"Русская старина" против русской старины

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Циничные вандалы Эрнст и Деллос снесли палаты конца 18-го века, предварительно "омолодив" их на 100 лет

© "Известия", origindate::02.06.2005, Фото: "Коммерсант", "Эгоист"

"Русская старина" против русской старины

Рустам Рахматуллин

Фото: Михаил Разуваев/Коммерсант

Константин Эрнст

В многострадальной усадьбе Римского-Корсакова на Тверском бульваре, 26 возобновились разрушения. "Известия" писали о постепенном уничтожении этого замечательного памятника и в 2003-м (13 августа и 16 декабря), и в 2004-м (12 февраля и 4 марта). Казалось, что разрушать уже нечего: от протяженного ансамбля из шести строений с четырьмя дворами остались только внешние стены по бульвару, за ширмой которых ведется новое строительство. Но теперь и эти стены подверглись удару.

Прежде истории разрушения напомним историю создания усадьбы. На рубеже XVIII-XIX веков в руках Ивана Николаевича Римского-Корсакова, бывшего фаворита Екатерины II, и его возлюбленной - графини Екатерины Петровны Строгановой объединились два владения. В обоих существовали каменные палаты, стоявшие торцами к бульвару. Северные (строение 5) известны с 1738 года, когда принадлежали князьям Лобановым-Ростовским, затем князьям Друцким, у которых были куплены для Строгановой. Эти палаты стали главными у Корсакова, вероятно, здесь он принимал Пушкина, приходившего с расспросами о времени Екатерины. Южные палаты (строение 1) существовали уже в 1759 году, среди владельцев значатся князья Несвицкие и Белозерские, у которых они были куплены Корсаковым. Иван Николаевич и его наследники развернули архитектуру объединенной усадьбы на бульвар, заполнив разрывы между старыми палатами и создав протяженную фронтальную композицию с внутренними дворами. Этот замечательный, теперь уже условно существующий ансамбль имеет статус памятника архитектуры федерального значения.

Converted 22730.jpg

Андрей Деллос

Разрушение усадьбы произвел новейший арендатор - ООО "Кросс-Лайн", владелец соседнего ресторана "Пушкин". Усадьба превращается в культурный центр с издевательским, учитывая судьбу памятника, названием - "Русская старина". Совладельцем этого бизнеса является руководитель "Первого канала" ТВ Константин Эрнст, куратором проекта выступал соучредитель "Кросс-Лайна" Андрей Деллос.

Первыми, в 2002 году, были снесены северные палаты и два служебных строения по задней границе усадьбы. Основанием послужили: письмо замминистра культуры России Натальи Дементьевой от 15 мая того года, извещавшее инвестора, что строения 4, 5 и 6 якобы не входят в состав памятника, и согласование сноса этих строений, выданное Московским управлением охраны памятников (ГУОП, нынешнее Москомнаследие) после письма Дементьевой - 29 мая 2002 года. Пригодилась и странная (употребим это дипломатичное слово) экспертиза возраста северных палат с "омоложением" на 100 лет, сделанная в институте "Спецпроектреставрация".

5 февраля 2004 года началось разрушение южных палат, не санкционированное никем. Инвестор игнорировал предписания ГУОПа о прекращении самовольного сноса. Реставраторы не были допущены к погибающим палатам, и они ушли недостаточно исследованными. К началу марта исчез последний флигель на южном дворе, и от усадьбы остались только внешние стены трех корпусов по бульвару.

И вот "Кросс-Лайн" взялся за них: снесена стена мезонина, оформлявшего торец северных палат, с прекрасным полуциркульным окном, ампирной лепкой и ампирным же металлическим ограждением. Выяснять мотивы, двигавшие арендатором, совершенно не хочется, да и незачем: достаточно знать, что эти действия самовольны, как и разрушительные действия минувшего года.

"Кросс-Лайн" не имеет разрешения на производство каких-либо строительных работ выше нулевого цикла, да и разрешение по нулевому циклу истекло в мае.

Однако за фасадной стеной полным ходом строятся поперечные корпуса на месте снесенных (дворы между ними будут перекрыты) и обустраиваются подземные гаражи под всей территорией усадьбы.

Вскоре после сноса стены мезонина, 16 мая, Москомнаследие в очередной раз предписало "Кросс-Лайну" остановить все работы. Инвестор в очередной раз проигнорировал это требование.

Нет никакой гарантии, что остающийся безнаказанным "Кросс-Лайн" не продолжит уничтожение остатков памятника. Непонятно, почему министерство столичного правительства - Москомнаследие - не может настоять на своих законных требованиях. Почему не обращается в прокуратуру или просто в ближайшее отделение милиции? Почему бездействуют Министерство культуры и его агентство - Росохранкультура? Почему сама прокуратура не отвечает на общественные жалобы, в частности, от Московской социально-экологической федерации? Неужели все они боятся Константина Эрнста?

