"Спартак" слили банкиры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

  "Спартак" слили банкиры Хоккейный клуб разорился на распасовках отца и сына Антоновых и их приятеля Менделеева

Оригинал этого материала © "Ведомости", 26.05.2014, Инвестор не играет в хоккей, Фото: "Ведомости"

Светлана Петрова, Алексей Рожков, Елена Виноградова

«С 99%-ной уверенностью можно говорить о том, что ХК «Спартак» прекратит свое существование. Перед персоналом существует задолженность до пяти месяцев. Чтобы сейчас не платить долги, люди будут официально уволены», — заявил в середине мая коммерческий директор клуба Демьян Сидоренко ресурсу Championat.com. К 31 мая «Спартак» должен погасить долги, которых набралось почти на 300 млн руб., и гарантировать бюджет для участия в новом сезоне чемпионата Континентальной хоккейной лиги (КХЛ) — это еще примерно 700 млн руб., признается сотрудник клуба.

Закономерная история для клуба, прочно застрявшего в конце турнирной таблицы, растерявшего болельщиков и активы. Основанный в 1946 г. ХК «Спартак» (Москва) четыре раза становился чемпионом страны, но в последний раз брал медали (бронзу) в далеком 1992 году. Последняя настоящая звезда, уехавшая из «Спартака» в НХЛ, — Илья Ковальчук. Сейчас он играет за СКА из Санкт-Петербурга. «Спартак» уже в третий раз за последние 15 лет оказался без денег. Найти нового инвестора сейчас сложнее, чем раньше. Столичные клубы интересуют инвесторов только в том случае, если у них есть земля или недвижимость. Ничего такого у «Спартака» нет: его домашняя арена, дворец спорта «Сокольники», оказалась разменной монетой в банковском бизнесе его бывших владельцев.


Как помогали чиновники


В 1999 г. ХК «Спартак», принадлежавший Фонду имущества профсоюзов, переживал кризис — по итогам сезона игроки объявили забастовку из-за долгов по зарплате и вместе с болельщиками обратились к тогдашним президенту Борису Ельцину и мэру Москвы Юрию Лужкову с просьбой о поддержке. Она не осталась без внимания. Бывшие и действующие чиновники и политики — экс-премьер Виктор Черномырдин, Борис Грызлов и Александр Жуков, в то время депутаты Госдумы, экс-министр Виталий Артюхов учредили Фонд поддержки народной команды «Спартак». Президентом фонда стал Игорь Шабдурасулов, до сентября 1999 г. возглавлявший ОРТ, а с осени занявший пост первого заместителя руководителя администрации президента.

Он и стал новым хозяином «Спартака», вспоминает сотрудник клуба. Мэрия, тоже вошедшая в число совладельцев клуба, начала выделять «Спартаку» деньги: иногда, как зимой 1999 г., в виде бюджетных кредитов, а иногда — с использованием экзотических схем. Так, в 1999 г. Лужков своим постановлением поручил одной из крупнейших строительных компаний, СУ-155, перечислить «Спартаку» прибыль от продажи не менее чем 50 000 кв. м жилья, построенного по инвестконтрактам с городом. В 2000 г. вышло еще одно постановление, в соответствии с которым ДСК-1 и «Доходный дом «Базис и компания» должны были отдать клубу 30% выручки от продажи 80 000 кв. м в жилом комплексе, который власти разрешили построить в Ново-Переделкине на участке между Боровским шоссе и рекой Сетунь. Комплекс был сдан в 2003 г., «Спартак» свои деньги получил, вспоминает бывший сотрудник «Базис и компания». «А разве инвесторы тогда выбирали, с кем им делиться?» — отвечает он на вопрос, почему деньги достались именно этому клубу. Ни к участку, на котором велось строительство, ни к инвесторам «Спартак» отношения не имел — просто подобная разнарядка в то время была распространенной формой поддержки разных социальных проектов, вспоминает собеседник «Ведомостей»: «Город передавал на эти цели свою долю, которая тогда выделялась в инвестконтрактах, им так было удобно — не надо тратить бюджетные деньги». В СУ-155 не смогли вспомнить историю со «Спартаком».

Клуб взял под опеку Валерий Шанцев , в то время занимавший пост первого заместителя правительства Москвы: сам он болел за хоккейное «Динамо» (Москва), но охотно оказывал поддержку и другим командам. «Шанцев мог решить в Москве любой вопрос, поэтому бизнесмены в очереди стояли, чтобы проспонсировать клубы, оказавшиеся под его покровительством. Профит был понятен: когда во время матча стоишь в ложе рядом с вице-мэром, можно многое обсудить», — вспоминает знакомый чиновника.

