"Процесс XXI века"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Процесс XXI века"

"Здесь все кажется удивительным: конференция хакеров, на которой был произведен арест, американский закон, по статьям которого впервые было выдвинуто обвинение, место суда - Силиконовая долина, резонанс этого разбирательства и, наконец, самое удивительное - то, что в центре всех этих событий оказался наш соотечественник - 27-летний выпускник МГТУ им. Баумана Дмитрий Скляров. В канун Нового года он вернулся в Москву.

КОНФЕРЕНЦИЯ DEF CON: ХАКЕРЫ ВСЕХ СТРАН, ОБЪЕДИНЯЙТЕСЬ!
DEF CON (defense condition) - это военный термин, что-то вроде "оборонной готовности" - неплохое название для конференции хакеров, одна из излюбленных мишеней которых - Пентагон. Помимо традиционных для хакерских сборищ символических похорон Билла Гейтса на конференции выступают профессора ведущих университетов, программисты представляют свои новейшие разработки в области криптографии.
Девятый по счету DEF CON проходил этим летом в Лас-Вегасе с 13-го по 15-е июля. Скляров представил свой доклад в заключительный день работы конференции. Доклад был посвящен недостаткам программы Adobe eBook reader, предназначенной для чтения электронных книг, - малоизвестный в России и популярный на Западе вид программного продукта. Сокращенно электронная книга называется eBook, что в русской транскрипции звучит немного неприлично. Ebook - это та же книга, только в электронном варианте. Купить ее можно в Интернете, читать - на своем компьютере. Скляров представил на докладе разработанную им программу для чтения электронных книг, которая немного видоизменяла уже существующую - позволяла распечатывать купленный eBook, копировать на дискету или устанавливать на другие компьютеры. Все разработки Склярова очень понравились пользователям Интернета. К моменту ареста Дмитрия на сайт московской фирмы "Элкомсофт", сотрудником которой являлся Скляров, поступило около ста заявок на приобретение программы. Однако были и недовольные - фирма Adobe, чью программу Дмитрий взял на себя смелость усовершенствовать. Недолго думая (фирма действительно не просчитала последствий своего шага), юристы Adobe написали жалобу в Федеральное бюро расследований о том, что созданная мистером Скляровым программа нарушает американский закон, и как бы между прочим сообщили о грядущем выступлении русского программиста в Лас-Вегасе. Когда на следующий день после доклада Скляров с вещами покидал гостиницу, чтобы отправиться в аэропорт, к нему подошли два неприметных господина, один из которых спросил: "Мистер Скльяроф?" - а другой надел наручники.
FREE DMITRY!
Того, что произошло дальше, никто не ожидал. Ни ФБР, ни фирма Adobe, ни сам Скляров. На защиту арестованного россиянина встали обычно вроде бы аполитичные и социально пассивные программисты всего мира. Уже через неделю митинги и марши в защиту Склярова прошли в большинстве крупных городов США, а также в Лондоне и Мюнхене. В Интернете появляются сайты в поддержку Дмитрия. На защиту Дмитрия становится крупнейшая общественная организация программистов: EFF (Electronic frontier foundation). Русскую фамилию американцы выговаривают с трудом, и митинги поддержки проходят под лозунгом "Free Dmitry!" ("Свободу Дмитрию!"). Запрет на изучение кода для этой публики равносилен запрету на свободу слова. Известна шутка Торвальдса: "Программный продукт - это как секс. Бесплатный он всегда лучше" ("Software is like sex; it's better when it's free"). Скляров по профессии криптоаналитик, и в этом смысле он, конечно, хакер.
Параллельно разворачивается акция: бойкот Adobe! Программисты отказываются пользоваться продукцией фирмы и круглосуточно пикетируют их штаб-квартиру в Сан-Хосе. Сайт Adobe в Интернете подвергается массированной атаке хакеров. Нервы руководства Adobe не выдержали уже через неделю. Столкнувшись с беспрецедентным общественным давлением, 23 июля фирма отозвала свою жалобу из суда, признав ее неправомерной. Нельзя сказать, что Adobe вышла из этой истории сухой. Репутация фирмы, ранее безупречная, оказалась подмоченной, и сколько времени уйдет на ее восстановление в среде программистов - неизвестно.
Несмотря на отсутствие жалобы, дело не закрывают. Молох государственной машины был уже запущен - истцом против русского хакера (так его упорно называют в американской прессе) выступает теперь само правительство США.
STOP DMCA!
Так звучит другой лозунг, который манифестанты скандировали на демонстрациях в защиту Склярова. Что такое эта загадочная аббревиатура DMCA, нуждается в отдельном пояснении.
По существу, русский программист, сам того не ведая, оказался в эпицентре сугубо американской истории, которая тянется уже третий год. Digital Millennium copyright act (DMCA) можно перевести на русский как Закон о цифровом авторском праве. Закон был принят Конгрессом США в 1998 году и, как поговаривают среди программистов, не без участия мощного лобби производителей продукции на цифровых носителях. У DMCA сразу появились противники, и прежде всего в среде программистов. Удивительно, но одним из главных борцов с DMCA является знаменитый издатель компьютерной литературы Тим О'Рейли - человек, чьи права вроде бы защищает этот закон. Мне удалось с ним пообщаться: "DMCA запрещает не только нелегальное копирование авторской продукции, но и изготовление любого рода средств и инструментов, позволяющих копировать продукцию. То есть, образно выражаясь, криминальным становится не только вскрытие сейфа, но и производство инструментов, которыми воры пожелали воспользоваться. Скляров пал жертвой именно этой части закона. Разработанная им программа сама по себе не криминальна, но при желании может быть использована в незаконных целях. Согласитесь, это не повод затевать судебный процесс?"
