"Самая выгодная профессия Эстонии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как российский бизнес обслуживает интересы реваншистов Прибалтики

Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::02.05.2007

Контекст. Экономическое сотрудничество России и Эстонии

По данным Федеральной таможенной службы РФ, в январе–ноябре 2006 года товарооборот между странами составил $2,75 млрд, в 2005 году – $2,36 млрд. Общая доля Эстонии в российском внешнеторговом обороте составляет около 0,7%. В 2006 году экспорт из РФ составил $2,45 млрд, импорт – $294 млн. Россия занимает третье место среди внешнеэкономических партнеров Эстонии (доля в экспорте – 8,8%, в импорте – 13,2%). Основная статья эстонского экспорта в РФ – морепродукты. Россия экспортирует в Эстонию полезные ископаемые – нефть, железную руду и прочую продукцию минерального происхождения (75% экспорта), а также древесину (10%).

Основную роль в экономических связях играет транзит через Эстонию углеводородов и другого сырья. 2/3 транзитного рынка контролируют "Северстальтранс" и швейцарская Gunvor Services, по некоторым данным, принадлежащая совладельцу банка "Россия" Геннадию Тимченко. Эстонская AVR Trans AS занимается перевозкой нефти в России, среди ее клиентов ТНК-BP и "Роснефтехимтранс". AVR Trans AS также создала в Эстонии СП с Уралвагонзаводом, занимающееся производством и модернизацией вагонов.

Свой бизнес в Эстонии имеют сын экс-главы МПС Рустам Аксененко (контролирует фармацевтическую фирму Magnum Medical и транзитные компании DBT и Linkoil), а также сын губернатора Санкт-Петербурга Валентины Матвиенко глава "ВТБ-Капитал" Сергей Матвиенко, участвующий в застройке острова под Таллином.

Имеется также ряд других масштабных проектов: российский концерн по производству удобрений "Акрон" планирует вложить €100 млн в строительство терминалов в порту Мууга; ЛУКОЙЛ готовится открыть сеть АЗС под брэндом Teboil; "Северстальтранс" хотела вложить $70 млн в завод по сборке китайских автомобилей в Эстонии.

Среди эстонских компаний, представленных в России, банковская Hansabank Group (объявила о намерении вложить в развитие бизнеса в РФ €700 млн), Silvano Fashion Group (владеет сетью магазинов женского белья), ЗАО "Т-Бетон" (производство изделий из железобетона в Ленинградской области). В 2007 году в Псковской области, как ожидается, начнут строительство эстонско-норвежского целлюлозно-бумажного комбината Larvik Cell стоимостью €150 млн.

***

Оригинал этого материала
© Regnum, origindate::13.08.2005

"Самая выгодная профессия Эстонии - быть эстонцем":

Как российский бизнес обслуживает интересы реваншистов Прибалтики

Прошлый год дал рекордные показатели оттока российского капитала в Эстонию: рост инвестиций в государство, демонстративно подчеркнувшее наличие территориальных претензий к России, открыто культивирующее героизацию фашизма, дискриминирующее этнических россиян, превысил десять процентов. При этом стоит признать, что немногие из них поддаются логике и здравому смыслу, например, решение мэрии Москвы развивать экономику Эстонии путем приобретения там коммерческого банка. Еще менее поддающимся логическому осмыслению является решение Нижнетагильского вагоносборочного завода вывести сборку нефтеналивных цистерн из России в Эстонию, на созданное при его участии предприятие "UVZ&AVR". Единственный аргумент, который могут представить сторонники этого решения, состоит в том, что собранные в Эстонии цистерны автоматически получают европейский сертификат, без которого невозможно движение по железным дорогам ЕС. Однако этот фетиш, при ближайшем рассмотрении оказывается несостоятельным, во-первых, в связи с шириной колеи российские цистерны могут передвигаться в ЕС только по странам Прибалтики и Финляндии, а с другой стороны, по ним могут передвигаться только российские цистерны, и соответственно сертификация подвижного состава, безусловно бы была решена этими странами в рамках переговоров с Еврокомиссией при наличии такой проблемы. Но проблемы как таковой нет. Например, эстонский бизнесмен Юри Мыйз продолжает закупать в России значительное количество готовых нефтеналивных цистерн, без всяких проблем обеспечивая их европейскими сертификатами. Потянулась в Эстонию и петербургская фирма "Возрождение", которая решила, что в Эстонии очень удобно обрабатывать добытый в Карелии гранит. Учитывая, что основная деятельность фирмы - реконструкция петербуржских набережных, то решение о выводе производства в Эстонию, можно обосновать тоже только необходимостью евросертификата, для того, что бы продавать властям Санкт-Петербурга карельский гранит по европейским ценам.