Но в 2005 г. Шанцев был назначен губернатором Нижегородской области.


Как помогали банкиры


С Лужковым Шабдурасулову о поддержке клуба договориться не удалось. В конце сезона 2005/06 г. он заявил, что не может больше финансировать «Спартак», и начал поиски нового хозяина. Искать помогал бизнесмен Вадим Мельков, назначенный в июне гендиректором клуба. Он тогда же заявил, что пул инвесторов собран, но через две недели погиб при крушении самолета А310 в Иркутске. «Мельков был единственным связующим звеном между новыми инвесторами и клубом, поэтому все рассыпалось», — вспоминает один из бывших сотрудников хоккейного клуба. В августе 2006 г. «Спартак» объявил, что распускает команду и пропускает сезон суперлиги. А в октябре о намерении приобрести клуб заявила «Конверс-групп» Александра и Владимира Антоновых .

«Мы никогда не владели “Спартаком” и не финансировали его», — заявил «Ведомостям» Владимир Антонов, бывший совладелец литовского банка Snoras и голландского производителя спорткаров Spyker Cars. По его словам, дело было так. В 2007 г. к «Конверс-групп» с предложением о покупке клуба обратился Шабдурасулов. Антоновы в то время вели переговоры о продаже двух входящих в группу банков — «Конверсбанк-Москва» и Интерпрогрессбанка банкиру Герману Горбунцову . «Я рассказал ему о “Спартаке”, и он предложил сделать сделку в его интересах с премией для меня в $1 млн. Поскольку мы делали комплексную сделку и находились с ним в дружеских отношениях, плюс была предложена премия, по сути, за две недели работы, я согласился», — рассказывает Антонов.

Горбунцов, который сейчас дожидается в Лондоне решения по запросу Молдавии на его экстрадицию, подтвердил эту историю «Ведомостям». Клуб он купил у структур Шабдурасулова вместе с принадлежавшим экс-чиновнику дворцом спорта «Сокольники». Банкир говорит, что заплатил за дворец $35 млн, а клуб получил фактически бесплатно. Содержание «Спартака» обходилось примерно в $12 млн ежегодно. Дворец, зарабатывая на проведении различных мероприятий и сдаче в аренду ледового поля около 10 млн руб. в месяц, окупался сам и даже приносил немного денег команде, вспоминает Горбунцов: «Это была довольно дорогая игрушка, но я мог себе ее позволить».

В 2009 г. на Антонова-старшего в Москве было совершено покушение , Владимир Антонов и Горбунцов, опасаясь за свою безопасность, уехали из России.

Делами «Спартака» занялся приятель бизнесменов совладелец Инвестбанка Сергей Менделеев, в то время занимавший пост предправления в одной из структур Горбунцова — Столичном торговом банке (СТБ). «Менделеев всегда интересовался “Спартаком”, ему это нравилось», — вспоминает Горбунцов. Инвестбанк стал генеральным спонсором клуба.

В 2011 г. было объявлено, что Антонов, крупнейший бенефициар Инвестбанка, продал свою долю в банке новым акционерам, интересы которых представляет Менделеев. А вскоре головной структурой «Спартака» стало новое некоммерческое партнерство — «Столичный профессиональный хоккейный клуб «Спартак» (об этом можно судить по тому, что к этому предприятию перешла 2,9%-ная доля клуба в КХЛ), среди учредителей которого значились Антонов и Менделеев.

В 2012 г. стало известно, что крупнейшим бенефициаром Инвестбанка стал Сергей Мастюгин. А в 2013 г. доля «Спартака» в КХЛ оказалась у нового НП — «Хоккейный клуб «Спартак», среди учредителей которого значился Мастюгин.

«В 2006 г. с помощью тогдашнего министра спорта Вячеслава Фетисова удалось найти банкиров, которые за эти семь с лишним лет “тащили воз” и менялись. Последним инвестором был как раз Инвестбанк, принадлежащий Сергею Мастюгину», — комментирует изменения в структуре собственности клуба директор по связям с общественностью «Спартака» Александр Малышев.

«При Сергее Менделееве клуб существовал достаточно уверенно, несмотря на то что бюджет был небольшой и мы не могли замахиваться на высокие достижения. При Мастюгине же случился коллапс», — продолжает Малышев.

