"Свобода интернета" и сетевые операции Госдепа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  "Свобода интернета" и сетевые операции Госдепа

Оригинал этого материала © РИА "Новости", 31.07.2014, Иллюстрация: via Devin Vodicka

Интернет-отмычка американской дипломатии: свержение неугодных лидеров Дмитрий Попов
E0d202b4b5e8deea510db3d4cd5e125d.jpeg



В действительности за риторикой о свободе Всемирной паутины прослеживается традиционное стремление США активнее вмешиваться во внутренние дела суверенных государств, теперь — с помощью сети. Согласно находящемуся на рассмотрении в Конгрессе США законопроекту S.2277, "расширение свободного доступа в Интернет" в РФ и республиках бывшего СССР должно стать одной из ключевых мер "предотвращения агрессии России".

В международной практике США в последние годы неуклонно растет значение так называемой цифровой дипломатии — ЦД, то есть использования интернета и современных коммуникаций для реализации политических задач. Представители американского правительства не скрывают, что в условиях взрывного роста числа абонентов Всемирной сети, которое к концу 2014 года достигнет 3 миллиардов, Вашингтон намерен конвертировать свое технологическое превосходство в реальные внешнеполитические дивиденды.

ЦД реализуется Госдепартаментом в сотрудничестве с другими американскими ведомствами, имеющими программы использования интернета, включая кибершпионаж и тайные операции ЦРУ, АНБ и Пентагона. К марту 2012 года в 25 подразделениях центрального аппарата Государственного департамента трудились около 150 человек, непосредственно ответственных за это направление, еще 935 человек, по оценкам весны 2010 года, вели его в американских миссиях за рубежом. С тех пор их число неуклонно растет.

Основная масса "цифровых" программ была запущена при госсекретаре Хиллари Клинтон , которая в 2010 году договорилась о сотрудничестве с крупнейшими американскими интернет-компаниями. Госсекретарь Д.Керри продолжил заданный курс. Теперь интернет рассматривается в США как часть "умной" силы, а технологии — как новый эффективный канал внешнеполитического влияния на зарубежные страны и общества. Такое воздействие осуществляется по следующим направлениям.

Во-первых, ведется интенсивная цифровая пропаганда: к маю 2014 года Госдепартамент создал только официальных (ведомственных) 713 сайтов и аккаунтов в соцсетях на различных языках мира, а также 40 "виртуальных миссий", в том числе в странах, где у Вашингтона нет представительств (Иран, Сомали). Количество интернет-ресурсов, профинансированных Госдепартаментом косвенно (через систему НПО), исчисляется тысячами.

Во-вторых, дипломатическое давление: Госдепартамент взял на вооружение тезис о защите "свободы интернета", с помощью которого отстаивает неприкосновенность доступа иностранных граждан к американским каналам сетевой пропаганды и критикует правительства "нелояльных" стран. В декабре 2011 года ведомство инициировало учреждение "Коалиции за свободу в онлайн", в которую сейчас входят 22 государства, в том числе Эстония, Латвия, Грузия и Молдова.

Ведется подготовка иностранных интернет-активистов: в этих целях с 2010 года Госдепартамент провел десятки так называемых технологических лагерей в более чем 30 странах мира, включая Литву, Украину, Молдову, Азербайджан и Казахстан. Их участниками, только по официальным данным, стали представители свыше 1900 НПО и СМИ из 100 стран. Диссиденты обучаются использованию ИКТ для популяризации своих организаций, повышения безопасности, связи и координации, в том числе — с партнерами в США. Их снабжают программным оборудованием для мгновенного удаления контактов, шифрования, преодоления блокировок, рассылки сигналов об опасности, а также портативной аппаратурой для создания беспроводных сетей, не зависимых от коммуникаций, подконтрольных государству. Всего, с 2008-го по начало 2014 года, на программу Госдеп затратил около 100 миллионов долларов.

