"Семейные" и "Питерские" сидят на одном стуле. Зуев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


" У нас впервые появилось соответствующее документальное подтверждение: чекист из центрального аппарата, помощник замдиректора ФСБ РФ водил предпринимателей на поклон не просто к ставленнику Михаила Касьянова («семейнее» не бывает), а к человеку, которого связывают еще и с бывшим главой МВД Рушайло, его помощником генералом Орловым, пустившимся в бега. Примечательно, что в итоге и сотрудник Лубянки, и ведомые им граждане оказались не на допросах, а в теплой компании… сослуживцев Владимира Путина по питерской мэрии и немецкой резидентуре.
Продолжаем наше расследование, которое начал и вел до самой своей гибели депутат и зам главного редактора «Новой» Юрий Щекочихин.

Нас совсем было приучили к мысли, что в этом нелегком контрабандном деле по одну сторону баррикад — ФСБ, а по другую — люди Рушайло—Орлова... А тут такой политэкономический шок. Все равно как если бы Монтекки и Капулетти на людях убивали друг друга, а когда никто не видит, совместно таскали в родную Верону контрабанду и отмывали звонкую монету.
«Немыслимо», — решительно возразите вы. И мы тоже так думали, но вот документ из дела «Трех китов». Важно подчеркнуть, что всего через пару часов после появления именно его интенсивное расследование было прервано Генпрокуратурой РФ — она спешно забрала материалы из Следственного комитета МВД, и дело закрыли.

«Протокол допроса свидетеля 22 ноября 2000 года, допрос начат в 13 час. 02 мин. Допрос окончен в 14 час. 30 мин (к 16—17.00 уже прибежал запыхавшийся прокурор и потребовал все отдать. — Р. Ш.).
Следователь СОГ Следственного комитета при МВД России <…> допросил по уголовному делу № 9285 в качестве свидетеля: Буркова Владимира Игоревича origindate::19.03.1968 года рождения, место рождения Симферополь <…>.
По существу заданных вопросов свидетель показал: 12 августа 2000 г. мне позвонил в офис <…> Жуков Евгений Николаевич. Он является моим знакомым. По моим сведениям, он является офицером ФСБ. Жуков Е. Н. попросил меня выйти на улицу. Я вышел, и Жуков представил мне молодого человека как сотрудника гос. предприятия «Промэкспорт» (впоследствии «Рособоронэкспорт», структура, осуществляющая торговлю российским оружием и военной техникой. — Р. Ш.) и попросил выслушать его и если я смогу, то оказать тому посильную помощь <…>. Молодой человек представился мне как Андрей, спросил, есть ли у меня связи в УБЭПе ГУВД МО среди руководящего состава. Я сказал, что, к сожалению, в этом вопросе я ничем не могу ему помочь. После этого мы расстались. Андрей говорил, что у него проблемы, связанные с проверкой УБЭПом его организации, расположенной в Наро-Фоминске <…> (в УБЭП ГУВД Московской области начинали «трехкитовое» разбирательство, там находилось множество интересных материалов, включая прослушки телефонных переговоров героев «трехкитового» дела, которые мы уже публиковали, подробнее см. сайт «Новой». — Р. Ш.).
Второй раз мы встретились в офисе на ул. Ильинка после звонка Андрея <…>. Эта встреча состоялась 29 августа 2000 г. и продолжалась 10—15 минут. В ходе встречи Андрей сказал, что его проблемы не кончились, и предложил мне сотрудничество в бизнесе: в сфере таможенного оформления грузов <…>. Больше я Андрея не видел. Позже я узнал, что у Андрея фамилия — Саенко. На вторую встречу Андрей приходил не один, а с Мирошниковым, с которым и познакомил меня на данной встрече. Мирошников дал мне визитку, где была указана его должность: генеральный директор ДГУП «Промэкспорт-ТБ» (впоследствии ДГУП «Рособоронэкспорт-ТБ». — Р. Ш.). Разговор с Мирошниковым не касался дел Андрея <…>.
С Жуковым Е. Н. меня познакомили года три назад. У него в записной книжке может быть мой телефон. Близко я его не знал. Когда я с ним познакомился, мне его представили как действующего сотрудника ФСБ РФ.
Дополнено собственноручно.
Бурков».

