"Русский порядок" по Баркашову

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© ИИЦ "Панорама", origindate::23.01.2000, Из книги: "Политическая ксенофобия", глава “Национал-радикалы как уголовная угроза обществу"

"Русский порядок" по Баркашову

Вячеслав Лихачев, Владимир Прибыловский

Русское Национальное единство (РНЕ) Александра Баркашова – самое крупное из национал-патриотических объединений нацистской ориентации. Одновременно РНЕ является одной из самых криминализированных политических структур, в наибольшей степени отличившихся на поприще уголовно наказуемых деяний.

Общероссийской регистрации РНЕ до сих пор не имеет (не менее двух раз получало отказы в Минюсте), но региональные организации РНЕ зарегистрированы более чем в 30 субъектах федерации. До апреля 1999 г. Московская региональная организация (МРО) РНЕ также была зарегистрирована в управлении юстиции г. Москвы, но после конфликта в конце 1998 г. Юрия Лужкова с РНЕ мэрия начала в Москве кампанию против баркашовцев, и 19 апреля 1999 г. по иску Московской городской прокуратуры суд лишил МРО РНЕ регистрации.

До конца 1998 г. баркашовцы имели полуофициальную штаб-квартиру в Восточном округе Москвы, где они пользовались покровительством префекта округа (и, соответственно, члена Московского городского правительства) Бориса Ульянова, и где созданный ими официально зарегистрированный клуб “Виктория” по договору с муниципальными властями охранял территорию Терлецкого парка. В служебных строениях Терлецкого парка, занятых клубом “Виктория”, располагался общемосковский штаб РНЕ.

Помимо Терлецкого парка, баркашовцы – в качестве сотрудников частных охранных агентств, созданных под неофициальной эгидой РНЕ – охраняли в Москве (и частично до сих пор охраняют) целый ряд муниципальных и частных объектов: железнодорожные депо, спасательные станции на пляжах, акционерные общества, пункты обмена валюты. Охранные агентства, как известно, очень часто являются либо псевдонимом рэкетирских групп, либо совмещают охрану и рэкет в своей деятельности (то, что называется “крыша”). Сотрудники баркашовских охранных фирм нередко попадают в поле зрения печати в качестве участников различных правонарушений. В то же время далеко не всегда эти криминальные эпизоды становятся предметом следствия и тем более судов.

В июле 1995 г. при попытке сфотографировать домик спасательной лодочной станции в Строгино, увенчанный флагом со специфической кучерявой свастикой баркашовцев, баркашовцами был избит корреспондент “Известий” О. Никишин, который отказался выполнить незаконное требование покинуть территорию лодочной станции. Никакого дела по этому поводу заведено не было[page_9355.htm#_edn1 [1]].

23 февраля 1996 г. активисты Московского антифашистского центра (МАЦ) во главе с председателем МАЦ депутатом Московской городской Думы Евгением Прошечкиным попытались провести антифашистский пикет у базы РНЕ в Терлецком лесопарке. Уже по дороге к парку они были атакованы группой баркашовцев-охранников. Милиция в инцидент вмешиваться не стала. Некоторые члены МАЦ серьезно пострадали (член Совета МАЦ Игорь Ни, заместитель председателя МАЦ по идеологии Виктор Дашевский, Михаил Агафонов и др.), транспаранты антифашистов и российский триколор, который они несли с собой, были разорваны[page_9355.htm#_edn2 [2]].

19 сентября 1996 г. соратники РНЕ Струлин и Ильенко, охранники подмосковного железнодорожного депо “Куровское”, ограбили и избили заснувшего в электричке и поэтому доехавшего до депо подполковника милиции Филатова (в штатском). В ответ на заявление в милицию, поданное Филатовым на охранников депо “Куровское”, баркашовцы (которых удалось легко вычислить) дали свою версию: пассажир был пьян, оскорбил их, оскорблял их организацию, напал на них и бил их собаку. Они также написали заявление с требованием привлечь к ответственности Филатова за нанесение сотрудникам охраны депо морального ущерба и легких телесных повреждений. Несмотря на то что баркашовцы противоречили друг другу в показаниях, 4 марта 1997 г. следователем ЛОВД Москва-Казанская дело было прекращено с формулировкой: “В связи с невозможностью установить лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых”[page_9355.htm#_edn3 [3]].

27 февраля 1997 г. на той же станции “Куровская” милиционеры обнаружили труп забитого до смерти бомжа, личность которого так и не была установлена. 7 марта 1997 г. были задержаны подозреваемые в этом убийстве охранники депо Котов, Андреев и Монахов, все трое – соратники РНЕ[page_9355.htm#_edn4 [4]].

28 июля 1997 г. баркашовцами, охранниками спасательной станции “Кузьминки” в Москве, был до смерти забит оказавшийся на территории станции 34-летний армянин Рубен Арутюнян, работавший неподалеку на строительстве гаражей. Не имея в Москве жилья, Р. Арутюнян устроился ночевать на крыше здания станции, где его застиг пьяный 17-летний баркашовец Печников. Печников и еще один охранник-баркашовец – Мосин начали бить Р. Арутюняна и затащили его в сауну, где к ним присоединился третий охранник, Шаболин. Все баркашовцы были нетрезвы по поводу дня рождения (31-летия) одного из соратников, охранника той же станции Сергея Дрокина.