По косвенным признакам, проект "технологических лагерей" реализуется совместно с ЦРУ. На Украине, перед вторым "майданом", в различных городах страны были организованы сразу 6 подобных "лагерей", последний из которых состоялся 14-15 ноября 2013 года в посольстве США в Киеве. 21 ноября 2013 года депутат Верховной рады Олег Царев направил в правоохранительные органы республики запрос, в котором изложил факты, свидетельствующие о том, что в "лагерях" обучают методам и тактике информационного сопровождения государственного переворота на Украине, ранее отработанным в ходе "арабской весны". О.Царев сослался на кадры скрытого видеонаблюдения и показания представителей движения "Воля", проникших на американские семинары под видом активистов.

Дополнительно осдепартамент поддерживает многочисленные международные форумы и организации, вокруг которых консолидируются интернет-активисты. Оказывает финансовое и политическое покровительство западным НПО, специализирующимся на защите и подготовке диссидентов в сети, а также соответствующими академическими и аналитическими центрами США.

Еще один шаг — навязывание обязательств по раскрытию информации. В 2011 году, по инициативе США и Великобритании, было учреждено "Партнерство открытое правительство". В него входят 64 государства, в том числе прибалтийские республики, Армения, Азербайджан, Грузия, Украина и Молдова. Участники принимают на себя обязательства раскрывать информацию о деятельности национальных правительств, в частности бюджетах. Для этого используется программная и компьютерная инфраструктура западных корпораций, а контроль за процессом возлагается на западные НПО.

США являются мировым лидером в использовании инструментов цифровой дипломатии. С их помощью Вашингтон достигает многих целей.

Повышается продуктивность государственной пропаганды, минимизируются издержки. Процесс информатизации национальных правительств привязывается к подконтрольным международным структурам. Создаются условия для сбора расширенной информации о состоянии экономик и государственного управления в зарубежных странах, а в отдельных случаях — их военном потенциале. Так было в феврале 2014 года, когда для интернет-активистов крупного сирийского города Хама была создана страница в "Фейсбук" , на которой около 3 тысяч подписчиков обновляли сведения о вылетах и передвижении правительственных ВВС. Не нужно объяснять, что эти данные представляли особую ценность для боевиков, воюющих при поддержке США против правительства Б.Асада.

Наконец, видимо, наиболее опасный эффект состоит в появлении у Вашингтона новых возможностей для проведения государственных переворотов в зарубежных странах: система НПО дополняется сетью активистов в киберпространстве, с помощью которых радикализируются настроения в обществе и осуществляется координация протестов. Многочисленные признаки этой работы прослеживаются в ходе событий "арабской весны" в 2011 году, в Турции в 2013 году и на Украине в 2014 году.

Во время "революции" в Египте, к примеру, 70 процентов сообщений в сети "Твиттер", использовавшейся для организации массовых акций, размещались с сетевых адресов, находящихся за пределами этой страны. Техническую возможность такого вмешательства в ход "арабской весны" имели прежде всего Соединенные Штаты. В Турции, во время беспорядков в июне-июле 2013 года, соотношение подписчиков "Твиттер", призывавших присоединиться к манифестантам на площади Таксим в Стамбуле, и тех, которые выступали в поддержку действующего правительства Р.Эрдогана, составило 68 тысяч к 800. Здесь для манипулирования политическими настроениями были широко использованы так называемые боты, то есть программы, имитирующие реальных пользователей и автоматически тиражирующие направленную информацию. Впоследствии это вынудило правительство Турции запретить "Твиттер" и ужесточить контроль над сетью, несмотря на протесты американской стороны.

В целом цифровая дипломатия стала важной частью внешнеполитической деятельности США. При этом технологии часто используются недобросовестно и для вмешательства во внутренние дела. Это требует адекватных мер реагирования со стороны России и всех государств, заинтересованных в проведении независимой внешней политики.

