"Сливки Палия"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Сливки - золото Палия

Из серии "Криминальная Россия" производства ТК "Регион". Сериал демонстрировался с декабря 2001 года на нижневартовских телеканалах "Сфера" и "Транзит"

Оригинал этого материала,
© Paly.ru, 2002

Converted 13479.jpg

Виктор Палий

Золото Палия. Часть 1

Если кто-то в Нижневартовске не нуждается в представлении, то это, конечно, Виктор Остапович Палий. В прошлом - нефтяной генерал, фактический хозяин огромного и богатейшего края. Теперь Палий - депутат Тюменской областной думы и баллотируется снова.

Выборы в областную думу уже скоро. Решение всегда остается за народом, для этого и существуют выборы. Мы просто хотим, чтобы выбор делался с открытыми глазами. Потому что избиратели имеют право знать, кто представляет их интересы в органах власти.

В нашей передаче мы не будем повторять то, что и так хорошо избирателям. Мы расскажем о малоизвестных страницах его жизни, которые вышли на поверхность в самое последнее время.

А имя Палия совсем недавно неожиданно "всплыло", причем очень далеко от Нижневартовска и даже от российской столицы.

Палием заинтересовалось Управление государственной безопасности Княжества Монако, известного своими игорными домами, казино и надежными банками. Здесь, в Монако, в банке на авеню Сен-Мишель, неожиданно обнаружились "следы" нижневартовских денег. А встречи, как и подобает по законам конспирации, проходили в соседней Швейцарии, на берегах Женевского озера.

Альпийские республики и курорты Лазурного берега... Любимые места старых советских разведчиков и новых русских бизнесменов. В свое время в банках Швейцарии искали "золото партии". Теперь в банках Монако ищут золото Палия.

Европейские следователи обнаружили, в частности, два загадочных счета, открытых Палием в 1992 году в Банке итальянской Швейцарии - "Банка делла Свиццера Итальяна", сокращенно БСИ.

Из протокола допроса в прокуратуре Монако:
Вопрос: Бывали ли господин Виктор Палий и члены его семьи, Роман Палий и Любовь Палий, а также господин Пол Траксел, в банке "БСИ"?

Бывший сотрудник "БСИ" Алессандро Гальярди: Да, все эти господа бывали в нашем банке. Сначала я познакомился с господином Тракселом. В шестидесятые годы я руководил швейцарской компанией "ПЕТРОЛЕСА С.А.", которая специализировалась на торговле нефтью и вела операции в СССР… Господин Траксел являлся поверенным в делах господина Палия, который также занимался нефтяным бизнесом.После встречи с господином Тракселом я имел возможность встретиться господином Палием в Женеве. В тот момент я помог ему открыть счет под кодовым названием CREAM. Документы об открытии счета были подписаны господином Палием в моем присутствии в Женеве…Я не помню точно, при каких обстоятельствах был открыт счет MCG HOLDING. Или господин Палий приехал в Монако, или я ездил в Женеву.

Итак, в 1992 году Палий через посредников выходит на швейцарский банк БСИ и открывает там два счета на свое имя. Один счет - под кодовым названием "КРИМ", что по-английски означает "Криминальная Россия". Другой счет, тоже на имя Палия, был назван в честь некоей неизвестной компании "Эм-Эс-Джи ХОЛДИНГ".

Converted 13480.jpg

Напомним: на дворе - 92 год. "Нижневартовскнефтегаз" еще не акционирован. Это государственное предприятие, и ближайшие шесть лет оно будет оставаться государственным предприятием. Виктор Палий, по сути, еще наемный служащий российского государства, которому страна доверила управлять своим имуществом. Зачем же Палию, государственному чиновнику, понадобился счет за границей?

Ответ очевиден. Уже тогда, в 92 году, власть бросила лозунг: "Хватай, кто что может!". В стране - глубокий развал. Простой народ никак не может прийти в себя от бешено растущих цен, от конфискованных банковских вкладов, от наглеющей на глазах преступности. Он еще не понимает - да, в общем-то, так и не поймет - что такое ваучер и куда его вкладывать, чтобы получить обещанные две "Волги". Но тогдашние "промышленные генералы" уже все поняли. Вода замутилась настолько, что в ней стало возможным ловить невиданную рыбу. Усидеть долго в своей должности не рассчитывает никто. Значит, хватать надо быстро и много, по возможности все сразу. Отрабатываются первые схемы и каналы увода денег за рубеж. Добыча нефти в недрах России превращается в добычу долларов для сейфов в банках Швейцарии, Лихтенштейна и Монако. Уже в 92 году масштабы утечки капиталов из России приобретают угрожающие масштабы. Вот на таком фоне Палий и совершает свой "заход" в Швейцарию. Нельзя сказать, чтобы российские власти спокойно смотрели на бегство капиталов. В том же 92 году в России был принят Закон "О валютном регулировании и валютном контроле". Закон разрешил россиянам открывать счета за границей только в порядке, разрешенном Центробанком. И такой порядок был, еще с советских времен. Конкретнее, с мая 91 года.

Из письма Госбанка СССР от 24 мая 1991 года № 352:
11. Открытие счетов и вкладов в иностранной валюте за границей, хранение на них валютных средств допускается на период пребывания резидентов за границей…
По окончании срока пребывания за границей резидент обязан закрыть счета в иностранных банках и перевести остаток по счетам в СССР…

В 92 году Виктор Палий работает не за границей, а в Нижневартовске. Повторимся, он не частный коммерсант, а руководитель государственного предприятия. Таким образом, сам факт, что Палий открыл счет в иностранном банке и сохранял его шесть лет, является нарушением российских законов. Забегая вперед, скажем: дело этим не ограничится. Счета не будут простаивать, по ним потекут миллионные суммы в валюте.

Правда, нам могут возразить, что "Нижневартовскнефтегаз" был и остается крупным экспортером нефти. Может быть, счета за границей, пусть и незаконные, понадобился Палию, как генеральному директору, в интересах родного предприятия? Просто для того, чтобы было где накапливать экспортные "нефтедоллары"? Звучит вроде бы разумно. Но согласиться с таким объяснением трудно по двум причинам. Во-первых, счета, напомним, открыты не на имя "Нижневартовскнефтегаза", а на имя Виктора Остаповича Палия лично. Деньги эти - лично его. И распоряжается этими деньгами он один, без ведома своего главного бухгалтера. Правда, Палий выписал две доверенности на управление счетом "КРИМ": одну - на имя своей жены Любови, вторую - на имя сына Романа. На имя Виктора и Любови Палиев были выданы и швейцарские кредитные карточки.Так что счет в швейцарском банке - это, если хотите, "семейный подряд" Палиев. Вот они, главные и единственные распорядители таинственных и очень немаленьких счетов в банке "БСИ". Во-вторых, есть показания все того же швейцарского банковского служащего Гальярди, который однозначно заявил, что счета были открыты лично для Виктора Остаповича.

Converted 13481.jpg
Converted 13482.jpg

В-третьих, и это самое главное, средства с этих счетов так никогда в Нижневартовск и не попали. Задумаемся… Виктор Палий, руководитель крупнейшего государственного нефтедобывающего предприятия "Нижневартовскнефтегаз", появляется в Швейцарии как представитель никому не известной нефтяной компании … Что это за …, и почему ей нужны счета за рубежом? Что это за загадочная "Эм-Си-Джи Холдинг", именем которого назван один из счетов? Очевидно, это собственные компании Палия, зарегистрированные, скорее, где-нибудь в оффшорной зоне, через которую скорее всего прокручивался экспорт самотлорской нефти или другие сомнительные операции.

Некоторый свет на эту ситуацию проливают недавние публикации московских газет, посвященных делу Палия. Вот что, например, по поводу швейцарских допросов сообщила "Независимая газета":

Источник, близкий к правоохранительным органам, уточнил, что речь идет о деле, возбужденном в 2000 году Главной военной прокуратурой. Оно касается злоупотреблений при строительстве гостиницы "Самотлор" в Нижневартовске и санатория "Сосновая роща" в Крыму. Впоследствии это дело объедили с рядом ранее закрытых, но возобновленных дел на этот же сюжет. В настоящее время все они расследуются Генпрокуратурой в рамках общего уголовного дела № 18/191745-00. Дело возбуждено по статьям 159 и 201 Уголовного кодекса России (мошенничество в крупных размерах). По оценкам, только на строительстве этих двух объектов похищены средства, измеряемые в долларах восьмизначной цифрой.

Счета Палия в банке "БСИ" просуществуют до 1998 года. Как раз до той поры, когда он покинет руководящее кресло в "Нижневартовскнефтегазе". Все это время на швейцарских счетах, особенно на "КРИМ", регулярно движутся крупные средства, приходят и уходят сотни тысяч долларов. 
А сам "Нижневартовскнефтегаз" работает трудно, как и вся российская промышленность. Предприятие тонет в долгах, начинаются долги по зарплате. Но реальность России середины 90-х такова, что на положении высших руководителей предприятия это не сказывается. В России денег катастрофически не хватает, но они продолжают сплошным потоком уходить на непонятные, а то и просто безымянные счета в Швейцарии и офшорных зонах.

Россия становится нищей страной, но с богатейшими олигархами. Запад морщится от вида "новых русских", но продолжает благословлять российские реформы. В середине 90-х главными олигархами становятся банкиры. Пройдет несколько лет, и грянет дефолт 98-го. И тогда всем станет понятно: дутые банковские состояния потерять так же легко, как и нажить. На передний план выйдут сырьевые олигархи, хранители реальных ценностей...

Но это все будет позже. В 92-м даже слово "олигарх" мало кому известно. Но нефтедоллары уже текут во все стороны. Палий уже возводит дачу, больше похожую на замок, открывает непонятные дочерние общества и банковские счета в странах с теплым климатом…

Почему же эта история с долларами Палия выплыла только сейчас? Тут наложились друг на друга несколько причин. Причина первая. Во всем цивилизованном мире ужесточилась борьба с отмыванием так называемых "грязных денег". Швейцарские банки всегда славились тем, что свято соблюдают тайну вкладов. Еще раз предоставим слово господину Гальярди.

Из протокола допроса в прокуратуре Монако:
Алессандро Гальярди: Я знал, что господин Палий занимается торговлей нефтью, и это приносило ему большие доходы. Банк стремился привлекать солидных клиентов, поэтому мы не задавали господину Палию лишних вопросов. Но в нынешнем мире такая политика перестала быть предметом гордости. Все началось пару лет назад, когда цюрихских банкиров заставили рассекретить данные о вкладах нацистов. После терактов в Америке 11 сентября борьба с грязными деньгами получила новый импульс. Теперь по всему миру ищут не только деньги кокаиновых баронов или русских мафиози, но и мусульманских террористов.

После этого европейские банкиры стали гораздо более открытыми. Они готовы выдавать своей и иностранной полиции сведения практически по любому счету сомнительного происхождения.

Теперь у Швейцарии появился новый предмет национальной гордости - мужественные прокуроры, готовые преследовать нечестно нажитые деньги, даже если это деньги Кремля. Прокуроры соседних стран, где также действуют швейцарские банки, менее известны миру.

