"Прокуроры-оборотни"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Прокуроры-оборотни"

"Первый заместитель Мосгорпрокуратуры Юрий Синельщиков лично неоднократно давал письменные распоряжения об изменении меры пресечения лицам, совершившим тяжкие преступления. Тем же занимались его подчиненные"

Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::31.07.2003, "Нас только наказывают"

Converted 14784.jpg

Прокурор Москвы Михаил Авдюков

Сегодня на коллегии Генпрокуратуры должен решиться вопрос об отставке прокурора Москвы Михаила Авдюкова. Повод для этого весьма существенный - проверка работы столичных прокуроров и поднадзорных им милиционеров выявила серьезные нарушения закона: от фальсификации уголовных дел до укрывательства тяжких преступлений.[...]

Прокурору Москвы Михаилу Авдюкову, как стало известно ГАЗЕТЕ, предлагали уйти еще весной этого года. Без скандала. Авдюков не согласился.

Тогда в прокуратуру столицы приехала целая бригада проверяющих - как из Генпрокуратуры, так и из других регионов. С 3 по 23 июля длилась грандиознейшая проверка прокуратуры Москвы и ее подразделений - межрайонных и окружных прокуратур и даже поднадзорных прокуратуре милицейских подразделений города. Результаты проверки - рабочая справка на 28 листах - оказались в распоряжении ГАЗЕТЫ

'действуют бессистемно и неорганизованно'

'Наиболее серьезные недостатки в организации работы по борьбе с преступностью установлены в прокуратурах Северного, Юго-Восточного округов (прокуроры Залегин, Кривцов), в Чертановской, Нагатинской, Кузьминской, Люблинской, Кунцевской межрайонных прокуратурах (прокуроры Клопцов, Артюхов, Макаров, Харламов, Григорьев).

Ответственность за серьезные просчеты в организации работы лежит на прокуроре г. Москвы Авдюкове, заместителях прокурора города Синельщикове, Росинском, которые не проявляют инициативы в искоренении недостатков, снизили требовательность к подчиненным, действуют бессистемно и неорганизованно и не организуют должным образом работу прокуратуры города Москвы по укреплению законности и правопорядка, борьбе с преступностью, исполнению приказов генпрокурора РФ по основным направлениям деятельности', - делают вывод проверяющие в финале 28-страничной справки.

'Способ найти козлов отпущения'

В прокуратуре Москвы справку получили еще в пятницу вечером. Прокурор города Михаил Авдюков никаких заявлений по этому поводу не делал. Как стало известно ГАЗЕТЕ, вчера он обращался за поддержкой к мэру столицы Юрию Лужкову, но, по-видимому, ее не получил. Зато его первый заместитель Юрий Синельщиков начал активно защищаться. Он обратился с письмом к президенту Владимиру Путину.

'Многолетний конфликт между руководством Генеральной прокуратуры и прокуратурой Москвы достиг своей кульминации, - пишет Синельщиков. - Генпрокуратурой в столице проведена комплексная проверка, по результатам которой сделали вывод о полной несостоятельности Моспрокуратуры'. Письмо, по словам Синельщикова, - его личная инициатива, а не коллегиальное решение руководства Моспрокуратуры. По его мнению, 'справка изобилует голословными утверждениями, искаженными фактами, проверяющие жонглируют статистикой, подробно описывая отрицательную динамику и замалчивая положительное'. Основная причина действий Генпрокуратуры, по словам Синельщикова, - 'неадекватное отношение генпрокурора Устинова и его заместителей к столичным коллегам'.

Синельщиков анализирует причины 'наезда': 'Во-первых, это способ найти козлов отпущения за рост криминала в столице, за беспредел чиновников в органах власти, за многочисленные нарушения прав граждан. Во-вторых, желание отыскать 'оборотней в мундирах' в прокуратуре. Тем самым удалось бы подтвердить свою принципиальность в деле борьбы за чистоту рядов ('мы не отстаем от министра Грызлова'), а заодно помочь партии власти накануне выборов пополнить багаж 'побед' в борьбе за справедливость. В-третьих, избавиться от неуправляемых московских коллег, которые при поступлении телефонной команды не стараются взять под козырек, а тщательно выверяют все свои предстоящие решения с законом'. [...]

Плановая проверка

Заместитель руководителя ЦОС Генпрокуратуры Наталья Вишнякова на вопрос ГАЗЕТЫ о кадровых перестановках в столичной прокуратуре заявила, что об этом еще преждевременно говорить: 'Вопрос об ответственности за серьезные упущения и недостатки в работе лежит на руководителях столичной прокуратуры и прокурорах на местах. Эти вопросы находятся в ведении коллегии Генпрокуратуры'. По словам Вишняковой, о проведении проверки в прокуратуре столицы знали давно. Это плановая проверка, по регламенту работы Генпрокуратуры она проводится в прокуратурах субъектов федерации раз в 5 лет.

'Прошу считать мое избиение моим личным делом'

ГАЗЕТА обратилась за комментарием к одному из членов бригады проверяющих. В бригаду входили прокурорские работники из более чем 20 регионов России.

