"Росспиртпром" лезет в бутылку

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Свою карьеру Зивенко начинал с создания фирм-однодневок по торговле спиртными напитками, оформляя их на подставных лиц

© "Совершенно секретно", origindate::09.07.2001

"Росспиртпром" лезет в бутылку

Екатерина Боярина

Доходность алкогольной статьи бюджета начала стремительно падать еще во времена перестройки - сразу же после отмены государственной монополии на производство спиртного. Чтобы как-то поправить ситуацию, на фоне всеобщей алкогольной вольницы возникла идея создания федерального предприятия "Росспиртпром", которое объединило бы все уцелевшие в ходе приватизации государственные пакеты акций предприятий отрасли. Согласно постановлению о создании "Росспиртпрома", его филиалами автоматически стали восемнадцать государственных ликеро-водочных заводов в регионах. Кроме того, "Росспиртпром" получил пакеты акций разного размера в частных предприятиях - акционерных обществах, которым он теперь может спускать свои директивы... Всего под "Росспиртпромом" в той или иной степени оказались более двухсот предприятий. Среди них московский завод "Кристалл", иркутский "Кедр", самарский "Родник" (более 50процентов акций), новосибирский ВИНАП и калининградский СПИ-РВВК (около 25 процентов). Казалось бы, все здорово: выработает руководство "Росспиртпрома" единую стратегию развития вверенных ему заводов, и, глядишь, под централизованным управлением они начнут работать более эффективно, приносить казне прибыль. Но время идет, а ситуация оптимизма не внушает. Даже наоборот. На сегодня "Росспиртпром" - самый крупный должник перед бюджетом среди производителей спиртного (и о выплате долгов, хотя бы частичной, даже не заикается), а вверенные ему предприятия банкротятся с такой скоростью и регулярностью, что просто диву даешься.

В мае прошлого года на пост генерального директора "Росспиртпрома" правительство РФ назначило Сергея Викторовича Зивенко.
Согласно официальной версии, г-н Зивенко - известный предприниматель, видный юрист, умелый руководитель. Ему 33 года. Он полон энергии. Чиновники различного ранга шепотком прибавляют, что Сергей Викторович - чуть ли не генерал-лейтенант запаса, служил в ФСБ и к тому же доверенное лицо президента... В общем, человек солидный и влиятельный.

А что же на самом деле?

Сергей Викторович прибыл в столицу из города Невинномысска Краснодарского края, где до 1995 года занимался предпринимательством. По сообщениям украинской прессы, его деятельность сводилась к созданию фирм-однодневок по торговле спиртными напитками, оформленных на подставных лиц. Также ходят разговоры о нескольких совместных проектах, перспективностью которых Сергею Викторовичу удалось заинтересовать ряд крупных коммерческих структур края, о том, что деньги на эти проекты получал именно Сергей Викторович и что уехать из родного города ему пришлось из-за того, что руководители означенных структур стали требовать вернуть деньги. Из того же источника нам стало известно, что хотя сотрудники правоохранительных органов Невинномысска и считают Зивенко аферистом и мошенником, однако до суда дело не дошло. Коммерсанты решили сами разобраться с должником. Вот и пришлось Сергею Викторовичу перебраться в Первопрестольную.

Прибыв в Москву, г-н Зивенко спешно вступил в брак с сорокалетней гражданкой Сысоевой Татьяной Васильевной, до той поры четырежды побывавшей замужем за иногородними мужчинами, нуждавшимися в московской прописке. Разумеется, пятый муж поступил с гражданкой Сысоевой так же, как и четыре предыдущих: прописавшись, недолго думая развелся. Впрочем, гражданку Сысоеву это вряд ли огорчило - она наверняка знала, что такое фиктивный брак.

Оформив развод, Сергей Викторович вскоре заключил еще один брак - куда более странного свойства. В 1997 году он привел в "грибоедовский" ЗАГС собственную единоутробную сестру Галину Викторовну Манцеву (теперь она один из заместителей директора "Росспиртпрома"), тоже нуждавшуюся в московской прописке. В форме № 1, выданной Галине ОВД "Дорогомилово" г. Москвы, указано, что у Зивенко С.В. и Манцевой Г.В. одни и те же папа - Зивенко Виктор Николаевич и мама - Зивенко Раиса Васильевна. (К слову, мама теперь - руководитель одной из коммерческих структур, так же как и племянник Зивенко, и прочие родственники.)

