"Ренова" умерла

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "УралПполит.ру", origindate::18.10.2005

Гастроли мужа Лолиты прошли с большим аншлагом

Хит сезона - «Ренова» умерла». Слова А.Зарубина, музыка В.Вексельберга

Converted 19961.jpgВо вторник из жизни Свердловской области тихо ушла амбициозная и прожорливая компания «Ренова». Холдинг, поглощавший самые невероятные и плохо связанные друг с другом активы, теперь разбит на десятки предприятий и уже не является «пугалкой» для свердловских бизнесменов. Одновременно претерпели изменения и отношения компании Виктора Вексельберга с властью – больше на контакты с регионами он не разменивается. О том, что такое «Ренова» сейчас, как она будет пожирать оставшихся друзей губернатора Росселя, а тот не сможет ее остановить – читайте в материале нашего экспертного канала. Специальный бонус – схема подчинения активов Вексельберга, нарисованная экс-директором «Реновы» Зарубиным в курилке «Атриум-Палас-Отеля» для «УралПолит.Ru».

Мало найдется компаний, способных конкурировать с «Реновой» в ее системе приобретения активов. На протяжении 15 лет «дитя» Виктора Вексельберга и его партнеров по бизнесу собирало самые разношерстные активы, покупая нефтеперерабатывающие заводы, выигрывая лицензии на месторождения, создавая алюминиевые холдинги, приобретая «пищевку», формируя собственные банки и влезая в реформу ЖКХ. Еще недавно такой размах считался следствием приватизации, во время которой часть инвесторов покупала просто все возможные активы.

Как Голубицкий с журналистами в «угадайку» играл

Так формировалась и «Ренова». Только если другие российские бизнесмены, накупив всего, что можно, выбирали определенное направление своей деятельности и меняли непрофильные активы на объекты своей мечты, «Ренова» не бросала ничего. В своем стремлении купить все, что можно и нельзя, она стала сравнима с уральскими бизнесменами Павлом Федулевым, Маликом Гайсиным и иже с ними. С аналогичной репутацией. Несмотря на статус основного акционера - господина Вексельберга, сама «Ренова» стала страшилкой для бизнесменов. «Это была такая «свалка активов», - вспоминает свердловский политик, работавший с «Реновой» несколько лет назад. – Вексельберг поддерживал губернатора Росселя на выборах, а потом компания получала то один, то другой интересный актив. До его появления компания могла не работать в этой сфере экономики, но ни от чего не отказывалась, поэтому, когда говорили, что «Ренова» хочет купить аэропорт «Кольцово», никто и не удивлялся – эта компания всасывала все, как пылесос».

В начале нынешнего года сложившаяся ситуация стала совершенно неприличной – в сознании специалистов «Ренова» ассоциировалась исключительно с личностью ее владельца, но не с каким-то определенным бизнесом. Мало кто знал, что эта компания – основной акционер алюминиевого «СУАЛ-Холдинга». Неясность со структурой порождала внутренние конфликты, но, что самое обидное, била по репутации всей «Реновы». Удивительный пример – когда гендиректор одной из крупнейших компаний страны Александр Зарубин женился на певице Лолите Милявской, федеральные СМИ писали о нем как о простом бизнесмене. Наш собеседник объясняет это одним – у журналистов не было четкого представления о том, что такое «Ренова», и они не хотели впутывать в эти высокие материи своего читателя.

В итоге «Ренову» ликвидировали. Первоначально появилась информация, что вместо одной структуры появится девять управляющих компаний по направлениям работы старой «Реновы», директора этих УК образуют некий совет, который и станет «Реновой». Но ясности такие планы не внесли. Показательна история с уходом с поста главы администрации свердловского губернатора Вениамина Голубицкого. Участники политического процесса знали – чиновник уходит в «Ренову», но куда точно - никто объяснить не мог. «Он будет заниматься строительным проектом», - утверждали наши источники. При этом в «Ренове» опровергали наличие у них нового сотрудника, напоминая о ликвидации своей структуры.

Сам же Вениамин Максович, также не очень хорошо понимавший, какой у него теперь официальный статус, обещал стать то председателем совета директоров, то вице-президентом «Реновы», то еще бог весть кем. Когда неясность с точным званием надоедала, господин Голубицкий начинал играть с журналистами в игру: «Угадай мою должность». Каждого звонившего он просил назвать, какой пост он в «Ренове» занимает, смеялся и заключал: «Вы неправильно назвали. Моя структура будет называться не так. Ничего больше не скажу». Ясность с новым местом работы экс-политика наступила в августе – теперь он руководит проектом «Ренова Строй-групп» и собирается строить в Екатеринбурге новый жилой район.

Но что это по сравнению с проблемами самой «Реновы»? Ликвидировавшись, она так и не смогла избавиться от имиджа компании-захватчика. Ситуация с Уральским заводом гражданской авиации – лучшее тому доказательство. Даже на уровне губернатора Свердловской области (весьма дружного с Вексельбергом и находящегося в курсе дел внутри его бизнес-структур) до сих пор бытует мнение о наличии «Реновы» в конфликте. Какой именно? За что отвечающей? Ответов на эти вопросы нет, но миф-то жив.

