"Русская платина" Мусы Бажаева добывает миллиарды из бюджета

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  Не выполняет инвестиционных обещаний в России и спускает деньги на скупку зарубежных активов

Оригинал этого материала

© "Совершенно секретно", 23.06.2015, Фото: PhotoXPress

"Русская платина" Мусы Бажаева добывает миллиарды из бюджета
77084946c67108523d2f89e8381a42a4.jpeg
Муса Бажаев

На днях пресса сообщила о том, что очередной крупный российский инвестор купил месторождение в Киргизии. Компания «Восток-геолдобыча» приобрела лицензию на разработку второго по размерам золотого месторождения Киргизии «Джеруй». Правительство республики уже получило на свои счета $100 млн в рамках этой сделки. За Киргизию, наверное, можно было бы только порадоваться. Если бы не неоднозначная репутация того самого инвестора.

ООО «Восток-геолдобыча» — это структура, принадлежащая крупнейшему российскому концерну, занимающемуся добычей платиноидов и драгоценных металлов — «Русская платина». И события последних лет, связанные с этой компанией, вызывают все больше и больше вопросов. Самый главный из которых — на какие средства приобретает она все новые и новые дорогостоящие активы и почему не вкладывает эти средства в развитие старых?

Буквально на прошлой неделе вся российская деловая пресса обсуждала «поход» владельца «Русской платины» Мусы Бажаева в правительство за деньгами. Как стало известно, Бажаев попросил у государства гарантий на 220 млрд рублей, и по странному совпадению именно такую сумму его структура должна была инвестировать в развитие одного из крупнейших промышленных регионов страны — Красноярского края.

«Русской платине» принадлежат две лицензии на месторождения платиноидов на Таймыре — «Черногорское» и южную часть месторождения «Норильск-1» (северную часть разрабатывает «Норильский никель»). На Красноярском экономическом форуме в 2014-том Бажаев заявлял о готовности до 2019 года инвестировать $4 млрд «с целью создания в России мирового лидера по производству металлов платиновой группы».

А это значит, что регион должен был получить не только мощную производственную базу в лице современных горнодобывающих предприятий, но и сопутствующую инфраструктуру — дороги, жилье, больницы, детские сады для семей рабочих комбинатов. Но прошло больше года, а работы на месторождениях так и не начались. Не говоря уж о строительстве социальных объектов — там по-прежнему буйно цветет летняя тундра.

Почему же Бажаев не выполнил своих обещаний? Ведь он боролся за таймырские лицензии буквально не на жизнь, а на смерть. Все шансы на победу в конкурсе были у «Норильского никеля». Во-первых, часть месторождения «Норильск-1» уже принадлежит этой компании и успешно развивается. Во-вторых, на стороне «Норникеля» было Министерство природы и экологии. Однако лицензия досталась «Русской платине» — после скандала с привлечением Федеральной антимонопольной службы и вмешательства вице-премьера правительства РФ Аркадия Дворковича .

Однако с самого начала эксперты подозревали, что у концерна Бажаева попросту не хватит ресурсов для того, чтобы поднять новые активы на должный уровень и, тем более, обеспечить инфраструктурный рост вокруг вновь приобретенных объектов. «Нельзя говорить со всей уверенностью, — полагает главный научный сотрудник Института экономики РАН, доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский, — что у «Русской платины» нет ни единого шанса заниматься развитием месторождений без господдержки.

Но с самого начала, то есть с лета 2013 года было совершенно очевидно, что это месторождение она не потянет. Либо это должен был быть альянс с «Норильским никелем», либо господдержка, либо поддержка какой-то иностранной компании. У «Русской платины» просто банально не было необходимых средств и ресурсов и технологий для того, чтобы разрабатывать это месторождение. Тем более непонятно, почему ни с того ни с сего правительство выдало лицензию не «Норильскому никелю», что было бы совершенно естественно, а именно «Русской платине»», — рассуждает эксперт.

Ларчик, как оказалось, открывался просто. В октябре 2014-го стало известно, что некий российский бизнесмен приобрел комплекс отелей Forte Village на острове Сардиния. Сумма сделки оценивалась в несколько сот миллионов долларов. Изучив документацию компании Progetto Esmeralda, которая приобрела курорт, журналисты с удивлением обнаружили, что эта структура принадлежит «платиновому королю» Мусе Бажаеву и его родному брату Мавлиту. Сам Бажаев никак не прокомментировал данную ситуацию. Хотя вопросов к нему было множество.

Зачем была сделана эта дорогостоящая покупка, прибыли от которой весьма эфемерны? Почему огромные средства вкладываются в зарубежные проекты, в то время как Сибирь ждет и никак не дождется обещанных на Красноярском форуме инвестиций? Зачем вообще нужна была эта битва с «Норникелем» за право обладания таймырскими рудниками, когда по факту ими никто не занимается, а средства уходят на люксовые курорты? И почему чиновники из правительства так лоббировали явного аутсайдера на конкурсе за право владения «Норильском-1» и «Черногорским»?