Странно, но это никого не смутило, и брак между близкими родственниками, запрещенный 14-й статьей Семейного кодекса РФ, был благополучно заключен. Впрочем, мужем и женой брат с сестрой были недолго. Через две недели после регистрации Зивенко прописал сестру у себя на Кутузовском и немедленно развелся. Для сестры приобретена была квартира на Студенческой улице - вскоре туда переезжают настоящий муж и дети Галины. Уладив таким образом жилищный вопрос, Сергей Викторович занялся обустройством собственной карьеры.

Ее краеугольным камнем стало знакомство осенью 1999-го с г-ном Ротенбергом - уроженцем города на Неве, тренером В.В. Путина по дзюдо, к тому времени владевшим несколькими коммерческими структурами.
Вскоре Зивенко и Ротенберг уже работают вместе. Однако торговый дом с офисом на Новом Арбате - отнюдь не то, о чем Сергей Викторович мечтает. Он всеми правдами и неправдами рвется к большим деньгам и большой власти.

И Ротенберг, уступив просьбам друга, знакомит его с начальником личной охраны Путина, офицером ФСО г-ном Золотовым.

То ли Золотев просто посочувствовал хорошему парню из провинции, то ли имел другой интерес - неизвестно. Однако он согласился представить Зивенко Путину (тогда еще главе правительства РФ). В декабре 1999-го встреча состоялась. И хотя официальная информация о ней отсутствует (мало ли ходоков принимал глава правительства), для Сергея Викторовича встреча эта становится поистине судьбоносной. Теперь ему открыты все двери - ведь знакомясь с высокопоставленными чиновниками, он не забывает упомянуть, что вот на днях разговаривал с Путиным, да, очень близко знакомы, из одного мы ведомства, ну, вы понимаете...

Чиновники, опасаясь - а вдруг и правда молодой человек доверенное лицо Владимира Владимировича, - как бы не нагорело за плохое с ним обращение, шли навстречу. Тем более что, по слухам, Зивенко не скупился на посулы и обещания. В итоге в мае 2000-го распоряжением правительства РФ он становится гендиректором только что учрежденного "Росспиртпрома". Интересно, что на тот момент предприятие, имеющее директора, не имело еще утвержденного устава - его примут позже. Теперь судьба отечественных производителей алкоголя полностью зависит от Сергея Викторовича.

Остается добавить, что в ФСБ Зивенко никогда в жизни не работал, а что до юридического образования, то Сергей Викторович окончил четырехлетние заочные курсы по переквалификации военнослужащих. Правда, заведение, в котором он учился, теперь называется Московским национальном институтом имени Екатерины Великой. Возможно, именно это нарядное название дало г-ну Зивенко повод несколько преувеличить слухи о своей образованности.

О глубине знаний Сергея Викторовича, полученных в институте Екатерины Великой, можно судить по некоторым его высказываниям. К примеру, в одном из интервью он заявляет: "Даже будь слухи о моем браке с сестрой правдой - ничего незаконного в этом нет".

Незнание Семейного кодекса - не единственная проблема г-на Зивенко. У него вообще по части законности как-то не очень сложилось.

Став директором "Росспиртпрома", он со товарищи немедленно приступил к кадровым чисткам - генеральными директорами подведомственных предприятий должны были стать либо сотрудники "Росспиртпрома", либо близкие к этой структуре люди. В принципе закономерно. Однако это коснулось и акционерных обществ. Причем руководство менялось замечательным образом.

Скажем, на брянском ОАО "Брянскспиртпром" это происходило так. Девять представителей "Росспиртпрома" прибыли из Москвы на внеочередное собрание акционеров. На повестке дня два вопроса: досрочное переизбрание нынешнего гендиректора Николая Витенко и избрание нового гендиректора ("Росспиртпром" предложил кандидатуру некоего Валерия Храмченкова). Законным путем добиться досрочной смены Николая Витенко представителям "Росспиртпрома" не удалось - не набралось большинства голосов. Разумеется, председатель совета директоров и ведущий собрание Григорий Шкляров заявил, что так как директор остался прежний, вести подсчет голосов за нового бессмысленно, и покинул помещение. И что же? После ухода Шклярова росспиртпромовцы сами пересчитали бюллетени. И объявили, что новым гендиректором избран Валерий Храмченков. А Наталья Салангана, заместитель г-на Зивенко, в одном из интервью сообщила, что уставы подконтрольных "Росспиртпрому" предприятий будут изменены таким образом, чтобы впредь исключить возможность бунта мелких акционеров и менеджеров. Касается всех!

