"Рыбная война" окончена

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «"Рыбная Война" Окончена»)
Перейти к: навигация, поиск


"я действую абсолютно гласно и абсолютно убежден в своей правоте. Касьянов в ответ ничего противопоставить не может, и в этом моя сила"

1052124405-0.gif Владимир Путин своим указом назначил бывшего председателя Госкомрыболовства (а ранее губернатора Приморья) Евгения Наздратенко заместителем секретаря Совета безопасности. Таким образом, президент вмешался в конфликт главы рыбного ведомства с премьером Михаилом Касьяновым, который еще в феврале отстранил господина Наздратенко от исполнения обязанностей главы Госкомрыболовства. На новой, формально вполне почетной должности господин Наздратенко уже не сможет влиять ни на какие процессы. По сведениям Ъ, новым главой Госкомрыболовства назначен Александр Моисеев, ранее занимавший пост первого заместителя главы ведомства.

Евгений Наздратенко стал в 2001 году главой Госкомрыболовства по недоразумению. Премьер Касьянов (а назначение руководителей госкомитетов – его прерогатива) вовсе не собирался отдавать одиозному приморскому губернатору этот пост. Однако после того как в феврале 2000 года господин Наздратенко по настоянию Владимира Путина ушел в добровольно-принудительную отставку с поста главы Приморья, президент не мог не найти для Евгения Наздратенко достойной работы. Достойной настолько, чтобы отбить у него желание возвращаться во Владивосток: не для того Кремль (и в том числе лично Владимир Путин на посту первого замглавы администрации президента, курирующего региональную политику) на протяжении нескольких лет добивался отставки приморского губернатора. Поэтому главой Госкомрыболовства премьеру Касьянову пришлось назначить не своего протеже Александра Моисеева, а Евгения Наздратенко.

С премьером господин Наздратенко, как и следовало ожидать, не сработался. Поначалу он лишь критиковал введенную в том же 2001 году аукционную систему распределения квот на вылов морских биоресурсов (таким образом в последние годы распределялось примерно 30% всех разрешенных к вылову биоресурсов), а в начале этого года между ними произошел открытый конфликт.

При распределении промышленных (то есть фактически бесплатных) квот правительство выделило Приморью не 50% промышленных квот от всего годового улова, как настаивало Госкомрыболовство, а только 37%. Приморские рыбаки ответили акциями протеста, и правительству пришлось увеличить им квоты. Однако затем уже приморский губернатор Сергей Дарькин распределил выделенные ему лимиты в пользу близких ему предприятий, а подконтрольным Евгению Наздратенко рыбакам не досталось почти ничего. В ответ господин Наздратенко не стал подписывать приказ о начале путины. В результате в крае снова начались массовые митинги протеста.

В итоге премьер Касьянов 14 февраля временно отстранил господина Наздратенко от должности главы Госкомрыболовства. Необходимые документы о распределении квот и начале путины в его отсутствие был вынужден подписать первый замглавы Госкомрыболовства Юрий Москальцов. В ответ господин Наздратенко обвинил нескольких сотрудников аппарата премьера Касьянова в том, что они добиваются отставки в угоду собственным корыстным интересам. Одновременно Генпрокуратура заинтересовалась деятельностью аппарата премьера в части распределения бесплатных рыбных квот в рамках расследования так называемого «крабового дела».

А 14 марта Евгений Наздратенко подписал приказ о своем возвращении на пост главы рыбного ведомства. Он объяснил это тем, что, согласно российскому законодательству, временно отстранять от должности чиновников можно только на один месяц. Премьер на это никак не отреагировал. Однако уже тогда было очевидно, что в конфликт придется вмешиваться президенту. Работать вместе господа Касьянов и Наздратенко уже никак не могли, а просто уволить главу Госкомрыболовства «в никуда» было невозможно: через два года в Приморье пройдут очередные губернаторские выборы, и в случае участия в них экс-губернатора его шансы на победу будут весьма высоки, так как господин Наздратенко сохранил влияние в родном крае.

В такой ситуации назначение Евгения Наздратенко заместителем секретаря СБ было наиболее ожидаемым вариантом решения проблемы. Об этой должности речь шла еще в 2001 году, сразу после отставки губернатора Приморья, но тогда он сумел выторговать более серьезную должность.

В Совбезе, как говорится в официальном сообщении пресс-службы президента, в сферу деятельности Евгения Наздратенко войдут «проблемы экологической безопасности, сохранения биоресурсов». То есть формально господин Наздратенко будет курировать не только те вопросы, которыми занимался в рыбном ведомстве, но расширит пределы своей компетенции – формально в его ведении будут все вопросы, курируемые Минприроды.