Кстати, о Кремле. Это как раз вторая причина неприятностей Палия, потому что к борьбе с "грязными деньгами" подключилась и Россия. Откровенно говоря, ее тоже заставили. Дело в том, что в прошлом году западные страны начали составлять "черный список" стран, отмывающих грязные деньги. Естественно, туда попала наша страна, как одна из самых больших "прачечных" в мире. Кремлевским властям это не понравилось. Началась кампания по спасению авторитета России от славы российских авторитетов. Летом этого года Госдума принимает закон о борьбе с отмыванием доходов, полученных преступным путем. Такие законопроекты предлагались уже не раз, но только теперь им, наконец, дали ход. Этим же летом Президент наконец внес на ратификацию в парламент Конвенцию Совета Европы о борьбе с отмыванием "грязных денег". Вообще-то Россия подписала конвенцию еще в мае 99 года, но документ два года лежал под стеком. Теперь, наконец, его час пробил. К этому времени счета Палия в Монако уже три года как закрыты. Но в таких делах ни российская, ни европейская Фемида не знают срока давности. Российские депутаты медлить не стали. 2 августа Конвенция уже была ратифицирована. Теперь в охоте за таинственными счетами "новых русских", открытыми в тихих уголках Европы под странными названиями, участвуют не только российские или швейцарские власти, но и следователи почти всех стран Европы и США.Наконец, третья причина неприятностей Виктора Палия - резко прибавившая обороты Генеральная прокуратура. За последние пару месяцев она наконец занялась "олигархами" - Аксененко, Березовским, Абрамовичем, … Так что можно сказать, что Виктора Остаповича причислили к ряду самых солидных деятелей отечественного бизнеса. Правда, утешение это довольно слабое.

Конечно, борьба с олигархами идет трудно. Верные им журналисты уже затеяли кампанию о якобы политических преследованиях Гусинского и Березовского. Но это не кампания. Это первые, очень трудные шаги к очищению страны. Много времени уже упущено. Но все-таки лучше поздно, чем никогда.

Ну, и напоследок - одна лингвистическая прелесть. Один из счетов Палия, напомним, назывался "Cream", что в переводе с английского означает "Криминальная Россия". Как показал на допросе Алессандро Гальярди, это название предложил сам Палий. Нам неизвестно, какие соображения были у Виктора Остаповича, и насколько он знает английский, но название придумал очень точно. Швейцарские нефтедоллары Палия - это и есть сливки, снятые с "Нижневартовскнефтегаза". Эти сливки конвертированы в валюту и переведены в надежное место. Ну, а что же остается самому предприятию, его людям?

"Нижневартовскнефтегаз" - это почти четверть миллиона сибиряков-нефтяников, которые остаются на улице, остаются один на один с холодом, голодом, отчаянием." - Виктор Палий.

Из интервью журналисту Олегу Лурье.

Золото Палия. Часть 2

Итак, счета открыты, что незаконно само по себе. Но еще важнее, что счета эти не простаивали. Они очень интенсивно пополнялись и расходовались. Приведем несколько примеров.

Вот один перевод. 11 октября 93 года. Некая фирма с острова Большой Кайман сообщает о переводе 570 тысяч долларов на счет Палия Виктора Остаповича в банке "БСИ". Счет имеет номер 713520. Это тот самый счет "КРИМ", о котором в Монако рассказывал господин Гальярди. Откуда поступили эти средства? Что за фирма облагодетельствовала Палия? У нее интересная прописка: остров Большой Кайман, Британская Вест-Индия.

Converted 13483.jpg

Каймановы острова. Население – 37 тысяч человек, столица – Джорджтаун. Архипелаг из 3 малых островов, расположен в Карибском море южнее Кубы. Среднестатистический россиянин о них ничего не слышал и не найдет на карте. Но для любого банкира или бизнесмена это название не нуждается в пояснениях. Каймановы острова – оффшорная зона.

Причем одна из наиболее безопасных и престижных, если такое слово здесь вообще уместно. Страна тихая, спокойная, с курортным климатом. И, главное, здесь тоже не задают лишних вопросов, откуда у Вас деньги и вообще, кто Вы такой. Вот что в 1998 году писал об этом британском владении журнал "Оффшор Экспресс": Несмотря на крошечные размеры, Каймановы острова представляют собой один из всемирно известных финансовых центров и занимают по размеру денежных вкладов пятое место, уступая лишь Гонконгу, Лондону, Нью-Йорку и Токио…

Являясь одним их центров оффшорного бизнеса, Кайманы, естественно, служат удобным местом для "отмывания" так называемых "грязных денег"… Вообще, Карибский бассейн сыграл в истории российских реформ особую роль. Именно отсюда эмигранты братья Черные через свою "Транс Уорлд груп" скупили половину нашей алюминиевой промышленности и почти всю цветную металлургию Казахстана.

Именно здесь расположен еще один примечательный оффшор – Британские Виргинские острова, которые, обладая площадью в 153 квадратных километра и населением менее 20 тысяч человек, стали одним из крупнейших импортеров российской нефти. Вдумайтесь: пятая часть всего экспорта Тюменской области приходится на Карибы и еще один оффшор – Гибралтар.

В этой связи обращает на себя внимание одна оговорка, сделанная "Новой газетой" в недавней статье о "деле Палия". Мы уже рассказывали, что уголовное дело, в рамках которого в Монако допрашивали Гальярди, возбуждено по подозрению в хищениях при строительстве гостиницы "Самотлор" в Нижневартовске и санатория "Сосновая роща" в Крыму. Но на этих легендарных стройках, по оценкам, было в общей сложности похищено несколько миллионов долларов. А на счете "КРИМ" такие суммы гуляют каждый месяц. Предоставим слово обозревателю "Новой газеты":

По мнению зарубежных специалистов, эти документы могут пролить свет и на другие операции "Нижневартовскнефтегаза" и его бывшего руководителя. Ведь Виктор Палий – прежде всего не строитель, а "нефтяной генерал". Экспорт нефти, в начале 90-х практически бесконтрольный, приносил своим тогдашним хозяевам баснословные прибыли. О богатстве Палия по Сибири ходят просто легенды. Насколько известно, интерес к зарубежным аспектам "дела Палия" проявили следователи ФСБ. Они рассчитывают, что получат новые данные об утечке валюты и стратегических ресурсов из страны.

Как же российская нефть утекала на Карибы? Сегодня это, кажется, уже ни для кого не секрет. В девяностые годы с помощью офшорных компаний российские директора научились без лишнего шума выкачивать деньги из собственных предприятий, даже неприватизированных.

Схема довольно примитивная, но работает четко. Сначала руководство российской нефтяной компании создает собственную фирму в офшорной зоне, чтобы укрыть побольше доходов и платить поменьше налогов. Потом от лица предприятия, которым он руководит, директор заключает контракт на продажу нефть своей же офшорной фирме по заниженным ценам. А потом уже эта фирма продает эту нефть настоящим потребителям нефти, по мировым ценам. Разница в цене оседает сразу в офшоре, сразу на имя директора. А потом уже из офшора при необходимости переводится поближе, в Швейцарию или то же Монако.

Скорее всего, таинственная фирма на Каймановых островах, которая перевела на счет Палия сотни тысяч долларов – из этого ряда. Из своих, прикормленных нефтяных посредников. Из тех самых, которые своими махинациями неожиданно превратили острова Карибского моря в крупнейшего покупателя нашей нефти.

Еще одна "прикормленная" фирма Палия расположена намного ближе к Княжеству Монако, в Великом герцогстве и еще более великом оффшоре Лихтенштейн.

Эта фирма Палия тоже торговала нефтью "Нижневартовскнефтегаза". Она называется "Кадет Истэблишмент", или, по-немецки, "Кадет-Анштальт". Мы еще будем о ней много говорить. А вот что в 97 году писала о ней газета "Завтра":

"При экспорте нефти из России в качестве перевалочного пункта используется Новороссийск. Для "Нижневартовскнефтегаза" стоимость перевалки, если пользоваться услугами головного холдинга, составляет 2,26 долларов за тонну нефти. Однако "Кадет-Анштальт" предпочитает сторонних экспортеров, чьи услуги обходятся в 4,36 долларов за тонну, а сами цены на нефть занижаются на 10-15 долларов за тонну. В результате только за первое полугодие 1997 года убытки "ННГ" превысили 13 миллионов долларов".

Но вернемся из 97 года назад, в 94-й. Точнее, в один небольшой период, осень 94 года. Итак, 1 сентября. Банк "БСИ" извещает Палия – генерального директора государственного предприятия – о переводе на его персональный счет 600 тыс. долларов от фирмы "РАМОЙЛ ХОЛДИНГС", США, штат Флорида. Итого на счету CREAM оказывается свыше шести с половиной миллионов долларов.

Converted 13484.jpg
Converted 13485.jpg

Почему Флорида, что это за "РАМОЙЛ ХОЛДИНГ"? Объяснения могут быть различными. Нам показалась наиболее убедительной версия одного финансового аналитика. Дело в том, что Каймановы острова теснее всего связаны именно с США. И деньги отсюда проще всего отправлять именно в Америку, а точнее – в самую южную ее точку. А это и есть штат Флорида. Штат курортов, карибских эмигрантов и карибской мафии.

Идем дальше. 20 октября. Банк "БСИ" отправляет Виктору Палию новое уведомление. На сей раз на его счет "КРИМ" "упал" еще миллион долларов. Деньги переведены все той же загадочной фирмой "РАМОЙЛ ХОЛДИНГ", город Бока Рэйтон, штат Флорида.

Converted 13486.jpg

Интересно, что на счету Палия, даже с учетом этого поступления, осталось около 600 тысяч долларов. Всего месяц тому назад, напомним, сальдо составляло шесть с половиной миллионов. Значит, в течение сентября со счета "Сream" куда-то ушли почти семь миллионов долларов.

Converted 13487.jpg

Куда? Следствие выясняет этот вопрос. Может быть, Палий отремонтировал знаменитую дачу под Нижневартовском. Может быть, деньги пошли на покупку его менее известной дачи в подмосковной Фирсановке – на легендарном Рублевском шоссе, где сотка земли стоит 10 тысяч долларов, а меньше тридцати соток никто просто не покупает. Может быть, на эти средства он купил свое совсем уж загадочное фермерское хозяйство под Петербургом.

Кроме того, по московским риэлторам в то время прокатился слух о некоем сибирском "нефтяном боге", купившем громадную виллу на Лазурном берегу Франции, как раз по соседству с Монако.

А может быть, деньги были вложены в дело. Виктор Палий рассуждал, как и подобает бизнесмену: доллары не должны лежать на счете мертвым грузом. Деньги должны давать деньги.

Из протокола допроса в прокуратуре Монако
Алессандро Гальярди: Я встречался с господином Тракселом (поверенным Палия) и господином Палием во Франкфурте (Германия) для обсуждения управления личным счетом господина Палия "КРИМ", поскольку господин Палий был им недоволен. Он потребовал более "сбалансированного" управления корзиной валют, поскольку курс доллара в то время вырос, а курсы остальных валют понизились, тем самым снизив доходы господина Палия. Господин Палий был этим категорически недоволен, и у меня сложилось впечатление, что я рискую потерять клиента.

Итак, Виктор Остапович ведет себя как зрелый финансист. Он не просто наполняет счет в Монако валютой. Он следит за тем, чтобы это была правильная валюта – та, чей курс сейчас наиболее высок. Рекомендуем всем следовать его примеру. Не держите Ваши сбережения в евро – валюта достаточно нестабильна. Лучше вкладывайтесь в швейцарские франки. Если, конечно, Вам есть, что вкладывать.

