"Работа с судами" — $50 млн

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Оригинал этого материала
© igolkin, origindate::22.04.2011, Фото: Игорь Кравчук

"Работа с судами" — $50 млн

Аркадию Гонтмахеру оправдательный приговор по делу о крабовой контрабанде встал в копеечку

Андрей Всеволодов

Аркадий Гонтмахер

В декабре 2010 года Камчатский краевой суд в лице присяжных заседателей оправдал президента американской компании «Глобал Фишинг» Аркадий Гонтмахера и его российских партнеров из холдинга «Восточные рыбные ресурсы» (ВРР) Абдел Азиза Эмбарека, Александра Суслова, которые обвинялись в организации преступного сообщества (ч.3 ст.210 УК РФ), в легализации имущества, приобретенного преступным путем (ч. 4 ст. 174-1 УК РФ), а также в незаконной добыче водных биологических ресурсов (ч. 2 ст. 253 УК РФ).

Присяжные не оспаривали факт браконьерства. Однако, по их мнению, причастность обвиняемых к преступлению осталась недоказанной.

Аркадий Гонтмахер проходил по уголовному делу как главное действующее лицо. У его защиты на суде были следующие аргументы. Компания Гонтмахера «Глобал Фишинг» не входила в холдинг ВРР. Официально Гонтмахер не руководил холдингом и не отвечает за его действия. Официально он не имел отношения к добыче краба, который флот холдинга вел в России. Гонтмахер являлся всего лишь добросовестным покупателем продукции ВРР. Он не знал о происхождении товара, количестве квот у продавца и прочих нюансах. Ему, как иностранному гражданину, было неизвестно, что такое квоты, как они используются. Гонтмахер не мог знать, о том, что выловы холдинга ВРР значительно превышают выделенные квоты и, соответственно, не догадывался, что покупает крабовую продукцию, добытую браконьерским способом.

«Я занимался всем, кроме лова, никогда не владел компаниями, которые занимаются добычей краба или ловом рыбы... Я не являюсь в России ни владельцем, ни акционером чего-либо, я в России вообще никто», — заявил журналу «Форбс» президент американской компании «Глобал Фишинг» Аркадий Гонтмахер. По его словам, он непричастен к деятельности холдинга «Восточные рыбные ресурсы» (ВРР) и был всего лишь покупателем его продукции, которую приобретал в Южной Корее и не знал о ее происхождении.

Материалы уголовного дела недвусмысленно и красноречиво говорят об обратном. Но присяжные не увидели и не услышали этих очевидных аргументов следствия. Кому-то это может показаться просто странным, кто-то в сердцах может воскликнуть: «Эх! Чему удивляться! Купили Госкомрыболовство, КамчатНИРО, погранцов, которые их крышевали несколько лет, а уж купить присяжных — раз плюнуть!». Кто-то возразит: «Да нет! Камчатка — рыбацкий край, и все знали о «Челси». И наши камчатские рыбаки их не любили. И не потому, что чужаки, а потому что беспредельно браконьерили сами, а других выгоняли с района промысла, натравливая погранцов. Не должны были наши присяжные за 30 сребреников воров оправдать!». Другой, естественно со знанием дела, будет утверждать, что обвинение выступало слабо по причине незнания материалов или ангажированности. Третий вынесет свой вердикт, конечно же, единственно верный: «Судья! В нем все дело!».

Спорить можно долго, гадая на кофейной гуще. Чтобы рассудить наших виртуальных спорщиков с аргументацией пикейных жилетов из бессмертного романа мы предлагаем читателям самим оценить лишь некоторые материалы уголовного дела и сделать вывод: Гонтмахер — простой торгаш морепродуктами из американской глубинки или лидер крупнейшей российской крабовой компании, многолетний браконьерский промысел которой ограбил нашу страну на миллиарды рублей.

В компьютере Гонтмахера находилось огромное количество файлов, которые опровергают аргументы защиты. Подробнее можно посмотреть здесь.