Сергей Шавкута - начальник отдела прокуратуры Ставропольского края: 'Мы были в Никулинской и Солнцевской межрайонных прокуратурах и окружной Северно-Восточного округа, а также в отделениях милиции. Общее впечатление: на местах зачастую работниками милиции нарушаются права простых граждан. Человек обращается с заявлением - найдите хулигана. Принимается решение об отказе в возбуждении уголовного дела, но заявителя об этом даже не информируют, как будто и не было обращения. Нарушается как УПК, так и распоряжения генпрокурора. Позиция прокуратур не очень наступательная по отношению к работникам милиции. То, что мы выявили за 20 дней, буквально лежало на поверхности. Незаконные отказы в возбуждении уголовных дел, укрытые грабежи, укрытые мошенничества. Работники милиции заставляют писать вторичное заявление: 'Прошу считать мое избиение моим личным делом и дальнейшую проверку не проводить'. Мы звонили заявителям, и они нам рассказывали, что их принудили сотрудники милиции писать такие заявления. И что больше всего меня потрясло, одна из заявительниц сказала: 'Я лучше обращусь в частное детективное агентство или к бандитам - они быстрее найдут мою машину, чем милиция или прокуратура'.

Вакантное место

Между тем вопрос об отстранении Михаила Авдюкова от руководства столичной прокуратурой практически решен. Однако пока не ясно, кто займет его место. В качестве одного из возможных кандидатов называется Роберт Адельханян, бывший прокурор Ставропольского края, а сейчас руководитель международно-правового управления Генпрокуратуры. Его перевод в Москву осенью прошлого года делался как раз с прицелом на последующее назначение прокурором столицы. Но, как стало известно ГАЗЕТЕ, сейчас он вряд ли будет назначен на эту должность. Имидж прокурора подпортил судебный процесс, завершившийся в Ставрополье 30 июня этого года (ГАЗЕТА подробно рассказывала о нем). Инициированное Адельханяном судебное разбирательство с учеными-конфликтологами (их обвинили в разжигании межнациональной розни) завершилось полным поражением прокуратуры.

Из справки Генпрокуратуры по проверке столичной прокуратуры

Криминальная ситуация в столице оставляет желать лучшего. В 2002 году количество зарегистрированных преступлений выросло на 29,7% по сравнению с 2001 годом (163 418 преступлений против 125 950). В первом полугодии 2003 года преступность выросла еще на 15% по сравнению с 2002 годом. Раскрываемость же, наоборот, снизилась - в 2001 году 56,6%, в 2002 году - 42,4%, в первом полугодии 2003 года - 43,3%. Особенно это касается тяжких и особо тяжких преступлений -- убийств, краж, грабежей, разбойных нападений.

Тем не менее статистика не отражает реального положения дел, потому что сотрудники милиции и прокуратуры столицы не возбуждают уголовные дела, хотя есть все признаки преступления. Во время проверки было обнаружено более 9 тысяч укрытых от учета и регистрации преступлений.

Следователь Чертановской межрайонной прокуратуры Тарасов отказал в возбуждении уголовного дела по факту смерти женщины по причине отсутствия судебно-медицинского исследования трупа. В ходе проверки выяснилось, что женщина была задушена. Следователь Нагатинской межрайонной прокуратуры Тряпкин отказал в возбуждении уголовного дела по факту смерти женщины за отсутствием события преступления. При этом из судебно-медицинского заключения ясно, что смерть наступила от 'сочетания травм головы, туловища, конечностей'. Факты искажаются: при обнаружении в парке 'Кусково' трупа мужчины органы дознания ОВД 'Вешняки' отказали в возбуждении уголовного дела из-за того, что 'такие повреждения могли быть получены при падении с высоты собственного роста'. В акте судебно-медицинского исследования написано, что мужчина был задушен.

Сотрудники милиции оказывают давление на заявителей, чтобы не возбуждать уголовные дела. В ОВД 'Очаково-Матвеевское' с заявлением обратился мужчина, которого избили и ограбили неизвестные. Под давлением участкового Егорочкина он написал вторичное заявление, в котором пояснил, что 'телесные повреждения получил по неосторожности'.

Фальсифицируются статистические данные по розыску без вести пропавших людей. Информация о том, что дела по розыску заведены, передается в УВД Москвы, но на самом деле милиционеры ничего не предпринимают для поиска людей. Например, в ОВД, подконтрольных Никулинской и Кунцевской межрайонным прокуратурам, отсутствовало 190 дел по розыску без вести пропавших, хотя данные были переданы в УВД.

Незаконно прекращаются дела в отношении взяточников-милиционеров. Старший уполномоченный ОВД ОБНОН СКМ УВД САО Москвы Муродян обвинялся в получении взяток в 70 и 90 тысяч долларов за урегулирование вопроса с преступной группировкой и прекращение уголовного дела. Он был арестован, но по 'указанию заместителя прокурора Москвы Синельщикова был освобожден из-под стражи, а в последующем по указанию Леонтьева уголовное дело было прекращено'.