Пойдем дальше. Ноябрь 94 года, новый банковский перевод. На этот раз на счет Виктора Палия "Cream" переведен миллион 800 тысяч долларов. Отправитель все тот же – фирма "РАМОЙЛ ХОЛДИНГ" из Флориды. Загадочный "американский дядюшка", с завидной регулярностью снабжающий "сливочный" счет Виктора Остаповича долларами. Сливочная река, заморские берега…

Converted 13488.jpg

Эти миллион 800 тысяч долларов – далеко не единственные деньги, попавшие на таинственный счет "КРИМ" в ноябре 94 года. Помните, в октябре на нем оставалось всего 600 тысяч долларов? А в ноябре – уже девять с половиной миллионов. Потому что и Каймановы острова, и "РАМОЙЛ ХОЛДИНГ" – это не единственные кормушки Палия. Есть еще, например, и "Кадет Истэблишмент". А ведь, кроме счета "КРИМ", есть еще и "Эм-Си-Джи ХОЛДИНГ", про который и Гальярди мало что известно. Какие деньги и куда ходили по этому счету, мы не знаем.

Converted 13489.jpg

Но и того, что знает, достаточно для серьезного раздумия. Итак, за один этот месяц и только на один счет Палия было начислено девять миллионов долларов. Возможно, что и намного больше – деньги ведь не только приходили на счет, но, как мы видим, и уходили.

Но прежде, чем уйти со счетов Палия, эти деньги уходили из России. Вспомним еще раз – на дворе осень 94-го. В стране нарастает кризис неплатежей, цены растут практически ежедневно. В октябре происходит "черный вторник" – первый мощный обвал рубля. В ноябре – новая беда: начинается первая чеченская война. Еще никто с России не знает, что она не завершится до конца века…

Как раз в это время один из московских нефтяных журналов обнаруживает, что в его архиве нет свежих фотографий буровых. Журнал посылает в Нижневартовск фотокорреспондента, тот возвращается ни с чем: ни одной работающей буровой в ННГ он просто не нашел.

А на личном счете Палия в Монако в тот момент – без малого десять миллионов долларов. Стоимость проходки десятка скважин. Или, если хотите, годовой фонд зарплаты нескольких тысяч нефтяников…

Мы не ставили целью рассказать обо всех операциях Виктора Палия в Карибском бассейне, в Швейцарии, Монако, Лихтенштейне и других укромных уголках мира. Мы и не можем всего рассказать.

Во-первых, есть тайна следствия. Мы не все знаем сами и еще меньше способны поведать в телеэфире.

Во-вторых, и само следствие еще не закончено. Да, Швейцария или Монако больше не скрывают тайну вкладов от следствия, но процедура очень затруднена. Сначала наша Прокуратура посылает запрос в швейцарскую, потом адвокат соответствующего бизнесмена подает протест в суд, потом суд рассматривает дело и выносит решение, оно опять опротестовывается… В итоге с момента отправки первого запроса до получения документов обычно проходит около года.

Но следствие идет. И, чем дальше оно продвигается, тем все большее волнение испытывают его фигуранты. Летом этого года Виктора Палия уже вызывали в Генпрокуратуру давать показания о строительстве "Самотлора" и "Сосновой рощи". Пока что по делу он проходит в качестве свидетеля. Но ни у кого больше из заинтересованных лиц счета за границей обнаружены пока не были.

Вот тут и вспомнишь, что в органы власти у нас идут обычно с двумя целями – или для того, чтобы заработать новых денег, или для того, чтобы удержать прежние…

Золото Палия. Часть 3

Итак, Виктор Остапович Палий - человек весьма состоятельный. Мы рассказали только о некоторых переводах на его "сливочный" счет, только за два небольших периода времени - осень 93 и осень 94 годов. Уже тогда на этом потайном счету, как мы видели, оседало порядка десяти миллионов долларов.

В общей же сложности, по неофициальным оценкам, состояние Виктора Палия оценивается в 200 миллионов долларов. Подчеркнем, это лишь оценки знающих людей. Официальные данные, как и следовало ожидать, несколько иные.

Из декларации об имуществе и доходах кандидата в депутаты Тюменской Областной думы Палия Виктора Остаповича.

Итак, если верить документам, которые Палий подал в Избирком, то живет он весьма скромно. Жалованье депутата, более чем умеренная зарплата в "Славнефти"… То ли в "Славнефти" не умеют ценить кадры, то верны слухи, что особой работы там для Палия просто не нашлось: наняла его "Славнефть" в пику ТНК, а допустить его до реальных дел - и, значит, до реальных денег - боится.

Converted 13490.jpg

Но мы уже знаем, что это он не в жизни, а только на бумаге скромничает. Через счет "КРИМ" в Монако постоянно ходили миллионы долларов. Счет открыт, а миллионы - сокрыты: от налогов, от нефтяников, от кредиторов "Нижневартовскнефтегаза"… Неужели все так и сгинуло? Тогда, простите, откуда у Палия средства хотя бы на его широко пропиаренные спонсорские акции? Неужто из депутатского жалования?

Если верить Виктору Остаповичу, то живет он с женой в скромной …-комнатной квартире, имеет … машину - и все! Впору выписывать ему материальную помощь как остронуждающемуся.

Converted 13491.jpg
Converted 13492.jpg

А как же все эти дачи под Нижневартовском и в престижнейшей зоне Ближнего Подмосковья? Как же легендарная коллекция автомобилей? Как же эти полу мифические хозяйство под Питером и вилла на южном побережье Франции, где-то по соседству с виллой Татьяны Дьяченко?

Converted 13493.jpg
Converted 13494.jpg

Не исключено, что они, формально говоря, и правда не принадлежат Палию или членам его семьи, а давно уже переписаны на какие-нибудь подставные лица или фирмы из Монако или с Каймановых островов - благо, тропы проторены. Может быть, виллу во Франции Палий вообще раздумал покупать, потому что нашел своим заморским миллионам более достойное применение. Говорят, один его друг давно уже сказал нечто вроде "Зачем тебе здешняя нервотрепка? Купи себе остров в океане и живи там спокойно".

Ну и, наконец, говоря об имуществе Палия, особо надо рассказать об истории "прихватизации" "Нижневартовскнефтегаза".

Как, видимо, помнят горожане, ННГ был первоначально акционирован в 1994 году. Мы уже рассказывали о фирме "Кадет Истэблишмент", или, на немецкий манер, "Кадет-Анштальт", зарегистрированной в Лихтенштейне - в очень далеком от Сибири европейском государстве-карлике, "зажатом" в Альпах между Австрией и Швейцарией.

"Кадет-Анштальт" попадалась нам в связи с связи с откачкой денег из ННГ при экспорте нефти. Цены на самотлорскую нефть искусственно занижались, разница оседала на счетах "Кадета", а потом переводилась в еще более удобные места.

Но этим ее роль в жизни "Нижневартовскнефтегаза" не исчерпывается. Дело в том, что именно на "Кадете" в конечном итоге осели акции добычных "дочек" ННГ. Акции Палия.

Еще раз предоставим слово газете "Завтра". Издание это, быть может, несколько тенденциозное, но уж во всяком случае его нельзя заподозрить в том, что оно было "нанято" одним олигархом для того, чтобы "мочить" другого.

Любопытно отметить, что порой в оффшорных фирмах наркодоллары "сливаются" с незаконно вывезенными капиталами, имеющими чисто российское происхождение. Как свидетельствуют оперативные данные одного из спецведомств, на основе которых предполагается возбудить уголовное дело, важным центром описанного оффошорного "слияния" является маленькое Великое княжество Лихтенштейн, контролирующее более семи процентов нефтедобычи в России. Говоря о "лихтеншнейнцах", следует упомянуть об их причастности к управлению сибирской нефтяной компанией ННГ. Выяснилось, что фактическим собственником ННГ является зарегистрированная в столице Великого герцогства Вадуце оффшорная фирма "Кадет-Анштальт". В настоящее время правоохранительные органы разбираются, кто за ней стоит: то ли глава ННГ Виктор Палий, то ли проявившие себя на "алюминиевом" поприще братья Лев и Михаил Черные, то ли иные экзотические "инвесторы" вкупе с международными "филантропами", а может быть, вся рассматриваемая публика скопом.

Впоследствии стало ясно, что одиозные братья Черные здесь не при чем: фирма эта обслуживает именно Палия, потому она и экспортом нефти занималась.

По данным правоохранительных органов, компания "Кадет Истэблишмент" имеет пакеты по 900 с лишним тысяч обыкновенных акций как в "Самотлорнефтегазе", так и в "Нижневартовском нефтегазодобывающем предприятии". Акции имеют номинал 17 копеек и 3 копейки соответственно. Таким образом, "Кадет Истэблишмент" - обладатель пакетов примерно в 3,5% акций каждого из предприятий ОАО "Нижневартовскнефтегаз".

Кроме того, лично Виктору Палию и его жене Любови Палий принадлежат небольшие пакеты обыкновенных и привилегированных акций этих предприятий. Общая рыночная стоимость этих акций оценивается примерно в 6 миллионов долларов.

Еще один акционерный трюк Виктор Остапович исполнил, когда боролся с ТНК. Поняв, что битву он проигрывает, Палий на сторону продал акции "дочек", принадлежащие самому ННГ. В результате, когда в город пришла ТНК, она обнаружила, что контролирует "Нижневартовскнефтегазом", но сам "Нижневартовскнефтегаз" никого не контролирует. Чтобы восстановить контроль над собственными дочками, ТНК крепко раскошелилась. Об этом опыте совсем недавно, в своем предпоследнем номере писал даже московский журнал "Эксперт".

Что же, Палий поступил даже изящно: уж если ТНК что-то обязательно получит, то пусть это будет дырка от бублика. Но в данном случае месть прекрасно сочетается с коммерческим расчетом. Говорят, что фирмы, на которые Палий перевел акции "дочек" ННГ и которые потом перепродавали эти акции ТНК, ему же и принадлежали. Сколько миллионов сделал он на этой последней сделке, знает лишь сам Палий и, видимо, пара его адвокатов в европейских оффшорах.

Но мы, кажется, ломимся в открытую дверь. То, что Виктор Остапович Палий - богатейший человек, в городе и так известно всем. Мы лишь попытались подкрепить эту его славу объективными фактами. На самом деле нас больше интересует другое: зачем Палию так скромничать? Зачем выдавать себя практически за бедняка?

Первая причина, понятно, чисто финансовая. Чем меньше у тебя имущества, тем меньше придется платить налогов. Как говорится, без комментариев, и так все понятно. Чем богаче человек, тем с большей неохотой он делится нажитым. Когда же стоимость твоего имущества измеряется невообразимым числом нулей, желание отдавать государству свои кровные атрофируется полностью.

Вторая причина, скажем так, "уголовно-процессуальная". На дворе 2001 год, а не какой-нибудь 95-й, когда было принято бахвалиться деньгами. Это в те времена в моде была "крутизна", царский размах в загулах, безмерные амбиции и аппетиты.

Сейчас у власти к олигархам немного иной подход: их больше не спрашивают, что еще они хотят приватизировать. У них начинают интересоваться, откуда они взяли то, что уже имеют.

Впрочем, Палию надо отдать должное - он оказался умнее многих столичных олигархов. Никогда не спешил "засветить" свои доходы, в Кремль не совался. Может быть, именно поэтому он до сих пор и избегал слишком пристального внимания "органов".

Это тоже вполне понятно. Большие состояния любят покой. Их стихия - не уличные митинги, а тишь швейцарских сейфов. Поэтому и декларация о доходах и имуществе должна составляться "по минимуму".