Заключался он в следующем: 13 декабря 2013 г. ЦБ отозвал у Инвестбанка лицензию, объяснив это недостоверной отчетностью банка и плохим качеством его активов. В январе банк был объявлен банкротом. У «Спартака» сразу начались проблемы с финансированием.

Мастюгин, по словам Малышева, просил КХЛ найти соинвесторов, но рассказывал, что не встретил там поддержки. «Осуждать за крах “Спартака” я его не могу — мы тоже искали [инвестора] пять месяцев и тоже не нашли», — признается Малышев.


Как исчезал дворец


Поиски инвестора осложняет то, что у «Спартака» нет ничего привлекательного для нового собственника. Особенно огорчает то, что нет никаких перспектив сделать из клуба хоть какой-то бизнес-проект, например начать девелопмент территории дворца в Сокольниках и т. п., считает партнер Deloitte Сергей Воропаев. Речь о дворце спорта «Сокольники» (два здания площадью более 16 000 кв. м, занимающие 4 га с лишним на границе с парком «Сокольники»). Мало того что он давно уже не принадлежит клубу, так еще и обременен большими долгами.

C20ae099952801692b2ba3cb19bb1264.jpeg
Дворец спорта "Сокольники"


Владельцы «Спартака» еще 15 лет назад думали о том, как с прибылью распорядиться этой недвижимостью, вспоминает бывший чиновник мэрии. Лужкову предлагали на утверждение два варианта: реконструировать дворец в спортивно-развлекательный комплекс или снести старую арену и застроить участок дорогим жильем, переселив клуб на другой стадион, уверяет собеседник «Ведомостей». Но мэрия большую стройку на границе с парком не одобрила.

В августе 2009 г. здания «Спартака» поменяли владельца: 53% акций ЗАО «Дворец спорта «Сокольники» (ДС «Сокольники») за 283 млн руб. перешли от промышленно-финансовой группы СТБ к кипрской компании «Анафайлд лимитед».

Горбунцов уверяет, что это произошло без его ведома. Полтора года назад СТБ подала иск о признании договора купли-продажи незаключенным, настаивая на том, что подписи банкира на документах подделаны, но доказать это не смогла.

«Судья запросила 10 нотариально заверенных образцов подписей Горбунцова, мы их предоставили, но судья без объяснения причин отказалась проводить на их основе экспертизу, заявив, что нужно его личное присутствие, — говорит адвокат Горбунцова Вадим Веденин. — Горбунцов не мог явиться в арбитражный суд, поскольку в это время [весной — летом 2012 г.] находился в коме в одном из лондонских госпиталей после покушения на него. Мы просили отсрочку, но суд навстречу не пошел».

За «Анафайлдом» стоял Менделеев, уверяет Веденин.

Адвокат говорит, что параллельно с подачей иска в арбитражный суд Горбунцов написал заявление в правоохранительные органы и проведенная во время доследственной проверки почерковедческая экспертиза показала, что подписи Горбунцова подделаны. «Примерно год назад, прошлым летом, следственным управлением УВД Восточного округа по факту хищения было возбуждено уголовное дело по ст. 159 ч. 4 (мошенничество в крупном размере), — сказал он “Ведомостям”. — Однако прокуратура ВАО без объяснения причин отменила постановление о возбуждении уголовного дела».

А арбитражный суд не признает милицейскую экспертизу — «они проводят свою и требуют личной явки в суд», но Горбунцов пока не может вернуться в Россию, продолжает Веденин: «Суд с Молдавией по-поводу экстрадиции — это долгий процесс». Все это время бизнесмен не может покидать Лондон, указывает адвокат. Прокуратура Молдавии обвиняет Горбунцова в мошенничестве.

Сам Менделеев считает, что в споре, была ли сделка законной и остается ли владельцем дворца Горбунцов, давно поставлена точка. «В чем спорность актива? Суд давно уже ответил на все вопросы. Все остальное — попытки выдать желаемое за действительное», — передал он «Ведомостям» через представителя.

Впрочем, ледовая арена уже не принадлежит ДС «Сокольники»: после сделки с «Анафайлдом» комплекс был передан компании «Ледовый дворец «Сокольники».