За 15 лет демократии в Москве снесли немало. Но трудно найти историю вандализма циничнее, чем эта.

***

© "Известия", origindate::12.02.2004, Осторожно, Москва!

Усадьбы Римского-Корсакова на Тверском бульваре больше нет

Рустам Рахматулин

В эти дни ломают старые палаты по знакомому читателям "Известий" адресу: Тверской бульвар, дом 26, или, что то же самое, дом 5 по Большому Гнездниковскому переулку. В узком квартале между переулком и бульваром расположена усадьба одного из фаворитов Екатерины - Ивана Николаевича Римского-Корсакова. Вернее, то, что от нее осталось.

Корсаков лишился расположения императрицы за роман с графиней Строгановой, уведенной им от мужа. С той самой Строгановой, которой адресован комплимент Вольтера: "Я видел солнце и вас". В Москве любовники приобрели два смежных дома, объединенные после смерти Строгановой в собственность Корсакова. Здесь его навещал с расспросами о старом веке Пушкин.

В обоих купленных владениях существовали каменные главные дома, палаты первой половины - середины XVIII века. Они стояли поперек квартала, выходя торцами на бульвар и в переулок. Уже сама такая постановка обличает древность зданий - принадлежность времени, когда по линии Бульварного кольца тянулись крепостные стены Белого города и внутренний проезд бульваров был внутренним проездом этих стен. Узость проезда диктовала постановку зданий не фронтами, а торцами к линии стены - навстречу взгляду едущих или идущих. (Так же стоит старинный дом, где жил и умер Гоголь, на соседнем Никитском бульваре.)

Со сносом стен Белого города и появлением бульваров новые дома предпочитали становиться фронтом, а старые пришли в движение, пытаясь развернуться. Вот и Корсаков застроил линию своих владений вдоль бульвара, заполнив новыми объемами пространство между старыми. Торцы двух главных зданий были выделены на фасадах по бульвару как центры новой протяженной композиции. (Другой пример подобного подхода: дом Луниных - Музей Востока, в теле которого есть старый главный дом, поставленный торцом к Никитскому бульвару.)

Именно старые палаты, перпендикулярные бульвару, прикрытые, как ширмой, парадными фасадами, попали под удар.

В прошлом году исчезли северные (строение 5) - те, в которых, вероятно, помещались хозяйские покои, помнившие Пушкина. Местом его свидания со старым Корсаковым предполагается снесенная библиотека, сохранявшая великолепный интерьер. В истории этих палат было несколько владельцев: князья Лобановы-Ростовские в 1738 году, затем князья Друцкие, у которых дом приобретает для отселения изменницы-жены граф Александр Сергеевич Строганов, президент Академии художеств. О разрушении этих палат и смежных корпусов по переулку "Известия" писали дважды, последний раз - 13 августа прошлого года.

Кстати, корпуса по переулку включали меблированные комнаты, где останавливался Тютчев. А "желтая грязная стена" этих строений была та самая, что эхом отразила реплику Маргариты при первой встрече с Мастером: "Нравятся ли вам мои цветы?"

Вторые - южные - палаты (строение 1), существовавшие уже в 1759 году, принадлежавшие Ислентьевым, князьям Несвицким, Белозерским и проданные Корсакову последними, были снесены к вечеру минувшего вторника. И снесены, в отличие от северных, без разрешения Главного управления охраны памятников города Москвы.

Когда инвестор - ООО "Кросс Лайн" стал вынимать оконную столярку, последовало предписание из столичного ГУОПа о прекращении работ. На это предписание от 5 февраля "Кросс Лайн" ответил экскаватором, начавшим разрушение наружных стен. Во вторник, как сообщили "Известиям" в ГУОПе, последовало вторичное предписание охранников старины, дополненное требованием архитектурного надзора: палаты не исследованы и не зафиксированы. Под ампирной штукатуркой следовало ожидать следов барочного декора. Задание на комплекс исследовательских работ, сопровождающее всякий арендный договор на памятник архитектуры, применительно к южным палатам арендатор тоже проигнорировал. И уже к вечеру вторника на месте былого памятника высились лишь груды кирпичей да отдыхал экскаватор.

Услуги реставраторов инвестору вообще неинтересны: по сведениям "Известий", в 21-й мастерской 2-го "Моспроекта" заказана решительная реконструкция усадьбы, с перекрытием и заполнением всех четырех дворов, а главное - с подземным трехэтажным гаражом под всем пространством памятника.

Сохранение между дворами поперечных корпусов удорожит подземные работы - вот и весь мотив происходящего.

Кстати, все это, построенное на месте варварского сноса, будет называться культурным центром "Русская старина" с рестораном "Пушкин".

Двойной цинизм.