"Серебряный дождь" - эффективный ресурс потому, что там есть я. Без меня нет никакого ресурса."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::25.09.2009, Фото: "Коммерсант"

"Серебряный дождь" - эффективный ресурс потому, что там есть я. Без меня нет никакого ресурса"

Прослушки пиарщика-журналиста Владимира Соловьева

Владимир Меркушин

Compromat.Ru

С писателем и телеведущим на всю страну Владимиром Соловьевым вечные казусы. Недавно по Москве прокатился слух, что его пригласили в кино на роль Наполеона Бонапарта. Более того, якобы пригласила какая-то мощная голливудская студия.

Слуху многие поверили: «А ведь, действительно, вылитый Наполеон!». Все ведь помнят, как этой весной при отлучении от НТВ Владимир Соловьев во всеуслышание заявил, что «закрытием моих программ нанесен удар по акционерам Газпрома». Правда, в близком окружении известного ведущего говорят, что сейчас у него наступил кризис жанра. Вспомните, сколько всяких «соловьиных» проектов было у Владимира Рудольфовича: «Страсти по Соловьеву» на ТНТ, «Завтрак с Соловьевым» и «Соловьиная ночь» на ТВ-6, «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» на НТВ. А книги! Тут тебе и «Евангелие от Соловьева» и «Соловьев против Соловьева». А сейчас остались едва ли не одни «соловьиные трели» на «Серебряном дожде». И с теми, как выясняется, незадача: руководители радио уже не устраивают требовательного журналиста.

О том, что журналист активно подрабатывает на ниве пиар-деятельности, стало известно задолго до закрытия его последней программы на НТВ. В интернете появились прослушки его бизнес-переговоров, в которых неподкупный телесекундант укорял своего пиар-партнера в слишком маленьких накрутках за устроенную им, Соловьевым, в своих программах джинсу, и крайне негативно отзывался о клиентах, назвав даже своего «друга» Чигиринского «старым пид…м» - всего лишь за то, что тот затянул с оплатой.

И вот теперь новые проблемы, а сворачивать журналистику на доверии не хочется:

Соловьев: - У меня сопли сейчас с директором радиостанции «Серебряный дождь». Я же уйти хочу и не могу просто с радиостанции.

Собеседник (С.): - Ну, а где тебе дадут такую свободу?

Соловьев: - А мне и здесь такую свободу больше не дают.

С.: Не дают, да?

Соловьев: - Угу.

С.: - А что он хочет? Он хочет, чтобы ты прекратил говорить вот на эту тему, на которую ты говоришь?

Соловьев: - Ну, он хочет, чтобы он гнал Левак, а из-за того, что я работаю, его не трогали.

С.: - Угу.

Соловьев: - Как выясняется, он не может работать честно и думает, что наличие меня достаточно. А когда берут за ж…, считает, что берут за ж… не потому, что у него левак, а потому, что я говорю. Такая, знаешь, больная логика.

С.: - Да, вам, конечно, расставаться надо.

Соловьев: - Ага...

С.: - Настолько знаешь, даже не факт, что есть для этого прямо уж такие объективные причины, по идее все трудности можно…Это обязательно бывает в отношениях. Но это уже все, нет уже маршрута.

Соловьев: - А никогда и не было.

С.: - Нет, все-таки столько лет вместе. Да и совсем ты, к сожалению… К сожалению именно, потому что взят там очень эффективный ресурс, но ты это настолько перерос, и настолько ты уже выглядишь некорректно.

Соловьев: - Ну, просто, понимаешь, он эффективный ресурс, потому, что там есть я. Без меня нет никакого ресурса.

С.: - Ну, правильно то, что радиостанция падает, а ты с годами поднимаешься. Понимаешь? Вы уже совсем в других как бы точках. К сожалению, для тебя нет радиостанции в России.

Соловьев: Да нет, «Маяк» какой-нибудь.

С.: - «Маяк», да? Ксюша Собчак, Катя Гордон, б….

