"Разводящий" С Саблей

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Президент Адыгеи назвал Дмитрия Козака виновником своей отставки

1144733525-0.jpg Хазрет Совмен заявил, что причиной его отставки стал конфликт с полпредом президента в Южном федеральном округе Дмитрием Козаком, и дал понять, что готов отменить свое решение, если его поддержит администрация Кремля.

– После заседания адыгейского парламента осталось неясным: вы подали заявление об отставке или только намекнули о такой возможности?

– Не было никаких намеков. Я подал в парламент заявление об отставке, не указывая причины, по собственному желанию. Однако затем в СМИ попала искаженная информация: якобы заявление появилось после того, как часть депутатов госсовета не встали при моем появлении. Это не так. Сейчас в Адыгее уважающий себя и своего президента парламент.

– В чем причина решения об отставке?

– Чтобы было ясно, расскажу предысторию. Я задумался о посте главы республики, когда в постперестроечные годы в Адыгее началась стрельба, гибли люди. Я остановил бойню. Причем думал: иду на один год, чтобы выровнять ситуацию. В 2002 году случилось наводнение. Мне кажется, мы достойно решили проблему и восстановили инфраструктуру – помощь в республику из других регионов шла вагонами. На следующий год была большая засуха. Я решил, что оставаться в стороне нехорошо, поскольку я пришел оказывать помощь своему народу. С полпредом Казанцевым (Виктор Казанцев занимал пост полпреда президента в Южном федеральном округе до марта 2004 года) мы друг друга не поняли, мне чинили препятствия.

Когда назначили Яковлева (Владимир Яковлев возглавлял полпредство до осени 2004 года), мы совместно наметили план развития Адыгеи: как привлечь инвестиции и сделать республику недотационной. Затем появился Козак (Дмитрий Козак – нынешний полпред президента в Южном федеральном округе) и, размахивая «саблей», стал требовать присоединиться (к Краснодарскому краю).

– То есть причина вашего решения – в недовольстве политикой полпреда Козака?

Южный федеральный округ как структура себя изжил. Зачем нужно это посредничество между регионом и президентом? Вроде бы в обязанности руководства ЮФО входит следить за тем, чтобы в субъектах соблюдались законы. Однако в случае нашей республики все наоборот. Полпред прямо мне говорит: в Адыгее закон не работал и не будет работать. Более того, он дал прямое указание силовым структурам подчиняться только его указаниям и игнорировать решения президента республики. Наш прокурор направлял в Южный федеральный округ представление о коррумпированности работников МВД Адыгеи и называл фамилии. А округ отвечает тем, что публично вручает поощрения и грамоты указанным в прокурорском представлении людям. Мне кажется, за регион – за милицию, прокуратуру, арбитраж – должен отвечать один человек – его глава.

– Идея объединения Краснодарского края и Адыгеи как-то повлияла на решение об отставке?

– Сейчас полпредство пытается присоединить Адыгею чужими руками. Но они не понимают, что это может быть трагично. У нас все очень хрупко. Нужно учесть мнение коренного населения республики – нас и казаков. А не пришельцев. Я даже не знал раньше, как у нас народ гордится статусом Адыгеи. А Козак уцепился за идею объединения и не учитывает мнение адыгской диаспоры. А диаспора боится, что народность исчезнет без статуса республики. Не думаю, что идея присоединения живет по указке губернатора Краснодарского края (Александра Ткачева). Если такая идея существует, то вырабатывать решения должны мы с ним. Разводящий – Дмитрий Козак – нам не нужен.

– Заявление об отставке – окончательное решение об уходе с поста президента Адыгеи?

– Я во вторник приглашен на встречу с Собяниным (глава кремлевской администрации Сергей Собянин). Если мне будет высказано полное доверие, а доверие своего народа я уже получил, если не будет вмешательства отрицательного характера со стороны Южного федерального округа, я пойду на поводу у своего народа, и все может измениться. Из-за руководства ЮФО бюджет республики потерял 12 млрд рублей. Не пришли инвесторы, в том числе и я. Я пытался сделать все возможное и был примерным политиком. Минфин доволен нашей работой. Мы единственный субъект, который не разворовывается исполнительной властью.

– А как вы расцениваете тот факт, что около 70% руководящих должностей в республике занимают адыги, составляющие в Адыгее меньшинство?

– У нас сейчас серьезный кадровый голод. Будет русская команда – будет русское правительство. А вообще я всегда за соблюдение паритета.

Диана Дададшева, Сергей Сурженко

Оригинал материала

«Коммерсант» от origindate::11.04.06