"Случайно ударился головой"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Губернатрр НАО Владимир Бутов: "По мне ж много уголовных дел"

1080297266-0.jpg С громкого скандала начался в четверг в Санкт-Петербурге судебный процесс над губернатором Ненецкого автономного округа (НАО) Владимиром Бутовым, обвиняемым в избиении сержанта ГИБДД Санкт-Петербурга. Потерпевший сержант внезапно отказался от своих прежних показаний и заявил суду, что оговорил Бутова, пояснив при этом, что сам случайно ударился головой и поцарапался о пистолет или браслет часов.

Подсудимые — губернатор НАО Владимир Бутов, представитель НАО в Петербурге Юрий Ермолаев и водитель Смольнинской автобазы — на заседание в Петроградский федеральный суд прибыли вместе. Они обвиняются в применении опасного для жизни и здоровья насилия в отношении представителя власти. Сидя на жесткой скамейке в суде, они шутили, губернатор Бутов много смеялся. Зато потерпевший сержант ГИБДД 34-летний Алексей Попов выглядел невеселым.

Конфликт, приведший стороны в зал суда, произошел 11 апреля 2003 года во время визита в Петербург Владимира Путина. Сержант ГИБДД Попов нес службу на перекрестке Большого проспекта Петроградской стороны и проспекта Добролюбова. Владимир Бутов, Юрий Ермолаев и водитель Чигирин съезжали на автомобиле «Форд-скорпио» с Тучкова моста на Ждановскую набережную.

Из рапорта потерпевшего Попова начальнику ГИБДД Петербурга полковнику Бугрову:

«Около 12.30 я заметил «Форд-скорпио», номерной знак А448АА, грубо нарушивший правила дорожного движения. «Форд» выехал на трамвайные пути встречного направления, при этом водитель реально создал угрозу трамваю». После чего «Форд», по словам Попова, выехал на полосу встречного движения и пересек перекресток на красный свет. Попов засвистел и, махая жезлом, выбежал на перекресток. «Мои сигналы водителю были видны и понятны. Он сначала притормозил, но потом увеличил скорость. На следующем перекрестке он остановился, так как начал движение поток машин в поперечном направлении», — доложил в рапорте Попов. Сержант успел добежать до остановившейся машины-нарушителя и потребовать документы, однако, как только зажегся зеленый свет, «Форд» вновь попытался скрыться. Попов принял решение организовать погоню, для чего остановил проезжавший мимо джип «Мерседес». Догнав «Форд», вновь потребовал документы.

Из показаний Попова на допросе у следователя горпрокуратуры по особо важным делам:

«Я подбежал к «Форду» и попытался открыть водительскую дверь, но она была заблокирована. В этот момент задние двери «Форда» распахнулись, и оттуда вышли два пассажира. Один — пониже, волосы русые, короткие, лицо холеное, другой — высокий, нормального телосложения. Потом я узнал, что тот, что пониже, — это Бутов. Бутов сразу стал на меня кричать, смысл его фраз сводился к тому, «как я посмел его остановить!», говорил, что сорвет с меня погоны прямо на этом месте, что я буду сегодня же уволен. Исполняя свои угрозы, Бутов обеими руками схватил меня за погоны, а второй мужчина схватил меня сзади за рукав левой руки. Бутов продолжал кричать, что меня надо стрелять, и если бы с ним была охрана, то меня бы уже пристрелили. В это время Бутов полез правой рукой за пазуху…»

Испугавшись, что Бутов и впрямь начнет стрелять, сержант, как он сам признался на допросе в прокуратуре, «вырвался, отбежал в сторону и выхватил табельное оружие». Затем он остановил проезжавшую мимо «газель», чтобы «засвидетельствовать хулиганские действия пассажиров «Форда», и убрал пистолет в кобуру. Однако водитель «газели» не пожелал участвовать в конфликте и вскоре уехал.

Далее, как следует из обвинительного заключения, «Бутов, продолжая реализацию преступного умысла, схватил Попова и нанес 2 удара в область головы, Ермолаев — один удар кулаком в область головы. Затем все трое обступили Попова и нанесли не менее 10 ударов в область головы и туловища. Попов получил сотрясение головного мозга, 10 ссадин лица, кровоподтек правой ушной раковины, тупую травму головы».