Защита Гонтмахера, в отсутствии на скамье подсудимых других обвиняемых — Дарминова (объявлен в международный розыск) и Борисова (объявлен в федеральный розыск), абсолютно разумно начала валить все на них, убеждая присяжных, что управление преступным сообществом осуществляли именно они, а Гонтмахер — простой американский торговец российской крабовой продукцией.

Но материалы уголовного дела не оставляют для таких заявлений ни одного шанса. Посмотрите на следующие из этих материалов (правда, присяжные, странным образом опять ничего так и не разглядели, может правы все-таки те, кто обвиняет присяжных в продаже интересов камчатских рыбаков).

Гонтмахер был в курсе всех производственных процессов холдинга ВРР, состоял в регулярной деловой переписке по электронной почте с юристом ВРР Дарьей Макоедовой (дочь высокопоставленного сотрудника Госкомрыболовства), Сергеем Дарминовым, управляющим промыслом Борисом Борисовым, главным бухгалтером ВРР Александром Сусловым. При этом — эта переписка не документооборот торговых операций, а вопросы, связанные с покупкой рыболовных компаний, отчеты о выловах, вопросы перегрузов, ремонта и прочей суетой, связанной с деятельностью крупной рыбопромышленной (а не торговой компанией).

Макоедова, как юрист ВРР, присылала Гонтмахеру документы по покупке компаний, согласовывала процедуры передачи прав на компании, консультировала по юридическим вопросам.

От Борисова американский торговец получал отчеты по планам выхода судов в рейс, ежедневным выловам, перегрузам, зарплате рыбакам. Борисов переслал Гонтмахеру рапорт от капитана СТР «НОВИКОВО» Данилова С.В. о плохом ремонте Корее. Борисов не сообщает об этом Азизу или Дарминову (владельцам и руководителям холдинга ВРР), а советуется с Гонтмахером, как с самым главным и ответственным лицом.

Суслов отправляет отчет Гонтмахеру по расходования $2,9 млн. Обычному кредитору не отправляют подобного рода отчеты, такие отчеты требует руководитель или владелец.

Гонтмахер выступает арбитром в бизнес-спорах между ВРР и Михновым, который является фактическим владельцем ряда дальневосточных компаний, основанных на базе ЗАО «Иянин Кутх»: «Морской Ворон», «Морской орел» и т. д.

Сообщения электронной почты от origindate::04.09.2007, origindate::14.09.2007, origindate::18.09.2007 между Billy Lang и Гонтмахером содержат файлы анализа ремонтов 21 судна-ловца и 5 транспортных судов. Гонтмахер решительно, ни с кем из номинальных владельцев и руководителей ВРР не советуясь, вносит изменения в сроки и стоимость ремонтов. Торговец крабами не принимает стратегических решений в деятельности рыболовной компании, это позволительно только руководителю или владельцу.

Простому оптовому торговцу крабовой продукцией в США не могут посылать по электронной почте координаты патрульных судов и самолетов СВПУ ФСБ РФ в Охотском море, ему эта информация просто ни к чему. Учитывая строжайшие меры секретности, которые применял Азиз (вспомните кодовые цифры для каждого участника «игры в разведчиков», кстати, этим приемам Азиза выучил Игорь Попов), но, тем не менее, человеку, далекому, как утверждает защита, от проблем рыбалки, посылается файл с секретными координатами. Это Азиз отчитывался Гонтмахеру о своей «работе» с сотрудниками СВПУ ФСБ РФ. Эта «работа» стоила Гонтмахеру ежемесячно 3 млн. долларов. Так называемая «административка», сюда входила оплата услуг пограничников и других силовых структур, а также портовых служб. Кстати, сотрудники СВПУ ФСБ РФ выполняли не только работу по «охране» браконьерского промысла ВРР, организацию «зеленого коридора» для вывоза готовой продукции на иностранных транспортных судах (наши герои иногда называли их ласково «девчонками», иногда, грубовато, — «бл..и»), но и заядлый охотник Азиз оплачивал услуги по охоте на конкурентов-браконьеров. Капитаны, работавшие на краболовах, заходя в район промысла, всегда интересовались, где работает «Челси»? Если где-то рядом, то нужно было срочно уходить в другой район, бросая порядки, иначе работать вельботы не дадут, а квоты придется списать …

А вот выдержки из переговоров Гонтмахера с руководителями и сотрудниками холдинга «ВРР» (ссылка).

