"Русской бакалее" не удалось отделить зерна от плевел

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::05.10.2004

«Русской бакалее» не удалось отделить зерна от плевел

Долги компании растут как на дрожжах

Валерий Калабугин

Широко известная печальная история холдинга «Русская бакалея» на днях получила продолжение. Некогда преуспевающая компания – производитель подсолнечного масла всего за пару лет стала фактическим банкротом. Все указывает на то, что виновато в этом ее бывшее руководство, а точнее, находящийся сейчас в розыске экс-глава компании Александр Старцев. Сегодня всплывают все новые факты, не только характеризующие ее владельца, но и усугубляющие реальное положение дел агрофирмы. Сумма непогашенных перед кредиторами и партнерами обязательств «Русской бакалеи» растет как на дрожжах. И это не считая чистых убытков компании.

Напомним, что крушение «Русской бакалеи» началось еще в 2000 году во время сотрудничества компании с дочерним предприятием англо-голландского концерна Unilever. Тогда «Юнилевер-СНГ» сдала на хранение Лабинскому маслоэкстракционному заводу, принадлежащему «Русской бакалее», 30 тысяч тонн семян подсолнечника общей стоимостью 143 миллиона рублей. Семена бесследно исчезли, а наказать виновных в хищении не удалось и вмешавшимся в конфликт советнику премьер-министра Великобритании по вопросам инвестиций в Россию Эндрю Вуду, и председателю Счетной палаты России Сергею Степашину. Даже подключение к расследованию бывшего главы МВД Бориса Грызлова, как писали СМИ, не смогло повлиять на благополучный исход дела.

Но, несмотря на возникший по понятным причинам межгосударственный конфуз, «Русская бакалея» продолжала процветать. Годовой оборот принадлежащей компании торговой марки подсолнечного масла «Злато» в 2002 году превысил 50 миллионов долларов, а само «Злато» с долей 7% занимало вторую позицию на рынке бутилированного масла. Однако на горизонте замаячил новый, более крупный скандал с другим западным кредитором «Русской бакалеи».

Согласно имеющимся документам, возглавляемая на тот момент Александром Старцевым агрофирма взяла в прошлом году в кредит 30 миллионов долларов у компании «Рабо Инвест». Это предприятие является российским представителем голландской инвестиционной группы Rabobank. Не исключено, что Старцев руководствовался предыдущим удачным опытом «сотрудничества» с иностранцами, так как судьбу этих немалых средств постигла участь англо-голландских семечек подсолнечника: кредит бесследно исчез.

Тут следует отметить, что специализирующееся на работе в агропромышленном секторе «Рабо Инвест» присутствует на отечественном финансовом рынке довольно продолжительное время и известно осторожностью в своих инвестициях. Именно эта аккуратность позволила банку пережить дефолт 1998 года с наименьшими потерями. А тут такой сюрприз для финансового учреждения, которое всегда тщательно подходило к выбору партнеров и устанавливало деловые взаимоотношения только с клиентами, имеющими отличную финансовую репутацию. Вполне естественно, что на этот раз пропажа в особо крупных размерах не была спущена на тормозах: «Рабо Инвест» инициировало расследование, в результате которого Александр Старцев был объявлен в общероссийский розыск.

Очевидно, что обезглавленной «Русская бакалея» долго оставаться не могла. А так как первый человек в компании неизвестно куда исчез, необходимо было принимать меры. В результате на пост руководителя агрофирмы был назначен новый человек.

Хотя некоторые факты указывают на то, что главу «Русской бакалеи» могли заменить по другой причине. Во всяком случае, именно тогда возник повод для волнения у другого кредитора «Русской бакалеи» – «Международного банка Храма Христа Спасителя». Согласно заключенному между агрофирмой и банком еще при Александре Старцеве договору, церковные финансисты выдали компании кредит в размере 30 миллионов рублей. Помимо процентов с ссуды, которые заемщик был обязан выплачивать, договор обязывал «Русскую бакалею» информировать кредитора в случае смены своего устава или руководства. Однако этого сделано не было. Естественно, «Банк Храма Христа Спасителя» сразу потребовал немедленного возвращения кредита.