Соловьев: - Угу, позорище...

Речь, как нетрудно догадаться, идет о владельце «Серебряного дождя» Дмитрии Савицком. Тема, что «трели» недооценивают, вообще больная тема для Владимира Рудольфовича. Вот отрывок из его выступления в прямом эфире «Серебряного дождя» от origindate::23.12.2008 года: «Я был просто в восторге от вчерашней встречи премьера с руководителем Сбербанка Германом Грефом, … Реальная забота о людях… за что честь и уважение всем сотрудникам Сбербанка… То есть всё сделано для того, чтобы люди чувствовали себя защищёнными. Такая позиция вызывает глубочайшее уважение».

Из [page_23714.htm переговоров Владимира Соловьева с бизнес-партнером Ильей], следует, что сумма контракта на пиар-обслуживание Сбербанка составляет два миллиона долларов.

Илья: - Ну, у нас общий контракт получился, наверное, два в год.

Соловьев: - Норма прибыли там нормальная?

Илья.: - Да там я хочу сделать стопроцентную, сделать. А чё там творится?

Соловьев: - Значит, смотри, очень важный момент, принципиально важный. Я не хочу что бы ты делал что-то по Сбербанку – какие то принципиальные вещи, пока идеологически со мной пунктов какие-то пункты не проговорим, чтобы не дай бог там не попасться…

Илья.: - Ну да…Поэтому тебе вчера и позвонил, я буду постоянно с тобой связываться. Потому что там, в мелочевке, понимаешь, теряется идея, абсолютно… Они там погружены в эти структурные изменения, которые все, конечно, очень важны, но не промахнуться бы, понимаешь!?

Соловьев: - Мы говорим, что Сбербанк – это государственное банк, не потому что он принадлежит государству, а потому что он думает по-государственному.

Но и «Сбербанк» сразу стал плохим у принципиального журналиста, как только «самый народный банк» стал думать «не по-государственному», то есть медлить с платежами Владимиру Соловьеву за пиар-обслуживание. Вот отрывок разговора с тем же Ильей:

Соловьев: -…Слушай, нам же «Сбер» так и не заплатил ни копейки?

Илья: - Пока нет.

Соловьев: - Ну, вообще зае…али реально.

Илья: - Но там 3 месяца всегда проходит любой контракт.

Соловьев: - Ну, понимаешь тогда, в чём сейчас проблема, – я должен отказаться от договора на миллион х.. знает ради чего.

Илья: - Володь, ну ты можешь этого не делать. Ну, давай откажемся от «Сбера». Ну чего в этом такого?

Соловьев: - Вопрос в том ,что у нас нет уверенности, что мы со «Сбером» пока работаем. Потому что у нас пока только их слова. А если завтра Геру снимут, то х.. они это исполнят…

Илья: - Это правда.

Соловьев: - Вот о чём я говорю. То есть, от нас требуется аху…ный объём работы без всякого слова «спасибо».

Илья: - Да, совершенно верно, ну это так и продолжается пока. А что поделать? У них переписать договор занимает 3 месяца – что я могу поделать?

Соловьев: - Ну, надо нам думать, что с этим делать…

При этом Владимир Соловьев, занимаясь левыми заработками в эфире «Серебряного дождя», не считает нужным делиться с коммерческой службой радиостанции. Но при этом выражает крайнее недовольство ее руководством, которое, конечно же, должно закрывать на это глаза.

Обвинять всех и вся в недооценке его таланта - это так естественно:

origindate::01.10.2008:

Соловьев:- Знаешь, я начинаю сильно ненавидеть компанию Афанасьев и партнеры.

Илья: - Почему?

Соловьев: - Они в каком-то узком кругу сказали: «Да ладно, Соловьев-«Ингосстрах» - мы с ними работали, они ничего не решили. Там были другие люди, которые сказали, что вы просто пида…сы прос-ли все процессы, потому что не подготовили позицию. Там вам не то что условия, там сам господь бог не помог бы, это правда. Ну, на это уже ответа не было никакого.