Как доложил в рапорте на имя начальника ГИБДД сам Попов, затем «подбежали сотрудники ГИБДД города Тосно (проезжавшие мимо.), которые и освободили меня от рукоприкладства».

На суде сержант Попов отказался практически от всех своих прежних показаний. Читая по бумажке, он изложил другую -»правдивую», по его словам, — версию произошедшего. Алексей Попов заявил, что принял решение оговорить Бутова, испугавшись гнева начальства. Потерпевший то и дело путался в показаниях, просился на перерыв и порой приводил столь нелепые объяснения, что вызвал недоумение не только у прокурора, но, похоже, даже у собственного защитника.

Попов предположил: «возможно, водитель «Форда» не видел», как он в первый раз махал ему жезлом и свистел, а скрылся с другого перекрестка потому, что просто не понял требований. (Ранее Попов утверждал, что все его действия были видны и понятны водителю.) Погоню на «Мерседесе», гнавшемся за «Фордом», Попов описал так:

- Я махал в окошко сбоку жезлом, потом достал табельное оружие и его тоже высунул в окно. Но водитель, возможно, меня не видел. Выходя из «Мерседеса», я стукнулся о стойку лобового стекла правой половиной лица. Поцарапался я, возможно, о пистолет или о браслет часов. Или я мог зацепиться щекой о ремень безопасности в «Мерседесе», так как водитель маневрировал.

Когда окровавленный и случайно покалеченный в «Мерседесе» Попов в третий раз попросил водителя «Форда» предъявить документы, тот отказался. После чего возникла словесная перепалка.

- Разговор шел на повышенных тонах, но Бутов меня не оскорблял. Все жестикулировали руками, возможно, ко мне притрагивались, чтобы привлечь внимание. Я был раздражен, возбужден погоней, — объяснил потерпевший Попов суду.

Он сообщил, что вынужден был отпустить машину нарушителей после звонка первого заместителя начальника Управления ГИБДД Петербурга Виктора Нилова. Для «разбора полетов» на место происшествия прибыл начальник Попова Николай Роговой, который, как уверяет Попов, отчитал его. Он заявил, что ему «надоело разбирать конфликты», и предложил искать место работы в другом подразделении.

- Видя отношение к событиям Нилова и Рогового и поняв, что неприятностей мне не избежать, я принял решение оговорить Бутова, — признался суду сержант Алексей Попов.

После этого Попов поехал в травмопункт, «но не с целью оказания медицинской помощи». Там, по его словам, он симулировал сотрясение мозга. «А голова у меня не болела», — сказал Попов на суде. При этом ему каким-то образом удалось симулировать даже горизонтальный нистагм — сложное расстройство зрения, характерное для тяжелых ушибов мозга, которое симулировать в принципе невозможно. Врач травмопункта, осмотрев потерпевшего, принял решение о его немедленной госпитализации и вызвал «скорую». В больнице Попов не остался — «там были ужасные условия», но после полученных травм провел долгое время на больничном.

Сами подсудимые себя виновными не считают, они единодушно заявили суду, что «вообще не понимают», в чем их вина.

- Обвинение неконкретно, в нем не указано, сколько ударов, толчков нанес лично я и каковы последствия моих действий, — заявил суду Юрий Ермолаев.

- Большая часть обвинений, предъявленных мне, касается нарушения правил дорожного движения, но меня так и не привлекли за это к административной ответственности, — сказал водитель Владимир Чигиринов.

А Владимир Бутов суду вообще ничего говорить не стал.

- Вникать в то, что написала прокуратура, у меня нет времени, — сообщил он.

Позже, глава НАО заявил:

- То, что здесь происходит, — бред полнейший. Потерпевший — бедный человек, он просто перепуган был, наговорил что попало, а сейчас не знает, как из этой ситуации выйти.

По словам Бутова, в этом деле «все связано с нефтяными проектами, которые идут на территории округа. А эта ситуация просто использована, чтобы нагнетать обстановку вокруг моего имени». «По мне ж много уголовных дел», — признался с улыбкой Владимир Бутов.

Елена Роткевич

Оригинал материала

«Известия»