Впрочем, вывод из России производственных мощностей не носит массового характера, так как не имеет под собой экономической основы - на данный момент российская экономика для производителя гораздо более привлекательна, чем эстонская, так как Россия урезала основные налоги настолько, что налоговые расходы, связанные с рабочей силой, по сравнению с Эстонией стали намного ниже. Россия уже не раз выигрывала у Эстонии тендеры на размещение сборочных цехов крупных автомобильных концернов, начал разморозку питерского проекта и финский гигант - производитель электроники "Элкотек", ранее сконцентрировавшийся на развитии производства в Эстонии, куда была перенесена значительная доля производства телефонов Nokia. Несмотря на то, что средняя заработная плата, получаемая "на руки" в соседних эстонской Нарве и российском Ивангороде, примерно одинакова вследствие снижения в России налоговой нагрузки руководство принадлежащей шведскому инвестору фабрики Кренгольм, одного из крупнейших эстонских работодателей, приняло решение перевести свое швейное производство в Ивангород. Не способствует инвестиционной привлекательности для российского бизнеса и ситуация на эстонском рынке труда, где отсутствуют необходимые для производства квалифицированные специалисты, что ведет к серьезным издержкам производства. Так "UVZ&AVR" для удержания на своем производстве работников вынужден был построить для них дом, предоставив бесплатно двадцати сотрудникам квартиры стоимостью более 50 000 евро, что в 15 раз превысило стоимость жилья на вторичном рынке. Единственным условием получения квартиры стало обязательство проработать на "UVZ&AVR" 15 лет.

Таким образом, в связи с более тяжелыми условиями ведения бизнеса в производственной сфере вывод инвестиций в Эстонию из России носит эпизодический характер и связан в основном с реализацией так называемых "серых схем", когда инвесторы экономическим аргументам предпочитают какие-либо иные, иллюстрируя тезис эстонских политиков о том, что "бизнес бежит в демократическую Эстонию от путинского режима", и дают козырь экспортерам "оранжевой революции" в Россию, так как в глазах европейцев демонстрируют незаинтересованность российской власти в том, чтобы сплотить экономическую элиту и направить инвестиции на процветание собственной страны - создание там новых производств и рабочих мест. Впрочем, стоит отметить, что объем вывода производства из России в Эстонию все-таки не столь значителен и не является прямой угрозой для геополитических интересов России, в отличие от другой сферы, к которой проявляют интерес предприниматели из России - транзитному комплексу Эстонии. ИА REGNUM уже описывало геополитическую угрозу, возникающую в связи с созданием в Эстонии транспортной монополии на железнодорожный транзит российских грузов. В данном тексте прогнозировался урон, который могут нанести геополитическому положению России действия российской олигархии, активно развивающей транзитный комплекс Эстонии, и сегодня можно наблюдать уже первые результаты того, как, используя базу, созданную на инвестиции, выведенные из российской экономики, вытесняют из балтийского транспортного узла.

Ярким примером потери Россией балтийской транспортной инициативы стало опубликованное 15 июля 2005 г в газете "Деловой Петербург" решение минерально-химической компании "ЕвроХим", в состав которой входит ПГ "Фосфорит", расположенное в Ленобласти, о строительстве терминала в порту Силламяэ. "Минерально-химическая компания "ЕвроХим" взяла в аренду землю на территории порта, - сообщил корреспонденту "ДП" член правления Sillamae Sadam AS (АО "Силламяэ Садам") Маргус Вяхи. - И собирается строить свои терминалы мощностью 1 млн. т. химических продуктов в год". В компании "ЕвроХим", по данным "ДП", подтвердили эти планы, подчеркнув, что пока официально МХК об этом не сообщала. Между тем, отмечает корреспондент "ДП", в 2004 г. Дмитрий Стрежнев, генеральный директор "ЕвроХима", заявлял в СМИ, что компания рассматривает возможности инвестиций в порт Усть-Луга. Предполагалось, что МХК будет строить там свой терминал и причальную стенку. Примечательно то, что как уже сообщало ИА REGNUM, владельцами 50% акций и основными инвесторами компании Sillamae Sadam AS являются петербургские предприниматели Андрей Катков и Евгений Малов - совладельцы компании "Кинэкс", крупного российского нефтетрейдера, а второй пакет акций принадлежит экс премьер-министру Эстонии Тийту Вяхи, открыто поддерживающему реваншистскую эстонскую партию Res Publica, инициировавшую в парламенте Эстонии преамбулу к закону о ратификации договоров о границе с Россией, позволяющую Эстонии в будущем выдвинуть к России политические и территориальные претензии. Так как "ЕвроХим" не единственное предприятие, предпочитающее развивать экономику Эстонии, а не своей страны, то сообщество российских нефтяных олигархов и эстонских реваншистов фактически сорвало политику президента России, направленную на развитие транспортной независимости России, в том числе и стратегического для региона порта в Усть-Луге, который стал неконкурентоспособным с портом Силламяе. Заявление Андрея Каткова "ДП" о том, что сейчас он ведет переговоры с "крупными компаниями типа "ЕвроХима" и после подписания договоров сможет их назвать, фактически является обещанием увести из российской экономики и другие инвестиции в пользу своего эстонского бизнеса, а Маргус Вяхи конкретизировал, что Силамяеский порт уже привлек и другие российские компании: "К нам недавно приезжали представители "Северстальтранса". Также с компанией Sillgas, за которой стоит российский капитал, руководство порта подписало договор аренды земли. Этот оператор порта собирается построить терминал для жидкого газа общей вместительностью 12 тыс. т".

