"Синдром бывшего премьера"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Во время премьерства Касьянова всерьез обсуждался вопрос о том, что население России не должно превышать 80-100 миллионов человек

1110873369-0.jpg Политтехнологи заметно оживились, найдя калорийную пищу своему сатирическому и иезуитскому уму. Михаил Касьянов, побывав за границей и вынырнув из небытия, объявил ни много ни мало о своих претензиях на первый государственный пост. По всей видимости, недавние выборы в Украине убедили его в мысли, что должность бывшего премьера — это самая проходная пешка на российском электоральном поле 2008 года. Мы решили разобраться с тем, насколько реальны эти «президентские» поползновения.

Для начала зададимся вопросом: чем запомнился Касьянов среднестатистической электоральной единице? Понятно, что дорогими костюмами, вальяжным проходом по коридорам власти, размеренной малопонятной речью продвинутого финансового клерка, погрязшего в неких арифметических упражнениях. А как насчет любви народа? Вот с этим сложнее.

Год назад он ушел с должности без политического скандала, не обозначив собственного «я», как, к примеру, в свое время Борис Ельцин. Он не противостоял какой-либо системе, не разоблачал прилюдно коррупцию, не отстаивал позицию простого народа хотя бы по одному из пунктов. Без его прошлой должности это рядовой политический персонаж, совсем не тянущий даже на роль «серого кардинала». Следует помнить, что аморфной харизмы не бывает. Одно дело рядиться в тогу «разоблачителя режима» где-то за рубежом, среди сытого и разморенного тамошнего истеблишмента и совсем другое — вдохновить народные массы собственным зажигательным примером, умелым и нужным словом.

Вся практика работы Касьянова свидетельствует о его принадлежности к классическим чиновникам-технократам. Рассуждения технократов в части макроустройства не то что бы забавны, они скорее тревожны. Чего стоит только одна их доктрина, что государство не что иное, как просто большая корпорация. В соответствии с их логикой оно должно быть «прагматичным», и с этой целью безжалостно избавляться от разного рода «ненужного» балласта: неэффективной социалки, полуразваленной коммуналки и избыточного населения.

Во время премьерства Касьянова проходили и такого рода конференции, когда всерьез обсуждался вопрос о том, что население России не должно превышать 80-100 миллионов человек. Причем озвучивалось это в присутствии высокопоставленных чиновников из его администрации. Дескать, для обслуживания сырьевой отрасли и сопутствующей инфраструктуры их, то есть нас — граждан, больше и не нужно. Однако, извините, воспринимать себя исключительно как бесплатное приложение к нефтегазовым трубам или довольствоваться ролью некоего винтика в ими проектируемой чудовищной конструкции мне да и многим миллионам россиян как-то не хочется.

Ющенко нравился значительной части украинского народа, как нравился и другой кандидат. Касьянов народу заведомо не нравится. Но проводить здесь премьерские параллели — все равно что искать нечто общее между инверсным следом реактивного истребителя и колеей саней-розвальней.

Никакой холеный толстосум никогда не станет в России действительно популярным. Вряд ли у него есть вообще какие-либо «президентские» шансы. Хоть он и далеко от народа, но нельзя сказать, что ему вообще чуждо сострадание. В деле отстаивания корпоративной «справедливости» Касьянов отметился в части защиты руководителей ЮКОСа. Ну что ж, защита богатых — дело тоже, наверное, в каком-то смысле выгодное и популярное. Но к президентству не имеющее никакого отношения. Адвокат олигархов — это не совсем одно и то же, что заступник народа.

Политтехнологам интересно проследить, чем кончится этот казус. Хотя здесь все уже предельно ясно. Его рейтинги и напрасные ожидания повторят недавнюю судьбу СПС. Тем более что именно правые и планируют его поддержать. Ничего необычного, что время от времени какая-то небольшая часть населения организуется по клубному принципу. Они энергично обсуждают свои перспективы в части народной любви, при этом пилятся неплохие бюджеты, а в мыслях поселяется веселящий самогипноз. Митинги, речи, телеэкраны А потом происходит отрезвляющее вытряхивание избирательных урн, которое заканчивается поиском во всем виноватых фантомных врагов и закономерным политическим забвением.

И теперь о формировании имиджа. Шлейф непонятных историй тянулся за ним весь период его пребывания у власти, причем не только в бытность премьером. С чем в народе ассоциируется амплуа нашего героя? В основном с лакированными лицами олигархов и с отполированными мздою карманами его ближайшего окружения. Со стороны посмотреть — эдакая вялотекущая бюрократическая рутина. Собственно говоря, чем не аналог вечной и сытой жизни для немногих избранных. Тем более что за период его пребывания у власти более 70 процентов национального достояния «переехало» в офшоры. Это не Россия теперь «рулит» малыми территориями. Это разного рода острова (Мэн, Каймановы, Виргинские, Кипр и т.д.) и «налоговые гавани» определяют направление растекания еще недавно общенародного богатства. Понятно, что для остальных миллионов у станков и в поле или у телевизоров — черты совсем не привлекательные.

Может ли он представлять хоть какие-нибудь интересы тех, кто не преуспел в обмене собственного ваучера на хоть что-то приличное? Ответ заведомо отрицательный. Он человек когорты тех, кто, выражаясь их терминологией, «развел» Россию на криминальную приватизацию, на финансовые пирамиды. Он очень четко ассоциируется с олигархической системой и коррупцией.

Сферы, в которых он якобы имел «интересы», чрезвычайно велики и объемны. Здесь и манипулирование котировками российского внешнего долга, малопонятная история с распределением стабилизационного кредита МВФ в августе 1998 года, лоббирование зарубежных военных заказов, уже хрестоматийный «Мабетекс», лоббирование ввоза отработанного ядерного топлива (ОЯТ), и даже такая экзотика, как «крабовое дело». Мы не делаем попытки дать правовую оценку этим предположениям, но такой «послужной список» не может не настораживать. Даже если все это неправда или принципиально недоказуемо, само подозрение на соучастие в подобном макроэкономическом злодействе вызывает у нашего народа стойкое отрицание и недоверие.

Пепел былого влияния годится только на то, чтобы пудрить мозги и поднимать пыльную завесу. Чтобы не говорили о его опыте, статусе и потенциале, Касьянов навсегда останется политическим легковесом, вряд ли могущим «взнуздать наши дикие просторы». То, что удалось Владимиру Путину, а это и подъем экономики, и «построение» олигархов, и жесткое отстаивание позиций России на международной арене, вряд ли получится у чрезвычайно компромиссного бывшего премьера.

На нынешнем этапе развития России электоральные предпочтения в силу различных причин эпизодически скатываются к маргиналам. Монетизация в некоторой степени подкосила рейтинг власти. Об этом свидетельствуют итоги различных социологических опросов. Если в президентском забеге 2008 года выступит, например, Эдуард Лимонов, то голосов по сравнению с Касьяновым он наберет неизмеримо больше. Вот это власть должно заботить куда как серьезней.

А как же Касьянов? Может быть, он искатель такой правды, о которой народ просто не догадывается? Или человек, внезапно познавший, что лежит «за мраком» и решивший наскоро рассказать нам об этом? Все гораздо проще. Не по своей воле год назад вышедший из власти, теперь он пытается войти во вкус политики. Просто хобби, и ничего более.

Александр Садовников

Оригинал материала

«Парламентская газета»