"Союзагромаш" Бабкина, Удраса и Рязанова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Союзагромаш" Бабкина, Удраса и Рязанова

Получив отказ на предложение продать руководящие должности в общественной организации, три миллионера из списка журнала "Финанс" зарегистрировали ее фиктивный клон

Оригинал этого материала
© Газета "Щит и Меч", origindate::06.08.2009

Атака клона

Елизавета Яланжи


Борьбе с рейдерами наше издание посвятило немало строк. "Щит и меч" не раз писал о громких захватах предприятий и коммерческих организаций, фиктивных банкротствах доселе процветавших колхозов, внезапных закрытиях спортивных комплексов.

Как правило, интерес рейдеров вызывают чужие деньги, имущество, лакомые куски земли. Впрочем, не только это. Бывает, что захватчики уже завладели всеми вышеперечисленными благами, а счастья все равно нет. Никто их не знает, не уважает, всерьез не воспринимает. И тогда их взор устремляется на другие, уже не материальные ценности, которые за деньги не купишь, силой не отберешь, а можно лишь создать годами напряженной работы: это имидж, репутация, положение, бренд. Но поскольку рейдеры созидать с нуля не привыкли, им все готовое подавай, а положительный имидж необходим для дальнейшего ведения "бизнеса", они используют знакомую и уже хорошо отработанную схему под рабочим названием "создание двойника". Кто станет вникать, где подлинный союз производителей сельхозтехники, созданный 10 лет назад, а где организация-клон с аналогичным названием, объединяющая рейдеров?

Союз разрушимый

С распадом СССР машиностроение пострадало значительно сильнее других отраслей. Оно было попросту развалено, министерства ликвидированы, все пущено на самотек. К 1997 году предприятия работали максимум на 5 процентов. Некоторые вообще стояли. И тогда три десятка директоров заводов со всей страны, производящих сельскохозяйственную технику, собрались вместе и решили создать что-то вроде корпорации, дабы сплотить отрасль. Так появился холдинг ОАО "Росагромаш". Но просуществовал он недолго - полгода. Директора сочли наилучшим создание уже некоммерческой структуры в виде союза. Так в 1998 году образовался "Союзагромаш" - некоммерческая организация для объединения бизнеса производителей сельхозтехники, представления их имущественных интересов в федеральных и государственных органах власти и координации работы всей отрасли. Членами союза стали более ста предприятий - производителей сельхозтехники и оборудования из России и Белоруссии. Союз предложил свою программу действий, которая была одобрена Советом Федерации Федерального собрания РФ.

В то время, в 2000 году, исполняющий обязанности. Президента подписал поручение, в результате реализации которого у союза появились соглашения с различными министерствами - Минэкономики, сельского хозяйства, образования, Госстандартом. В 2001 году было подписано соглашение с Министерством промышленности Республики Беларусь. А чтобы более тесно работать с регионами, союз заключил соглашения с ассоциациями экономического взаимодействия. А также подписал соглашение более чем с 20 субъектами РФ. "Созагромаш" организовал первые выставки-ярмарки, проведение мониторингов состояния машиностроительной отрасли, маркетинговых исследований, изучение рынка сбыта. А также под руководством Минэкономики, а затем и Минпромнауки с привлечением институтов и предприятий отрасли разработал стратегию развития тракторного сельхозмашиностроения, которая была одобрена Правительством РФ.

С 1999 года союз возглавил Аркадий Ошеров, заслуженный машиностроитель РФ, награжденный правительственными наградами специалист, который прошел путь от рядового токаря на Люберецком заводе сельскохозяйственного машиностроения имени Ухтомского до генерального директора этого предприятия, после окончания Академии народного хозяйства при Совете министров СССР руководил рядом подразделений в Министерстве машиностроения для животноводства и кормопроизводства и Минстройдормаше СССР, занимаясь вопросами развития и реконструкции предприятий отрасли.

Несколько лет работы "Союзагромаша" изменили обстановку в отрасли и переломили ситуацию. Предприятия стали получать реальную поддержку от государства. Постоянные обращения союза в адрес Правительства и Президента позволили решить вопрос субсидированного кредитования. Теперь кредиты предоставляются сельскохозяйственным товаропроизводителям и организациям агропромышленного комплекса сроком на 5 лет, причем не только на закупку запасных частей и удобрений, как было ранее, но и на закупку сельхозтехники и оборудования в рамках приоритетного национального проекта "Развитие агропромышленного комплекса". А федеральный бюджет возмещает заемщикам банка часть затрат на уплату процентов по кредитам. Специалисты союза были участниками разработки Закона о лизинговой деятельности и разработали предложения по развитию лизинга сельхозтехники в России.