По словам директора по развитию Эстонской Железной Дороги (ЭЖД) Райво Варе, высказанным в беседе с корреспондентом ИА REGNUM, транспортные предприятия Алексея Мордашова уже на территории России, благодаря лоббистским действиям в РЖД и Минтрансе, монополизируют до 90 процентов всех российских нефтепродуктов, идущих на экспорт транзитом через Эстонию. Согласно информации, предоставленной Райво Варе, традиционные эстонские портовые перевальщики нефтепродуктов, такие как фирма Transidikeskus, ранее являвшиеся монополистами в российском нефтетеэкспорте, после ввода мощностей в Приморске и Луге смогли найти свою нишу в российском транзите, переключившись в основном на перевалку нефтепродуктов, требующих сложной технологической цепочки, таких, как авиационное топливо. А так как подобных сложных терминалов на российской Балтике нет и не планировалось к постройке, эстонские портовики практически ушли из конкурентной борьбы с российскими портами. Таким образом, растущую со стороны Эстонии конкуренцию российским портам на Балтике создают сегодня именно российские олигархи. Конкурентоспособности эстонских портов способствовало, в частности, решение Игоря Левитина о повышении железнодорожных тарифов экспортерам, использующим для перевалки нефти российские порты. Неудовольствие тем, что часть российской нефти уходит в Европу через порты России высказал и президент ОАО "Российские железные дороги" Владимир Якунин, отметивший в ходе селекторного совещания, на котором подводились производственно-экономические итоги работы компании, что переориентация экспортно-импортных перевозок с погранпереходов на порты может привести к тому, что потери компании могут составить не менее 17 млрд руб. То есть, фактически, Якунин выразил неудовольствие системой государственной поддержки российских портов, согласно которой экспортеры, использующие их, а не пограничные переходы, имеют значительную льготу по железнодорожному тарифу. Кстати, данная льгота в связи с неразвитостью российской портовой инфраструктуры является сегодня единственным их конкурентным преимуществом пред эстонским транзитным комплексом. При сопоставлении всей данной информации может сложиться впечатление о "картельном сговоре" крупных российских нефтяных трейдеров и транспортников с целью диверсификации экспорта российской нефти, осуществляемого железнодорожным транспортом в пользу Эстонии. Косвенно наличие такого сговора подтверждает информация, выброшенная в эстонской газете Aripaev со ссылкой на неких "посвященных".

Если принять это мнение как истину, то стоит признать, что с учетом того, что контролируемый россиянами транзитный бизнес дает до 20% ВВП Эстонии, а энергетика страны сегодня практически полностью зависит от российского газа и, соответственно, российская доля ВВП в Эстонии составляет в совокупности, как минимум, 30%, то сегодня Россия, согласно классической доктрине либерального империализма, имеет в этом государстве "блокирующий пакет имперского влияния": как экономического, так и политического. Однако реальность полностью опровергает мечты теоретиков и практиков либерального империализма, и сегодня Эстония позволяет себе не только не считаться с Россией, как это показала история с ратификацией эстонским парламентом договора о границе, но и вести в международных организациях активную антироссийскую деятельность с целью реализации реваншистских устремлений эстонских политиков. И сегодня страна, в значительной мере экономически зависимая от России, является одним из основных строителей "фронта против России". Для того, чтобы понять, почему это происходит, стоит внимательнее присмотреться к тому как воспринимают и характеризуют так называемую экспансию российского капитала эстонские власти и оценить, в каком положении находится капитал российских олигархов в Эстонии.

