"СПС". Рейтинг продажности: 7,3

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© КОФР, origindate::30.03.2006

Политическая партия Союз правых сил (СПС)

Рейтинг продажности: 7,3

Справка

Партия создана в 1999 как избирательный блок объединением независимых общественных движений и организаций: Демократический выбор России, Правое дело, Общее дело, Новая сила, Голос России и других организаций либерального толка.

На парламентских выборах 1999 года избирательный блок получил 8,3% голосов избирателей и сформировал фракцию в Государственной Думе.

20 мая 2000 состоялся учредительный съезд Союза правых сил. В качестве учредителей выступило девять партий, в частности, Демократический выбор России и партия «Демократическая Россия». На съезде принят устав СПС, избрано руководство партии. Сопредседателями координационного совета стали Егор Гайдар, Сергей Кириенко, Борис Немцов, Ирина Хакамада, Анатолий Чубайс.

14 декабря 2001 прошёл II съезд. На съезде были окончательно утверждены Устав и прочие документы в соответствии с требованиями законодательства. Председателем партии избран Борис Немцов. Помощь в руководстве партией ему продолжали оказывать Егор Гайдар, Ирина Хакамада и Анатолий Чубайс.

На IV съезде 8 сентября 2003 были объявлены новые программные документы и заявлено, что СПС идёт на парламентские выборы 2003 года с твёрдым намерением победить.

Однако на выборах в Госдуму 2003 СПС набрал всего лишь 3,9% голосов. Не преодолев предусмотренный законодательством 5 % порог, СПС перестал быть парламентской партией.

Все четыре сопредседателя — Борис Немцов, Ирина Хакамада, Егор Гайдар и Анатолий Чубайс — ушли в отставку на внеочередном съезде в январе 2004, взяв на себя ответственность за поражение на парламентских выборах.

Номинальными лидерами партии остались ответственный секретарь Федерального политического совета партии Виктор Некрутенко и исполнительный директор партии Олег Пермяков. Фактически партией руководил президиум политсовета из пяти секретарей (Виктор Некрутенко, Борис Надеждин, Борис Минц, Леонид Гозман, Иван Стариков), отвечавших за основные направления партийной работы и осуществлявших коллективное руководство СПС в период отсутствия у партии единого лидера (с января 2004 по май 2005).

V съезд СПС (26 июня 2004) констатировал готовность партии к формированию единого демократического списка на выборах в Госдуму в 2007, победа на которых выдвинута в качестве стратегической задачи.

На съезде, состоявшемся 28 мая 2005, Федеральный политсовет предложил ввести в партии пост заместителя председателя Политсовета и избрать председателем 29-летнего руководителя пермской организации СПС, вице-губернатора Пермской области Никиту Белых, а заместителем — Леонида Гозмана. Основным оппонентом Белых был секретарь президиума Иван Стариков (впоследствии покинувший СПС), выдвинувший свою кандидатуру. По результатам голосования делегатов партию возглавил Никита Юрьевич Белых.

Белых Никита Юрьевич, 1975 г.р. уроженец г. Пермь.

В 1991 году окончил с золотой медалью физико-математическую школу, во время учебы был председателем совета пионерской дружины, членом комитета комсомола, председателем совета школы, входил в штаб всесоюзного юношеского армейского движения ЦК ВЛКСМ.

В 1996 году окончил экономический и юридический факультеты Пермского госуниверситета. Во время учебы подрабатывал на телевидении, а также в инвестиционных компаниях и банках.

После окончания вуза пришел работать в подконтрольный президенту "ЛУКОЙЛ-Оверсиз" Андрею Кузяеву холдинг "Пермская финансово-производственная группа" (ПФПГ). В июле 1998 года назначен вице-президентом – руководителем дивизиона инвестиций на финансовых рынках ПФПГ. В июне 2002 года назначен замгендиректора, а в мае 2003 года – гендиректором инвестиционно-банковской группы "Парма". 14 марта 2004 года назначен заместителем губернатора Пермской области по экономике и финансам. Тогда же покинул пост гендиректора "Пармы". Позиционирует себя как менеджер «по портфельным инвестициям».