Но мы не ставили задачи, как говорится, выводить всех на чистую воду или тем более давать какую-то юридическую квалификацию действиям Виктора Остаповича. В конце концов, для того и существует Генпрокуратура, чтобы разобраться с уголовной стороной дела. И, судя по ее последним шагам, она вполне серьезно вознамерилась это сделать. Золото Палия ищут коллективными усилиями стран Интерпола - и в Москве, и в Нижневартовске, и в Крыму, и даже в Княжестве Монако.

Нас же больше интересует третья причина - политическая.

Итак, предвыборный имидж Палия - "я один из вас". Палий представляется не крупным бизнесменом и подпольным долларовым миллионером, а честным нефтяником, каким он и правда был лет двадцать тому назад. Вот почему он никак не заинтересован в том, чтобы его воспринимали как человека богатого, с собственными финансовыми интересами.

Впрочем, этот прием тоже не нов…

Отойдя от управления "Нижневартовскнефтегазом", но через суд восстановившись в должности, получил официальную зарплату примерно на полтора миллиона новых, деноминированных рублей. Не говоря уже о многих миллионах неденоминированных долларов, заработанных им ранее.

Российская политика знает, конечно, примеры крупных бизнесменов, которые в силу тех или иных причин отошли от дел и подались в политику. Это очень разные люди. Борис Березовский, Константин Боровой, Владимир Семаго, Роман Абрамович, Сергей Мавроди, Иосиф Кобзон… Но они и не говорили, что они бедные.

Зачем миллионерам уходить в политику? Одни идут от безысходности после того, как их фирма разорилась. Другие - от непомерных амбиций. Третьим нужен депутатский иммунитет, хотя недавний случай с депутатом Госдумы Головлевым, а ранее - с тем же Мавроди показал, что этот иммунитет спасает не ото всякой болезни.

Четвертые - и таких, видимо, большинство - движутся в политику, потому что это сейчас и есть самый прибыльный бизнес. Все крупные состояния в России сделаны за счет ограбления государственной казны. Поэтому, чем ближе ты стоишь к казне, тем успешнее идут твои дела.

Вполне возможно, что для многих западносибирских политиков Тюменская Областная дума - предел мечтаний. Но не для Виктора Остаповича. Для него это неподходящий размах. Скорее всего, для него депутатство - лишь временная отсидка. Точнее, трамплин для прыжка в более серьезное кресло.

Кресло это предсказуемо - городской мэр Нижневартовска. Город ворочает бюджетом в … - не меньше, чем у миллионной области в центре России. А уж Палия не надо учить, как пускать государственные средства через нужные каналы. Мы, например, не удивимся, если в этом случае главным подрядчиком по строительству жилья в Нижневартовске станет очередная фирма из Лихтенштейна или с Каймановых островов…

Виктор Остапович борется за свой город. Но не для горожан - для себя. Понятно, зачем это надо ему. Вопрос, надо ли горожанам.

Мы уже перечисляли политиков-миллионеров. Они все ратовали за простых людей, но после выборов практически все четко заняли место на правом политическом фланге. Их задача - бороться за ельцинский режим, а не за права трудящихся. Пожалуй, единственным исключением был миллионер-коммунист Владимир Семаго, но и тот в конечном итоге от Компартии отошел.

Виктор Остапович не исключение. Можно соглашаться или спорить с Марксом, но в одном он точно прав: никто не будет действовать в ущерб собственным классовым интересам. Миллионер никогда и ничего не будет делать без корыстного расчета. Особенно, если его уже оторвали от кормушки…

Золото Палия. Часть 4. Послесловие

Прежде всего, объясним, что же нас заставило взяться за перо, потому что сам Виктор Остапович воспринимал наш фильм не иначе, как чисто предвыборную акцию.

Из Заявления Виктора Палия:
"Ее цель - любой ценой не допустить моего избрания депутатом".

Ну, что можно сказать? Мы действительно хотели бы - и не скрывали этого - чтобы избиратели Нижневартовска перед выборами лишний раз задумались, кто собирается их представлять в областном законодательном собрании.

Но это не означает, что мы тратили свое и ваше время всего лишь на трехсерийный предвыборный ролик.
Выборы давно прошли. Они показали, что Виктор Остапович по-прежнему пользуется в Нижневартовске доверием. Палий был переизбран депутатом Тюменской облдумы, хотя и набрал меньше половины голосов - сорок с небольшим процентов. Кстати, его соперница, неопытная в политике Людмила Кошиль, набрала сопоставимые проценты, хотя ее предвыборная кампания была организована в последний момент, наспех и с большими прорехами…

Так вот, если бы наш фильм действительно был продуктом предвыборного пиара, не имело бы смысла показывать его заново. Потому что после драки кулаками не машут. Но дело не в выборах как таковых. Выборы проходят и уходят, а городские проблемы остаются. Остается тайна многомиллионных счетов, некогда открытых Палием в офшорных зонах. Остаются уголовные дела о выкачке средств из "Нижневартовскнефтегаза" в те времена, когда Палий был там генеральным директором. Остается, наконец, вопрос - что же это за человек заседает сегодня в областной думе?

Именно поэтому наш фильм был снова продемонстрирован по городским телеканалам. Мы продолжаем работу. Люди имеют право знать о своих избранниках все, что касается их общественной, политической и финансовой деятельности. Особенно, когда эта деятельность выходит за рамки нравственных или уголовных законов. Но похоже, сам Виктор Остапович не верит, что его темные дела сами по себе заслуживают пристального внимания. Он во всем видит заказ.

Из Заявления Виктора Палия:

"Именно вы (господа из ТНК) … заказали продажным чиновникам из генеральной прокуратуры на меня дело… Эту информацию, собранную через отдельных следователей и прокуроров-подлецов, оплаченную вами, вы использовали в своем телепоказе".

Мы одинаково далеки и от ТНК, и от Генпрокуратуры, но не можем пройти мимо подобных заявлений. Потому что говорить, будто следователей Генеральной прокуратуры можно просто так купить - слишком серьезное заявление.

Мы уже не говорим о том, что Палий тем самым оскорбляет правоохранительные органы. Это не просто клевета - это еще и очень неразумная клевета. Как раз Генеральная прокуратура показала, что не только не продается никаким денежным мешкам, а сама все чаще берет эти денежные мешки в оборот.
Только за последние два-три месяца на допросы сюда вызывались Николай Аксененко, Борис Березовский, Роман Абрамович, Владимир Потанин… Так что Виктор Остапович, кстати, оказался в хорошей компании. Он, кстати, и действует по лучшим канонам олигархической истерики.

Когда махинации известных или подпольных миллионеров попадают в поле зрения "органов", они обычно не отрицают фактов воровства, но начинают "разводить политику". Защита олигархов строится по двум линиям. Первая: дело заказное, Генпрокуратура работает по "наводке" из Кремля. Вторая: когда сажают олигарха, это не борьба с его преступлениями, это политическая провокация и покушение на нечто святое.

Вот посмотрите: задержали Гусинского, тот через подвластного ему Киселева устроил шумиху: "Дело заказное, заказчик - Кремль! Под угрозой свобода слова! Арест Гусинского - это антисемитизм!" И ни одного слова - о том, что государственные деньги Гусинский действительно воровал, в НТВ под его чутким руководством действительно дошла до банкротства.

Объявили в розыск Березовского по швейцарским делам - та же история.

Теперь в роли невинной жертвы Генрокуратуры выступил Виктор Остапович. Правда, у него хватает ума не говорить, что его тоже заказали в Кремле - понимает, что для настоящих политиков он слишком мелкая цель. Вот Палий и подобрал для себя "заказчика" поближе, из числа своих давних недоброжелателей, отнявших у него жирную кормушку. А в остальном - все тоже. Мол, дело не в том, что я воровал деньги "Нижневартовскнефтегаза", а в большой политике. Прокуратуру "зарядила" ТНК, чтобы не пустить меня в Тюменскую областную думу.

Ну, и совсем забавно звучат заявления о том, что ТНК скупила на корню не только Генпрокуратуру (не говоря уже про нашу съемочную группу), а еще и столичную прессу.

Виктор Остапович говорит, что наш фильм заказали, цитируем, "американо-израильская и московская еврейские группировки. А несколько позже Палий заявляет, что материалы в московских газетах о компании "Кадет Истеблишмент", которые мы цитировали, тоже проплачены ТНК.

Виктору Остаповичу надо все-таки определиться хотя бы в национальном вопросе. Мы ведь цитировали, в числе прочих, и газету "Завтра", которая сама откровенно антисемитская и тоже везде ищет еврейский заговор. Кстати, она и по ТНК не раз прохаживалась недобрым словом. Так что, если верить Виктору Остаповичу, то получится, что еврейская компания подкупила даже антисемитов. Ну, хоть их-то не надо в продажности обвинять!

А если серьезно, то хватит уж во всем искать либо антисемитизм, либо всемирный еврейский заговор. Еще Карл Маркс, которого мы тоже цитировали, говорил, что капитал интернационален по своей природе. Давайте, наконец, будем воспринимать Прокуратуру как орган по защите российских законов, а не инструмент для сведения счетов с политическими противниками или другими нациями. Перед уголовным кодексом отвечают все в равной мере. Так и должно быть.

Обозреватель газеты "Бюджет" Алексей Николаев высказал сомнение, а те ли документы мы показывали. Мол, мало ли может быть бланков на иностранных языках, содержащих имена Виктора или Любови Палиев? Ну, грубо говоря, прошел человек за границей таможню, поставили ему штамп в декларацию - вот вам, пожалуйста, и документ с его фамилией. Остановился на сутки в гостинице, ему выписали счет за проживание - вот еще один документ, и так далее. Да, согласимся, вопрос задан по делу. Может быть, в наших предыдущих сериях камера немного быстро "пробегала" по этим страницам, и не все успевали вчитаться. Но дело, тут, конечно, не в том, чтобы мы хотели что-то скрыть от внимательного зрителя. Просто, как вы видели, документов было действительно много. Кроме того, не все вартовчане свободно читают по-английски, чтобы изучать каждую закорючку.

Но все же спешим исправиться. Покажем пару уже цитированных документов крупным планом и не торопясь. Если у Вас есть видеомагнитофон или фотоаппарат, можете заснять эти кадры и изучить их на досуге со словарем.

Но вернемся из 97 года назад, в 94-й. Точнее, в один небольшой период, осень 94 года. Итак, 1 сентября. Банк "БСИ" извещает Палия - генерального директора государственного предприятия - о переводе на его персональный счет 600 тыс. долларов от фирмы "РАМОЙЛ ХОЛДИНГС", США, штат Флорида. Итого на счету CREAM оказывается свыше шести с половиной миллионов долларов.

Итак, [page_12237.htm#2 вот эта платежка.] Обратите внимание: слово "…" (англ. ). По-английски, не дадут нам соврать специалисты, оно означает "Платежное извещение". Это не счет из гостиницы. Это подтверждение, что компания "РАМОЙЛ ХОЛДИНГС" из штата Флорида перевела очередную круглую сумму в Монако.

Виктор Палий говорит, что не имеет к "РАМОЙЛ ХОЛДИГС" никакого отношения, а другая названная нами компания - "Кадет Истеблишмент" из Великого герцогства Лихтенштейн - и вовсе не при чем.

Похоже, Виктор Остапович в декабре прошлого года просто забыл за давностью лет, что же это за фирма, и чем она занималась. Правда, в марте он вспомнил все и теперь пытается отсудить в одном из московских судов миллиард двести миллионов рублей, которые ТНК перечислила лично Палию и все тому же Кадету за их акции в дочерних приедприятиях. Палий при этом действует и от имени "Кадета", а сотрудники "Кадета" без ведома Палия, как оказалось, вообще ничего не делают. Мы обещаем в одной из очередных серий вернуться к этой примечательной компании и рассказать, как она повязала Нижневартовск с далеким альпийским герцогством. А вот еще один документ.