Наиболее четко отношение к угрозе экономической "экспансии" со стороны российского бизнеса сформулировал министр экономики и коммуникаций, председатель Центристской партии Эдгар Сависаар. Выступая в Хельсинки на годовом собрании финско-эстонской торговой палаты, он заявил: "Эстония не будет оккупирована российской экономикой". Стоит обратить внимание на термин, употребленный эстонским министром, который как политик, каждый раз, когда находится в оппозиции, декларирует необходимость развития отношений с Россией и получает щедрую политическую поддержку из Москвы, например, от партии "Единая Россия". Необходимо напомнить, что сегодня в Эстонии термин "оккупация" неразрывно связан с мифической "советской оккупацией" и несет враждебную к России смысловую нагрузку. Употребив этот термин, Сависаар явно подчеркнул, что Эстония считает российское экономическое присутствие как чужеродное, враждебное, временное явление, с которым необходимо мириться. Для того, чтобы проиллюстрировать этот идеологический посыл, Сависаар напомнил, как в первые четыре месяца после восстановления независимости Москва объявила Эстонии топливный бойкот, а помощь пришла от тогдашнего финского премьер-министра Эско Ахо, что позволило Сависсару назвать важнейшими партнерами по сотрудничеству для Эстонии скандинавские страны. Возвращаясь к российской тематике, Сависаар сказал, что внутренняя безопасность Эстонии достаточно хорошо обеспечена. "Я не считаю, что российская экономика оказывает на нас политически важное влияние", - утверждает он. С приходом партии Сависаара в правящую коалицию Эстонии мероприятия по обеспечению защиты Эстонии от "экономической оккупации" стали носить плановый характер. Комиссия эстонского парламента по иностранным делам, возглавляемая Энном Ээсмаа, членом партии Эдгара Сависаара, составила рекомендации, согласно которым российскому либеральному империализму в экономическом отношении будет противопоставлена "тактика кнута и пряника".

"На заседании комиссии подтвердили, что Эстония слишком мало уделяла внимания анализу рисков, которые может повлечь за собой связь эстонской энергетики и инфраструктур с Россией, а также все большее участие российского капитала в данных секторах, имеющих стратегическое значение", - сообщило Госсобрание. Согласно рекомендациям эстонских парламентариев правительству, с одной стороны, необходимо составить подробный анализ риска российских инвестиций, направленных в эстонские стратегические секторы, и обеспечить энергетическую независимость Эстонии. С другой стороны, в качестве пряника необходимо построить новый мост через Нарову (в котором заинтересован в первую очередь порт в Силламяе) и ввести гибкий порядок выдачи краткосрочных виз. Данные рекомендации были сделаны в одном пакете с наказом правительству действовать так, "чтобы увеличить группу стран-единомышленников в ЕС" в отношении российской политики Эстонии, "очень внимательно следить за развитием демократии и прав человека в России" и "обращать постоянное внимание" на нарушения прав человека в Чечне, тревожную ситуацию с коренными финно-угорскими народностями, а также проводимые в стране ограничения свободы слова и прессы, рост авторитарности, фашизма и ксенофобии, плохое положение с сохранением и развитием национальных языков и культуры". Примечательно что связка данных рекомендаций показывает, что знаменитый либеральный тезис о неувязывании экономических и политических вопросов в отношении между странами Прибалтики и Россией, ультимативно выдвинутый ЕС при переговорах о распространении договора о сотрудничестве Россия-ЕС на новые страны Евросоюза, считается обязательным только для России.

Однако укрепление позиций эстонского государства в контроле над транзитом российских энергоносителей идет не только по политической линии, но и по увеличению роли государства в инфраструктуре. Министр экономики Эдгар Сависаар, согласно информации газеты Postimees, заявил, что рассматривает возможность национализации Эстонской железной дороги. Возможность данного решения Сависаар обосновывает тем, что американская фирма Baltic Rail Services OÜ (BRS), приватизировавшая 66-процентную долю Эстонской железной дороги, по оценке представителей государства не придерживалась условий заключенного в 2001 году договора приватизации, что может позволить государству вновь национализировать железную дорогу. По словам министра экономики, недостаточны именно инвестиции в капитальный ремонт инфраструктуры железной дороги. BRS постоянно откладывал исполнение своих обязанностей, но государство более не намерено, по словам Сависаара, этого допускать. Недовольство государства тем, что ЭЖД не справляется с условиями приватизационного договора появлялись и раньше, и одно из них было связанно именно с возможной экспансией российского капитала. В ноябре 2004 года вопрос о приватизации Эстонской железной дороги поднимался в связи со слухами о том, что к ЭЖД проявляет интерес концерн "Северсталь". По сообщению газеты "Арипяев" (Äripäev), правительство и парламент Эстонии были крайне озабочены информацией о том, что Baltic Rail Service (BRS), якобы, начал переговоры с российской компанией "Северсталь" о продаже части акций Eesti Raudteest. Хотя и представитель Baltic Rail Service (BRS) и представители "Северстали" отказались комментировать эту информацию, степень ее достоверности могла быть достаточно высокой, так как по мнению транзитного бизнеса уже в то время Baltic Rail Service (BRS) был вынужден искать стратегического инвестора. Другой возможной причиной поиска инвестора, и именно российского, стала несовместимость подвижного состава и рельсовых комплектующих американского производства с российской колеей. Кстати, в 1936 году железные дороги в Эстонии просто остановились из-за отсутствия советских локомотивов и комплектующих. Бывший в то время министр экономики и коммуникаций Мээлис Атонен отмечал, что, по его информации, интерес "Северстали" к покупке "Эстонских железных дорог" имел место. Кроме того, он заявлял, что располагает данными, будто к приобретению акций "Эстонских железных дорог" проявляет интерес и дочерняя фирма созданного в России РАО "РЖД", вице-президентом которого в то время являлся Владимир Якунин, однако министр экономики и коммуникаций резко выступил против возможного прихода в число собственников Эстонских железных дорог российского бизнеса и заявил, что по условиям сделки государство имеет приоритет при дальнейших операциях с приватизированной собственностью. Министр предупредил американских владельцев, что "в крайнем случае, правительство может прислушаться к нормам ЕС, по которым транспортная инфраструктура должна находиться во владении государства", то есть провести реприватизацию отрасли. Позже Эстонские железные дороги пытались выйти из инвестиционного кризиса, выпустив свои акции на биржу, но государство и в этот раз воспротивилось планам свободного доступа капитала к инфраструктуре железной дороги.

