"Секретарша" за $10 миллионов в год

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Комсомольская правда", origindate::14.07.2006

"Секретарша" за $10 миллионов в год

Счетная палата посчитала, сколько Минфин потратил на "добрые советы" с Запада

Алексей Овчинников

Счетная палата обнародовала результаты проверки расходов Министерства финансов России. Аудиторы выяснили, что за пять лет, с 1999 по 2004 год, главная бухгалтерия страны израсходовала на иностранных консультантов: 72 миллиона долларов! Зачем надо было тратить такие деньги, контролеры Степашина так и не поняли...

Россия издревле привыкла жить чужим умом. Еще Петр Первый иностранных советчиков в Питер выписывал.

Поэтому российское правительство 90-х годов, когда в стране начались реформы, далеко за примерами не ходило. Взяло, да и наняло в качестве иностранных консультантов пару заграничных фирм: «Клири, Готтлиб, Стин энд Гамильтон» (США) и английскую «С.Джи. Варбург и Ко. Лтд» (позже переименованная в «ЮБС Варбург»). И работали бы дальше, если бы не одна служебная записка одного из сотрудников Минфина, написанная в 2001 году и всплывшая только сейчас. Она-то и стала поводом для проверки. «...Вопрос об эффективности услуг иностранных специалистов ставился в служебной записке руководителя Департамента внешнего долга Минфина РФ А. В. Черепанова на имя заместителя министра финансов С. И. Колотухина», - говорится в отчете Счетной палаты. Черепанов просил шефа о малом: пересмотреть гонорары иностранцев и поменьше обращаться к ним за помощью. Но «Минфином России не было принято практических мер по повышению эффективности использования услуг иностранных консультантов». И все, кроме Черепанова, остались тогда на своих местах. В том числе оба зама министра финансов, которые курировали вопросы внешнего долга: Сергей Колотухин и... Михаил Касьянов.

На борьбу с «Ногой» ушли миллионы

Судя по материалам проверки Счетной палаты, в обязанности «Клири, Готтлиб, Стин энд Гамильтон» входили помощь в приватизации с участием иностранцев, обслуживание внешних долговых обязательств правительства России, а также ведение переговоров с Лондонским и Парижским клубами кредиторов, урегулированием задолженности внешнеторговых организаций СССР, а также защита российской казны от финансовых притязаний фирм типа «Нога». Только для того чтобы отбиться от «Ноги», из казны за пять лет ушло 10 миллионов долларов. Юристы крупных российских адвокатских бюро только присвистывали, узнав о цифре. «Нет, дело-то, конечно, сложное, - говорили знатоки права, - но мы бы ту же самую работу и за полтора миллиона сделали!»

А еще, как следует из того же отчета СП, «Клири, Готтлиб, Стин энд Гамильтон» готовила для Минфина приказы, проекты документов, распространяла эти проекты среди сотрудников Минфина и делала еще много прочей секретарской работы. То есть занимались тем же самым, чем должны заниматься... сотрудники Минфина! Наслаждение от работы испытывали обе стороны. Еще бы: спецы главной бухгалтерии страны получали зарплату, а причитающуюся им работу перекидывали на плечи американцев. Те тоже были довольны: не бесплатно же они нас учили. Всего же за пятилетку американцам перепало около 50 миллионов долларов. В год по 10 миллионов! Есть ли еще где в мире такая высокооплачиваемая «секретарша»?

Хотя следует признать, что некоторые виды работ, выполненных американцами, Счетная палата сочла необходимыми.

Архивы потерялись, люди уволились...

«ЮБС Варбург» тоже работы хватало. Тут вам и проведение переговоров со всевозможными кредиторами, и консультации по управлению финансовыми активами, и в вопросах реструктуризации долгов они что-то понимали. Даже внешний долг России для Международного валютного фонда считали.

Но опять же: как установлено проверкой, «ряд услуг, фактически предоставлявшихся фирмой «ЮБС Варбург» Минфину России... по своей сути являлся выполнением работ за Минфин... Указанные работы могли быть выполнены без привлечения дорогостоящих услуг иностранных специалистов...».

За свой тяжкий труд выписанным из-за границы консультантам перепало из российской казны 16 миллионов долларов.