Вместе с Министерством промышленности и другими структурами "Союзагромаш" отстоял и доказал в Госдуме необходимость создания внебюджетных фондов научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок (НИОКР) которые сегодня позволяют развивать науку, разрабатывать новые технологии, готовить кадры. Госдума утвердила механизм этих фондов. Теперь предприятия начисляют полтора процента от валовой выручки. Эти средства направляются на НИОКР, техническое перевооружение и подготовку перепроизводства новых машин и технологий и освобождаются от налога на прибыль и НДС.

Явление рейдеров

Все эти успехи и привлекли внимание рейдеров к "Союзагромашу". Впервые оккупанты появились на горизонте союза вместе с бывшим директором завода по производству комбайнов ОАО "Ростсельмаш" Павлом Покровским. "Ростсельмаш" был членом союза с первых дней его создания, а Покровский входил в совет директоров.

- Завод у него, как и у многих в ту пору, стоял, - вспоминает Аркадий Ошеров, - вот он этих "пацанов", пообещавших ему золотые горы, и подобрал, а потом привез к нам на совещание. В 2000 году они были лишь инвесторами завода, но успели скупить у рабочих "Ростсельмаша" 19 процентов акций.

- А вы в машиностроении когда-нибудь работали? - поинтересовался Аркадий Ошеров у визитеров.

- Нет, - ответили Константин Бабкин, Дмитрий Удрас и Юрий Рязанов, однокашники по столичному Физтеху. А уже через несколько лет, в 2007 году, журнал "Финанс" включит их в список российских миллионеров с одинаковыми состояниями в 130 миллионов долларов. Но тогда, в 2000 году, еще никто не знал, что за плечами неразлучных друзей уже несколько захватов предприятий. За несколько лет до появления в союзе однокурсники создали кооператив "Содружество", который впоследствии переименовали в "Новое содружество", и принялись "обрабатывать" "Московский мыловаренный завод". Успешно. Очень быстро превратились из поставщиков на завод разных химических элементов во владельцев предприятия. Через пару лет прибрали к рукам лакокрасочный завод "Эмпилс" в Ростове-на-Дону. Затем попытались, правда безуспешно, захватить Ульяновский авиационный завод "Авиастар-СП".

Впоследствии троица завладела ОАО "Ростсельмаш". В результате сложных манипуляций, вывода активов от завода осталась только вывеска. А все, что связано с производством, оказалось уже не у ОАО "Ростсельмаш", а у ООО "Ростсельмаш", собственником которого стали Бабкин и Ко. Правда, прежнего директора однокашники не выставили за порог, а назначили почетным председателем совета директоров с приличным содержанием.

- В 2004 году Бабкин обратился к руководству "Союзагромаша" с предложением продать руководящие должности в организации, - говорит Аркадий Ошеров. - Удивленные руководители ответили, что эта тема не подлежит обсуждению и только члены союза на общем собрании решают все кадровые вопросы.

А вскоре сотрудники "Союзагромаша" узнали из Интернета, что в марте 2005 кто-то под их вывеской собирается проводить в "Президент Отеле" общее годовое собрание членов "Союзагромаш". Представители союза отправили заявку на участие в этом странном мероприятии, приехали, но дальше проходной их не пустили. Охрана сказала, что в списке приглашенных таких фамилий не значится.

"Другие члены союза проходят мимо на собрание, спрашивают: "А что вы тут стоите?", а мы и не знаем, что сказать", - вспоминает Аркадий Ошеров. Оказалось, что за несколько дней до этого собрания Бабкин зарегистрировал в ИФНС № 46 города Москвы двойника союза с точно таким же названием, юридическим статусом и функциями, назначив себя любимого президентом "Союзагромаша", а своего подчиненного Евгения Корчевого - директором. И это притом, что в ФЗ № 7 "О некоммерческих организациях", в ст. 4, четко прописано, что "ранее зарегистрированная некоммерческая организация в установленном законодательством порядке имеет эксклюзивное право на свое название". То есть двойника регистрировать запрещено. Впоследствии руководство союза обратилось в ИФНС с просьбой объяснить, почему была зарегистрирована организация с таким же названием, как у них, и получили письменный ответ: "Мы не обязаны по регистрации юридических лиц отслеживать - двойник это или нет".