Но в действительности в СБ полномочий у господина Наздратенко будет гораздо меньше, чем в Госкомрыболовстве. Аппарат СБ – по своей инициативе или по поручению президента – занимается разработкой методических рекомендаций и концептуальных подходов к решению тех или иных проблем. Иными словами, просто дает советы президенту. Нетрудно предположить, что господину Наздратенко будет поручена разработка какой-нибудь концепции экологической безопасности страны. Возможно даже, что она со временем будет принята на заседании СБ. Однако что бы ни написал господин Наздратенко, никакого влияния ни на что это не окажет – как это происходит почти со всеми аналогичными документами, подготовленными в аппарате СБ. Даже концепция военного строительства, разработанная там при Сергее Иванове (по большому счету единственный подготовленный в СБ конкретный документ, в котором были прописаны четкие параметры преобразований и сроки выполнения поставленных задач), после назначения его министром обороны была фактически пересмотрена. А уж про всевозможные морские и военные доктрины, доктрину информационной безопасности и даже концепции национальной безопасности (коих с 1997 года было принято уже две) тем более никто не вспоминает.

Так что Евгению Наздратенко остается лишь пережидать опалу и надеяться на возвращение в реальную политику. Ведь по мере приближения срока очередных губернаторских выборов в Приморье его «рыночная стоимость» будет только возрастать.

Евгений Наздратенко: я сильнее Касьянова!

ЕВГЕНИЙ НАЗДРАТЕНКО вышел из спровоцированного им крабового кризиса, потрясшего правительство, заместителем секретаря Совета безопасности РФ. В интервью корреспонденту Ъ он подвел предварительные итоги своего противостояния с премьером.

– Когда вы последний раз общались с премьером?

– Давно. Перед моим отстранением и во время него никаких встреч не было. Но это не значит, что премьер освобожден от знания – я писал и ему, и президенту. Кстати, не дело президента заниматься этими делами. В контрольном управлении президента знают, что происходит. Насколько я знаю, оттуда бумагу переслали Касьянову, и это снова вызвало его злость. А почему команда Наздратенко вызывает повышенную раздражительность у команды Касьянова? Да потому, что мы начали гласно работать, мы стали опасными в своих поступках и действиях. До этого была тишь и благодать: что-то своровали, кому-то что-то дали, кто-то что-то выстраивает – какую-то схемку – и набивает карманы. Поставили бы во главе Госкомрыболовства своего человека, глядишь, и ручеек потек бы. Никакого ручейка не будет! Мы и Приморью не стали подписывать эти уголовно распределенные квоты.

– Создается впечатление, что вы вступили в нешуточную схватку с Касьяновым. Но весовые категории у вас разные.

– Да, вы правы. Я сильнее! Наверное, вы думали, что я скажу прямо противоположное. Но я сильнее его, потому что я действую абсолютно гласно и абсолютно убежден в своей правоте. Касьянов в ответ ничего противопоставить не может, и в этом моя сила. Я два раза выступал в Думе, три раза – в Совете федерации, я никого не отсылал к своим замам. А когда был в Совете федерации тот же Артюхов, я предлагал создать согласительную комиссию Совета федерации, Думы и правительства (по распределению рыбных квот.– Ъ). Совет федерации проголосовал «за», Гордеев – «за», Касьянов – категорически «против». А ведь это работа с ветвями власти. Можно было бы убрать много противоречий в законах, и страна бы двигалась по пути созидания.

– Вы президенту об этом говорили?

– Что, я каждый день к нему, что ли, хожу?! Рассказал один раз, да и то в прошлом году. Я же не господин Касьянов, который к нему каждый день ходит.

– В Генпрокуратуру вас вызывали или вы сами пошли?

