3,6 миллиона рублей, а конечным покупателям были проданы уже за 43,8 миллиона рублей. Налог с соответствующих объемов продаж при этом не уплачивался.

Зицпредседатели

Прибыль, оседавшую на счетах фирм-«прокладок», руководители ХАЛТЕКа быстро (обычно в тот же день) выводили на счета зарубежных фирм, как правило, зарегистрированных в Панаме, Белизе и на Кипре, либо обналичивали. Сами фирмы, участвовавшие в цепочке, вскоре после этих операций ликвидировались.

Генеральные директора компаний-«поставщиков», по счетам которых прокручивались сотни миллионов рублей, на поверку оказывались подставными лицами, которые за более чем скромное вознаграждение (от 500 до 2000 рублей) соглашались зарегистрировать на себя юридические лица.

Вот типичные показания таких руководителей, полученные в ходе проверки. «Мне сказали, что моя работа будет заключаться в оформлении на меня фирм (юридических лиц), где я буду числиться учредителем и руководителем, и за это я смогу получать по 2000 рублей за фирму. Я согласился с предложением, так как у меня было сложное материальное положение в тот период времени», — сообщил следователям директор ООО «ВестКом», а в жизни — инвалид III группы Виктор Березин. Он подписывал отчетность, договоры и пустые бланки «принадлежащей» ему компании, не читая. Между тем оборот «ВестКома» в феврале-ноябре 2010 года составил 527 миллионов рублей.

Директор другой фирмы-«прокладки» ООО «Технорос» Ольга Гораева на поверку оказалась портнихой со средним специальным образованием, не имеющей навыков ни бухгалтерского, ни налогового учета. По ее словам, знакомый мастер цеха предложил ей за вознаграждение в 2000 рублей зарегистрировать на себя фирму. Гораева согласилась, посетила нотариуса, налоговую инспекцию и банк, где подписала документы, после чего о судьбе возглавляемой ею компании ей ничего не было известно.

Из фирмы, зарегистрированной на простую тольяттинскую портниху, вскоре рекой потекли деньги. Всего «Технорос» перевел на счета физических лиц 1 миллиард рублей, судьбу которых налоговикам после снятия отследить не удалось. Большинство физических лиц, на чьи банковские счета переводились для обналичивания средства «Технороса», как правило, впервые услышали об этих трансферах и открытых на их имя счетах на допросах. Некоторые, впрочем, признавались, что счета открывали, однако о своей роли в мошеннической схеме узнавали от следователей.

«В 2010 году я остро нуждался в деньгах, чтобы погасить имеющиеся кредиты. Я обратился к знакомым, которые предложили мне деньги без процентов. Чтобы получить эти деньги, я открыл счет в банке "Солидарность" в Тольятти и получил золотую карточку, которую впоследствии отдал своим знакомым. О том, что на нее были перечислены денежные средства в размере 7 миллионов рублей, я не знал. Указанными денежными средствами я не распоряжался, организацию ООО "Технорос" не знаю, слышу впервые», — рассказал на допросе Андрей Стеганцев, один из десятков свидетелей по делу.

Питерский след

По фактам, выявленным в ходе налоговой, а также камеральной таможенной проверок, в отношении ХАЛТЕКа было возбуждено несколько уголовных дел по части 2 статьи 194 УК РФ («уклонение от уплаты таможенных платежей в крупном размере группой лиц по предварительному сговору») и части 4 статьи 159 УК РФ («мошенничество, совершенное в особо крупном размере группой лиц по предварительному сговору»). Компании также доначислили налоги и штрафы на сумму более 110 миллионов рублей.

Изучение подозрительных схем ульяновской компании привело следователей в город на Неве. Японские станки ввозились в основном через петербургскую таможню, там же находился и склад, откуда потом осуществлялись поставки конечным пользователям. Хотя по бумагам оборудование много раз меняло собственника, на деле оно не покидало складского помещения.

В частности, об этом упоминает в своих показаниях Вячеслав Тихонов, чья компания по производству мороженого «Айсландия» купила у такой же фирмы-«прокладки» за 72 миллиона рублей (и в тот же день продала за 110 миллионов рублей ХАЛТЕКу) станки Yamazaki Mazak. По его словам, указанная сделка была проведена прямо на складе на Пискаревском проспекте, куда он просто приехал и подписал все бумаги.

В Санкт-Петербурге базировалась и компания «Аквамарин», в 2010 году оформившая фиктивные фирмы на инвалида III группы Березина. Это позволяет предположить, что центр преступной сети располагался не где-нибудь, а в Северной столице.

Все оборудование, которым в конечном итоге торговал ХАЛТЕК, проходило через питерское ООО «Лайм» (руководители — жители Санкт-Петербурга Валерий Толкачев и Александр Лычагин). Именно с него стартует цепочка из «Айсландии» и других фирм, благодаря которым стоимость японских станков для Казанского вертолетного завода и НПП «Мотор» возросла до неприличных значений.

Суд да дело

Поскольку все ниточки расследования привели в Петербург, ульяновские таможенники передали свои результаты питерским коллегам, чтобы те привлекли к ответственности «Лайм», а также других местных участников схемы. Однако в Северной столице дело по каким-то причинам завязло, а в конечном итоге отделением дознания Санкт-Петербургской таможни было прекращено «в связи с отсутствием достаточных оснований для предъявления обвинения группе лиц».

Однако ульяновские органы надежды не теряют — там полагают, что в Санкт-Петербурге не были учтены результаты расследования налоговиков, из которых следует, что уклонение от уплаты таможенных платежей производилось организованной группой по предварительному сговору. Ульяновской таможней вскрыта схема уклонения и добыты доказательства таких действий, тогда как налоговой получены ответы от компетентных органов Японии и США с подтверждением фактов и схем уклонения. Все эти результаты уже направлены в питерскую таможню.

Вдобавок вступило в силу решение Арбитражного суда города Ульяновска, подтвердившее решение Ульяновской налоговой инспекции, и таким образом начала действовать преюдиция, то есть факт преступных действий был установлен, и в дополнительном подтверждении не нуждался.

Вся эта история вызывает много вопросов. Почему заводы, которым ничего не стоило проверить отпускную стоимость станков в Японии, покупали это оборудование у ХАЛТЕКа по многократно завышенным ценам? Как получилось, что это длилось годами? Почему к деятельности компании не возникли вопросы еще на таможне Санкт-Петербурга, которая теперь склонна затягивать расследование? Во всем этом еще предстоит разобраться следственным органам.

 


Ссылки

Источник публикации