Подобное положение создано не только на железной дороге, но и в эстонских портах, в которых все линии причалов и портовская инфраструктура в крупных портах Эстонии принадлежат через предприятие Таллинский порт эстонскому государству, а частные инвестиции, привлеченные портом, в том числе и российские, дают возможность только на преимущественное и льготное право аренды инфраструктуры. Справедливости ради стоит отметить, что линия причала в порту Силламяе является частной, но и здесь земельное право на нее распространяется не на сам порт, а на его эстонского акционера. Таким образом, на самом деле когда говорят о том, что, например, "Северстальтранс" владеет в Эстонии причалом, на самом деле подразумевается, что она владеет фирмой, которая имеет пакет договоров, дающих право на оперирование государственными причалами и инфраструктурой на тех условиях, которые определяет Таллинский порт по своему собственному усмотрению. Видимо, для усиления контроля за безопасностью Эстонии от "оккупации российской экономикой" Сависаар назначил свою супругу Вилью членом совета Таллинского порта, объединяющего все наиболее крупные порты Эстонии, и тем самым обеспечил личный контроль над российским бизнесом, ведущим деятельность на территории порта. Примечательно то, что после прихода в порт Вильи Сависаар было сменено руководство порта - прессе сообщили о своем уходе финансовый директор Таллинского порта Ааре Таммемяэ и менеджер по маркетингу Эрик Сакков. А Вилья Сависаар заявила, что ее не удовлетворяет деятельность директора порта Марта Тооминга по развитию предприятия и выживания в конкуренции с латвийскими, литовскими и российскими портами. По данным газеты Päevaleht, необходимость сменить руководство порта обсуждалась на политическом уровне. Исходя из этой информации можно сделать вывод о том, что миф о якобы существующей с российской стороны взаимовыгодной координации грузопотоков между российскими и эстонскими портами несостоятелен. Более того, эстонская сторона намерена активно конкурировать с портами российской Балтики и использовать для этого российские инвестиции. Сделать такой вывод позволяет смена высшего менеджмента порта, руководившего им длительное время и, по данным прессы, представлявшее интересы транзитных фирм с американо-эстоно-голландским капиталом, как уже было упомянуто, нашедшими свою транзитную нишу и не заинтересованными в конкуренции с российскими портами и привлечении для этого российских олигархов. Назначение Вильи Сависаар в совет таллинского порта непосредственно ее мужем вызвало в Эстонии некоторый скандал, но стоит отметить и то, что Эдгар Сависаар при вхождении в правящую коалицию потребовал себе пост министра экономики и коммуникаций, что тоже выглядело неоднозначно. Дело в том, что пост министра экономики и коммуникаций - один из самых маловлиятельных в Эстонии. В стране с крайне правой экономикой данное министерство не имеет каких-либо серьезных контролирующих или административных функций, его роль сводится в основном к руководству госпакетами акций некоторых предприятий. Незначительность и малое влияние на жизнь страны этой должности доказывает, например, то, что один из предшественников Сависаара на этой должности - Мээлис Атонен - даже не имел высшего образования. Естественно, для Сависаара - одного из архитекторов развала СССР - столь малозначительный пост выглядел политическим мезальянсом. Но Сависаар отказался от влиятельного поста министра иностранных дел в пользу возможности осуществлять контроль за транзитным комплексом.

