"Сверху мне приказывали поставлять танки в Ирак"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
"Сверху мне приказывали поставлять танки в Ирак" 
" Джеймсы бонды не спят "– Александр Иванович, не секрет, что увеличению Россией экспорта оружия мешают западные страны. Кто активнее – американцы? – Я беседовал на эту тему с экс-главой ЦРУ США покойным Уильямом Колби. Спросил его: «Почему вы, контролируя половину мирового рынка оружия, мешаете нам получить несчастные $2–3,5 млрд.? Вы же заинтересованы в стабильности России». «Да, – ответил он, – вы правы. И я вам приватно скажу: мы неправы, что мешаем. Вам нужно помочь. Но я этого не скажу официально, потому что нарушу правила игры и буду выброшен из лодки». Противодействие Штатов происходило так. Колумбия. Мы – на грани заключения контракта на поставку вертолетов МИ-17 и МИ-8. Американцы подбрасывают фальшивый чек министру обороны Колумбии. И раздувают шумиху, что чек был якобы получен от наркокартеля за поставку оружия. Сумма смешная, $50 тысяч, но министра увольняют и сделка отодвигается на 2 года. 1995-й, Таиланд. Руководство «Промэкспорта» (второй по величине после «Росвооружения» экспортной компании) прилетает оттуда в восторге и заявляет: «У нас контрактов на $4 млрд. А «Росвооружение» спит». Спрашиваем: «С кем контракты?» «С посредником, – отвечают, – серьезная фирма…» И побежали к вице-премьерам, в администрацию президента. На нас посыпался шквал звонков. Мы начали проверять «серьезную» фирму с помощью Службы внешней разведки. Приезжаем: заброшенный ангар на краю города. Сидит девочка и приятным голосом подтверждает: да, это такая-то фирма... Выясняется, что эту фирму американцы поймали на торговле наркотиками и «живым товаром».Решили скандал не раздувать, а использовать ее в операции против России. Чтобы мы, понадеявшись на мифические контракты с «фирмачами», другим не занимались. А США бы ждали, пока мы нарушим эмбарго, и нас на этом поймали. Таких случаев каждый год – десятки! Чиновники не альтруисты – Были случаи, когда по распоряжению чиновников оружие уходило из России в обход международных норм? – В 1992 году, еще до создания «Росвооружения», Россия поставила через компанию «А Биндер Инк» (зарегистрирована в Либерии) в Марокко по сертификату конечного пользователя зенитно-ракетный комплекс «Тунгуска» и танк Т-80У. Сертификат этот означает, что из страны назначения оружие «уплыть» никуда не может. Кроме того, есть список стран, куда нельзя продавать вооружение. И еще у каждого государства существует перечень товаров, которые категорически нельзя продавать. Это новейшие разработки. «Тунгуска» и Т-80У были как раз такими разработками. Значит, в незаконной поставке заинтересованы иностранные разведки. По данным российских спецслужб, компания «А Биндер Инк» работала на разведку Израиля. В таких случаях техника не доходит до пользователя, заявленного в документах. Ее получают заинтересованные структуры и разбирают до винтика. Но ЗРК и танк продали. Когда одна из спецслужб пыталась остановить самолет, загруженный этой техникой, ее глава получил по шапке от вышестоящих. Руководил той поставкой вице-премьер правительства России Георгий Хижа. Я видел документ, пришедший на его имя от руководителя известной английской фирмы: «Дорогой господин Хижа! Спасибо, что так быстро организовали эту поставку». В свое время ряд стран СНГ использовали международных посредников с грязной репутацией. Долгое время в России работала фирма «Омарус». Покровительствовал ей влиятельный зам. министра обороны России. Фирма работала в основном с оружием из Узбекистана и Казахстана. Тогда разгорелся скандал, связанный с поставкой в 1998 году 40 самолетов МИГ-21 из Казахстана в Северную Корею (скандал разгорелся в 1999 году, когда США предъявили претензии к Казахстану. Назарбаев открестился от этой поставки. На скамье подсудимых оказались 12 высших военных чинов. – Авт.). Целый эшелон с этими МИГами тогда в Хабаровске стоял: не было разрешения для транзита. Пропустили по распоряжению премьер-министра Виктора Черномырдина. Посредником в той сделке был «Омарус». И еще один человек, которого подельники потом застрелили у дверей его же квартиры в Москве. Следом ушел из жизни и другой участник сделки – руководитель ГК «Казспецэкспорт» (аналога «Росвооружения»). По «странному» стечению обстоятельств эти смерти совпали с началом расследования поставок в Пхеньян, затеянного США. Посредники – Но помогали купить оружие одиозным режимам и другие посредники. Скажем, наша фирма «Бонэкс» тоже заключала контракт с Северной Кореей, причем на поставку 14 баллистических ракет «Скад». – В России этих «Скадов» не было – их уничтожили. Они хранились на складах других стран СНГ, и «Бонэкс» пыталась заработать на этом. Эта фирма из того же разряда, что и «Омарус», и тоже пользовалась покровительством высокопоставленных чиновников. Руководитель «Бонэкса» потом поехал в Йемен договариваться о поставках двигателей к самолетам МИГ-29 и … отсиживался в нашем посольстве несколько лет. – Почему такого рода конторы