К примеру, на крупнейшем московском предприятии "Кристалл" совет директоров состоял из семнадцати человек, и в него входили восемь представителей от госструктур - комитета по экономике правительства Москвы, Мингосимущества, Минэкономики и даже налоговой полиции. После того как "Росспиртпром" получил 51 процент акций завода, совет директоров сократился до одиннадцати человек и большинство из них представляют теперь интересы "Росспиртпрома".

Надо сказать, с того момента, как Зивенко был назначен руководителем "Росспиртпрома", на "Кристалле" уже четвертый раз сменился генеральный директор. И были они, надо сказать, один другого лучше. Нынешний, Александр Тимофеев, как утверждает немецкий журнал "Шпигель", названивает день-деньской по телефону, чтобы выяснить, в какие страны поставляется продукция завода. Председателя совета директоров "Кристалла" г-на Пинчевского, по заявлению того же "Шпигеля", итальянские следователи подозревают в причастности к отмыванию денег. В Хабаровске его допрашивали по поводу экономических преступлений, московские же следователи предполагают, что он доверенное лицо мафии.

Видимо, в "Шпигеле" знают, о чем пишут. Во всяком случае, когда на "Кристалле" в очередной раз со скандалом меняли директора, в качестве группы поддержки присутствовали не представители правоохранительных органов, а люди криминального толка. В частности - Геннадий Мальцев, депутат законодательного собрания Хабаровского края (которому в принципе на московском "Кристалле" и делать-то нечего), известный как один из руководителей тамошней группировки. По словам бывшего замдиректора "Кристалла" г-на Свирского, с Пинчевским Мальцев общался более чем дружески...

Итог истории с постоянной сменой директоров некомпетентных на еще более некомпетентных - явное снижение уровня качества продукции "Кристалла".

Но об этом Сергей Викторович не распространяется. Как раз напротив. "Продвижение продукции на рынок - одна из наших ключевых задач, - заявляет он представителям прессы. - Скоро по лицензионному договору мы начнем разливать на московском заводе "Кристалл" водку "Смирновъ". Уже заключили договор с представителями "Альфа-Эко".

Помимо производства "смирновки", с правами на которую история сама по себе темная, Сергей Викторович желает получить контроль и над другими наиболее известными и прибыльными водочными брэндами. Он предпринимает титанические усилия, чтобы получить право выпускать "Московскую", "Столичную" и еще несколько известнейших марок.

Сейчас права на товарные знаки этих русских водок принадлежат фирме "Союзплодимпорт" ("СПИ").

Размеры рынка, охваченного в настоящее время "Союзплодимпортом", весьма впечатляют: компания поставляет русскую водку в восемьдесят стран мира. "Портфель" торговых марок "СПИ" насчитывает более пятидесяти единиц.

Однако амбиции г-на Зивенко не ограничиваются контролем над госпредприятиями, акционерными обществами и чужими товарными знаками. Сергей Викторович, директор госпредприятия, претендует на министерские полномочия, никак не ниже. Ярчайший тому пример - договор, заключенный "Росспиртпромом" и Министерством сельского хозяйства 5 апреля текущего года и ставший поистине апогеем трудовой деятельности дипломированного юриста Зивенко.

По этому соглашению Минсельхоз, традиционно контролирующий производство спиртных напитков у нас в стране, фактически передает важнейшие свои функции "Росспиртпрому". В частности, по означенному соглашению "Росспиртпром" должен ведать квотами на спирт и решать, какому предприятию сколько спирта выделять. Понятно, что тот, кто владеет этим механизмом, держит в руках отрасль: ни один ликеро-водочный завод без спирта работать не сможет. И для того, чтобы "убить" конкурентов-частников, "Росспиртпрому" достаточно оставить их без сырья.

Сергей Зивенко по этому поводу заявил в прессе, что "Росспиртпром" для наведения порядка в отрасли должен полностью контролировать целый ряд вопросов, в том числе и квоты.