В результате, на приглашение в "Президент Отель" откликнулись представители 14-ти заводов. Подумали, что собрание проводит настоящий "Союзагромаш". Но из 131 члена союза только представители двух организаций согласились принять участие в этом мероприятии. Что, впрочем, не помешало Константину Бабкину и его команде изготовить протокол о якобы проведенном собрании, сместить руководство "Союзагромаша" и поставить на документе оттиски самовольно изготовленной печати.

- Новым членам союза нужно было получить государственную поддержку, попасть в лизинг, - считает Аркадий Ошеров. - Их никогда не интересовал "Союзагромаш" как орган, работающий на государство.

На основании этого липового протокола Корчевой по доверенности, подписанной Бабкиным, попытался внести изменения в ЕГРЮЛ по союзу в межрайонной ИФНС № 46. Ему отказали. Бабкин не унимался, обратился в Тушинский районный суд с иском к ИФНС. Но суд оставил это заявление без рассмотрения, ответив, что заявитель вообще не имеет полномочий предъявлять иски от имени союза. Бабкин пошел жаловаться в судебную коллегию по гражданским делам Московского городского суда, но вновь безрезультатно.

Затем посыпались иски в Люберецкий городской суд к самому Ошерову о защите чести и достоинства, деловой репутации и взысканий компенсаций морального вреда, обращения в Судебную коллегию по гражданским делам Московского областного суда, но везде Бабкину отвечали, что исковые требования не обоснованы.

Ограбление по-рейдерски

Однако вода дыру найдет. Вот и Бабкин с Корчевым нашли место, где получили нужное им решение. Где? Ну, конечно, в арбитражном суде Ростовской области! Все рядом - и "Ростсельмаш", и лакокрасочный завод. Хотя в ст. 35 Арбитражного процессуального кодекса прописано, что иск предъявляется по месту нахождения или месту жительства ответчика. Тем не менее суд вынес определение, которое запретило "всем третьим лицам вмешиваться в процесс ликвидации "Союзагромаша". Этот документ стал прелюдией перед формированием нового липового документа - протокола о проведенном общем собрании членов союза, в котором все те же действующие лица - Бабкин и Корчевой - сделали попытку на этот раз ликвидировать "Союзагромаш", только не свой, конечно, а настоящий, созданный в 1998 году. И тогда останется только двойник. Соперника не будет. Причем один из двух подписантов на этом протоколе вообще был признан не действующим юридическим лицом.

С этим протоколом Бабкин и Корчевой ввели в заблуждение Управление Федеральной регистрационной службы по городу Москве, которая внесла в ЕГРЮЛ запись о начале процедуры ликвидации "Союзагромаша" и смене генерального директора Ошерова на ликвидатора Корчевого. Cобытия стали развиваться с невиданной быстротой. Фортуна повернулась лицом к рейдерам.

С измененной выпиской мошенники подменили банковские карточки и захватили расчетный счет "Союзагромаша" с членскими взносами, который хранился в "Росбанке". Когда бухгалтер "Союзагромаша" пришел в банк за деньгами, его спросили: "А вы кто?" "Как кто? Мы же с вами работаем много лет. У нас договор с вами", - возмутился бухгалтер. Но было уже поздно. Один из руководителей "Росбанка" дал команду на смену карточек. И это при том, что предварительно союз письменно предупредил банк о возможной попытке рейдерского захвата.

"Упорство, с которым банк отказывается признавать свои ошибки, наталкивает нас на мысль, что кто-то из сотрудников банка вошел в сговор с Бабкиным и Корчевым", - считает Аркадий Ошеров.

А тем временем махинаторы через суд попытались признать недействительной реестровую печать "Союзагромаша" и обязать ГУП "Московский реестр" изготовить для них новую. Правда, безрезультатно. Но рейдеры не унимались. Корчевой подал иск в суд, но уже от имени "Союзагромаша", созданного в 1998 году, в котором он, кстати, никогда не работал, с требованием обязать Ошерова передать ему печать, бухгалтерскую, налоговую, финансовую документацию и материальные ценности. А какие материальные ценности у некоммерческой организации? Мебель да компьютеры. Но и теперь решение суда было не в пользу рейдеров, равно как и другое решение, где компания Бабкина "Новое содружество" просила суд признать недействительным подлинное собрание членов союза. Тогда, к слову, суд ответил, что "Новое содружество" никогда не являлось членом данного союза.