Попов Дмитрий Сергеевич — руководитель Уральского регионального информационно-аналитического центра Российского института стратегических исследований, Екатеринбург

      • [ ]

Перезагрузка режима online

Оригинал этого материала © riss.ru, 27.06.2012

Цифровая дипломатия США в Центральной Азии Дмитрий Попов

Использование Соединенными Штатами новых форм публичной дипломатии, основанных на применении современных коммуникационных технологий и сети Интернет, в будущем способно привести к расшатыванию внутриполитической ситуации в отдельных странах Центральной Азии и сформировать в регионе дополнительные очаги нестабильности.

В ЦА складываются достаточно благоприятные условия для реализации Западом новейших схем информационного воздействия по типу сценариев, ранее отработанных в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Среди них — системная уязвимость политических режимов, замкнутых на одного лидера; преобладание в общей структуре населения молодежи как основного потребителя интернет-контента; низкий образовательный уровень значительной части коренного населения, позволяющий манипулировать массовым сознанием; острые социальные и этнические противоречия, способные сыграть роль информационного триггера; все возрастающая роль интернета и современных средств коммуникации в повседневной и общественной жизни.

На начало 2011 г. число пользователей «всемирной паутины» в Казахстане (по оценочным данным — 34,3% населения) и Киргизии (39%) превысило аналогичные показатели охваченных «арабской весной» Египта (21,2%) и Туниса (34%). Еще больше жителей ЦА практикует выход в сеть через мобильные телефоны. В Таджикистане, по данным местной Ассоциации интернет провайдеров, общее количество лиц, имеющих доступ в интернет, превышает 1,6 млн. человек, из которых только около 700 тыс. (9,3% населения) пользуются стационарными точками, а остальные — мобильным интернетом. Отсюда, по прогнозам, с учетом широкого доступа населения к мобильной связи (в том же небогатом Таджикистане им обеспечены около 80% населения) и по мере снижения стоимости коммуникационных устройств и услуг сотовых операторов в регионе может произойти «взрывной» рост количества интернет-абонентов, а значит, и объемов циркулирующей критической информации, не соответствующей официальным оценкам, что повлечет снижение порога лояльности действующим правительствам.

Наиболее динамично развивающийся сегмент интернета в Центральной Азии — КазНет. Как полагают специалисты, он отстает от зоны «Ру» примерно на 3 года и будет развиваться по схожему с российским интернетом сценарию. В частности, в Казахстане, а за ним и в других республиках региона, ожидается скачкообразный рост популярности социальных сетей, блог-платформ, новостных ресурсов, сайтов общеполитической тематики. Одновременно увеличится т.н. ядро пользователей, то есть количество тех граждан, которые постоянно и активно проявляют себя в сети: уже в 2012 г. в Казахстане оно вырастет до 3,5 млн. человек, превысив 21% населения. Политизация интернета в ЦА и, особенно, КазНета может совпасть с ожидаемым периодом политической турбулентности в регионе в связи с перестановками в руководстве Казахстана и других государств.

Все это создает позитивный фон для применения Вашингтоном новых форм информационного воздействия на население региона, где наблюдатели уже фиксируют усиливающуюся на нескольких направлениях активность цифровой дипломатии США:


1. Защита "свободы" интернета


В начале 2010 г. посольства США в ЦА получили сигнал об активизации работы по продвижению в регионе «свободы» интернета. Задача, поставленная перед дипкорпусом — обеспечить беспрепятственный доступ местной аудитории к ресурсам сети (в особенности, оппозиционным и западным), задействовав тем самым доминирующее положение США в мировом информационном пространстве. На практике это означало, среди прочего, активное реагирование диппредставительств на факты нарушения «прав» пользователей.