…счета, напомним, открыты не на имя "Нижневартовскнефтегаза", а на имя Виктора Остаповича Палия лично. Деньги эти - лично его. И распоряжается этими деньгами он один, без ведома своего главного бухгалтера.

Правда, Палий [page_12237.htm#1 выписал две доверенности] на управление счетом "КРИМ": одну - на имя своей жены Любови, вторую - на имя сына Романа. На имя Виктора и Любови Палиев были выданы и швейцарские кредитные карточки.

Итак, вот эта доверенность. Опять же, нам не дадут соврать: это не таможенная декларация и не счет из ресторана. Вот английское слово …, оно означает "Доверенность". Вот имя того, кто доверил: Виктор Палий. А вот номер счета, на который доверенность выписана: …, кодовое название - "КРИМ". То есть, по-русски говоря, "Криминальная Россия". А вот имя той, кому доверили счетом распоряжаться: Любовь Палий.

Converted 13495.jpg

"Семья" районного масштаба

В этой связи не можем обойти еще один, болезненный сюжет - упоминания в нашем фильме Любови и Романа Палиев. Сам Виктор Остапович регулярно подчеркивал это обстоятельство в своем заявлении и интервью, посвященных первым "Сливкам".

О морально пострадавшей семье Палия упоминали и читатели газеты "Бюджет". Процитируем на сей раз их - тем более, что, по странному совпадению, эти письма порой текстуально, с точностью до формулировок совпадают друг с другом и с репликами самого Палия.

Из писем читателей в газету "Бюджет":

Валерий, бурильщик: "Если у них есть претензии к В.Палию, пусть выясняют с ним отношения. Но трогать жену и сына - недостойно уважения".

А.Волков, водитель: "Я им не Палий. Посмели бы тронуть мою семью… Из-под земли достану!"

Уважаемые бурильщик Валерий и водитель А.Волков! Мы с Вами полностью согласны: лезть в чужие семейные дела - недостойное занятие. Но, обратите внимание, мы совершенно ничего не говорили, например, об отношениях в семье Палиев, нас это не касается. Как говорят в голливудских фильмах, здесь нет ничего личного, это только бизнес. В данном случае - бизнес Виктора Остаповича Палия. И мы не виноваты, что в свои махинации он втянул и членов собственной семьи.

Ведь это Виктор Палий, а не мы, выписал жене и сыну доверенности на распоряжение своим "сливочным" счетом "КРИМ" - тем самым счетом, куда регулярно перепадали миллионы долларов от офшорных компаний.

Это Виктор Палий, а не мы, заказал на имя своей жены швейцарскую кредитную карточку. Наверное, для удобства - так легче тратить деньги со счета.

Это Виктор Палий, а не мы, зарегистрировал не только … автомобилей на себя, а еще … - на жену и еще … - на сына. Может быть, сейчас они и переведены на чужие имена, но остается фактом: по крайней мер, на балансе семьи Палиев действительно стоял целый автокомбинат.

Так что семейные сантименты здесь не при чем. Благодаря нашему первому Президенту, слово "Семья" в современной России уже давно означает не столько ячейку общества, сколько верх правящей элиты.

Своя семья появилась и в Нижневартовске - конечно, с поправкой на городские условия. Мы ни слова не говорили - и никогда не скажем - о личной жизни Виктора Остаповича. Это именно его ЛИЧНАЯ жизнь. А вот о семейном кооперативе "Палий и домочадцы", через который уходили за рубеж самотлорские миллионы, наверное, придется говорить еще не раз. Мы бы и рады не говорить, но Палий сам их вовлек в свои дела.

Изучая жизненный путь Виктора Остаповича, мы так и не можем понять произошедшего с ним перелома. Человек, в советское время честно прошедший все ступеньки служебной лестницы от мастера до генерального директора крупнейшего в стране нефтегазодобывающего объединения. Крупный организатор производства, кандидат в депутаты Верховного Совета, хороший семьянин…

Где, когда, почему он вдруг, говоря старым языком, начал перерождаться в алчного подпольного дельца, который копил миллионы долларов, ограбляя родное предприятие? Уводил из него деньги в Швейцарию, а людям месяцами не платил зарплаты?

Скажем честно, вопросы это непростые. Но работы своей мы не бросим.

Мы обращаемся ко всем честным вартовчанам: давайте напишем историю нашего города вместе! Хорошая она или плохая, но это наша общая история. А тот, кто не знает своего прошлого, рискует повторять прежние ошибки и в будущем.

Золото Палия. Часть 5. Кадетский корпус Виктора Палия

В фильме "Криминальная Россия" мы уже упоминали о фирме "Кадет-Анштальт", она же "Кадет Истэблишмент". По сведениям газеты "Завтра", "Кадет" имел двоякое отношение к "Нижневартовскнефтегазу". Во-первых, он выступал посредником при экспорте самотлорской нефти - то есть, по существу, при уводе денег из Нижневартовска за рубеж. При этом "Кадет" искусственно занижал цену экспортной нефти, а тарифы на ее перевалку в новороссийском порту, наоборот, платил завышенные. В итоге лишь за первое полугодие 1997 года из "Нижневартовскнефтегаза" было выкачано около 13 миллионов долларов.

Во-вторых, газета "Завтра" в том же 1997 году назвала "Кадет-Анштальт" фактическим собственником "Нижневартовскнефтегаза". Главного героя "Сливок" Виктора Остаповича Палия упоминание о "Кадете" явно задело за живое.

Ну, что касается экспортных операций ННГ, оставим эту тему до другого фильма. Хотя подчеркнем, что мы взяли эту информацию не с потолка, а из газетной публикации.

Впрочем, господин Палий периодически заявляет, что критические статьи о нем в московской прессе - заказные, проплаченные недоброжелателями.

Зря он, конечно, так огульно обвиняет в продажности всех московских журналистов. Среди них много честных профессионалов, верных своему долгу, а уж "Завтра" - газета пусть тенденциозная, но не торгующая своим именем. Но, чтобы избежать всяких недоразумений, на сей раз процитируем западные издания. Вот что сообщало в конце 1997 года информационное агентство "Рейтер", которое на весь мир славится своей информированностью и объективностью.

С телетайпной ленты "Рейтера", 20 ноября 1997 года"
Девять процентов акций ТНК были обменены в числе пакетов акций других нефтяных компаний на пакет акций банка МЕНАТЕП в 1996 году. Этот пакет акций после ряда переоформлений находится в собственности компании Cadet Establishment, зарегистрированной в Лихтенштейне.

А американский журнал "Кэпитал маркетс Рашша" в это же время разъяснил связь "Кадета" с Палием. Американских журналистов также нельзя заподозрить в продажности. Их журнал ориентирован на инвесторов - он дает рекомендации американским же бизнесменам, которые собираются вкладывать деньги в российские проекты. И, если эти бизнесмены просто заподозрят журнал в необъективности, на нем можно будет сразу ставить крест. Потому что издание, дающее необъективные советы, просто не станут читать.

Итак, вот что писал этот журнал 2 декабря 1997 года.
Логотип журнала Capital Markets Russia, на переднем плане - название статьи и цитата на английском, цитата на русском.
Paly Plays Defense, Offense In Battle for Nizhnevartovsk
Paly, through offshore registered Cadet Establishment, owns 9 percent of Tyumen Oil.

Из статьи "Оборона и наступление Палия в битве за Нижневартовск", автор - журналист Гари Пич:
"Палий владеет 9 процентами акций Тюменской нефтяной через компанию "Кадет Истеблишмент", зарегистрированную в офшорной зоне"

Обратите внимание, именно Палий, Виктор Остапович. Он распоряжается 9% акций огромного предприятия через малоизвестную фирму, местонахождение которой даже не сразу на карте найдешь. Вот и господин Палий путает, будто "Кадет" зарегистрирован на Каймановых островах.

Лихтенштейн расположен гораздо ближе к нам, чем Кайманы, но для обычного россиянина это страна не менее загадочная. Здесь, пожалуй, необходимо дать еще одну справку по географии.

Княжество Лихтенштейн. Европейское государство-карлик, зажатое в Альпийских горах между Австрией и Швейцарией, на правом берегу Рейна. Площадь - всего 158 км2. Население в 1999 году - 32 тысячи человек, столица - город Вадуц с населением 5 тысяч человек.
В числе основных отраслей экономики - горнолыжный туризм, электроника и печатание марок, высоко ценимых филателистами. Но в финансовом мире, особенно среди теневых дельцов, Лихтенштейн известен прежде всего как удобная офшорная зона.

Вот что сообщала о ней одна украинская адвокатская фирма.
Мы предлагаем инвесторам возможность воспользоваться преимуществами Лихтенштейна, освобожденного от налогов, с гарантированным законодательством высоким уровнем конфиденциальности. Валютный контроль в Лихтенштейне отсутствует.

Позднее эта идиллическая ситуация несколько изменится. Под давлением мирового сообщества, о чем мы уже рассказывали, офшорные зоны начнут постепенно закрываться. Швейцарцы начнут расследование дела Бородина, полиция Монако заинтересуется счетами Палия.

В сентябре 2000 года Парламент Лихтенштейна примет закон об отмене полной банковской тайны, а Ассоциация банков официально утвердит новый кодекс поведения финансистов. Теперь, открывая в Лихтенштейне банковский счет, необходимо сообщать банку личность подлинного владельца денег.

Столь ценимая некоторыми бизнесменами конфиденциальность вкладов уйдет в прошлое. Однако низкие налоги останутся - в год по одной десятой процента от заявленного капитала. Ну, а пять лет назад все было совсем гладко. Можно было никому не говорить, кто подлинные владельцы фирмы, кто владеет банковскими счетами. Эти удобства привлекли в Лихтенштейн и братьев Черных, и Виктора Палия. Опять-таки, центр Европы - и до Швейцарии, и до того же Монако рукой подать.

Обратите внимание: фирма называется "Кадет-Анштальт". По законам Лихтенштейна, "анштальт" - это фирма, которая в самом Лихтенштейне никаких дел не ведет. Она занимается тем, что держит пакеты акций компаний в других странах. Вот вам и наглядный пример: "Кадет-Анштальт" ничего в Лихтенштейне не делает. Она держит пакеты акций "Нижневартовскнефтегаза" в России.

Правда, в одном газета "Завтра" точно напутала - пакет не контрольный, а составлял тогда лишь 9%. Потом он снизился до 3,5% в обеих основных "дочках" бывшего ННГ - "Самотлорнефтегазе" и ННГП. Но эти пакеты все равно очень дорогие. Напомним, что лично Палию и - извините, из песни слова не выкинешь! - его жене принадлежало лишь по 1% акций.

Поэтому, вполне естественно, распространяться о своих связях с "Кадетом" Виктору Остаповичу было не с руки. Он якобы даже забыл, где эта фирма находится. Уж больно не вяжется образ борца за народное дело с подставными фирмами в альпийских княжествах. Да и с налоговыми органами общаться лишний раз, наверное, не хотелось бы…

Однако, само течение жизни не позволило Виктору Остаповичу забыть о Лихтенштейне. В декабре 2001 года Палий шарахнулся от упоминания про "Кадет", а в марте 2002 года вдруг не только вспомнил об этой компании, но и бросился на ее защиту. Что же случилось?