Осуществление прямого, личного контроля над российским бизнесом, занимающимся транзитом через Эстонию, Сависаару существенно облегчили эстонские спецслужбы, непосредственно за два дня до его утверждением министром вмешавшиеся в конфликт дочернего предприятия "Северстальтранса" и ЭЖД путем силовой акции. Председатель правления и миноритарный совладельц фирмы Spacecom Олег Оссиновский был задержан эстонской полицией безопасности (КАПО). Оссиновский был задержан на двое суток, по подтверждению прокуратуры по параграфу Уголовного кодекса, который рассматривает заключение соглашения, нарушающего конкуренцию. Согласно данным, просочившимся из Полиции безопасности в прессу, Spacecom настаивал на соглашении с РЖД, согласно которому он бы обслуживал бы E.O.S. и Trendgate, также принадлежащие российскому капиталу, связанному с Мордашовым и Тимченко, и никем другим больше бы не занимался. В то время как ЭЖД бы не занимались этими терминалами. В эстонкой прессе этот арест был трактован весьма однозначно: "Конечно же ни одного бизнесмена не задерживают на двое суток с целью допроса. В этом просто нет смысла. Эстонское государство просто показало, что сумеет и сможет приструнить российский капитал, если только захочет этого" - писали в авторитетном еженедельнике Eesti Ekspress журналисты Рауль Ранне и Сулев Ведлер. В той же статье они отмечают, что Оссиновский понял это и в интервью "Экспрессу" сказал: "Я не упрекаю КАПО. Мне кажется, что этим типам, которые допрашивали меня, самим было неудобно, что они по чьему-то приказу должны были меня арестовать". Вполне ясно, что организовав показательную силовую акцию эстонское государство достигло цели - после выхода из арестантского дома Оссиновский стал активно пропагандировать идею Сависаара о реприватизации ЭЖД. Очевидно, можно предположить, что под силовым нажимом эстонского государства "Северстальтранс" отказался от претензий войти когда-либо в число собственников ЭЖД, но так как увяз в Эстонии инвестированными капиталами, то готов передать монополизированный им российский нефтетранзит через эстонские порты, под контроль эстонских политиков, даже столь антироссийски настроенных как Эдгар Сависаар и возглавляемая им Центристская партия Эстонии, находящаяся на откровенных реваншистских позициях, фракция которой в эстонском парламенте единогласно голосует за востребование компенсаций с России и срывает процесс подписания договора о границе.

Таким образом, на примере Эстонии, учитывая отношение, сложившееся в эстонском обществе к так называемым "российским империалистам", как из транзитного так и из производственного секторов, скоординированную позицию спецслужб Эстонии, политиков и правительства, можно сделать единственно верный вывод, что в существующих условиях любой разговор о усилении влияния России путем экономической экспансии на постсоветском пространстве является не только фантастикой, а безответственным блефом, а в результате того, что за пределами России находятся капиталы крупнейших российских корпораций, то через силовые и законодательные приемы антироссийские силы могут осуществлять контроль за целыми отраслями российской экономики, а значит, учитывая олигархические пережитки в системе российской власти, пытаться оказывать влияние на саму российскую власть. История с установлением контроля над российским капиталом, присутствующем в транзитном комплексе Эстонии наглядно показывает это, так как основные участники вывода российских капиталов в Эстонию позиционируются как люди, близкие к высшему уровню российской власти. Например, Алексей Мордашов был доверенным лицом в избирательном штабе Владимира Путина, а партнер Мордашова по бизнесу в "Северстальтрансе" Игорь Левитин ныне занимает пост министра путей сообщения, а значит осуществление контроля над российским капиталом антироссийски настроенными силами является прямой угрозой национальной безопасности страны.

Бегство капитала из России в Эстонию в этом году стало настолько значительным, что российские бизнесмены уже не смогли удержать этот процесс в "тени" и начали предпринимать попытки "морального" оправдания вывоза капиталов тем, что данный процесс содействует экономической поддержке русской общины Эстонии, так называемых российских соотечественников. Данный тезис не выдерживает критики, так как, например, совместная деловая деятельность российских бизнесменов и эстонских властей по развитию транзитного комплекса Эстонии в местах компактного проживания русской общины Эстонии не только ухудшает условия жизни русских в этой стране, но, порой, эстонское государство переносит расходы по обеспечению деятельности российских бизнесменов на плечи русских налогоплательщиков. Среди русских жителей Эстонии вызывает удивление противоречия риторики внешней политики России с действиями российских предпринимателей, многие из которых в средствах массовой информации позиционируются как "пропутинские". Недоумение русских жителей Эстонии вызывает и стремление российских предпринимателей "эстонизироваться". С этой целью практически все русские фирмы убрали из своих названий имена или слова, способные сразу указать на национальную принадлежность бизнеса, во многих русских фирмах организованы "генеральские" должности вице-президентов или заместителей руководителя, которые занимают эстонцы, зачастую назначенцы из политической элиты Эстонии. В Эстонии даже родилась сатирическая поговорка "самая выгодная профессия в Эстонии - быть эстонцем".