Чей ноутбук?

Гонтмахер в период следствия утверждал, что его ноутбук является корпоративным и пользовались им многие сотрудники, когда ездили в командировки. На судебном же заседании Гонтмахер изменил тактику и объявил, что данные в ноутбук ему подкинули, так как экспертиза засвидетельствовала изменения в 4000 файлах. Аргумент для дилетанта! Впрочем, каким Гонтмахер и был (в ноутбуке есть подробная инструкция для него, как отправлять электронную почту). Любое включение компьютера изменяет содержимое системных файлов, реестра и т.д. Количество этих файлов достаточно велико, чтобы за несколько десятков включений в ноутбуке изменилось содержимое нескольких тысяч системных файлов. Следователи изучали содержимое компьютера, естественно.

А теперь несколько слов, почему данный ноутбук принадлежал Гонтмахеру и только он пользовался им:

Данный ноутбук многократно использовался для общения посредством электронной почты с помощью установленной на нем почтовой программы «Microsoft Outlook»,. В течение 5 месяцев, с origindate::29.04.2007 г. по origindate::20.09.2007 г., было получено и отправлено 150 сообщений, в которых содержалось более 300 файлов. Адресатом всех сообщений электронной почты (как входящих, так отправленных) является arkadi@globaltr.net.

На ноутбуке размещено около 12 тыс. (!) личных видео— и фотофайлов Гонтмахера: семья, встречи с родственниками на протяжении многих лет. Также отсканированы и переведены в цифровой формат очень старые фотографии самого Гонтмахера, его супруги в детстве и юности; снимки тридцатых-сороковых годов прошлого века родителей Гонтмахера. Корпоративный компьютер не место для хранения такого вида архивов.

Гонтмахер постоянно демонстрировал свою состоятельность: вызывающе роскошный особняк, автомобили «Bentley» и «Ferrari», часы «Rolex» и т.п. Данный ноутбук принадлежит к классу «люкс» в линейке «SONY» — самый дорогой, самый мощный, самый престижный.

«Rolex», «Bentley», ноутбук «SONY» — каждый этот предмет в своем классе вещей говорит о статусе владельца, его положении в обществе или желании соответствовать высокому положению. Невозможно представить корпоративный «Ferrari» или поочередное ношение часов «Rolex» сотрудниками «Global Fishing Inc.» на деловых встречах с партнерами по бизнесу.

На ноутбуке установлена программа голосовой связи через Интернет «Skype». В списке 66 последних вызовов с origindate::27.08.2007 по origindate::19.09.2007:

— 18 раз с данного ноутбука посредством программы «Skype» осуществлялась связь с абонентом «Gontmakher Yelena» (супруга);

— 12 раз с абонентом «Tkachenko Roma» (ответственный за строительство нового дома Гонтмахера);

— 18 раз с абонентом «Gontmaher home».

Итого — 72% личных контактов Гонтмахера. Остальные контакты — это сотрудники «Global Fishing Inc»: Такако, Орловский, Деревянная, Тришина.

В ноутбуке находятся файлы со строительными планами нового дома Гонтмахера.

Все это позволяет сделать о том, что владельцем и пользователем ноутбука является Гонтмахер.

****

Даже беглое изучение предоставленных в статье материалов не оставляет никаких сомнений о роли Гонтмахера в деятельности ВРР.

Из них следует, что Гонтмахер управлял промысловой деятельностью флота ВРР, контролировал ежедневные выловы и отгрузку продукции, отдавал распоряжения должностным лицам холдинга, принимал от них отчеты по различным вопросам. Кроме того, он лоббировал в России принятие решений, выгодных ВРР, используя свои связи в высших эшелонах власти.

Все это подтверждает, что Гонтмахер был полноправным руководителем холдинга ВРР и несет ответственность за тот ущерб, который был нанесен России флотом этой компании.

Это также подтверждает, что российские пограничники (естественно, неустановленные следствием) покрывали браконьерство, а камчатские присяжные, оправдав браконьерство, вполне укладываются в одну из версий наших виртуальных пикейных жилетов — именно про 30 монет, упоминаемых в древней библейской истории.