А случился обмен акций "дочек". Супруги Палий и "Кадет-Анштальт", в России больше известная под своим английским названием "Кадет Истеблишмент", обменивать акции не стали, а продали их ТНК. "Кадету" ТНК заплатила один миллиард двести тридцать пять миллионов рублей, или порядка сорока миллионов долларов.

Кстати, небольшое попутное замечание о нравах этих акционеров и о том, как они продавали акции. Процитируем еще одну газету - "Ведомости". Газета, правда, московская, но принадлежит она очень солидным иностранцам - английской "Файнэншиал Таймс" и американской "Уолл-стрит Джорнэл".

"Сам Палий говорит, что хотел обменяться, но тюменцы специально не подписали с ним договор. То же самое, по его словам, произошло и с Cadet. Но в ТНК утверждают, что миноритарных акционеров подвела излишняя бережливость. "У них был довольно крупный пакет, за перерегистрацию которого им пришлось бы заплатить реестродержателю порядка $ 100 000. Палий добивался, чтобы ТНК возместила ему и Cadet эти расходы. Пока они торговались, срок обмена истек".

Наши акционеры обладают пакетом в сорок миллионов долларов, но заплатить два с половиной процента от этой суммы в оплату необходимых формальностей они отказываются. Обратите внимание, что Палий при этом выступает от имени не только своего, но и "Кадета".

Итак, ТНК выплатила "Кадету" 40 миллионов долларов. Но суд неожиданно заблокировал эти средства по иску другого, менее известного акционера ТНК, некоего Константина Рыжкова. И вот "Кадет" поручила выступить своим представителем по этому спору… Догадались, кому? Вот именно, опять Виктору Палию! На сей раз Палий работает уже открыто - раздает в Москве заявления для прессы, где прямо называет себя представителем интересов "Кадета".

Кстати, эта история имела неожиданное продолжение. Дело в том, что у "Кадета" в Москве есть официальный представитель Валерий Матвейчук. Корреспондент газеты "Коммерсант" обратился к нему за комментариями относительно заявлений Палия. Но господин Матвейчук - внимание! - отказался беседовать с "Коммерсантом", поскольку, цитируем, "не получил на этот счет указаний от господина Палия".

А кто может давать указания? Только хозяин. Поэтому Палий и дергается так. Это не деньги "Кадета" зависли, это ЕГО деньги зависли.

Господин Палий! Просим понять нас правильно. Мы вовсе не злорадствуем по этому поводу. Мы желаем Вам поскорее получить причитающиеся Вам - простите, "Кадету" из Лихтенштейна - сорок миллионов долларов. Как бы Вам ни достались акции, но сорок миллионов, уплаченные за них ТНК - это Ваши законные деньги.

Не забудьте только указать их в очередной декларации о доходах. Кстати, у России с Лихтенштейном нет соглашения об избежании двойного налогообложения, так что в России эти доходы все равно будут обложены налогом. 13 процентов от 1 миллиарда 200 миллионов рублей - это примерно сто шестьдесят миллионов рублей налога. Который, надеемся, существенно пополнит городской бюджет. Это будет и честно, и по-настоящему щедро.

Золото Палия. Часть 6. Акционирование !!!!

В делах "Нижневартовскнефтегаза" фигурирует компания "Кадет-Анштальт", она же "Кадет Истеблишмент", зарегистрированная в офшорной зоне - альпийском Княжестве Монако. В 1997 году "Кадету" принадлежало 9% акций ННГ, к 2002 году эта доля составила по 3,5% акций ННГП и СНГ.

По сведениям московской газеты "Коммерсант-дейли", "Кадет-Анштальт" принадлежит Виктору Палию. Виктор Остапович регулярно выступает от имени "Кадет-Анштальта" и даже выплатил за него в конце прошлого года около 100 тыс. долларов из своих личных средств, чтобы тот переоформил акции дочерних предприятий в акции ТНК. Переоформление, правда, так и не состоялось, в итоге акции Виктора Палия, его жены Любови Палий и "Кадет-Анштальта" были выкуплены ТНК. Общая сумма средств, полученных четой Палиев и "Кадетом" за акции нижневартовских предприятий, составила свыше одного миллиарда двухсот миллионов рублей.

Каким образом 9% акций "Нижневартовскнефтегаза" могли осесть у фирмы Палия? Причем здесь далекий Лихтенштейн? Чтобы ответить на эти вопросы, придется заглянуть на десятилетие назад, на самую зарю ельцинско-гайдаровских реформ.

В российскую историю ХХ века первая половина 90-х годов войдет как смутное время. Эпоха первонакопления капитала. Чековые аукционы и свобода торговли, дикая приватизация и повальные неплатежи, кровавые разборки по всей России и расстрел Белого дома в столице, "МММ" и "черный вторник" 1994 года, заказные убийства банкиров и чеченские авизо, первые "новые русские" и "Русский дом Селенга"… Эпоха разнузданного, оголтелого, звериного капитализма.

Именно тогда из ничего, из воздуха, были сколочены огромные состояния. Сверху крикнули: "Воруй, что можешь!". Чубайс и его команда осчастливили народ - раздали всем ваучеры, никому толком не объяснив, что с этим делать. Вот в эту бурную эпоху и начинается повесть под названием "приватизация ННГ".

Но сначала отступим еще на полшага назад, в ноябрь 91-го. Период полной неясности, между августовским путчем гэкачепистов и Беловежской пущей. СССР еще существует на последнем издыхании, но советское правительство уже не функционирует. Ельцин своим указом упразднил союзный Миннефтегазпром, а российская структура не его замену вообще не создана.

Все предоставлены сами себе. И вот, в этот самый момент Совет руководителей "Нижневартовскнефтегаза" принимает решение о преобразовании его в государственную нефтяную компанию. Виктор Палий, в то время генеральный директор объединения, сообщает о дальнейших планах: провести акционирование во второй половине 92 года.

Из графика ННГ немного выбился. Акционирование началось только в 93 году. Палий тогда заявил, что документы были подготовлены вовремя, но правительство в Москве затормозило их оформление. Хотя, как объяснял Виктор Палий рабочим, реального смысла в этом акционировании все равно не было.

Из рождественского интервью Виктора Палия газете "Нефтяник", январь 1993 года:
"Палий: Я думаю, что в сегодняшних условиях, когда нам по-прежнему диктуют сверху обязательные объемы и направления госпоставок, определяют размеры квот, цены, структуру, говорить о принципиальных изменениях в пользу рыночных отношений просто наивно.

Вопрос: Выходит, что объединение просто сменит вывеску, я вас правильно понял?
"Палий: Совершенно правильно. И не только объединение

Пока будет существовать вывеска. Видимо, кто-то очень заинтересован показать всей общественности, в том числе мировой, что реформы у нас идут полным ходом".

Итак, Палий успокоил публику: не переживайте, настоящего акционерного общества все равно не получится, так что от акций толку будет мало. Но, пояснил Палий, каждый работник "Нижневартовскнефтегаза" может приобрести акции родного предприятия на 40 тысяч рублей: на 10 тысяч сдать ваучер, а еще 30 тысяч заплатить наличными. Забавно, что тогдашний обменный курс почти совпадал с нынешним, деноминированным: около 30 рублей за доллар. Итак, каждому работнику, в обмен на ваучер и тысячу долларов наличными, был обещан микроскопический и ничего не решающий пакет акций ННГ.

А что тогда была тысяча долларов? Напомним, что в январе 92-го Гайдар отпустил цены и фактически конфисковал вклады трудящихся в Сбербанке. У предприятий нет денег, а правительство монетаристов отказывается печатать новые. В стране начинаются повальные неплатежи и увольнения. Денег у народа начинает катастрофически не хватать.

Вот как охарактеризовал тогдашнюю обстановку сам Виктор Палий:
Из отчетного доклада Виктора Палия на первом собрании акционеров "Нижневартовскнефтегаза" 17 февраля 1995 года:

"Несбалансированность цен, многочисленные налоги, прогрессивные штрафы и пени за несвоевременные расчеты с бюджетами, таможней в условиях неплатежей за отгруженную продукцию, смехотворная цена на газ, установленная Минтопэнерго, сделали наше производство убыточным".

Виктор Остапович - в своем амплуа. Он много и убедительно говорит о вине московского правительства. Палий говорит правду, только правду, и ничего, кроме правды. Но не всю правду.

А вся правда заключается в том, что к тому времени Виктор Палий сам уже научился эксплуатировать "Нижневартовскнефтегаз", как дойную корову. Напомним, что в 1992 году - то есть еще до начала акционирования ННГ - в далеком Княжестве Монако, в Итало-швейцарском банке "Би-Эс-Ай" были открыты счета Палия. Тот самый "КРИМ", то есть "Сливки", и "Эм-Эм-Джи Холдингс". А на рубеже 1994-95 годов, когда Палий произносил свои гневные обвинения в адрес Москвы, счета уже вовсю функционируют. На счет "Сливки" от неизвестных банков с Каймановых островов Палию ежемесячно "капают" сотни тысяч и миллионы долларов. Это доллары, недоплаченные рабочим, изъятые из реконструкции Самотлора.

Вот почему Палий так бесстрашно клеймил правительство - Гайдар и Чубайс служили для него своеобразным громоотводом. Какие беды с Нижневартовском ни случатся - во всем, как говаривал Ельцин, виноват Чубайс. Все же знали, что молодые реформаторы губят экономику страны. А под таким замечательным прикрытием можно и себе что угодно прикарманить, списав на Москву любые хищения.

А связь этих хищений и приватизации - самая прямая. Есть известная схема, по которой в девяностые года было приватизировано много прекрасных российских заводов и фабрик… Существо ее довольно простое.

Итак, есть некое богатое предприятие - например, тот же "Нижневартовскнефтегаз". С помощью различных махинаций директор выкачивает из него деньги. Эти деньги оседают в частных фирмах, принадлежащих самому директору, в России и за границей. Вы уже знаете некоторые такие фирмы: "Кадет Истеблишмент" из Лихтенштейна, "Рамойл Холдингс" из американского штата Флорида. Еще один вариант ограбления родного предприятия вызвал уважение даже у такого прожженого профессионала, как Чубайс.

Из выступления Анатолия Чубайса на заседании правительственной комиссии по неплатежам: 
"блестящая 'схема Палия' - так, видимо, она в историю и войдет - агентское соглашение с самим собой. АО 'Нижневартовскнефтегаз' заключает агентское соглашение с АОЗТ того же имени; и там, и там руководителем - Палий. В одно идут деньги, в другом остаются долги. Вот вся схема, предельно простая: у одного на счетах 1,5 триллиона, у другого - 1,5 триллиона задолженности... По-хорошему, такая штука должна быть основанием для уголовного преследования".

В итоге ограбленное предприятие начинает тонуть в долгах, ветшает и становится все менее привлекательным для серьезных инвесторов. А фирмы-паразиты, напротив, становятся все богаче.

Но это только до той поры, пока предприятие не объявят к продаже. Вот тут-то эти фирмы-паразиты и выказывают готовность его купить. И платят за его акции деньгами, которые из самого предприятия и выкачали. Таким образом, директор фактически за бесплатно переводит свое предприятие из государственной в частную собственность.

Акционирование "Нижневартовскнефтегаза" продлится весь 93-й и 94-й годы, и все это время ситуация для рабочих будет только усугубляться. На лето 94 года задолженность ННГ перед бюджетом составит уже 270 миллиардов рублей, долги по зарплатам - еще 84 миллиарда рублей. Из города начался стихийный отток населения. Таким образом, рабочих фактически подталкивали не выкупать акции или, выкупив, продать их поскорее.