Коммерческая деятельность Никиты Белых, сопряженная с переделом собственности в регионе, сопровождалась его политической активностью.

В 1998 году вступил в движение "Новая сила" (С. Кириенко), в 1999 году – в Союз правых сил. В 2001 году избран депутатом пермского областного Законодательного собрания.

С февраля 2002 года – зампред, а с 28 декабря 2002 года – председатель пермского регионального отделения СПС.

Основанная задача Белых на посту регионального лидера – включение своей кандидатуры в партийный список СПС на выборах депутатов ГД РФ в декабре 2003 года.

В ходе реализации этой идеи Никита Белых предпринял ряд действий, направленных на формирование регионального списка СПС по собственному усмотрению. В итоге, при поддержке федерального руководства СПС, региональный список СПС на выборы в Госдуму РФ был сформирован на коммерческой основе. Председатель пермской городской организации «Союза правых сил» Галина Слаутина в знак протеста против продажи мест вышла из СПС. В частности, по данным Слаутиной, первое место в этом списке обошлось действующему депутату ГД Сергею Щерчкову в $ 300 тыс. Однако Никите Белых, похоже, удалось перебить сумму Щерчкова. По итогам собеседований с федеральным руководством партии под номером один был выставлен Никита Белых. На этом фоне фигурировала сумма в $ 400 тыс.

В ходе выборов 2003 г. СПС потерпела сокрушительное поражение, но в качестве бонуса за проявленную активность (пермская региональная организация СПС набрала 8,7% голосов), в том числе финансовую, Белых был включен в состав федерального Политсовета СПС. Затем он был избран лидером партии, поскольку соответствовал заявленным критериям: молодой выходец из регионального отделения СПС.

По версии, озвученной альтернативным кандидатом на пост главы политсовета Иваном Стариковым, «свежий человек из регионов» призван, чтобы служить ширмой, из-за которой партией продолжат руководить её «исторические» лидеры – глава РАО «ЕЭС» Анатолий Чубайс и его «комиссар» в СПС Леонид Гозман. Очевидно, что и вопросы ведения финансовой деятельности остались в компетенции неформальных лидеров.

Руководство и спонсоры

Избирательные кампании «правых» начиная с партии «Демократический выбор России» всегда отличались дороговизной и большим размахом. Формирование же финансовой базы осуществлялось разными способами от поддержки иностранных фондов и пожертвований активистов на местах, до откровенной торговли лоббистскими возможностями партийных функционеров. Так, согласно официальному докладу Главного контрольно-финансового управления Конгресса США, на помощь «реформаторским» партиям только в период 1992-1997 гг. по линии Агентства международного развития США российским либералам было выделено 17,4 млн. долларов . В течение этого же периода правые либералы, непосредственно находившиеся в структурах власти, активно использовали и «административный ресурс».

В 1993 году письмо, распространенное аппаратом движения «Выбор России» среди бизнесменов разного уровня в большей степени напоминало прайс-лист коммерческой структуры. Лидерами «правых» предлагалось, чтобы во имя рыночных реформ и демократии бизнесмены приняли посильное участие в формировании не только партийных касс региональных отделений, но и поучаствовать в специальных мероприятиях с участием первых лиц партии. В принципе, позиция партии была логична – в отличие от «Яблока» здесь мы наблюдаем не противоречие между теорией и практикой, а, напротив, последовательное применение теории на практике.

Впрочем, здесь были и некоторые моменты, выводящие данное послание за рамки политики в привычном смысле слова. Содержание письма – перечень бонусов, которые получит спонсор в обмен на взнос.

«Пожертвование в 200 млн. руб. даст Вам возможность принять участие не только в уже упомянутых мероприятиях, но и еще в некоторых других, носящих эксклюзивный характер, с более ограниченным доступом;

если же Ваше участие будет еще более серьезным и превысит 500 млн. руб. — в этом случае все аспекты нашего сотрудничества будут обсуждены нами индивидуально.

Если Вам неудобно перечислять деньги, но Вы готовы оплатить какие-либо расходы, я охотно встречусь с Вами, чтобы обсудить возможные варианты. Звоните мне без всяких церемоний” – писал Егор Гайдар в 1993 году нарождающемуся классу предпринимателей.