Министерство сельского хозяйства почему-то не возражает. Возможно, это связано с тем, что замминистра сельского хозяйства страны Владимир Григорьевич Логинов, не имеющий прямого отношения к деятельности "Росспиртпрома", оказывает Зивенко всестороннюю поддержку? Что ж, все может быть. Чтобы Минсельхоз добровольно согласился передать кому-то часть своих полномочий, нужна поддержка очень влиятельных людей. А про Логинова как раз говорят, что в Минсельхозе он - фигура номер один, что метит на министерское кресло, что амбиции его подкреплены крупными счетами в швейцарских банках, часть средств с которых Логинов якобы готов перевести заинтересованным лицам в знак своей бесконечной благодарности. Клевещут? Очень может быть. Вполне могут оказаться гнусной клеветой и рассказы о связях Логинова с Измайловской группировкой. И о том, что Владимир Григорьевич в бытность свою председателем совета директоров ЗАО "Производственное объединение "Русский сахар" имел какое-то отношение к тому, что один из его компаньонов, Дмитрий Ефанов, получил пулю, а другой, Александр Ганыкин, был взорван в машине.

Хотя, по сведениям уже вполне достоверным, г-н Логинов таки был замешан в скандале с бывшим министром юстиции Ковалевым. Ковалева, если кто не помнит, обвиняли в том, что деньги созданного им Фонда общественной защиты гражданских прав попросту расхищались. По утверждению следователей, коммерческие структуры перечисляли в фонд деньги в случае возникновения проблем, требующих вмешательства Минюста. Средняя такса для спонсоров была около 200 тысяч долларов - примерно столько, по мнению следователей, в фонд перечислил и возглавляемый Логиновым "Русский сахар". В подарок от этого концерна Ковалев якобы получил дачу в престижном Суханове - об этом в своей книге "Вариант дракона" пишет бывший генеральный прокурор Юрий Скуратов. И что, мол, за это Ковалев помог "сахарному королю изменить две статьи в законе, что обернулось большими убытками для государства и сверхприбылью для короля".

Исходя из вышесказанного, можно ли исключить вариант взаимовыгодного сотрудничества двух столь почтенных людей, как г-н Зивенко из "Росспиртпрома" и г-н Логинов из Минсельхоза?

К слову, помимо квот, Сергей Викторович желает взять под контроль и выдачу лицензий предприятиям-производителям. Он ввиду несовершенства своего юридического образования, очевидно, не в курсе, что выдавать лицензии имеет право лишь соответствующий государственный орган, а никак не предприятие, будь оно хоть трижды государственным и унитарным. Это все равно что лицензии на вещание каналам ТВ-6 и НТВ будет выдавать дирекция первого канала в силу того, что он - государственный. Возможно, в этом своем начинании г-н Зивенко тоже рассчитывает на поддержку какого-нибудь чина из министерства.

Затея с квотами удалась Сергею Викторовичу не вполне.

ЗАО "Союзплолимпоот" обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском о признании недействительным соглашения Минсельхоза и "Росспиртпрома", поскольку оно ставит участников рынка алкогольной продукции в неравное положение - "Росспиртпром", владеющий контрольными пакетами акций крупнейших производителей спирта и алкоголя, сможет влиять на поставку спирта конкурентам. А это нарушает закон "О конкуренции и ограничении монопольной деятельности на товарных рынках", запрещающий наделять хозяйствующих субъектов функциями государственных органов.

В итоге 31 мая 2001 года суд признал недействительным соглашение Министерства сельского хозяйства РФ и ФГУП "Росспиртпром".

Впрочем, это решение - только начало борьбы. Вряд ли оно серьезно повлияет на происходящее в отрасли. Ведь г-н Зивенко по-прежнему трудится на своем рабочем месте и продолжает делать успехи: на сегодня долги бюджету ФГУП "Росспиртпром" составляют порядка 1,5 миллиарда рублей. О том, чтобы их вернуть, никто и не заикается - напротив, в одном из интервью Сергей Викторович заявил, что будет добиваться их списания. Потому что деньги требуются на развитие производства. Однако пока никаких намеков на возможное развитие производства и на то, что под руководством "Росспиртпрома" государственные ликеро-водочные заводы начнут работать более эффективно, нет. Напротив, все чем дальше - тем хуже. С мая 2000-го по отрасли попали под банкротство двадцать два предприятия.

Ходят разговоры, что банкротились эти заводы не без помощи г-на Зивенко. И, возможно, разговоры эти не лишены оснований: банкротство предприятий и последующая их скупка по дешевке - дело в России привычное и очень прибыльное. В убытке - только государство.