Корреспондент ИА REGNUM, проводивший опрос представителей русской общины Эстонии отмечает, что ни один из известных русских бизнесменов Эстонии - партнеров крупного российского бизнеса, к которым обратилось ИА REGNUM, не согласился дать интервью, оценивающее "этическую" сторону вопроса вывоза капиталов из России и вложения этих денег в эстонскую экономику. Хотя анонимно многие заявляли, что, несмотря на существенную личную для них выгоду работы с российскими партнерами, русские предприниматели Эстонии считают это явление позорным для России и непатриотичным со стороны российских бизнесменов. В связи с возможными "репрессиями" со стороны российских предпринимателей, которых опасались русские бизнесмены Эстонии, корреспондент ИА REGNUM обратился с просьбой выразить свое отношение к факту бегства капиталов из России в Эстонию, прокомментировать, насколько оно благоприятно отражается на жизни "русской Эстонии", и дать оценку "этического" аспекта этого явления к ряду известных деятелей русской общины Эстонии. Даниил Сальников, представитель в Нарве партии Res Publica, заявил корреспонденту ИА REGNUM, что "если бизнес выводит из страны деньги, значит, в ней что-то не так, рыба ищет, где глубже, а человек, где лучше. С точки зрения этики оценивать экономику сложно. Негоже указывать бизнесменам, куда вкладывать деньги." Представитель эстонской партии порекомендовал России больше обратить внимания на создание условий, благоприятных для развития экономики и увеличения инвестиций. При этом Сальников считает, что если государство хочет контролировать ситуацию с вывозом капиталов из страны, то оно должно установить соответствующие правила. Юрий Чурилкин, главный менеджер таллинского футбольного клуба Levadia, чемпиона Эстонии 2004 года, относится к оттоку капитала из России в Эстонию исключительно отрицательно: "Это плохо, когда законодательство страны позволяет, например, поднимать чужой спорт. Рынок есть рынок, но я - отношусь отрицательно". По его мнению, пример Романа Абрамовича - как раз из этой области: "В России тысячи и миллионы детей, а миллионы долларов уходят на покупку зарубежных клубов". Павел Варунин, глава Союза старообрядческих общин Эстонии высказал следующее мнение: "Если бизнесмены поступают именно таким образом, значит, проблема в законодательстве России". Он заявил, что если у государства стоит цель удержать или вернуть средства, то нужно предпринимать меры, вплоть до "закручивания гаек". По мнению Варунина, России сегодня и в ближайшем будущем стоит рассчитывать только на собственные силы: "Никто России не поможет, кроме нее самой". На прямой вопрос корреспондента ИА REGNUM от том, существует ли со стороны российского бизнеса поддержка уникальной русской культуре Эстонского Причудья, сохраняемой старообрядцами, он ответил, что ни один из российских бизнесменов, делающих бизнес в Эстонии, не выходил на Союз старообрядческих общин Эстонии с предложением помощи или поддержки.

Олег Беседин, директор по развитию русскоязычного телеканала "TVN" считает, что "деньги должны крутиться внутри страны, где они заработаны. Это честно". Как он заявил, его личный опыт общения с российскими бизнесменами, инвестировавшими в эстонскую экономику сотни миллионов крон, свидетельствует о потере этими людьми элементарных моральных качеств и откровенном нежелании поддерживать соотечественников, оказавшихся после распада СССР вне исторической родины. "Исключения носят, к сожалению, единичный характер и не могут изменить общей удручающей картины" - посетовал он. Беседин привел в пример некоего российского миллионера, который развивает нефтетранзитную портовую инфраструктуру Эстонии и который обещал выделить деньги на поддержку русской общины и ее культурно-просветительских мероприятий: "За два года после обещаний не получено ни копейки". Из-за отсутствия финансов TVN отказалось от реализии планов по подготовке цикла телепрограмм о вкладе русской общины в "европейское процветание" Эстонии, о распространении русской культуры и языка в бывшей республике СССР. "Эти передачи нужны даже не нам, а нашим детям, которые все меньше знают о своей великой исторической Родине, оставшейся за рекой Нарва," - высказал свое мнение Беседин. "Российский бизнес не защищает интересы русской диаспоры. Более того, на местных и государственных выборах российские бизнесмены спонсируют и содержат эстонские националистические партии, надеясь в случае прихода тех к власти получить выгоды и своеобразную "крышу", - считает телепродюсер. По его мнению, российские бизнесмены подобными действиями не помогают, а только вредят русской Эстонии, силами самой диаспоры с задачей культурного и общественного развития русской общины не справиться - нужно сотрудничество с метрополией и ее представителями в том числе и в лице бизнесменов: "Ведь должно быть еще что-то, кроме только прибыли и материальных интересов". Игнорирование национальных интересов российскими бизнесменами, по мнению Беседина, показательно на фоне взаимодействия с бизнесом других общин Эстонии: "Грузины построили себе культурный центр, где могут встречаться, обсуждать вопросы, делать совместный бизнес. А недавно самым бедным и немощным из еврейской диаспоры силами еврейских бизнесменов были оформлены бесплатные годовые подписки на периодические издания. Почему российский бизнес не может делать то же самое?".