Представим действующих лиц и исполнителей, включая самого свидетеля.
Бурков Владимир Игоревич — в 90-х работал в одной из фирм «Внешэкономсервиса» Торгово-промышленной палаты СССР, затем в различных коммерческих структурах, с 1999 г. был председателем совета директоров ГУП «Госресурс» ГУИН Минюста РФ (поставляет продукты и проч. для системы исполнения наказаний, отмечен ряд скандалов с этими поставками). С 2003 г. — первый замглавы Госкомрыболовства. Некоторое время по распоряжению тогдашнего премьера Касьянова временно исполнял обязанности председателя рыбного ведомства.
О Владимире Буркове не раз писали как об учредителе терминала «Стройтерминалсервис», на который посыпались блага по воле известного генерала Орлова — помощника главы МВД Рушайло. Этот терминал упоминался в связи с несколькими уголовными делами о контрабанде, которые ничем не закончились. Кроме того, шесть депутатов Госдумы (Геннадий Гудков, Виктор Илюхин, Александр Хинштейн и др.) официально сообщали генпрокурору Устинову и директору ФСБ Патрушеву о том, что Владимир Бурков, будучи руководителем Госкомрыболовства, как будто ежемесячно перечислял «в фонд» Михаила Касьянова около 5 млн долларов.
Жуков Евгений Николаевич, полковник ФСБ, был помощником заместителя директора ФСБ РФ, начальника Департамента экономической безопасности (ДЭБ) Юрия Заостровцева. Из открытых источников следует, что Евгений Жуков работал также в Управлении «Н» ДЭБ, отвечал за Одинцовскую таможню (контрабанда мебели в адрес «Гранда» и «Трех китов» шла как раз через нее. Впоследствии ее расформировали), дослужился до замдиректора департамента. По отдельной неподтвержденной информации, Жуков в свое время был также помощником начальника Управления собственной безопасности ФСБ РФ Виктора Иванова (ныне замглавы президентской администрации).
Саенко Андрей Юрьевич — в СМИ его называли «черным таможенным брокером» — специалистом по теневой растаможке. Он — один из учредителей (был также руководителем) фирмы «Сэфтранс». Эта организация имеет непосредственное отношение к фиктивной фирме «Лига-Марс», через которую из Германии проходила контрабандная мебель, поступавшая в магазины «Гранд» и «Три кита». Его допрашивали в качестве свидетеля по делу о контрабанде, как и его друга Павла Стрепкова, которого постигли обыски и выемки документов. Саенко также заместитель гендиректора ДГУП «Рособоронэкспорт-ТБ» («дочки» федерального государственного предприятия «Рособоронэкспорт»). Основная деятельность «дочки» — таможенное оформление и экспедирование военно-технической продукции, которая идет за рубеж. Саенко хорошо знаком с Евгением Жуковым. В письме, которое пришло в марте 2002 года в адрес главы МВД Грызлова по каналам его же министерства и инициировано бежавшим генералом Орловым, о Саенко было сказано, что он любит упоминать в разговорах о руководстве ФСБ и первом зампреде Государственного таможенного комитета Мещерякове («Новая газета» № 66 за 2002 год).
Мирошников Сергей Анатольевич — гендиректор «Рособоронэкспорт-ТБ». В анонимном письме, инициированном Орловым, было сказано, что он как будто скрывался в Германии, пока его искали в связи с делом о незаконной торговле оружием. Однако Генпрокуратура РФ не подтверждает эту информацию.