Как исчезала земля и появлялись кредиты


Сейчас «Ледовый дворец «Сокольники» ведет с московскими властями тяжбу, добиваясь оформления в собственность земельного участка под своими зданиями. В 2011 г. московские власти отказались заключить такой договор, ссылаясь на то, что участок расположен на территории объекта культурного наследия и территории природного комплекса. Но в 2012 г. суд признал это решение незаконным, обязав город подготовить договор купли-продажи земли. Город решение суда выполнил, но покупателей не устроила предложенная цена сделки, равная кадастровой стоимости земли, — свыше 1,5 млрд руб. Компания отстаивала в суде свое право выкупить участки по льготе, действовавшей до 2012 г., — за сумму, равную 30-кратной ставке земельного налога, т. е. за 139,1 млн руб., и выиграла две инстанции. Департамент городского имущества подал кассационную жалобу, рассмотрение которой назначено на 2 июня, сообщил «Ведомостям» представитель ведомства. Департамент не возражает против сделки, но считает, что компания не имеет права на приобретение участка по льготной цене, так как не является ее арендатором. При отчуждении зданий в пользу ЛД «Сокольники» право аренды земли осталось за ДС «Сокольники», — объясняет собеседник «Ведомостей».

Впрочем, владелец дворца «Сокольники» может вскоре еще раз поменяться. Комплекс заложен в Инвестбанке по полученным в 2010-2012 гг. кредитам на сумму 2,6 млрд руб., сообщили «Ведомостям» в Агентстве по страхованию вкладов (АСВ), которое назначено конкурсным управляющим банком.

Сроки погашения кредитов еще не истекли, и заемщики выплачивают основной долг. Но двое из них нарушили условия погашения процентов, поэтому АСВ будет подавать иски о взыскании задолженности и обращении взыскания на заложенное имущество, говорит представитель агентства. А после получения судебных решений приставы выставят эти объекты недвижимости на торги.

Кто заложил дворец и куда пошли заемные деньги? Знакомый Мастюгина считает, что это сделал Антонов. Комплекс был заложен Менделеевым — под расчеты за покупку Инвестбанка, которые, кстати, так и не были проведены, возражает Антонов.

Горбунцов тоже считает, что кредиты брали структуры Менделеева. Это делалось, чтобы Горбунцов при всем желании не смог вернуть себе дворец, «потому что он заложен-перезаложен», уверяет Веденин. «Как банкир могу только догадываться, под какие цели Менделеев брал кредиты — возможно, под собственный бизнес», — рассуждает Горбунцов.

«Кто сейчас владелец дворца — мы точно сказать уже не можем, — говорит адвокат Горбунцова. — Он несколько раз перепродавался, видимо, создавалась цепь добросовестных приобретателей».

В ХК «Спартак» уверяют, что не знают наверняка нынешнего собственника дворца.

Мастюгин отказался отвечать на вопросы «Ведомостей». Менделеев также не захотел обсуждать, кто владеет дворцом и контролирует заемщиков. «Я не знаю, какая дальнейшая судьба здания, — передал он “Ведомостям” через представителя. — Выйдет из-под залога или нет, зависит от погашения кредитов. Я понятия не имею, кто эти заемщики и собираются ли они гасить кредиты».

Кто бы ни стал владельцем стадиона, ему придется потратиться на его развитие. «[Дворец] построен к 70-м гг. и современным нормативным требованиям не совсем соответствует», — напоминает гендиректор ЛД «Сокольники» Сергей Игонин. Возможно, он станет рентабельным после реконструкции: «Но, возможно, проще снести и построить новый».

Корректно оценить ледовый дворец в Сокольниках сложно, так как такие объекты редко продаются на открытом рынке, говорит руководитель проектов по оценке активов консалтинговой группы «НЭО центр» Мергел Пилосян. Одно можно сказать точно: как правило, земельные участки для коммерческой застройки должны стоить не менее $100 000 за сотку, считает он. Получается, только земля под дворцом «Сокольники» стоит более $40 млн.

Ситуация с будущим «Спартака» не ясна, признался «Ведомостям» министр спорта Виталий Мутко. «Мы обращались к нескольким потенциальным инвесторам. Но кто сейчас даст несколько сотен миллионов рублей, по сути, просто так?» — спрашивает министр.