получали право торговать вооружением? – Они даже пистолет не имели право продавать! Если бы не покровители… – Какие страны СНГ наиболее активно участвовали в «серых поставках»? – Украина, Белоруссия, Молдова, Казахстан, Узбекистан и Грузия. Я видел письмо Шеварднадзе Хусейну с просьбой купить самолеты СУ-25 Тбилисского авиазавода. И год там такой суровый стоял – 1992-й (в 1990 году против Ирака были введены санкции ООН. – Авт.). Нас иракцы также пытались втянуть. Меня, например, вице-премьер правительства пытался заставить подписать протоколы переговоров с иракцами на поставку 10.000 (!) танков. Но мы устояли, ведь поставки такого рода, как правило, шли через Иорданию. А там каждый посредник информировал западные спецслужбы, что он через себя пропускает. Если шла мелочовка, Запад закрывал глаза, а если «крупняк», тут же хватали поставщиков за руку и шантажировали затем соответствующие правительства. – Что, сами западные страны не участвуют в таких поставках? – Участвуют, но вдумчиво. Например, поставляют запчасти к самолетам собственного производства в страну, находящуюся под эмбарго. Ливия. Встреча с президентом Каддафи. Нашей техники там много. Я приехал договориться, чтобы в случае снятия эмбарго мы были одними из первых, кто заключит контракт. Каддафи сказал: «Вы не можете быть первым».– «Почему?» «Генерал, – отвечает он мне, – вы были на аэродроме и видели – ваши самолеты стоят, а «Миражи» летают. Как вы думаете, почему?» – «Мы не поставляем запчастей: вы же под эмбарго». Тогда он «уточнил»: «Почему же «Миражи» летают?..» Откат и комиссионные – Летом 2004 года итальянская прокуратура объявила в международный розыск вашего преемника Евгения Ананьева. Ему инкриминируют взятку в $18 млн. за контракт на продажу Перу МИГ-29. За что Ананьев получил «откат»? – Эти МИГи поставили из России в Белоруссию еще в мою бытность. Они были старые. И Белоруссия не являлась их производителем. У нас были переговоры с руководством Перу о запчастях к этим самолетам. Мы хотели другие условия – сами поставлять истребители. В итоге Ананьев отправил несколько МИГов в довесок к белорусским. Но поставка прошла уже после моей отставки. А «откат»… Комиссионные присутствуют во всех внешнеторговых контрактах. Платить приходится и нам, и США, и Англии – за то, чтобы купили нашу технику на наших условиях. Размер комиссионных везде свой. В одних странах это приемлемо по закону, в других – нет. В Латинской Америке (7–10% от суммы сделки) и в арабских странах (тут процент выше) комиссия в порядке вещей. – Если «откат» – обычное явление, почему столько шума было именно вокруг той сделки с Перу? – Не путайте «откат» с комиссионными. Первое – обычное воровство, а комиссионные официально платятся тем, кто способствовал успеху сделки. Судя по итальянской прессе, там уровень комиссионных был превышен в два раза, что создает условия для «отката». До прихода Ананьева мы с гордостью говорили: мы из «Росвооружения». Его время украсил лозунг: «Профессионалы нам не нужны, нужны – преданные». Преданные чему? По-видимому, стремление любым путем получить «откат» тогда и расцвело махровым цветом. – Несколько лет назад зампред правления КБ «ИнтерФин-Инвест» Игорь Ильичев утверждал: вы собирались прокрутить через его банк $400 млн., полученных от нелегальной продажи вооружения… – (Смеется.) Почему так мало? Надо было $8 млрд. назвать! Больше бы поверили. Такого просто не могло быть, это даже следствие признало. В мое время Россия официально продавала оружия на $3,5 млрд. в год. А процент так называемых «серых» и «черных» сделок в мире не превышает 1,5 процента от объема официальных поставок. Тогда «Росвооружение» курировала Служба безопасности президента (СБП). Это был период, когда мимо кордонов, направленных против левых сделок, и мышь проскочить не могла. Насколько правильно было отдавать надзор за торговлей оружием структуре, отвечающей за безопасность президента, – вопрос другой. Возможно, если бы СБП возглавлял не Александр Коржаков, близкий президенту человек, это сыграло бы отрицательную роль. Благодаря же его защите мы убереглись от десятков незаконных сделок, лоббировавшихся тогдашними вице-премьерами и министрами. Ну, грубо говоря, первый вице-премьер требовал: «Немедленно подпиши!» Я звонил Коржакову: «Это незаконно, это повредит лицу страны и Ельцину». Сделка отменялась по умолчанию. – О ком конкретно вы говорите? – Таких было достаточно. Пальцев на руке не хватит, чтобы сосчитать. Практика была такая – набивать личные карманы и карманы высших чиновников, которые в устной форме давали разрешения или закрывали глаза на нарушения. Авантюристов много бегало. Забегали в высокопоставленные кабинеты, рассказывали басни... А то еще везли чиновника (или его жену) на курорт в пятизвездочный отель... И тот потом, расслабившись, начинал этим авантюристам помогать. Я думаю, что сейчас многие из тех людей, принимавших опасные решения, сожалеют о своих ошибках и радуются, что успели уйти без скандала." "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации