"Роснефть" - новый "Enron"?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Кремлевские силовики" настроились на дивиденды с "дела ЮКОСА"

Игрь Сечин. Председатель совета директоров ОАО "Роснефть" Разговоры о том, что государственная «Роснефть» проведет первое публичное размещение своих акций (так называемое IPO) пошли еще весной-летом 2005 года. Первоначально размещение планировалось начать в конце 2006 года. Но в конце марта президент «Роснефти» Сергей Богданчиков передвинул сроки IPO ближе, заявив, что оно состоится уже в июле нынешнего года. После этого победные реляции посыпались из «Роснефти», как из рога изобилия.

3 апреля ФСФР зарегистрировала проспект выпуска акций «Роснефти». При этом в документе отмечалось, что компании удалось урегулировать с западными банками-кредиторами проблему с просроченными кредитами. Правда, дотошные журналисты обратили внимание на то, что теперь «Роснефти» принадлежат уже лишь 65% акций «Юганскнефтегаза» вместо 77%, купленных в декабре 2004 года. Это дало основания экспертам предположить, что разница как раз и пошла на обеспечение банковских кредитов.

А 27 апреля руководство «Роснефти» сообщило, что в марте компания обратилась к иностранным банкам (ABN Amro, Barclays Capital, DrKw и JP Morgan) с просьбой снизить по кредитам на общую сумму $3,3 млрд. процентные ставки с 1,8-2% до 0,65%, чего и добилась. Одновременно за I квартал 2006 года чистый долг «Роснефти» снизился с $11 млрд. до $9,9 млрд. Безусловно, руководству «Роснефти» есть чем гордиться, а потому оба эти факта выданы за крупный успех.

Назначение «рыночной» цены

29 апреля Герман Греф подтвердил, что «IPO «Роснефти» идет по плану. Казалось бы, заявление министра должно было ободрить рынок, но в место этого породило лишь лишние сомнения, после того, как со ссылкой на «Роснефть», Греф объявил, что в настоящее время компания оценивается более чем $25 млрд. Но сам Сергей Богданчиков не так давно говорил о $ 30 млрд., а еще в начале ноября 2005 года английская консалтинговая компания Deloitte оценила капитализацию “Роснефти” в $48 млрд. (а после консолидации с дочерними предприятиями и все $58 млрд.! – уверяли британцы). Это не просто больше, это много больше грефовских 25 миллиардов.

Кстати, сама «Роснефть» в своих оценках ориентируется на цифры англичан. Так с учетом того, что у “Роснефти” уже выпущено 9,1 млрд. акций, совет директоров компании 3 мая утвердил «рыночную цену» одной акции в 151,45 руб. По нынешнему курсу это должно составить около $51 млрд. Таким образом, получается, что Герман Греф существенно занизил стоимость одного из наиболее привлекательных государственных активов.

Впрочем, озвученная Грефом цифра вовсе не была взята с потолка: еще в начале 2005 года крупнейший американский инвестиционный банк Morgan Stanley оценил “Роснефть” со всеми дочками максимум в $26 млрд. Да и эту оценку еще надо чем-то подтвердить.

Если посмотреть на показатели добычи и переработки нефти теми компаниями, акции которых свободно продаются на рынке, и сравнить их показателями «Роснефти», то можно сделать вывод о том, что капитализация вполне может составлять $30-40 млрд. (правда, не сразу после первичного представления акций на рынок, а только через несколько лет):