Валерий Барета, известный фотохудожник, неоднократный обладатель гран-при Союза фотографов Эстонии ситуацию с оттоком российского капитала в Эстонию прокомментировал кратко: "Алчность - это порок". Барета считает, что вывоз капитала из страны, где он добывается, вызывает сожаление: он должен работать на Родину. Но при этом фотохудожник обратил внимание на разницу между Эстонией и другими странами - в Эстонии живет много русских людей или людей русской культуры, которых надо поддержать, так как тут многое связано с Россией. "Я сам родился на Украине, живу в Эстонии, но душою считаю своей родиной Россию" - заявил он корреспонденту ИА REGNUM, добавив, что люди одной крови, одной национальности и языка должны помогать друг другу. Михаил Петров, руководитель Русского Института Эстонии, публицист, в разговоре с корреспондентом ИА REGNUM подчеркнул: то, что деньги уходят из России - не хорошо и не плохо. "Это совершенно нормальная ситуация - деньги должны приносить деньги, а не лежать грузом", - считает директор Русского института Эстонии. Он уверен, что эти деньги так или иначе, но в Россию вернутся. При этом Петров подчеркнул, что эта точка зрения не должна распространяться на супердоходы и сверхприбыли: "Сверхприбыли - совсем другой разговор. За деньги, изъятые из российской экономики, нужно давать по рукам". Петров признал, что ни один российский бизнесмен никаких денег в развитие русской общины Эстонии не вкладывает: "Отдельные суммы поступают по линии соотечественников, в основном, от правительства Москвы, но это мизер". "Мое глубокое убеждение заключается в том, что, если Россия хочет нам помочь, то должна прекратить раздачу спонсорской помощи", - заявил руководитель Русского Института Эстонии. По его мнению, спонсорство развращает получателей денег и ни к чему их не обязывает. "Не в танцевальные кружки и не в певческие праздники нужно вкладываться, а в развитие полновесной инфраструктуры русского общества - собственные телевидение, радио, газеты, то есть, прежде всего, в информационное обеспечение. Мы хотим читать русские газеты, смотреть русские передачи".

Дмитрий Кленский, депутат Таллинского городского собрания, комментируя по просьбе ИА REGNUM факт вывоза капиталов российскими бизнесменами из России в Эстонию, призвал российских бизнесменов поднимать в первую очередь экономику России: "Я озабочен, если вся эта деятельность не идет на пользу России". Кленский признался, что не является экономистом и ему трудно судить о точных цифрах инвестиций российского капитала в эстонскую и западную экономику. Свое отношение к вопросу он выразил, рассказав о знаменитом композиторе и пианисте Рахманинове. Рахманинов был вынужден покинуть Россию и находился в эмиграции, но всегда считал себя русским человеком. И когда началась война, он дал серию концертов, на вырученные средства закупил несколько танков и отправил их в помощь России. Российские бизнесмены могли бы брать пример с Рахманинова, считает Кленский. Он подчеркнул, что эстонцы все время упрекают русскую общину, что она "думает о России" и это, по его мнению, правда: "Мы - русские люди, и мы всегда будем болеть за Россию и желать ей успехов. Чем правильнее Россия распорядится своими инвестициями, тем лучше. И нам, русским Эстонии, тоже".

В заключение следует возразить менеджеру эстонкой футбльной команды "Левадия" касательно его критики покупки Романом Абрамовичем английского футбольного клуба "Челси". Данные ежегодного опроса, проводимого во всех странах Европы, показали, что традиционно настороженно относящиеся к России жители Альбиона резко изменили свое мнение и продемонстрировали один из самых высоких уровней в Европе положительного отношения к России и к русским. Социологи напрямую связали это факт с деятельностью Абрамовича. Таким образом, покупка "Челси" стала, наверное, одной из наиболее успешных акций по формированию имиджа и распространению влияния России за все последнее время. Гораздо более крупные средства, инвестированные российскими предпринимателями в маленькую эстонскую экономику, наоборот, привели к тому, что жители этой страны продемонстрировали одно из наиболее негативных в Европе отношений к русским и России, и сегодня парламентарии страны, экономика которой укрепляется российскими инвестициями, призывают свое правительство к созданию в Европе антироссийского фронта. В связи с этим, остается надеяться только на то, что российские олигархи действительно не имеют влияния на эстонских политиков.