Сваливать все только на «слепоту и глухоту» присяжных было бы наивно. Хотя внимательный анализ судебного процесса говорит о том, что коллегия присяжных была управляемой, но к этому необходимо добавить те «странные» моменты поведения судьи Гольцова, — и сразу становится понятным, почему был вынесен оправдательный вердикт.

В мае 2005 года Гонтмахер с подельниками был доставлен на Камчатку. На первых заседаниях был определен состав коллегии присяжных и …. (!) судья Гольцов уходит в отпуск до сентября. Для опытных московских адвокатов (специализирующихся на работе в процессах с участием присяжных) настало время вдумчивой и обстоятельной работы: собрать информацию о присяжных, составить психологический портрет каждого с учетом социальных, ментальных и прочих нюансов, а потом начать искать пути для контактов с ними, их родственниками, знакомыми (Петропавловск-Камчатский город небольшой: все друг друга знают).

По тому, как развивались события в конце сентября (после возобновления процесса), стало понятно, что адвокатам не зря дали три месяца на эту ювелирную работу.

Неожиданно старшина присяжных Барабаш Л.Н. написала заявление о выходе из коллегии, якобы по семейным обстоятельствам. Это выглядело странным, так как знакомые, близко знавшие Барабаш, характеризовали ее как человека, мягко сказать — к деньгам неравнодушную. А тут Барабаш заявила, что отказывается от вознаграждения, положенного присяжным и готова даже заплатить штраф, но участвовать в коллегии присяжных она не будет.

В этот же день после двухминутного обсуждения старшиной присяжных был избран Толстяк Д.А. Внешне это выглядело, как заранее спланированное мероприятие. Кто же такой Толстяк Денис Александрович, и как он попал в состав присяжных?

Для начала надо сказать, что присяжный Толстяк ввел в заблуждение суд, указав местом своей работы небольшую компьютерную фирму. На самом деле основным местом работы Толстяка является ФГУП «КамчатНИРО», и мама его — Татьяна Илларионовна Толстяк, работает там же, она — ученый секретарь ФГУП «КамчатНИРО».

Из материалов дела известно о коррупционной роли камчатской «науки», а всем рыбакам это знакомо из повседневной жизни. Зафиксированы многочисленные переговоры Дарминова с Антоновым Н.П. (бывший руководитель КамчатНИРО) о выделении научных квот холдингу «ВРР», а также о других многочисленных преференциях (открытие или закрытие зон вылова, введение объектов промысла и т.д.). Дарминов лоббировал переназначение Антонова на пост директора КамчатНИРО перед тогдашним руководителем Госкомрыболовства Ильясовым и многое чего другое.

Толстяк, естественно, знаком с вопросами крабовой рыбалки. Понимает, что такое квоты, научные квоты, что такое вылов сверх лимитов. Понимает, может ли судно находиться на промысле целый год, показывая выловы по 100-200 кг в день, тем самым неся убытки $5 тыс. долларов ежесуточно. Толстяк знает, как «работают» научные наблюдатели за $100-200 долларов в день на судах, «облавливающих» научные квоты. То есть для него должно было быть очевидным, что ВРР — браконьеры.

При этом надо учитывать, что Толстяк знал, что компании ВРР — крупнейшие должники КамчатНИРО. Естественно руководству КамчатНИРО было выгодно получение оправдательного приговора, с тем, чтобы компании ВРР рассчитались по долгам, а также «смыло» с их репутации коррупционное пятно (хотя какое тут смыть — черного кобеля не отмоешь добела, короче, клейма ставить на «науке» давно уже негде).