В октябре 2010 г. в ответ на блокирование Таджикистаном ряда новостных порталов (местных tojnews.tj, avesta.tj и зарубежных fergana.ru, centrasai.ru и tjknews.com), дискредитировавших действия таджикских силовиков в ходе операции по подавлению очагов террористической активности в Раште, посол США в Душанбе, а также главы миссий европейских государств направили в адрес МИД Таджикистана ноты с требованием прекратить давление на СМИ. С подачи Запада активизировались местные правозащитные организации. Находясь под сильным международным и внутриполитическим давлением, руководство республики сняло наиболее вызывающие ограничения на работу негосударственных средств массовой информации, а само осеннее противостояние на медиаполе Таджикистана с очевидностью продемонстрировало степень консолидации местных интернет-СМИ, правозащитных организаций и западного дипломатического корпуса.

Более сдержанной оказалась реакция США на действия Казахстана, который в августе 2011 г. после серии террористических атак блокировал доступ к 50 сайтам (включая популярную блог-платформу «Живой Журнал» ), обвинив их в пропаганде религиозного экстремизма. Комментируя инцидент, посол США в Казахстане К. Фэйрфакс назвал его «неправильным решением».

Все республики ЦА, согласно ежегодным отчетам Госдепартамента США о ситуации с правами человека, находятся в группе риска, в большей или меньшей степени создавая барьеры в киберпространстве. Наиболее распространенные «нарушения», по оценкам американцев: это монополизация услуг связи государственными компаниями; блокирование и кибератаки оппозиционных и новостных ресурсов; контроль электронной корреспонденции; жесткий порядок регистрации сайтов, включая процедуры аккредитации в качестве СМИ; государственная пропаганда в интернете; в отдельных случаях требования персонализации пользователей.

Другим средством достижения целей, поставленных перед загранучреждениями США в регионе, стали многочисленные публичные мероприятия, круглые столы, пресс-конференции, twitter-брифинги, разъясняющие американскую позицию по интернету. В июне 2011 г. в Казахстане прошел масштабный форум «Развитие интернет-сферы в Центральной Азии InternetCA-2011», организаторами которого выступили Международный центр журналистики MediaNet и Медийный альянс Казахстана при поддержке посольства США, фонда «Сорос-Казахстан», Центра ОБСЕ и представительства ЕС в республике. Две главных темы, звучавших на форуме — конфликт властей Казахстана с американским интернет-гигантом Google и критика идей президента Н. Назарбаева по ограничению интернета, высказанных им на юбилейном саммите ШОС в Астане (включая предложенное им понятие «электронных границ» в международном праве). Очевидно, что подобные мероприятия позволяют широко транслировать в интернет-сообщество ЦА американский взгляд на проблему свободного интернета.

Также в рамках концепции цифровой дипломатии посольства и консульства США в регионе в обязательном порядке создают собственные интернет-сайты, персональные блоги и открытые группы в социальных сетях, обеспечивая обратную связь с местной аудиторией и осуществляя мониторинг общественных настроений. На сотрудников дипмиссий США, ответственных за информационную и культурную работу, возложены обязанности по популяризации таких американских интернет-ресурсов как соцсеть Facebook; портал для продвижения американского образования Education USA и сайт Global Alumni Community, разработанный как средство объединения выпускников многочисленных образовательных программ, финансируемых Госдепом.


2. Распространение на регион американского интерактивного телерадиовещания


Начиная с 2002-2004 гг. и по настоящее время американцы концентрировали усилия по продвижению своих интерактивных проектов в интернете в основном вокруг стран Ближнего и Среднего Востока. Тем не менее, отдельные телерадиовещательные ресурсы были созданы и в сопредельных государствах Центральной Азии. Здесь запущена интернет-версия американского канала «Голос Америки» на узбекском языке. В интернет же переместилась и американская информационная служба «Радио Свобода», ретрансляция которой по традиционным каналам связи была запрещена в Узбекистане и Таджикистане. В настоящее время действуют сайты «Радио Свобода» на 28 языках стран Восточной Европы и бывшего СССР, включая все государственные языки республик Центральной Азии.

Также американцы поддерживают многие местные и международные СМИ, специализирующиеся на освещении в интернете событий в ЦА. Фондом Сороса финансируется известное информационное агентство EurasiaNet, а спонсором новостного и аналитического ресурса CentralAsiaOnline.com выступает Центральное командование ВС США (USCENTCOM).