Для справки: 500 миллионов рублей, за которые Гайдар предлагал “обсуждать аспекты индивидуально”, — это 425 тысяч 532 доллара по тогдашнему курсу (1175 рублей за доллар). А 200 миллионов рублей за “мероприятия эксклюзивного характера” — это 170 тысяч 213 долларов США. Аналогичные письма рассылались и региональными отделениями ДВР на выборах местного уровня, где в случае прохождения депутатов-демократов в местный парламент давались обязательства отстаивать интересы спонсора при формировании законодательной базы региона. Очевидно, что эта были попытки выстраивания отношений по принципу каждый «бизнесмен может и должен иметь своего политика, а лучше партию».

Согласно этой модели взаимодействия бизнесмен зарабатывает деньги, а политики, имея статус и определенные полномочия, лоббируют интересы коммерсанта. Однако формирование лоббистских группировок по этой схеме в России не прижилось – коммерсанты, отказавшись от услуг посредников, сами пришли в политику, действуя по типовому сценарию покупки регионального отделения по согласованию с федеральным руководством партии, а ещё лучше – покупая мандаты для себя и ближайших сотрудников.

Такой подход обусловил разрастание коррупции среди политических организаций, имеющих определенную долю влияния в регионах и сделал актуальной продажу мест в партийных списках на выборах различного уровня. Согласно данным черного рынка за 2005 год, стоимость места в партийном списке СПС на региональных выборах плавающая от $80 до 200 тыс. Однако внесение суммы «за место» или содержание регионального отделения не гарантирует получение депутатского мандата.

В период 2001-2003 г.г. в СПС зафиксирован ряд неоправданных с технологической точки зрения перестановок в региональных отделениях партии. Скандалы со смещениями лидеров и исключениями из СПС активистов полыхали в Свердловской и Челябинской областях, в отделении Республики Марий Эл, в Пермской и Алтайской организациях. Официально озвучивались разные причины замены регионального руководства, но в результате «демократического» процесса кресла партийных лидеров занимали представители коммерческих структур. В отдельных случаях возникала версия о проплате замены местного лидера со стороны региональных администраций. Назвалась и сумма «смещения» с последующим исключением из партии - $ 10 тыс. за «голову» неугодного местным властям СПС-овца. Некоторые партийные активисты узнавали о том, что их исключили из СПС через СМИ подконтрольных губернатору, а голосование по столь острому вопросу проводилось по телефону «методом опроса» членов Политсовета СПС.

Коррупционные технологии

Информация о коррупции внутри партии в разное время неоднократно становилась предметом обсуждения среди политтехнологов и консультантов. Однако самым показательным примером нечистоплотности партийных функционеров послужил финансовый скандал, разразившийся после провала СПС на парламентских выборах 2003 года.

Анализируя причины провала, внутренняя комиссия СПС, (т.н. группа Ремчукова) пришла к неутешительному выводу – до 2/3 предвыборного бюджета партии были разворованы. Важно отметить, что официальный избирательный фонд у СПС был крупнейшим среди всех участников выборов и равнялся 215 миллионам рублей, из которого было потрачено 204 млн.руб.

Однако как выяснилось деньги, предназначенные для обеспечения кампании в регионах, до места назначения не дошли. По свидетельству бывшего депутата ГД РФ от СПС Андрея Вульфа, регионы испытывали финансовый голод, а деньги разворовывали на уровень ниже – руководители среднего и нижнего звена. По словам Вульфа, в целом ряде регионов оплата услуг агитаторов, работы штабов на местах и прочее - все это оплачивалось Москвой крайне нерегулярно и далеко не полностью. Аналогичная ситуация складывалась и с закупкой рекламных возможностей, которые приобретались «далеко не по самым выгодным ценам». Следовательно, при оформлении сделок по невыгодной для штаба цене, присутствовал личный, «откатный», интерес ответственных за это направление партийных и штабных функционеров. Например, прокат знаменитого ролика «лидеры СПС летят на самолете» на Центральном телевидении в течение месяца «съел» сумму от 3 до 5 млн. долларов.

Называвшаяся в прессе сумма отката в 5-10% выглядит весьма существенно.