Как показали дальнейшие расследования (а ими занималась чуть ли не вся российская пресса), Forte Village за несколько месяцев посетил буквально весь российский интеблишмент. По данным журналистов, большинство из гостей отдыхало на курорте бесплатно, за счет радушного хозяина Мусы Бажаева. Был замечен в Forte Village и вице-премьер Дворкович, который так ратовал за победу «Русской платины» в споре за месторождения на Таймыре.

Даже когда Амурскую область два года назад постигло невиданное в истории наводнение и общий счет пострадавших шел на сотни тысяч, вице-премьер нашел время отдохнуть на море. Заодно туда приезжала и вся семья вице-премьера, особенно в шикарном отеле нравится отдыхать супруге Дворковича. По некоторым данным, ради нее местные музыканты даже разучили русский шансон, вроде «Владимирский централ» и наяривали это почти каждый вечер.

В прошлом году— 15 августа — супруга Мусы Бажаева отмечала в отеле свой день рождения. Кроме привычной уже семьи Дворковичей там был и Ахмет Билялов .

Присутствие Ахмета Билялова тем более интересно, что экс-председатель совета директоров ОАО «Курорты Северного Кавказа» подозревается в превышении должностных полномочий. По данным МВД и Росфиннадзора, руководство компании провернуло аферу на миллионы рублей: некой кипрской компании ежемесячно перечисляли 21 миллион рублей независимо от результатов строительства.

В итоге подрядчикам заплатили больше полумиллиарда рублей, хотя, как показала проверка, часть оплаченных работ была выполнена еще до всякого заключения договоров — совершенно другой организацией и за меньшую сумму! Кроме того, Билалова подозревают в том, что он тратил деньги госкомпании на дорогие авиаперелеты и «элементы роскоши» . По совокупности всего этого правоохранительные органы очень хотят увидеть господина Билялова у себя, но он постоянно находится за границей и приезжать в Россию на допрос отказывается, ссылаясь на плохое здоровье.

10 апреля 2013 года представитель Генпрокуратуры России заявила, что Билалов стал фигурантом уголовного дела (статья 201 Уголовного кодекса) и ему грозит до 4 лет лишения свободы. При этом Билялов является одним из друзей Дворковича, о чем в политической тусовке известно давно. Странно, что год назад вице-премьеру ничего не помешало общаться с Биляловым, который уже к тому моменту находился в федеральном розыске.

Когда у тебя столько дел, столько гостей и столько вложений, то, видимо, до сибирской социалки руки просто не доходят. Пресс-служба «Русской платины» вяло отмахивается от журналистов, обвиняя в саботаже администрацию Красноярского края. Мол, чиновники не дают бизнесу развернуться. Однако утверждение это не выглядит правдивым ни на йоту — ведь именно администрация и есть конечный потребитель в этой цепочке.

Именно государству в лице красноярских чиновников крайне выгодно, чтобы месторождения заработали как можно быстрее, а люди на местах получили работу, дороги, школы и больницы. Но, судя по всему, дождутся их они не скоро. У «Русской платины» нет собственных средств на развитие активов и инвестиции в регион. Зато они есть на покупку новых зарубежных активов — «Джеруй» тому яркое подтверждение.

Кстати, сам по себе «Джеруй» — то еще вложение. Как показала недавняя история с другим крупным киргизским месторождением — «Кумтором» — в Киргизии иностранные собственники приживаются плохо, а богатства недр часто становятся разменной монетой в борьбе политических кланов за господство. «Кумтор» неоднократно блокировался протестующими, комбинат лишали электроэнергии — это привычные инструменты шантажа, которыми пользуются местные «царьки» ради достижения собственных целей.

«Джеруй», похоже, ждет та же участь. Лоббисты уже запустили маховик «народных протестов» против иностранных собственников в Таласском районе, где расположено месторождение. И ситуация будет только накаляться. Как «Русская платина» планирует развивать производство в такой обстановке — знает только ее собственник Муса Бажаев.

Вполне возможно, что ничего этого в его планах и нет, а покупка киргизских золотоносных рудников — очередная авантюра из серии «чтоб было». Поскольку уже ясно, что в приоритетах компании вовсе не живая работа в регионах, а «коллекционирование» дорогостоящих объектов с непонятной целью.

Так или иначе, Красноярский край, скорее всего, так и не увидит обещанных миллиардов. А чиновники будут продолжать развлекаться на счет гостеприимного Бажаева на его роскошном курорте, закрывая глаза на нецелевое расходование средств и невыполнение им социальных обещаний.

А сам Бажаев, принимая людей находящихся в федеральном розыске, будет продолжать ходить в правительство и просить денег, а потом еще удивляться, что государство не помогает. Может сначала надо разобраться с друзьями, а заодно начать выполнять обещания?

 


Ссылки

Источник публикации