Психологический фон, созданный при активном участии самого генерального директора ННГ, для этого был самый подходящий. Предприятие постоянно лихорадило, шли разговоры о новых сокращениях штатов и даже о банкротстве. Действительно, трудно жить компании, с которой постоянно снимают сливки в иностранной валюте. Дивидендов по акциям "Нижневартовскнефтегаза" за 94 год было решено не выплачивать. В общем, создавалось полное представление, что акции ННГ - бумаги без реальной ценности, и чем скорее их пропьешь, тем лучше: мол, с паршивой овцы хоть шерсти клок.

А тем временем в руках "Кадета" скапливается целых 9% акций "Нижневартовскнефтегаза", стоимостью во десятки миллионов долларов. Генеральный директор ННГ Виктор Палий постоянно твердит: "Так плохо еще не было! Как дальше жить, не знаем!". Его послушать, так Самотлор скоро вообще закроется. А акционер ННГ Виктор Палий продолжает через свои фирмы скупать акции родного предприятия. Значит, на что-то все-таки надеется. Так какому из двух Палиев надо верить - тому, который вещает, или тому, который вкладывает свои деньги?

Золото Палия. Часть 7. Несостоявшийся президент.

Решение об акционировании "Нижневартовскнефтегаза" было принято в ноябре 1991 года, за месяц до распада СССР. Сам процесс первичного акционирования растянулся с 92 по 94 годы - акции ННГ распределяли среди рабочих за ваучеры и деньги. Виктор Палий, занимавший тогда пост генерального директора "Нижневартовскнефтегаза", принимал активное участие в этом процессе.

В первой половине 90-х годов ННГ переживал тяжелые времена. Для этого были объективные причины, связанные с общим кризисом в России и серьезными ошибками в деятельности российского правительства. Но в немешей степени в проблемах ННГ виноват и сам Палий, который все это время выводил деньги из родного предприятия и зачислял их на свои банковские счета в офшорных зонах. Часть этих средств потом вернулась в Россию. На них были выкуплены акции ННГ и его дочерних предприятий. Таким образом, на одном полюсе Нижневартовска оказались рабочие, которым по нескольку месяцев не платили зарплату, а на другом - Палий и его подручные, скупавшие акции ННГ. К 1997 году близкая к Палию фирма "Кадет-Анштальт", зарегистрированная в Княжестве Лихтенштейн, обладала пакетом акций ННГ в 9%.

Кстати, "Кадет-Анштальт" - не единственный пример. В середине девяностых появился у ННГ еще один хитрый акционер - некая торговая фирма "Конкордия-Гольф", президентом которой был один из членов совета директоров "Нижневартовскнефтегаза". "Конкордия" продавала на экспорт нефть ННГ, а потом совместно с одной американской фирмешкой, зарегистрированной опять же в офшоре, на Кипре, взяла и скупила большой пакет акций ННГ. Скупила, отметим, за деньги, выкачанные из самого "Нижневартовскнефтегаза".

Если предприятие небольшое, то его можно так и целиком выкупить. Но "Нижневартовскнефтегаз" - это крупнейшее нефтедобывающее объединение. Его приватизация долгие годы была фактически запрещена.

Палия это сильно расстраивало. Газета "Нефтяник" в 94 году, явно со слов своего гендиректора, сетовала на первой полосе: "Кто в нашей многострадальной стране нас купит с одним триллионом долгов? На Западе, не исключено, и нашелся бы покупатель. Но ему нас не продаст наше родное государство, которое является владельцем контрольного пакета" . Что это за "покупатель на Западе", мы уже знаем: это, конечно же, серьезная нефтяная компания типа "Кадет-Анштальта". Но ему действительно не продадут. Казалось бы, Ельцин разрешал приватизировать все, что угодно. Но для нефтяной промышленности и других стратегических отраслей все же было сделано исключение. Среди работников и частных акционеров были распределены только небольшие пакеты акций, и все.

Правда, как показывает пример акционера Палия, даже эти сравнительно маленькие пакеты могут принести очень большие деньги. Но Палию этого мало. Для него сорок миллионов долларов - далеко не предел.

И то сказать: Виктор Остапович проявил большую сноровку в овладении собственным предприятием. Сказать, что он совсем ничего не приватизировал, было бы неверно.

Один способ мы уже знаем: задешево продавать нижневартовскую нефть своим же, прикормленным фирмешкам. Предприятие остается государственным, нефть - тоже, зато прибыль - лично Палия.

Второй способ, также популярный у Виктора Остаповича и ему подобных - это так называемый вывод активов. Схема тоже простая. "Нижневартовскнефтегаз" приватизировать нельзя без особого решения президента. Но зато можно вложить деньги или имущество "Нижневартовскнефтегаза" в другое предприятие - а вот его уже приватизировать. В результате ННГ остается государственным предприятием, но обедневшим. А рядом с ним на глазах богатеет частное предприятие, где Виктор Остапович своего не упустит.

Одна такая история произошла 27 марта 1992 года. "Нижневартовскнефтегаз" выступил учредителем фирмы под названием "Нипек" - Народная инвестициционно-промышленная Евро-Азиатская корпорация. ННГ вложил в "Нипек" миллион рублей государственных денег - сумму по тем временам очень солидную. Виктор Палий, соответственно, вошел в Совет директоров "Нипека".

В 1993 году дотошные нижневартовские журналисты узнали о существовании "Нипека", и вот тут началось что-то непонятное: финансисты ННГ почему-то начали дружно отрицать хоть какую-то связь с этой корпорацией. Мол, не перечисляли никаких денег, а если что и было, так мы не помним и документов не имеем. Журналисты тогда всей правды так и не добились, но почуяли что-то неладное.

Из статьи в газете "Нефтяник" 19 января 1994 года: 
"Где гарантия, что нет еще такого же "Нипека", где объединения также является учредителем, хотя ни трудовой коллектив "Нижневартовскнефтегаза", ни даже его финансовая служба ничего об этом не знают…"

И действительно, одним "Нипеком" дело не ограничилось. "Нижневартовскнефтегаз" стал учредителем по меньшей мере трех банков - "Югорского", "Нефтепромбанка" и "ЗапСибКомбанка". Виктор Остапович давно уже не руководит ННГ, а хлебные места в банках сохранил.

Вот, например, "Нефтепромбанк". Он создавался в 1992 году с участием ННГ и уже известного нам "Нипека". Сначала этот банк даже назван был в честь "Нипека" - "НИПЕбанк". Впоследствии его приватизировали, сейчас он стал частным и входит в число ста крупнейших банков России. У Виктора Палия остался пакет акций "Нефтепромбанка" и кресло члена Наблюдательного совета банка.

"ЗапСибКомбанк" создан в 1990 году. В 2000 году занимал 34 место среди всех банков России по сумме своих активов. В "ЗапСибкомбанке" Палий остался заместителем председателя Совета директоров. В общей сложности за 2000 год Палий получил за исполнение своих несложных банкирских обязанностей около 700 тысяч рублей. А по вкладам в банках ему набежало процентов и прочих выплат еще на два с половиной миллиона.

Но это, все-таки, мелочи, это не палиевский размах. Он же генерал до мозга костей. Ему нужен не маленький пакет акций ННГ ценой в сорок миллионов долларов, ему нужен весь Нижневартовск, со всеми его недрами.

7 февраля 1995 года в "Нижневартовскнефтегазе" проходит, наконец, первое собрание акционеров. Собрание не без скандала избирает Палия генеральным директором и председателем Совета директоров ННГ. Таким образом, у Виктора Остаповича сохраняется широкое поле для маневра - прежде всего, для маневра деньгами вартовчан.

И это было очень вовремя для Палия. 95 и особенно 96 годы стали для нефтной промышленности поворотной точкой: ее начали делить. Борис Березовский взял несколько крупных предприятий, сколотил из них государственную компанию "Сибнефть", а потом ее же и приватизировал. Владимир Потанин точно так же создал и приватизировал "Сиданко". Палию оставалось только поступить по их образу и подобию - создать на базе ННГ вертикально-интегрированную компанию и приватизировать ее. Не по мелочи, через офшоры, а по-крупному - чтобы раз и навсегда.

Сейчас, вероятно, многие подзабыли - а новые жители могут и не знать - но Тюменская нефтяная компания была создана в том же 95 году при самом активном участии Палия. Да-да, именно Палий и создал ту самую ТНК, с которой теперь так энергично воюет.

Главным партнером Палия в этом деле стал Юрий Шафраник - известный в отрасли человек, ранее министр топлива и энергетики России. Шафраник создавал ТНК "сверху", через Кремль и Белый дом, а Палий - снизу, из Нижневартовска. Со временем, правда, союзники разругаются. Виктор Остапович вообще часто ссорится с людьми: во-первых, темперамент у него жгучий, во-вторых, он слишком не любит делиться своими победами. Как только запахнет реальными деньгами - пора избавляться от партнеров. Шафраник в конце концов отступит, уйдет в Москву, в созданную Лужковым Центральную топливную компанию. Перед Палием замаячит перспектива стать единоличным руководителем и хозяином ТНК.

Из сообщения пресс-службы "ОАО Нижневартовскнефтегаз" от 6 марта 1997 года: 
"Действительно, в Тюменской нефтяной компании ожидается смена руководства,- сказал Палий.- Сейчас рассматривается вариант, при котором я, оставаясь Генеральным директором ОАО Нижневартовскнефтегаз, займу должность и Президента ТНК. Думаю, что в интересах компании мне нужно согласиться на это предложение, поскольку это лучший из предложенных вариантов, и в первую очередь для развития топливно-энергетического комплекса в целом".

Вот так, скромно и со вкусом. Избрание Палия президентом ТНК - наилучший вариант для развития российского ТЭКа. Похоже, Палий действительно так думал. И, наверное, его партнеры в России, Лихтенштейне или на Каймановых островах с ним согласились бы.

Вот отсюда и проистекает ненависть Палия к ТНК. Никакая это не забота о городе или о родном предприятии, откуда сам Палий без стеснения вытягивал десятки миллионов долларов. Это просто обида. Вполне объяснимая человеческая обида на то, что в итоге ТНК досталась не ему. Палий ее создал, партнеров нашел, денег на ее покупку наворовал - а ее взяли, и из-под носа увели.

В наши дни очередную кампанию по обмену акций нижневартовских предприятий начала ТНК. Многие вартовчане не верят, что обмен будет честным. Что же, горький опыт их многому научил. Действительно, тружеников Самотлора однажды уже крепко обманули с акционированием.

Интересно, что роль рупора простого населения добровольно взял на себя бывший миноритарный акционер Виктор Палий. Тот самый Палий, который под шумок прихватил акций ННГ на сумму в сорок миллионов долларов. В то время как у рабочих стоимость их акций редко превышает тысячу долларов.

Несомненно, в советское время Виктор Остапович внес в освоение Самотлора большой вклад. Но неужели этот вклад в десятки тысяч раз больше, чем у заслуженного бурильщика, геолога или водителя УТТ? Они же начинали вместе, а многие - еще до Палия. Поднимали Самотлор, строили в сибирских болотах город-красавец Нижневартовск. Тогда все были равны и работали на общий результат.

Но оказывается, это лишь до поры, пока не появилась возможность красть. Одни люди так и продолжали честно трудиться, а другие не устояли перед соблазном. Для одних акционирование было надеждой на возрождение Самотлора, для других - способом личного обогащения.