Обнаружив, что жертва скончалась от побоев, охранники оттащили тело в парк и легли спать. Ликвидировать кровавые следы они не позаботились, и милиции не составило особого труда выяснить обстоятельства преступления. Были арестованы пятеро охранников: Печников, Мосин, Шаболин, Трушков (19 лет), Дрокин[page_9355.htm#_edn5 [5]].

В 1997 г. за торговлю оружием сотрудниками Московского уголовного розыска был арестован комендант одной из воинских частей в Балашихе, 37-летний прапорщик ВВС Кузьменко. Перед арестом сотрудники 10-го отдела МУРа, выдавая себя за бандитов из таганской группировки, купили у прапорщика за 1,5 тысячи долларов автомат АКМ и килограмм пластиковой взрывчатки. При последующих обысках в двух тайниках служебного кабинета прапорщика Кузьменко и в его машине было обнаружено: 210 взрывных устройств, 70 взрывателей, 20 мин, 33 электродетонатора, 3 кг пороха, почти 7 тысяч патронов, АКМ, помповое ружье, дробовик, пистолеты системы Марголина, “Вальтер”, “Браунинг”, “Наган”, снарядные обоймы и глушители, винчестер, винтовка, арбалет, сменный ствол к СВД и пистолет-пулемет “Борз”. Как утверждали муровцы, прапорщик уже давно и успешно торговал оружием.

Кузьменко являлся районным инструктором РНЕ (удостоверение соратника РНЕ № В-4155-К). В его кабинете висела большая фотография Баркашова с подписью, сделанной рукой вождя: “Моему лучшему другу с благодарностью”[page_9355.htm#_edn6 [6]].

16 сентября 1997 г. около 14 часов в Орехово-Зуевском районе Подмосковья была расстреляна машина, в которой находились начальник штаба РНЕ Александр Чулин и двое соратников РНЕ Владимир Пересветов и Сергей Кострюков. Преступники, преградив дорогу машине, открыли огонь из помпового ружья и автомата, выпустив в общей сложности более 50 пуль. Вытащив из машины окровавленные тела, бандиты на ней же и скрылись. Позже машину обнаружили неподалеку; преступники, перед тем как покинуть ее, попытались ее сжечь. Чулин скончался по дороге в больницу, Кострюков и Просветов в тяжелом состоянии были госпитализированы.

Нападение было совершено неподалеку от электродепо, в котором РНЕ осуществляло охрану, и в указанный день охранники должны были вести зарплату из банка (сумму до 50 тыс. долларов). Однако банк, как бывало уже неоднократно, задержал деньги, и баркашовцы-охранники ехали в этот день с пустыми руками[page_9355.htm#_edn7 [7]].

Преступниками оказались некие А. Монахов и Е. Гусельников – тоже баркашовцы, то ли уже исключенные из организации, то ли еще нет[page_9355.htm#_edn8 [8]]. Как правило, когда кто-то из баркашовцев оказывается замешанным в преступлении, пресс-служба РНЕ заявляет, что эти люди либо никогда не состояли в РНЕ, либо давно исключены из нее как разоблаченные “агенты сионистов”. Монахова и Гусельникова Баркашов также объявил разоблаченными и изгнанными “агентами”[page_9355.htm#_edn9 [9]].

***

[page_9355.htm#_ednref1 [1]] Известия, 1995, 27 июля Известия, 1995, 17 августа.

[page_9355.htm#_ednref2 [2]] Надо ли правозащитникам защищать фашистов//Экспресс-Хроника, 1996, №10.

[page_9355.htm#_ednref3 [3]] Хинштейн А. Шесть мгновений русского фашизма//Московский комсомолец, 1997, 5 декабря.

[page_9355.htm#_ednref4 [4]] Там же.

[page_9355.htm#_ednref5 [5]] Июльский Г. Убийство в Терлецком парке//Диагноз, 1997, № 2; Хинштейн А. Шесть мгновений... См. также: Лихачев В., Прибыловский В. Бандитствующие "патриоты" и патриотствующие бандиты (1)// Русская мысль, 1998, № 4250.

[page_9355.htm#_ednref6 [6]] Хинштейн А. Шесть мгновений...; Хинштейн А. Взрывчатку террористам поставлял комендант подмосковной воинской части//Московский комсомолец, 1997, 6 мая.

[page_9355.htm#_ednref7 [7]] См.: Яров В. Баркашов потерял соратников на лесной дороге//Сегодня, 1997, 17 сентября; Сашин А. Бандиты расстреляли патриотов//Коммерсантъ, 1997, 18 сентября; Зайнетдинов В. Баркашовцы чекистов в плен брать не будут//Известия, 1997, 18 сентября; и др.

[page_9355.htm#_ednref8 [8]] Баркашовцы перестреляли друг друга из-за денег партии//Московский комсомолец, 1997, 24 сентября.

[page_9355.htm#_ednref9 [9]] Там же; Ветров А. Национал-патриоты не оставляют ФСБ в покое//Сегодня, 1997, 20 сентября.