В 2001-м набраться уму-разуму решилось и Минэкономразвития. Конечно же, с помощью все тех же иностранных советников. Некая компания «Артур Андерсен Интернейшнл Б. В.» обязалась консультировать это ведомство на тему реформирования электроэнергетики. Чего же они там наконсультировали, так и осталось загадкой для аудиторов Счетной палаты. Отчет компании об этих услугах затерялся где-то в архиве Минэкономразвития, а люди, отвечавшие за сотрудничество с «Артуром», к моменту проверки уже уволились. Куда подевались 287 тысяч долларов, затраченных на консультантов, сегодня не знает уже никто.

Да и за что конкретно платило правительство - тоже загадка. Порой консультанты не утруждали себя приложением отчетных документов. Просто сумма и все. В правительстве верили и щедро выписывали суммы. Но настолько щедрым бухгалтер может быть только в одном случае - если с ним поделиться...

Признание. Внешние долги всегда были на грани уголовщины

Андрей Черепанов, бывший руководитель Департамента внешнего долга Минфина России

Конечно, это давно уже секрет полишинеля, что западные финансовые структуры выдавали кредиты российским правительственным ведомствам, различным фондам с условием - привлекать иностранных консультантов для претворения тех или иных проектов в жизнь. Все подавалось под «соусом»: русские впервые строят капитализм и без подсказок западных советников не смогут обойтись и разумно потратить деньги. 
Счетную палату заинтересовал более поздний период в деятельности Минфина - с 1999 по 2004 год - когда контроль за денежками страны заметно ужесточился. Но, как оказывается, и в это время не обходилось без «добрых советов», щедро оплаченных из казны. Правда, странно, что Счетная палата только сейчас обнародовала итоги проверки, которая была закончена еще в 2005 году.

- А это всегда так бывает! - объяснили в СП. - Да, проверка действительно была закончена в 2005 году. Сначала Генпрокурору, министру финансов, руководителям палат Федерального собрания и председателю правительства были направлены информационные письма. И только после доведения отчета «до ума» он был предан гласности.

От Министерства финансов России за две недели мы так и не смогли добиться какого-либо вразумительного объяснения. Ссылаясь на страшную занятость, сотрудники главной бухгалтерии страны отказались что-либо комментировать. Зато нам удалось дозвониться до автора той служебной записки, ставшей поводом для проверки СП. Андрей Черепанов, впервые поднявший проблему привлечения Минфином иностранных консультантов, ныне президент совета Московской международной валютной ассоциации:

- Я так предполагаю, что привлечение западных консультантов было связано с финансовыми интересами чиновников. 15 миллионов долларов в год вряд ли могли платить россиянам. Это любого заставило бы усомниться в чистоте подобного рода операций. А с зарубежными такой трюк прокатывал. Тем более что проследить, как эти суммы расходились, вообще нереально. Есть у меня такая догадка, что часть сумм просто оседала в карманах российских чиновников. Другого вывода я из этой истории сделать не могу.

Все платежи иностранцам должны были визироваться мною. Я наотрез отказывался это делать. Потому что считал их не совсем законными. Во-первых, они проходили по секретным статьям бюджета, хотя что здесь секретного? Потом мне никто не мог показать обязательства с их стороны. В-третьих, консультантами они стали без проведения какого бы то ни было тендера. И последнее, самое настораживающее - мы должны были платить просто на основании тех счетов, что они нам присылали. Например, там перечислялась та работа, которую они делали, и дальше шли суммы: расходы на канцелярские принадлежности, бизнес-ланчи, столько-то сторонних адвокатов. Причем это «столько-то» должно было хотя бы подтверждаться документами. Явная филькина грамота. Вопросы «обслуживания» и управления внешних долгов России всегда были на грани уголовщины.

Только факты

На консультационные услуги организаций по макроэкономическим, юридическим и финансовым вопросам и структурным преобразованиям в экономике было потрачено:

В 2000 году - до 10 млн. долларов.
В 2001 году - до 20 млн. долларов.
В 2002 году - до 13,456 млн. долларов.
В 2003 году - до до 19,45 млн. долларов.
В 2004 году - до 14,45 млн. долларов.
По данным СП РФ.