Житие во лжи

На данный момент "Союзагромаш", созданный в 1998 году, выиграл все суды. Вместо того, чтобы заниматься своей работой, Аркадий Ошеров несколько лет мотался по многочисленным заседаниям, противостоя высокооплачиваемым юристам рейдеров. Союз продолжает существовать. Вопреки всем стараниям рейдеров, ликвидация так и не состоялась. Но параллельно работает еще и "союз", созданный Бабкиным, который живет чужой жизнью. "Союзагромаш" Бабкина "нарисовал" хороший сайт, распространяющий ложную информацию - мол, союз был создан в 1998 году для координации работы отрасли. Руководство "Союзагромаша" написало заявление в Генеральную прокуратуру с просьбой призвать мошенников к ответу. Генпрокуратура дала поручение Кузьминской межрайонной прокуратуре. Оттуда материалы по признакам состава преступления, предусмотренного ст. 159 УК РФ, направили на проверку в ОБЭП Южного административного округа столицы, где в возбуждении уголовного дела было отказано. Прокуратура города признала это решение законным и обоснованным. Затем проверку проводил ОБЭП Юго-Восточного округа столицы. Но и на этот раз оперуполномоченный Гафуров вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. В УВД ЮВАО нам объяснили, что нечего обсуждать эту тему, раз состава преступления не нашли. Выходит, что в захвате расчетного счета, подделке документов и печати, использовании чужого названия никакого состава преступления, по мнению сотрудников окружного управления, нет. За подобными ответами, как правило, кроется одно - отсутствие желания работать, выполнять то, за что люди получают зарплату. Хочется верить, что начальник УВД ЮВАО города Москвы генерал - майор милиции Бородин думает иначе.

"Союзагромаш" написал письмо в Верховный суд РФ с просьбой разъяснить, как стало возможным, что ИФНС № 46 города Москвы зарегистрировал двойника, но получил ответ, гласящий: "ФЗ № 7 является законом прямого действия, но статья 4 не имеет судебной защиты".

Если говорить не юридическим, а человеческим языком, то сие означает, что наши законы далеко не совершенны, и это отнюдь не бином Ньютона. Этим фактором успешно пользуются мошенники и проходимцы разного уровня, имеющие юридическое образование, но не имеющие ни чести, ни стыда, ни совести.

Пазлы сложились

Завод "Ростсельмаш" - один из старейших в мировой отрасли. У завода славная и богатая история. Здесь работают тысячи замечательных людей, мужественно перенесших перестройку, безденежье, а теперь - экономический кризис. Некого винить, что у руля промышленного гиганта стоят люди, которые зарекомендовали себя не самым лучшим образом.

За последний год премьер-министр Владимир Путин дважды посещал завод "Ростсельмаш". Его волнует и состояние отрасли, и проблемы занятости населения. По окончании осмотра завода проводились совещания по вопросам развития сельскохозяйственного машиностроения. Итоги поездки премьера - принятие Правительством РФ ряда важных мер, направленных на поддержку российского производителя сельхозтехники. Перед премьером выступал Константин Бабкин в качестве президента "Союзагромаша", бросал реплики Евгений Корчевой. Аркадий Ошеров смотрел репортаж по телевизору.

"Да неужели Путин будет разбираться, кто такой Бабкин? У него что, других забот нет? - говорит Ошеров. - Завод-то крупнейший в отрасли. Обидно, что, прикрываясь вывеской "Союзагромаша", Бабкин тянет одеяло на себя и решает в первую очередь вопросы исключительно собственного бизнеса, а не предприятий отрасли, а их около 400, которые уже страдают из-за него".

Вот и весь сказ. Теперь все встало на свои места. Пазлы сложились. Почему Бабкин и Корчевой себя не жалеют, идут на все, чтобы стать во главе, по-сути, общественной организации? Зачем миллионерам дополнительные расходы на юристов, адвокатов? Просто, заботясь о проблемах отрасли, думая о России, можно увеличивать и приумножать свой личный капитал, направляя кредиты и государственные инвестиции на свой завод, личный. А все остальные подождут. Как только этого не понимают те, кто сидит рядом с Бабкиным в его союзе.

В некоторых фантастических фильмах случается сюжет, когда главный герой встречает своего двойника. Поначалу все замечательно, но затем двойник появляется у него на работе, в спортклубе, приходит в дом. И ни коллеги, ни дети, ни супруга не догадываются, что перед ними совсем не тот человек. Хорошо еще, если у героя есть верный пес, который, как правило, сразу все понимает… По закону жанра этот кошмар когда-нибудь заканчивается. Фильм завершается хеппи-эндом. Но это фильм… А где в реальной жизни найти такого режиссера?