Илья: - Да гавнюк этот Афанасьев.

Особенно внимательно надо следить за материальным вознаграждением «журналистской» деятельности:

origindate::30.10.2008:

Илья: - Слушай, а ты Эдуарду какие-то поставил условия?

Соловьев: - Нет, пока не думал об этом.

Илья: - Ну, ты подумай об этом. Дело-то движется потихоньку и, может быть, даже оно получится.

Соловьев: - Ага.

Илья: - Ну, вот когда оно получится, ставить условия тогда совсем как-то непонятно.

Соловьев: - А о какой там сумме идет речь?

Илья: - Тридцать семь и пять долларов на четыре.

Соловьев: - Умножить, да?

Илья: - Да.

Соловьев: - То есть это сто пятьдесят.

Илья: - Ну, где-то так, да. Смотри, ты подумай, как это сделать, просто я говорю, что потом, понимаешь, они нам скажут: мы вообще думали, что вы нам помогаете просто….

Соловьев: - Ну, на самом деле, не далеко от истины.

Илья: - Ну, это понятно, все евреи хотят кушать не только они.

Соловьев: - Да.

Илья: - Ну, подумаем, должен быть некий процент, я так понимаю.

Соловьев: - Однозначно.

Илья: - Они бы без нас не подцепились к этому делу.

Соловьев: - Я все понимаю.

Илья: - У тебя какие цифры в голове?

Соловьев: - Да я, во-первых, такой человек, что там, я думаю, речь может идти, на пример, о двушке.

Илья: - Не, не, я сейчас про проценты говорю.

Соловьев: - Про проценты?

Илья: - А, про проценты! Я думаю, что там от одного до трех процентов это нормально. Мы на год продлили ему жизнь.

Соловьев: - Я думаю совсем по-другому.

Илья: - Гораздо больше?

Соловьев: - Не знаю, думаю, пять тире десять.

Илья: - Ну, смотри, тебе лучше знать.

Соловьев: - Ну, десять, я думаю, нет, а вот пять...

Илья: - Ну, это нам нужно с ним вместе встретиться и тогда уже. Потому, что на определенном уровне мне уже подтвердили, что на год продлят, но подождем, конечно.

Соловьев: - Понял, давай!

Сейчас у журналиста-пиарщика кризис жанра.

Резко пошел на убыль главный заработок от джинсы на радиостанции «Серебрянный дождь». Всех достали высокомерие, нравоучения и непрерывные оскорбления слушателей. Соведущая Анна Шафран теперь отказывается выступать с Соловьевым в одном эфире. Не говоря о хамстве по отношению к директору Дмитрию Савицкому («вот этот пидор со своей шлюхой…»).Усталось от клоуна с манией величия привела к падению его рейтингов и стала работать в минус. Потеря позиций, конечно, удручающая, и происходит прямо на наших глазах. Одно время можно было по заблуждению символически причислить его к «зеленым беретам». У этого отчаянного спецназа, говорят, есть такой принцип: «Если ты убиваешь за деньги – ты наемник. Если из удовольствия – то ты садист. Но если ты убиваешь за деньги и при этом получаешь удовольствие – ты «зеленый берет».

Денежные поляны, радиостанции, телевидение «зеленого пиарщика» – всё сжимается как шагреневая кожа. Но Соловьев мечется и грозится: «Закроют мне возможность выступать на радиостанции, буду писать в газетах. Закроют возможность писать в газетах – буду выступать на открытых площадках. Будут закидывать там, пытаясь уничтожить физически, - мое дело подхватят другие...»

Не от этого ли рождаются слухи про роль Наполеона в будущем сериале? Так и видишь уже Соловьева в наполеновской позе, в расписном мундире, на горячем императорском коне. В руке его подзорная труба, взор алчет триумфа. Правда на голове при этом вместо знаменитой треуголки дешевый зеленый берет.