Так ли несовместимы все эти Монтекки и Капулетти, если ходили друг к другу по давно протоптанной дорожке? И не потому ли дело «Трех китов», связанное с отмыванием денег и каким-то образом с торговлей оружием, не имеет перспектив? Ведь если основательно им заняться, всплывут другие, скорее всего и уголовные, связи «семейных» и «питерских». А кому, скажите, это сейчас нужно?
После того как президент Путин взял расследование под личный контроль, фигуранты «трехкитовой истории» не пострадали. И даже, напротив, с еще свежими воспоминаниями о допросах, обысках и выемках документов заняли ведущие посты под крылом бывших сослуживцев российского президента.
Знакомый Андрея Саенко Павел Стрепков (проходил свидетелем по делу «Трех китов», по месту его фактического проживания были обыски), как мы уже сообщали, стал замом гендиректора государственного предприятия «Ростэк» по логистике. «Ростэк» — это структура Федеральной таможенной службы, крупнейший в России таможенный брокер, обслуживающий все таможенные посты, имеющий монопольное право на реализацию конфиската и страхование ввозимых иномарок. Гендиректор «Ростэка» Сергей Прущак — бывший председатель Комитета по делам молодежи мэрии Санкт-Петербурга. И вот Стрепков — его заместитель, а Саенко — советник. Случилось это после того, как главой Федеральной таможенной службы стал Александр Жерихов — бывший второй секретарь посольства в ГДР (во время службы Путина). В ноябре Жерихов подписал приказ о назначении Стрепкова. Так недавний фигурант уголовного дела о контрабанде благодаря старому коллеге Владимира Путина оказался на руководящем посту в крупнейшей таможенной организации.
О полковнике ФСБ РФ Евгении Жукове мы уже сообщали («Новая газета» № 81). С 2001 года он — вице-президент «Востокгазпрома» (подразделения «Газпрома»), а сейчас еще и начальник Департамента стратегического анализа. Напомним, что руководство «Востокгазпрома» почти сплошь — бывшие сослуживцы Владимира Путина по Комитету внешних связей мэрии Санкт-Петербурга, бывшие сотрудники фирм-партнеров, бывшие чекисты и те, кто служил в банке, которому тот же Путин открыл дорогу в Питер.
О «Рособоронэкспорте», который давно стал вотчиной не чуждых Путину людей, и говорить нечего. Гендиректор Бельянинов служил в ПГУ КГБ и опять же в советском посольстве в ГДР, по некоторой информации, отвечал за материальное обеспечение сотрудников резидентуры — грубо говоря, возил зарплату, в том числе и Путину. Нынешний гендиректор Чемезов работал там же, в ГДР, в объединении «Луч».
Особо отметим: немецкая полиция до сих пор очень пристально занимается германским следом контрабандной истории «Трех китов». Есть только одно логичное объяснение, почему Путин взял дело «Трех китов» под свой личный контроль. Напомним: после того как Генпрокуратура в первый раз похоронила это разбирательство («за отсутствием состава преступления»), Комитет по безопасности прежней Госдумы РФ фактически вынудил возобновить расследование.
Что еще оставалось делать Путину с уголовным делом, тень от которого плавно подползала к Генпрокуратуре, ФСБ, его администрации и могла приблизиться к людям из окружения, засветив все старые связи с «семейной» группировкой, скомпрометировать борьбу, которая стала его флагом? Разумеется, только одно — следить лично, взять под опеку по старому чекистскому принципу: если процесс нельзя остановить, его нужно возглавить.
С тех пор неожиданностей не происходило. Под чутким президентским оком даже мелкие фигуранты уголовного дела посажены на важные должности. А в рамках многолетнего уголовного дела не посажен никто.

P.S. Еще раз отметим и особенно подчеркнем, что мы готовы официально или неофициально выслушать всех упомянутых в материале людей, поскольку, на наш взгляд, они являются далеко не последним звеном в истории «Трех китов».

origindate::06.12.2004
"