Из интервью кадидата в народные депутаты РСФСР Виктора Палия газете "Ленинское знамя", 24 февраля 1990 года. 
Вопрос: А как Вы относитесь к акционерным предприятиям, государственно-кооперативным? 
Палий: Нормально отношусь… Но при условии, что в этих предприятиях будут работать порядочные люди, намеренные действительно приносить пользу обществу, а не ставящие во главу угла личную наживу любой ценой"

Золото Палия. Часть 8. Виктор Палий. Страницы ранней биографии.

В 1989 году Виктор Палий стал генеральным директором "Нижневартовскнефтегаза" и руководил им до 1997 года. За этот период он провел акционирование предприятия, путем махинаций сосредоточив в руках своей компании "Кадет-Анштальт" крупные пакеты акций ННГ и дочерних НГДУ. За эти пакеты ТНК заплатила Палию и "Кадету" около 40 миллионов долларов.

Одновременно с акционированием, Палий наладил "откачку средств" из ННГ. Через оффшорные фирмы, махинации с экспортом нефти, учреждение различных компаний и банков Палий вывел из ННГ деньги и имущество на многие десятки, если не сотни миллионов долларов. Обогащение Палия происходило в период, когда работники ННГ месяцами не получали зарплаты.

Тюменскую нефтяную компанию также создал Палий совместно с бывшим министром топлива и энергетики Юрием Шафраником для того, чтобы приватизировать весь ННГ – вместе с добычными предприятиями Юга Тюменской области и Рязанским НПЗ. Противостояние Палия и ТНК связано лишь с одним: компанию приватизировал не он сам, а московские банкиры.

Итак, Виктор Палий оказался, как говорится, в нужное время на нужном месте. Он пришел к власти в ННГ в тот самый момент, когда сначала Россия развалила СССР, а потом развалили и распродали саму Россию. Палий – активный участник этого процесса. Кто-то гробил оборонку и армию, кто-то – село, а Виктор Остапович – Самотлор.

Столичные журналисты иногда представляют конфликт Палия с ТНК как конфликт нового бизнеса и старого "красного директора", оставшегося с советских времен. Это не так.

Настоящие "красные директора" душой болеют за производство, за коллектив. В том же Сургуте еще с советских времен нефтяниками руководит Владимир Богданов. Нижневартовцам не надо объяснять, как живет "Сургутнефтегаз" и его город. Виктор Палий – человек совсем другой формации. Он при первой же оказии начал "доить" свое предприятие, разваливать его по кускам и скупать эти куски по дешевке. При нем ННГ попал в банкротство, из которого вышел ценой огромных усилий и уже без Палия.

Признаемся, это было для нас загадкой. Как, почему произошло такое перерождение? Вроде бы, выдвиженец советской поры, грамотный инженер, производственник, общественник... И вот, всего за несколько лет он обернулся подпольным миллионером со счетами в швейцарских банках, офшорным дельцом, держателем акций нефтяных компаний и банков. Ответ пришел с довольно неожиданной стороны.

Оказалось, что Виктор Остапович стал героем большого журналистского расследования, явно подготовленного по сведениям, если не по прямой наводке, правоохранительных органов. Сразу несколько солидных изданий изучают возможность его публикации.

Надеемся, оно не затеряется в ряду аналогичных газетных разоблачений. Все-таки редко их персонажами становятся бывшие производственники. Обычно это банкиры, политики или крестные отцы мафии. Хотя, как показывает практика, действенность печатного слова уже не та. Сколько не пиши, ни говори с экрана, что человек ворует – а он жив - здоров, никто его не сажает, а на прессу он просто начхал.

Журналистам удалось заглянуть за глянцевый фасад официозных палиевских биографий. Трудовой путь Палия, его продвижение на верхи ННГ оказываются полны не самых красивых эпизодов. Это многое проясняет и в деятельности Палия на посту гендиректора.

Отдельные материалы журналистского расследования попали в наше распоряжение. Перескажем близко к тексту лишь некоторые его эпизоды.

"В институте Виктор звезд с неба не хватал. Говорят, что он не отличался особым умом, хотя уже тогда был юношей с гонором.

При этом в Московском институте нефтехимической и газовой промышленности имени Губкина (в просторечии "керосинке") Палий пользовался расположением преподавателей. Дело в том, что этот же институт закончил старший брат Виктора - Александр. Палий - старший пошел по научной стезе и до сих пор там преподает.

Виктор Палий закончил "керосинку" по специальности "технология и комплексная механизация разработки нефтяных и газовых месторождений". А затем новоиспеченный горный инженер отправился эти самые месторождения поднимать. Рассказывают, что в объединение "Куйбышевнефть" Палий попал не случайно. Дядя Виктора Палия – Петр – в то время работал главным инженером НГДУ "Первомайнефть". Так что племянник получил распределение "по блату".

Здесь, в цехе подземного и капитального ремонта скважин, Виктор работал слесарем, а потом мастером. В 23 года Палий становится старшим инженером НГДУ "Богатовнефти", а в 25 – начальником районной инженерно-технологической службы. Не бог весть, какая должность.

Видимо, Палию такое медленное повышение надоело, и он решил отправиться в главную нефтяную житницу страны – в Сибирь, где гораздо больше возможностей для карьерного роста.

В это время дядя Виктора Остаповича пошел на повышение и возглавил институт "Гипровостокнефть". Палий обратился за помощью к влиятельному родственнику. Дядя, в свою очередь, позвонил главному инженеру треста "Главтюменьнефтегаз" Николаю Дунаеву с просьбой перевести Виктора на работу в одно из объединений треста. На дворе был 1978 год, и нефтяники Западной Сибири старались уже набирать специалистов не из московской "керосинки", а из родного "индуса" (Тюменского индустриального института), ныне госуниверситета нефти и газа. Тем не менее Палия взяли на работу в самое мощное в стране объединение "Нижневартовскнефтегаз".

Вот такой старт карьеры картина. Учился, эксплуатируя репутацию старшего брата-умницы. Сам не блистал учебой, но был самоуверен – вернее, уверен в своем светлом будущем. По блату распределился в Поволжье, по блату перевелся в Сибирь. Может быть, грех за это осуждать Палия – ничто человеческое нам не чуждо. Все мы при социализме жили, и хорошо помним неписаные законы того времени. Речь о другом. О том, что именно благодаря семейственности и блату наверх часто выбивались далеко не самые талантливые и способные.

Итак, Палий попадает в "Нижневартовскнефтегаз".

"На Русском месторождении тогда организовали новое НГДУ "Заполярнефть". Виктору Остаповичу несказанно повезло – его назначили сразу на должность главного инженера. Кстати, инженером, как говорят бывшие коллеги, Палий был хорошим.

Впоследствии цепочка невероятных везений продолжилась. Начальник "Заполярнефти" проворовался и был снят с работы. Виктора назначили и.о. начальника, а в 1981 перевели в более престижное НГДУ "Урьевнефть". Но "Урьевка" постоянно не выполняла план нефтедобычи, и Палию регулярно доставалось за это от руководства объединения.

Год спустя у Палия возник конфликт с тогдашним гендиректором "ННГ" Федором Маричевым. "Урьевка" в очередной раз срывала выполняла план и по этому поводу царила жуткая "запарка". Внезапно Палий заявил, что ему нужно лететь в отпуск. Маричев отказал, потому что ситуация на производстве была крайне тяжелой. И тогда Палий швырнул на стол Маричева заявление об увольнении. Бросил все, сел в самолет и улетел".

Вот такой "широкий жест". Захотел человек в отпуск – и все бросил. Это не сила духа. Это элементарные упрямство и безответственность. Палий впоследствии еще не раз будет демонстрировать оба этих качества.

Вообще-то, в советское время за такую выходку человек раз и навсегда вылетал из системы Миннефтепрома. Но Палия почему-то – уж не по дядиной ли просьбе? – пожалели и перевели главным инженером на "Самотлорнефтехимпром".

"В декабре 1984 года Маричев уходит в систему Миннефтепрома и руководителем "ННГ" становится Леонид Филимонов. И в 1985 Палий возвращается в "ННГ" начальником цеха по добыче нефти и газа НГДУ "Черногорнефть", а затем переходит на должность главного инженера НГДУ "Мегионнефть".

Уже тогда Виктор Остапович начал "показывать зубы". Как-то раз в "Мегионнефти" случилась утечка нефти. Нефть растеклась до железнодорожного моста и прямо под ним загорелась. Железнодорожное движение пришлось остановить, и в результате Нижневартовск, Мегион и Лангепас остались без связи с внешним миром – остановились и грузовой и пассажирский потоки. Как главный инженер "Мегионнефти", за аварию отвечал Палий, и его вызвали на президиум "ННГ". Но Палий, виновник аварии, начал кричать и обвинять в случившемся всех вокруг, кроме себя. После собрания все разошлись в удрученными, однако Палия решили "осудить морально", но под уголовный суд не отдавать."

Остановимся еще раз на словах: "начал кричать и обвинять в случившемся всех вокруг, кроме себя". Палий всегда был таким. Может быть, именно тогда, отболтавшись от тюремного срока, Палий и оценил всю силу огульного критиканства. С годами менялись лишь объекты его критики – то российское правительство, то конкуренты, то генеральная прокуратура, то неверные друзья-партнеры по бизнесу в самом Нижневартовске. Короче, кто угодно, только не он сам.

Итак, Палий уцелел и даже остался в должности. А в 1987 году Виктора Остаповича назначают главным инженером самого объединения в ранге заместителя гендиректора.

"В этом же 1987 году Леонид Филимонов уходит на должность первого заместителя главы Миннефтегазпрома СССР, а на его место в ННГ пришел Виктор Отт. Но 2 года спустя Отта отправили на Кубу. В министерстве долгое время не могли решить, кто возглавит "Нижневартовскнефтегаз", поэтому объединение полгода руководилось и.о. К тому времени Совет министров СССР выпустил постановление, согласно которому рабочие, вернее советы трудовых коллективов, должны сами выбирать себе директора.

"16 марта 1989 года рабочие избирали гендиректора ННГ. Палий тогда вообще не выдвигался. Реальных претендентов было двое – Игорь Ефремов и Борис Волков. Несколько туров голосования завершились безрезультатно: силы кандидатов были практически равны. И вот тогда фамилия Палия фактически случайно выплыла в качестве временной компромиссной фигуры – до следующей конференции СТК, поскольку нельзя было оставлять ННГ вообще без директора."

Так что, когда Палий говорит, что директором его избрал народ – это очередная легенда. По сути Виктор Остапович был всего лишь временным министерским назначенцем. Тогда общественность Палия знала не очень хорошо, даже журналисты из многотиражки объединения в заметке о назначении нового гендиректора назвали Палия "Виктором Осиповичем". А в министерстве думали, что Палий недолгое время побудет и.о., а потом они найдут ему достойную замену. Но наступили времена перемен, и в министерстве все про Палия забыли. Так он и остался. Судьба вновь подыграла нашему герою.

Итак, карьера Виктора Палия советских времен – это странная смесь честолюбивого труда и блата, везения и откровенного нахрапа. Человек с юности демонстрировал пылкий темперамент и импульсивность, острый ум при отсутствии критического отношения к себе, амбициозность и карьерные замашки.

Во многом его продвижение, наверное, стало результатом тогдашней любви к крутым руководителям-самодурам. А во многом было просто плодом счастливого стечения обстоятельств. Палию надо отдать должное: он умеет ловить такие моменты. И оборачивать их на свое личное благо.

Материалы журналистского расследования о Викторе Палии в скором будущем появятся на страницах центральной прессы.