3. Стимулирование протестного движения молодежи посредством социальных сетей


Американская администрация предпринимает шаги к объединению под своим началом интернет-активистов из разных стран, для чего устанавливает контакты с молодежными лидерами и создает с их помощью группы в социальных сетях, выступающие с критикой зарубежных режимов и организаций. Постоянно действующий форум под названием «Союз молодежных движений» (Alliance for Youth Movements), учрежденный США с целью использования активности молодежи в сети для изменения социально-политической ситуации в зарубежных странах, ведет, среди прочего, мониторинг интернета и поиск активистов в странах Центральной Азии.

Особенностью Центрально-Азиатского региона является то, что пока западные социальные сети в нем уступают по популярности российским. На начало 2012 г. количество пользователей Facebook оценивалось в Казахстане в 360 тыс. чел., в Узбекистане — 105 тыс., Киргизии — 64 тыс., Таджикистане — 27 тыс., Туркмении — 12 тыс. Таким образом, если в предреволюционном Тунисе пользователи Facebook составляли 16% населения, а в Египте — 7%, то в современном Казахстане и Киргизии — это не более 2-3% населения.

Сложившаяся ситуация объясняется отставанием в развитии местного сегмента интернета и тем, что крупные западные интернет-корпорации только приходят на рынок ЦА. Однако необходимо учитывать, что абонентами Facebook в регионе являются в основном журналисты, интеллигенция, бизнесмены — т.е. наиболее активная часть общества, а также то, что число подписчиков сети в республиках региона растет опережающими темпами 25-45% в год. Ожидается усиление конкуренции Facebook с российскими социальными сетями. По прогнозам, например, казахстанских экспертов, в 2012 г. Facebook может потеснить по популярности в республике платформы «В контакте» и «Одноклассники» , а через 3-4 года и проект «Мой Мир».

Еще один тревожный сигнал — первые появившиеся в СМИ сообщения об использовании Facebook для организации общественниками пока малочисленных уличных протестных акций в ЦА с целью привлечь внимание к отдельным социальным проблемам. Так в Таджикистане, куда практику использования Facebook, привнесли обучавшиеся за границей студенты, в апреле 2011 г. состоялся первый в истории страны документально зафиксированный flash mob — группа активистов возложила цветы к зданию местной энергосбытовой компании «в знак скорби по поводу погибшей таджикской электроэнергетики». Акция была широко освещена в местной печати, что только прибавило популярности Facebook. А уже в июне 2011 г. с помощью страницы в Facebook координировали свои действия таджикские футбольные фанаты, недовольные предвзятым судейством в пользу команды, частично принадлежащей сыну президента Э. Рахмона , и вступившие в столкновения с силами правопорядка.

Ранее с помощью социальных сетей поддерживали связи демонстранты в Киргизии. Здесь в апреле 2010 г. в ответ на начавшиеся беспорядки правительство К. Бакиева блокировало доступ в интернет и сотовую связь в Бишкеке и Таласе, что однако не помогло ему удержаться у власти.


4. Активизация деятельности диссидентов через блогосферу и интернет-журналистику


В Центральной Азии программами подготовки блогеров и «независимых» интернет-журналистов занимается известная американская неправительственная организация Internews Network. В июле 2010 г. она при финансовой поддержке посольства США в Киргизии организовала серию из семи недельных семинаров, в ходе которых 123 молодых активиста из разных уголков страны получили навыки сетевой журналистики, как то создание веб-сайтов, закачивание в интернет фото и видео, снятого с помощью телефонов и иных портативных устройств, поиск «острых» тем и ведение резонансных общественных компаний против властей с использованием современных средств коммуникации. Впоследствии 18 наиболее активных участников данной программы были отправлены в пресс-тур вокруг оз. Иссык-Куль на автобусе с надписью «Кибер-Машина Дружбы». Надо полагать, что Internews не случайно выбрала в качестве места для проведения эксперимента именно Киргизию, где молодежь в возрасте от 14 до 35 лет составляет 48% населения, а интернет-репортажи способны легко всколыхнуть общественное мнение. Так, летом 2010 г. появившиеся в местной сети провокации, в том числе видеокадры сцен жестокого обращения и убийств на межэтнической почве, значительно повысили градус киргизско-узбекского противостояния на юге республики.