Работники милиции Усиков и Аксенов, взятые с поличным во время получения взятки, отпущены из-под стражи под подписку о невыезде. Несмотря на то что имеется достаточно доказательств их вины, дело не передается в суд в течение нескольких месяцев.

Обвиняемый в убийстве преступного авторитета Петренко член ОПГ Гамерник по распоряжению заместителя прокурора Ризаева был, по мнению проверяющих, незаконно отпущен из-под стражи. Вскоре Гамерника убили.

Необоснованно принято решение о прекращении уголовного дела в отношении директора музея-заповедника 'Коломенское' Колесниковой, которая использовала для охраны личной дачи охрану музея и была причастна к хищению имущества музея на сумму более 5 миллиардов рублей. 'Дачное' дело было прекращено по амнистии, а дело по хищению 'потеряли' - 'местонахождение до сих пор не установлено'.

Всего признаны незаконными решения по 203 уголовным делам.

Много и других нарушений закона: не учитываются и не исследуются вещественные доказательства, их используют в личных целях сотрудники правоохранительных органов, прокуратура плохо осуществляет надзорные функции - за исполнением законодательства, за соблюдением прав граждан и даже за деятельностью ФСБ столицы.

***

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::31.07.2003

Контрольный выстрел в Моспрокуратуру

Екатерина Заподинская

Converted 14785.jpg

Первый зампрокурора Москвы Юрий Синельщиков

[...] По словам одного из проверявших Моспрокуратуру, [первому зампрокурора Москвы] Юрию Синельщикову придется ответить [...] за некоторые свои весьма сомнительные решения. Например, недавно он прекратил за отсутствием состава преступления уголовное дело против владельца столичного пивбара "Волжанка" Расыха Хамидуллина, застрелившего жителя юга Москвы Сергея Глухова. Господин Синельщиков признал, что убийца не превысил мер необходимой самообороны, так как потерпевший Глухов был тольяттинским бандитом и вымогал у него квартиру. Однако из материалов дела очевидно, что Хамидуллин сам открыл дверь своей квартиры Глухову и выстрелил ему в упор в живот из своего охотничьего ружья, заряженного патронами 12-го калибра. Тот отлетел к лифту, и хотя выстрел уже был смертельным, Хамидуллин сделал еще три выстрела в лежащего на животе противника: под лопатку, в ягодицу и, контрольный, в голову. И это явно не было необходимой самообороной.

***

Оригинал этого материала
© "Время новостей", origindate::31.07.2003, "Битва законников"

«Был полный саботаж нашей работе»

[...] Корреспондент газеты «Время новостей» Александр Шварев побеседовал с одним из членов комиссии по проверке Моспрокуратуры, зампрокурора города Жуковского Александром Лычагиным.

-- Во время проверки вы сталкивались с противодействием со стороны Моспрокуратуры?

-- Был полный саботаж нашей работе. Порой возникало чувство, что прокуратура Москвы отдельная структура, которая к Генпрокуратуре не имеет никакого отношения. У людей просишь конкретные материалы, а они ухмыляются и их не представляют. А один из окружных прокуроров прямо нам заявил: «Я пережил уже сто проверок, и вас всех тоже переживу».

-- Какие наиболее вопиющие факты были выявлены при проверке?

-- Их очень много. Например, по бумагам есть номер дела, и оно должно быть заведено окружной прокуратурой. Начинаем проверять, выясняется, что на самом деле никакого дела в окружной прокуратуре нет. На вопрос, где дело, нам объясняют: «Ну надо же выдавать положительную статистику, вот и мы указали, что оно заведено».

-- Известно, что при проверке уделялось особое внимание тому, как прокуратура работает по обнаруженным трупам?

-- Тут ситуация просто ужасающая. Мы выявили массу случаев, когда в Москве находили явно криминальные трупы, а милиция и прокуратура в бумагах писала, что «признаков насильственной смерти не обнаружено». Причем это делалось с нарушениями -- человека забили, а в бумагах указано, что якобы он шел пьяный, падал и сам себе наносил смертельные травмы, ломал руки, ноги. Еще пример -- человека убили, а в дело вложен протокол осмотра другого, некриминального трупа. Только у заведующего 2-м моргом сейчас есть целый журнал, где числятся трупы явно криминальные, но в милицейских и прокурорских бумагах указано, что люди погибли от несчастных случаев или сами умерли. В результате была выявлена масса сокрытых убийств, только во время работы комиссии возбуждено около ста уголовных дел. И возбуждала их непосредственно Генпрокуратура, поскольку Моспрокуратура отказывалась.

-- Какая ситуация в Москве с розыском без вести пропавших?

-- Да они вообще практически не ищут таких людей. Для формальности заводят дело, но не готовят даже плана работы. О каких-то следственных действиях или опросе свидетелей речи не идет. Порой мы устанавливали факты, когда человек пропал, а его поисками не занимались годами.