– За прошедшие полтора месяца мы много работали с Генпрокуратурой, и у меня сложилось твердое убеждение, что люди там работают абсолютно непредвзято, толково и искренне. Почему они сейчас занялись Минприродой? Потому что, поработав у нас, они увидели бумаги, которые провоцировали уголовщину. А ведь до этого никто не тревожил господина Артюхова (в начале апреля господин Артюхов был допрошен Генпрокуратурой по «крабовому делу».– Ъ). Он по полгода не подписывал распоряжения о проведении плановых исследовательских работ и через полгода выбирал оттуда только валютную часть. В Генпрокуратуре сначала думали, что раз столько разговоров про Госкомрыболовство, то тут все напрочь прогнило. Но замечания по нашему ведомству были только в том, что мой заместитель Москальцов, как госчиновник, должен был выйти из учредителей своей компании, и в том, что один из его кораблей участвовал в лове краба. Да, мы принимаем это нарушение, здесь прокуратура абсолютно права. Москальцов дал показания, а не крутился как уж на сковородке. Что касается замгенпрокурора Владимира Колесникова, то он абсолютно правильно требует то, что нужно, и мы предоставили ему все документы. У меня теперь на Генпрокуратуру вся надежда в том плане, что можно всех этих людей заставить работать. А то ходят какие-то дурачки по Минэкономики и Минприроде! Почему сейчас ставят препоны на возрождение Каспия? Мы в прошлом году оплодотворили самок осетра, получили 53 млн мальков и выпустили их в море. Но несознательный малек из российской зоны заплыл в азербайджанскую. Теперь от нас требуют подпись из МИДа, то есть каждому мальку на лоб нужно визовый штамп поставить. Бред какой-то! Люди, выдумывающие такое, должны краснеть перед рыбаками, которые, добывая свой хлеб, целый день в ледяной воде по самые яйца стоят.

– Есть ли у вас союзники? Часом не петербуржцы?

– Главный у нас – президент. Если бы я подписал те же касьяновские квоты по Приморью, то я бы не смог смотреть в глаза Путину. Когда меня Касьянов отстранил, корабли все-таки ушли на лов, но не выловили и 50% того, что для себя распределили. Теперь обвиняют нас в том, что не дали им вовремя выловить. Это верх цинизма! А почему выловить не успели? Да потому, что минтай два месяца можно ловить, а потом он глубоко в море уходит – цикл такой у минтая. После всего этого скажите мне, кто является «крышей» у того же Артюхова, если он не боится такие вещи делать? А меня защищать не надо! Сейчас все распределяется втихаря, а когда я работал губернатором, все видели в газетах, кому сколько квот давали.

– До недавнего времени в Белом доме говорили, что дни Госкомрыболовства сочтены «в связи с административной реформой». Вы это можете прокомментировать?

– Это полный бред! Да, реформа нужна, реорганизация Госкомрыболовства нужна. Ведь Госкомрыболовство не имеет никаких полномочий. Аукционы проводит Минэкономразвития, охрану несут пограничники, а Минприроды решает, где ловить, когда и кому. Нужно создать единое министерство и сказать: вот вам полномочия и вот вам ответственность перед страной. Задачи: к 2003 году столько-то продукции по такой цене в таком объеме, к 2005-му – столько-то, к 2010-му – столько-то. Мы что, долгосрочных планов составлять не можем? А разве Греф защищает концепцию не до 2010 года? Почему у него это звучит «рыночно», а у нас отдает «коммунистическим прошлым»? И еще, мне кажется, за 12 лет слово «реформа» у российского человека стало вызывать только ужас. Это как в Ираке при бомбежке готовят противогаз, так и у нас при слове «реформа» рядового человека обуревает дрожь.

Кто сменил Евгения Наздратенко

Моисеев Александр Петрович родился 15 августа 1955 года в селе Ратово Сеченовского района Нижегородской области. Окончил юридический факультет Московского государственного университета (в 1984 году). С 1973 по 1975 год проходил срочную службу в армии. В 1975-1977 годах работал в органах внутренних дел. С 1977 по 1996 год служил в вооруженных силах. В 1996 году вышел в отставку в звании полковника.

С 1997 года – заместитель начальника 7-го производственно-технического предприятия Главного квартирно-эксплуатационного управления Министерства обороны РФ. В 1998 году – начальник управления организационно-технического обеспечения аппарата правительства РФ.

С 1998 по 2000 год – помощник по вопросам госсобственности первых заместителей председателя правительства РФ Юрия Маслюкова и Виктора Христенко. В 2000 году назначен заместителем руководителя секретариата первого заместителя председателя правительства РФ Михаила Касьянова, а затем стал помощником премьера.

18 января 2001 года распоряжением правительства был назначен первым заместителем председателя Госкомрыболовства. До назначения Евгения Наздратенко главой комитета в январе-феврале 2001 года господин Моисеев исполнял обязанности председателя Госкомрыболовства.

Женат. Имеет двоих детей.

ИЛЬЯ БУЛАВИНОВ

Оригинал материалаКоммерсант