Расклады из курилки

Converted 19962.jpg

Именно на борьбу с ним в регионы и отправился экс-директор компании Александр Зарубин. «Гастроли» мужа Лолиты по основным территориям присутствия бизнеса идут уже несколько недель. Во вторник новая программа была представлена в Екатеринбурге. По словам господина Зарубина, больше нет ни «Реновы», ни каких-либо дирекций по направлениям, ни любого иного экономического объединителя тех разношерстных активов. «Управлять столь разными бизнесами в рамках одной структуры - невозможно», - заверил корреспондента «УралПолит.Ru» господин Зарубин, который теперь возглавляет «Институт корпоративного развития».

Проговорив 40 минут с журналистами о «философии развития», «генетике профессионализма» и «механике влияния», он согласился объяснить нашему экспертному каналу, что же такое «Ренова» сейчас. Стоя в курилке «Атриум Палас Отеля», он на стене демонстрировал то, что было создано за год. Итак, внимание! «Реновы» больше нет – есть свыше трех десятков самостоятельных бизнес-проектов. Единственное, что их объединяет – «Институт корпоративного развития». Да и то, этой структуре отданы полномочия не по финансовой работе, а по выстраиванию отношений с властями разного уровня, работе с конкурентами и партнерами в общественных проектах, решение социальных вопросов, организация единой системы управления во вновь приобретаемых активах (именно поэтому руководство института – люди, работавшие в различных федеральных властных структурах).

Согласно разработанной концепции, все оперативные вопросы с муниципальными властями теперь решает руководитель завода, расположенного на территории муниципалитета. Если глава считается более влиятельным и обсуждаемые с ним вопросы касаются стратегии развития, то тут подключается руководство института. Предположим, директор завода не нашел общего языка с мэром, тогда кто-то из членов совета директоров предприятия выходит на региональные власти. Другие же (не оперативные) вопросы на уровне правительства и губернатора все так же решает институт. Проблемы федерального уровня (например, снижение ставки НДС) – остаются в ведении института. Именно он лоббирует принятие федералами той позиции, что выгодна группе компаний. Для того чтобы обеспечить точное выполнение своих решений, на предприятиях в советы директоров заводов и других объектов будут введены сотрудники института.

На первый взгляд, система логичная и хорошо работающая, но в структурах Виктора Вексельберга редко все просто. На вопрос «УралПолит.Ru», кто будет решать вопросы с губернатором Эдуардом Росселем: вице-президент «СУАЛ-Холдинга» Анатолий Сысоев или руководитель уральского филиала института Марина Вшивцева, господин Зарубин ответил: «Если касается работы СУАЛа - то Сысоев, если вопросы компетенции обоих – оба, если финансы – Вшивцева». «Это приведет к тому, что Вшивцева и Сысоев будут воевать за полномочия, добиваться от Москвы большей власти», - считает депутат Свердловской Облдумы, знакомый с ситуацией в структурах господина Вексельберга. А значит, и спокойствия активам бизнесмена не видать.

Вексельберг «съест» еще одного старого друга Росселя

Converted 19963.jpg

Но это все-таки проблемы самого олигарха и его команды. Для Свердловской области гораздо важнее, как новая структура будет работать. Здесь изменений не предвидится. Просто вместо компании «Ренова» теперь «пугалкой» станет сам Виктор Вексельберг и его окружение, по-прежнему присматривающееся к самым разным активам. Даже таким экзотическим, как месторождение золота и платины в Южной Африке.

Пока, правда, его судьба не решена. Не то что будущее корпорации ВСМПО-Ависма. Александр Зарубин рассказал, что компания будет добиваться признания недействительной продажи ее пакета двум руководителям корпорации Владиславу Тетюхину и Вячеславу Брешту. «Мы считаем, что наши партнеры приобрели наш пакет на средства корпорации без согласия на это совета директоров, частично был использован необеспеченный кредит. Мы будем добиваться отмены продажи и по условиям «русской рулетки» будем обязаны выкупить у них их пакет акций. Не они нам будут обязаны продать, а мы обязаны купить у них. Ну, а наша компания всегда выполняет свои обязательства», - уточнил Александр Зарубин и широко улыбнулся.

Он также дал понять, что влияние губернатора Эдуарда Росселя здесь не сыграет никакой роли. Как известно, менеджмент ВСМПО давно поддерживает свердловского руководителя – Владислав Тетюхин один из основных спонсоров губернатора и входит в его команду еще с советских времен. Наблюдатели давно ждали публичного вмешательства господина Росселя, который мог бы сохранить спокойствие друга, попросив другого своего партнера – Виктора Вексельберга - найти общий язык с ВСМПО. Но по последним данным, свердловский глава вмешиваться в ситуацию не намерен и молча будет следить за тем, как команда господина Вексельберга получит очередной мегаинтересный актив региона («УралПолит.Ru» уже писал о том, как «молодые волки» олигарха отправляют друзей губернатора на пенсию).

«О создании холдинга на нашей базе без обсуждения этого вопроса с губернатором говорить нельзя. И эти вопросы не могут его не волновать. Но тема покупки акций решается в рамках арбитражного суда. Где здесь роль губернатора? Речь идет о двух хозяйствующих субъектах. Нет повода бегать к губернатору и просить его о помощи, защите. Владислав Тетюхин говорил о своем желании передать акции государству. Мы поддерживаем это. Холдинг – стратегический объект, и сейчас ведем переговоры с Министерством промышленности России по данному вопросу», - резюмировал Александр Зарубин, дав понять, у кого какие роли.

Так что, даже исчезнув как юридическое лицо, «Ренова» осталась жива.