Internews, имеющая филиалы в Киргизии, Казахстане и Таджикистане, Фонд Сороса и другие западные НПО в последнее время все большее внимание уделяют проектам в области интернет-журналистики, таким как «Развитие новых медиа в ЦА», «Новый репортер.org» и др. Они разъясняют технические и правовые аспекты создания СМИ в интернете, распространяют программу Tunnel Bear и другие утилиты, позволяющие преодолеть, например, блокировку «Живого Журнала» и Twitter в Казахстане. Приглашают с лекциями IT-специалистов из США, проводят семинары и конкурсы, часто делая акцент на сотрудничество с журналистами из регионов. Участвуют в финансировании таких мероприятий как BarCamp Central Asia, на которое ежегодно съезжаются множество интернет-специалистов и есть возможность провести поиск талантливых и активных молодых блогеров.

Также граждане республик ЦА теперь могут подавать заявки на участие в годичной стажировке в Центре Беркмана по изучению интернета и общества при Гарвардском университете. По заданию правительства США, данный Центр ведет мониторинг социальных сетей и блогосферы в зарубежных странах, готовит иностранных блогеров, дает рекомендации по финансированию зарубежных диссидентских организаций, действующих через интернет. Для связи между блогерами по всему миру и тиражирования направленной информации специалистами Центра создан популярный сервис GlobalVoices, где публикуются отобранные сообщения международных блогеров, переведенные на различные языки. Проект GlobalVoices уже привлек многих сторонников в ЦА, обеспечивая их постепенную консолидацию и связь с западными координирующими центрами.

В целом приоритеты правительства США в ЦА все больше смещаются в сторону поддержки «новых медиа» и политизации блогосферы. Для американцев это может быть особенно актуально в регионе, где государство практически повсеместно контролирует традиционные СМИ. Для решения задач цифровой дипломатии Вашингтон развивает в ЦА необходимую физическую инфраструктуру. Им созданы и финансируются 17 образовательных центров (в Казахстане — 6, Киргизии — 4, Туркменистане — 4, Таджикистане — 2, Узбекистане — 1), открытых при дипломатических представительствах, неправительственных организациях и учебных заведениях, которые не только выполняют библиотечные функции и консультируют по вопросам образования в США, но и проводят семинары по освоению интернета, предоставляют бесплатный доступ в сеть. Через один из крупнейших таких центров в Бишкеке при местном филиале Фонда Сороса ежемесячно проходит порядка 1 тыс. человек.

В Таджикистане Вашингтон помог создать местную Ассоциацию интернет-провайдеров и оплатил создание 8 интернет-центров по всей стране, ведущих обучение компьютерной грамотности и помогающих создавать веб-сайты некоммерческим организациям. Сам доступ Таджикистана к глобальной сети впервые был налажен американской организацией «CADA» в 1995 г.

Создание интернет-центра в столичном университете им. Махтумкули в Ашхабаде предусмотрено американской программой «Продвижение информационных технологий в Туркмении (PICTT)» со сроком реализации 2009-2012 гг. В Туркмении запущена программа «Молодежные центры», в соответствии с которой открыт центр USAID в Ашхабаде и планируется открытие еще одного в г. Мары, где будут проводиться занятия по изучению английского языка и компьютерные курсы.

Таким образом, использование Вашингтоном новых форм информационного воздействия на население Центральной Азии стало реальностью. Пропорционально возросли и риски использования нового инструмента для возможной дестабилизации обстановки вблизи границ России.  

Ссылки

Источник публикации