      • [ ]

Теории заговора

У экспертов и болельщиков свои версии причин, по которым клуб не может найти инвестора. Одна из них экзотическая: Путин не дает указания поддержать «Спартак», потому что сам болеет за хоккейный ЦСКА. Президента эта версия повеселила. «Это полная ерунда», — признался Путин «Ведомостям». Другую версию изложил «Ведомостям» один из менеджеров «Спартака». С нового сезона в КХЛ будут играть три новых клуба: финский Jokerit, «Лада» из Тольятти и клуб из Сочи (официального названия пока нет). Если «Спартак» останется в КХЛ, число клубов будет нечетным, что невыгодно лиге и ее тяжеловесам, говорит собеседник газеты. Совладельцы Jokerit — председатель совета директоров КХЛ, президент и председатель совета директоров ХК СКА Геннадий Тимченко, а также президент, председатель совета директоров ХК «Динамо» Аркадий Ротенберг, но «Спартак» мешает даже не им, а отдельным сотрудникам этих клубов, которые не хотели бы видеть столичную команду в КХЛ, полагает менеджер «Спартака». Ничего общего с действительностью эта версия не имеет, уверяет вице-президент ХК СКА Роман Ротенберг: «Среди владельцев клубов КХЛ налажены хорошие деловые отношения, все относятся друг к другу с уважением». Аргумент по поводу нечетного количества команд не выдерживает критики, продолжает он: при розыгрыше регулярного чемпионата по круговой системе четность или нечетность значения не имеет. Например, в сезоне 2011/12 в КХЛ было 23 команды, напоминает Ротенберг.

Кого сватали в "Спартак"

Поиски инвестора администрация ХК «Спартак» начала в декабре прошлого года. Тогда ветераны клуба написали письмо президенту Владимиру Путину с просьбой о помощи. «Пока никакого отклика», — сетует президент «Спартака», прославленный советский хоккеист Вячеслав Старшинов.

«Нет, ну что, президент должен ходить, каждому клубу инвестора искать? Это неправильно», — возмущается человек, близкий к Путину. Но вопрос помощи «Спартаку» с президентом обсуждался, продолжает собеседник «Ведомостей»: «Сказали, что есть крупные бизнесмены, готовые поддержать “Спартак”, но им нужно одобрение Путина. Тот сказал, что, конечно, одобрит. Но при разговоре с ними выяснилось, что они ждут не просто одобрения, а “прямого указания президента”, поскольку и так много тратят на спорт, а у хоккейного “Спартака” бизнес-перспективы очень сомнительные. Путин ответил, что не собирается ничего указывать, и на этом вопрос был закрыт».

Возможно, речь идет об акционерах «Лукойла» — Вагите Алекперове и основном владельце футбольного клуба «Спартак» Леониде Федуне, говорит знакомый этих бизнесменов. По крайней мере, в конце 2013 г. они собирались на встречу с Путиным и ждали, что на ней будет объявлено о том, что «Лукойл» берет под крыло и хоккейный «Спартак». Но тема неожиданно заглохла, вспоминает собеседник «Ведомостей». «Лукойл» изначально не собирался становиться партнером ХК «Спартак», заверил представитель компании.

До 15 января клуб мог продать некоторых хоккеистов и погасить часть долгов. Но незадолго до этого в «Спартаке» получили звонок о том, что «у клуба будет новый спонсор», вспоминает Малышев.

Долги «Спартака» сейчас около 250 млн руб., говорит он: «В первую очередь — по зарплатам игроков». Клуб должен авиакомпаниям, гостиницам и даже государству за неуплату налогов. Сколько «Спартак» должен КХЛ, Малышев раскрывать не хочет. «Насколько я знаю, лига давала клубу деньги тремя займами, — говорит он. — Первый — под залог нашей доли в КХЛ, большая часть этих денег пошла на зарплаты хоккеистам». Затем КХЛ дважды оплатила выезды. Под эти займы «Спартак» закладывал молодых игроков. «Один заем мы выкупили, второй просрочен и висит. Надеемся, что найдем деньги и вернем этих игроков», — говорит Малышев.

Бывший игрок «Спартака» Борис Майоров рассказывал, что поддержать клуб предлагали Прохорову и Вексельбергу. Лично к Вексельбергу по поводу «Спартака» никто не обращался, уверяет представитель бизнесмена Андрей Шторх. «К нам много кто обращается, если было бы интересно — поддержали бы», — говорит представитель «Онэксима» Прохорова.

КХЛ спасет как минимум молодежку «Спартака», которая в этом сезоне выиграла Кубок Харламова. Нельзя, чтобы чемпионская команда пропала, уверяет человек, близкий к лиге. Но обсуждается и вопрос погашения долгов клуба, знает он. Представитель КХЛ от комментариев отказался.  

Ссылки

Источник публикации