В ходе разбирательств по фактам расхищения средств штаба, наибольшие сомнения почему-то высказывались в адрес необходимости проведенной в предвыборный период акции "От двери к двери" (считается одной из самых эффективных форм агитации): «удовольствие оказалось дорогостоящим, но желаемого эффекта не принесло» – сетовали в спецкомиссии СПС. В обоснование своих доводов, приводился тот факт, что в регионах, где реализовывалась программа, рейтинг СПС упал по сравнению с теми местами, где от "двери к двери" не ходили, - так, к примеру, случилось во Владимирской области.

Между тем, постановка вопроса со стороны специальной комиссии некорректна и во многом направлена сокрытие истинных причин сложившейся ситуации.

По оценкам экспертов, высока вероятность того, что деньги на акцию СПС «от двери к двери» просто списали. Выделенные деньги прошли по финансовой отчетности, но в реальности акция была выполнена на формальном уровне, когда вместо, допустим, ста агитаторов представленных в отчете к оплате, на маршруты выходили всего лишь десять.

В этом случае акция действительно будет иметь крайне низкий эффект, поскольку в условиях ограничения временного ресурса десять агитаторов не в состоянии выполнить объем работ предназначенный для ста человек. Падение же рейтинга СПС, в той же Владимирской области, может лишь подтвердить версию о том, что акция была реализована лишь в отчетах штабов, а подготовленные в США агитаторы на маршруты так и не вышли. Впрочем, нельзя исключить и того, что активная агитация за СПС скорее отталкивала и раздражала жителей русской провинции. В такой ситуации действия на местах по факту свертывались, а в центр продолжали поступать победные реляции о продолжении работы.

Таким образом, несколько эпизодов отраженных выше, свидетельствуют как минимум, о том, что: а) факты хищения денег внутри СПС имели место; б) выводы комиссии Ремчукова, не совсем корректны, носят манипулятивный характер, и направлены в большей степени на сокрытие фактов хищений, нежели на их выявление.

Кроме того, выводы специальной комиссии не имели правовых последствий для виновных лиц, а были озвучены съезду СПС для сведения.

Вместе с тем, представляется очевидной необходимость обнародования полного текста доклада комиссии Ремчукова для изучения его правоохранительными органами, поскольку его текст является документальным подтверждением воровства внутри СПС, а также попытки вывести из-под уголовного преследования активистов партии, ответственных за хищения.

Другой характерный эпизод, связанный с исчезновением денег либералов, относится к 2004 году, когда одним из кандидатов являлась Ирина Хакамада. По данным газеты «Версия», кампания Хакамады финансировалась из-за рубежа, прежде всего за счёт средств одного из руководителей «ЮКОСа» – Леонида Невзлина. В СМИ называлась даже сумма этих вложений — $10 миллионов. Часть транша должна была пойти на покрытие нужд фонда «ИНДЕМ», который возглавляет Георгий Сатаров. Однако до адресата средства, которые были необходимы «ИНДЕМу», так и не дошли. Спустя некоторое время Сатаров решил прояснить их судьбу, но ему ответили, что деньги истрачены на предвыборную агитацию.

Многие наблюдатели предположили, что деньги, выделенные на предвыборную кампанию, могли быть использованы Хакамадой в личных целях. Дело в том, что Ирина Хакамада в самый разгар предвыборной гонки приобрела в Москве престижное жильё в центре Москвы.

Сатаров, похоже, так и не сумел найти концов, и выяснить куда исчезла часть транша, предназначенная для фонда «ИНДЕМ». Тем не менее, шума по этому поводу поднимать не стал.

Таким образом, принимая во внимание изложенное, а также учитывая репутацию основных фигур Союза правых сил, степень коррумпированности партии, и склонность к криминальному завладению деньгами среди ее активистов, представляется чрезвычайно высокой. Кроме того, обращает на себя внимание применение двойных стандартов по отношению к нечистоплотным функционерам, которым, например, за хищение средств, грозит лишь исключение из партии, тогда как есть все основания применить к виновным соответствующие статьи УК РФ. Однако этого не происходит, поскольку интерес к присутствию в партийном обороте серых и черных денег, чрезвычайно высок.

Рейтинг продажности: 7,3