Но даже этих незначительных (в сравнении с остальными задолженностями «Русской бакалеи») денег в компании не оказалось. В результате 31 августа этого года московский Арбитражный суд признал агрофирму финансово несостоятельной. На должность конкурсного управляющего был назначен Александр Пирогов. А генеральным директором Торгового дома «Русская бакалея» – Александр Грибенко. Спустя всего три недели новый генеральный директор Торгового дома «Русская бакалея» поспешил объясниться со всеми кредиторами компании.

В своем обращении к правлению «Международного банка Храма Христа Спасителя» Грибенко подтверждает, что за «Русской бакалеей» существует просроченная задолженность в размере тридцати миллионов рублей. Однако в настоящий момент она не может быть возвращена, так как согласно обращению «денежные средства и товарно-материальные ценности, принадлежащие ЗАО «Торговый дом «Русская бакалея», похищены или незаконно удерживаются бывшим руководством предприятия». А так как оборотных средств у компании нет, то и рассчитаться по долгам ни полностью, ни хотя бы частично она пока не может. Правда, новый гендиректор «Русской бакалеи» заверил кредитора, что по фактам хищения имущества компанией проводится служебное расследование. Другой вопрос, насколько от этого легче банку, так как никаких гарантий погашения долга Грибенко не предоставил.

Аналогичное послание получил и председатель правления Внешторгбанка, которому, оказывается, «Русская бакалея» также задолжала круглую сумму – 700 миллионов рублей. Насколько можно понять из обращения, такая цифра фигурирует в документах самого предприятия. Выходит, это признанный агрофирмой минимум, который на деле может оказаться намного выше.

Вместе с этим глава «Русской бакалеи» сообщает, что в середине сентября в банк им были переданы документы, необходимые для перерегистрации должника, так как теперь именно он, Александр Грибенко, является гендиректором компании со всеми вытекающими последствиями – в первую очередь правом подписи.

«Принимая во внимание тот факт, – завершает Грибенко свое обращение к президенту банка, – что наша компания является крупным заемщиком Внешторгбанка, а также в целях предупреждения возможных злоупотреблений и хищений имущества нашей компании со стороны А.Ю. Старцева и бывшего генерального директора ЗАО «Торговый дом «Русская бакалея» А.Е. Кулакова, просим Вас взять ситуацию под свой личный контроль, ускорить процедуру замены банковских карточек, выдать на руки нашему представителю копии кредитных и иных договоров, заключенных между Внешторгбанком и предприятием».

Еще одним неожиданно объявившимся кредитором «Русской бакалеи» стал Сбербанк, Тверскому отделению которого компания должна 150 млн. рублей с октября 2003 года. И хотя сроки выплат (погашение должно пройти в марте 2005 года) пока не поджимают, не совсем ясно, каким образом агрофирме в своем нынешнем положении удастся выплатить этот кредит. А ведь в качестве обеспечения этих денег помимо личного поручительства Александра Старцева (которое теперь и тем более в его отсутствие мало чего стоит) был оформлен залог оборудования для производства подсолнечного масла.

И вот в довершение всего 27 сентября в Арбитражный суд Москвы поступило исковое заявление – о взыскании с «Русской бакалеи» 470 миллионов рублей. Прибавим к этой сумме 150 сбербанковских миллионов, 700 внешторговских и 30 миллионов «Международного банка Храма Христа Спасителя». Получается, что более 1,3 миллиарда (!) рублей (около 45 миллионов долларов) «Русская бакалея» должна только отечественным финансовым корпорациям. Плюс 30 миллионов долларов Рабобанка и 5 миллионов долларов – стоимость злосчастных семечек Unilever. Таким образом, «Русская бакалея» должна теперь почти 100 миллионов американских долларов. Незавидная судьба, учитывая, что основное оборудование предприятия находится под угрозой изъятия. О судьбе же Александра Старцева пока ничего не известно, кроме того, что она уже стала действительно золотой. Видимо, г-н Старцев прекрасно осознавал, зачем он меняет пост главы успешной и респектабельной компании на свое сегодняшнее нелегальное положение.