После вынесения приговора появились публикации, которые пытались убедить всех тех, кто был удивлен таким исходом дела в том, что присяжные честно сделали свою работу. Мол, подкупить всех 12 человек невозможно. Согласен, всех подкупать не надо. Кстати, бюджет Гонтмахера на «работу» по уголовному делу (без оплаты услуг адвоката), по слухам, составил 50 млн долларов, из них только 10 миллионов были «освоены» на Камчатке, остальные 40, я думаю, тоже будут скоро освоены — но уже в Москве — впереди кассация. Достаточно сделать так, чтобы несколько человек из коллегии вели себя соответствующим образом, создавали общественное мнение, так сказать, рулили процессом. Другим тяжело будет оторваться от коллектива, одно дело на кухне дома ругать власть продажную и жизнь беспросветную, другое дело в суде пойти против той же власти, против огромных денег…

Поэтому, повторюсь, достаточно несколько «замотивированных» человек в коллегии присяжных, чтобы «молчаливое большинство» проголосовало так же, как все, как более активные. Сколько же было таких «замотивированных» присяжных, спросит любопытный читатель? Трудно сказать точно, но ведь неспроста у одного, к примеру, не очень удачливого бизнесмена-риэлтора, бегающего от кредиторов, вдруг неожиданно в октябре появляются шальные деньги, которых хватило, чтобы открыть три игровых клуба. Другой присяжный вдруг купил дачу, третий оплатил дорогостоящую пластическую операцию дочери, а, к примеру, на имя обычной пенсионерки, также вдруг, открывается депозит на сумму 2,2 млн рублей.

А как вам такой присяжный Костына К.И.? Где он сам работает? А его мама? Правильно: у Иванчея — давнего приятеля Гонтмахера. Иванчей — владелец камчатского морского порта и лучшей гостиницы «Белкамтур»! Иванчей, к слову сказать, не бросил Арика в трудную минуту (может потому что должен денег ему?). Иванчей очень старался: «хата» у Гонтмахера в СИЗО — лучшая, еда — из ресторана, даже ноутбук в камеру приносил Аркаше, чтобы тот по Скайпу с родными поговорил.

А что же судья, возникает резонный вопрос? Надо сказать, что «слепота» и «глухота» присяжных в достаточной степени подогревалась тем, как вел процесс судья Гольцов, который печально известен на Камчатке по другому громкому делу: поджог казино Паллада и смерть десяти людей. В котором, как уверены многие камчатцы, в том числе родственники потерпевших, Гольцов осудил двух невиновных в поджоге — одного на 25 лет, другого пожизненно.

Но в нашем случае вердикт выносили присяжные, скажет знаток судопроизводства, при чем здесь судья? А вот при чем, парирует ему другой: если, к примеру, обвинители зачитывают прослушку фигурантов дела, а Гольцов неожиданно признает прослушку незаконной, о чем и объявляет присяжным, а через три дня решает все-таки, что прослушка была законна, но «забывает» об этом объявить присяжным — это как расценивать? Замотался, забегался! А отказать приобщить документы, полученные из США от ФБР? А запрет на оглашение фамилий участников разговоров при чтении прослушки? Представьте себе: читается тест-диалог, но непонятно, кто говорит с кем. А та поспешность, с которой Гольцов завершил процесс — прямо в канун Нового Года, хотя в начале судебного разбирательства объявил, что собирается рассматривать более года? По этому поводу рассказывают, что закончить процесс до Нового Года (естественно с оправдательным приговором) — было непременное требование Гонтмахера. Я думаю, по двум моментам: первое — психологически важно выйти на свободу в предновогодние дни, а второе, в январские праздники никому не будет дела до скандального освобождения.

Гольцов постоянно демонстрировал раздражение к обвинению, граничащее с хамством. Создавалось впечатление, что на скамье подсудимых сидят невиновные люди — это был своеобразный «мессэдж» присяжным: «Все нормально! Вот видите, даже судья им симпатизирует!». Финальным аккордом поведения Гольцова была покупка дорогого японского джипа после окончания процесса. Никто не спорит, что зарплата федерального судьи позволяет делать покупки в 100 тысяч долларов США, но в данном случае это выглядело совсем по-нахальному. Говорили же Гольцову приятели: «Не борзей!», а тот возмущенно парировал: «А что зам прокурора города Розгачеву можно ездить на двухсотом Крузаке за 130 тыс. евро, или зам прокурора края Семалю на Лексусе за 80 тысяч? А я ведь не украл, я заработал!».

Не будем его судить — заработал, так заработал…