В Америке мое внимание часто обращали на тот факт, что подобный закон существует только в двух странах: США и Белоруссии. Соответствующее российское законодательство здесь с недавних пор постоянно и с уважением цитируется. Когда-то все было наоборот: в СССР была запрещена копировальная техника - формально по тем же причинам: вдруг кому-то придет в голову мысль размножить на ксероксе нелегальную литературу. DMCA существует три года, и за все это время власть так и не смогла создать ни одного судебного прецедента. Было несколько гражданских исков, и все они были с треском истцами проиграны. Когда в соответствии с новым законом Ассоциация звукозаписывающих компаний США запретила профессору Эдварду Фелтену опубликовать программу, позволяющую взламывать музыкальные записи в Интернете, тот вчинил иск о нарушении Священной первой поправки к Конституции США о свободе слова. Запрет пришлось снять. Закон упорно не желал работать. Но американскому праву требуется прецедент - им и стало дело "попавшего под раздачу" российского программиста. Возможно, судебные власти надеялись на то, что за россиянина вступаться никто не станет: авось сойдет за очередного представителя "русской мафии". Дело завели не гражданское, как это было раньше, а уголовное - впервые за все время существования DMCA.
СИЛИКОНОВАЯ ДОЛИНА
Судебные слушания по делу Склярова проходили в Сан-Хосе. Город считается неофициальной столицей знаменитой Силиконовой долины. Каждый третий житель долины - программист, поэтому дело Склярова здесь как нигде восприняли близко к сердцу. Другими словами, в Америке трудно найти более неудачное место для показательного суда над программистом. Власти в очередной раз просчитались. Адвокатом Склярова становится Джозеф Бертон - седовласый негр, в прошлом - главный прокурор Силиконовой долины. В середине августа защита добивается первой победы - Склярову изменяют меру пресечения. Власти готовы выпустить его из тюрьмы под залог и поручительство. Сумму залога удается снизить с полмиллиона долларов до 50 тысяч. Эту сумму предоставляет семья программистов Осокиных. Они то, что здесь называют upper middle class - верхний средний класс, - гордость и основа американского общества. Программисты, живущие здесь больше 5 лет, другими просто не бывают.
Свой принудительный отпуск Скляров проводил у Осокиных в Купертино - крохотном городке посреди Силиконовой долины. Права покидать территорию Северной Калифорнии он не имеет. В те дни я напросился к Осокиным в гости. Небольшой бунгало с внутренним садиком на вершине холма, две машины в гараже: "ягуар" и джип. Это не кичливость, дорогие машины здесь покупают все. Сергей и Лена устраивают барбекью, приглашают своих друзей, тоже программистов, тоже из "наших". Русские здесь на хорошем счету - не такие узконаправленные специалисты, как индусы (основа местной наемной силы), не такие требовательные, как американцы. За столом говорят о спаде. Дмитрий слушает вполуха. Он - фанатик своего дела. Купил карманный компьютер и что-то увлеченно в нем щелкает. Адвокаты запрещают ему давать интервью и говорить о процессе. Я спрашиваю, чего ему сейчас больше всего хочется. "Увидеть семью", - говорит он. В Москве у него осталась жена и двое маленьких детей, дочка Поля родилась за два месяца до его отъезда в Америку.
ТO BE CONTINUED (ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ)
Страсти вокруг Склярова продолжали бушевать. Компьютерная фронда подняла его на свой щит - для этого сообщества он теперь икона, "постер-бой", как здесь говорят. Все это время рядом с Дмитрием находился его шеф - глава "Элкомсофта" Алекс Каталов. Из разговоров с ним и с адвокатами Дмитрия я понял то, что никто вслух здесь не произносил. Судебные органы предлагали Склярову сделку: он признает себя виновным, через чисто символический промежуток времени он благополучно возвращается в Россию, а через другой символический промежуток времени он сможет беспрепятственно ездить в США. Скляров отделается легким испугом, зато у власти наконец-то появится вожделенный прецедент. И овцы живы, и волки целы. Дмитрий не согласился на сделку: это означало бы предать тех, кто выходил с плакатами "Free Dmitry! Stop DMCA!" на улицы американских городов.
На митинге в поддержку Склярова в Сан-Франциско я спросил у одного длинноволосого американца, державшего в руках трогательную фотографию Дмитрия с женой и детьми: "Почему ты здесь?" Ответ был исчерпывающим: "Если Дмитрия признают виновным и будет создан прецедент, его судьбу повторят тысячи программистов. Для нас свобода Дмитрия - это наша собственная свобода".
В середине декабря защите удалось вывести Склярова из-под обвинения. Ему разрешили вернуться в Россию. Теперь он "условно освобожденный". Раз в месяц он должен посылать факс в суд города Сан-Хосе и сообщать о своем местонахождении. По первому требованию судьи обязан являться на процесс, но уже в качестве свидетеля. Главный обвиняемый теперь - лицо юридическое: фирма "Элкомсофт". Процесс обезличили, но не закрыли.
По возвращении Скляров процитировал популярное в Штатах выражение: "У американского государства нельзя выиграть, можно только не проиграть". Глава "Элкомсофта" Алекс Каталов также далек от оптимизма: "Фирму посадить нельзя, но можно разорить. Сколько грозит? По полмиллиона за каждую из пяти статьей обвинения - в сумме 2 с половиной миллиона долларов. Расходы на процесс давно уже шестизначные, вот-вот станут семизначными". Даже в случае полного оправдания фирмы судебные расходы государство возмещать не станет. Есть идея, которую продвигают американские активисты: заставить в случае оправдания оплатить все издержки фирму Adobe. Каталов устало машет рукой: "Что им, делать больше нечего?""
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации