"Спасибо Ходорковскому и Невзлину, что они меня спасли". Батурина, Вексельберг, Евтушенков, Лужков, Невзлин, Тарасов, Ходорковский

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"- Артем Михайлович, ваша книга - дань моде или банальное желание заработать денег?
- На самом деле, заработать нельзя. Я был удивлен, как мало получает автор. Сначала мне показалось, что меня хотят надуть. Я, естественно, пошел в агентство, где мне сказали, что ничего подобного. Автор на Западе получает всего лишь 10% гонорара, если в жестком переплете книга, если в мягком - 5% или 8%, то есть издательство берет 90%. В России все так же, только цены в рублях.

- В книге вы ничего не сообщили о том, чем сейчас занимаетесь. Первому российскому миллионеру не о чем писать?
- Если бы не о чем, откуда появились более шестисот страниц в книге? Нет, я занимался и занимаюсь интересными вещами. По возвращении на Родину я открыл новый закон: сколько лет вы отсутствовали в России, столько лет надо обратно в ней адаптироваться. Я последний раз уехал в 1997-м, вернулся в 2002-м, пять лет отсутствовал. Сейчас 2004 год. До 2007-го буду адаптироваться в России. Это мое основное занятие и очень интересное: снова вернуться на Родину.

Тарасов и Вексельберг

- Какое было ваше первое впечатление?
- Первое впечатление не вполне адекватное. Я же не вполне еще вернулся. Встретился со старыми друзьями. Попросил их помощи устроиться. Среди олигархов есть такие, которым я в свое время помог начать бизнес. Они работали у меня в первых кооперативах. Мне нравится, что среди них есть люди приличные, порядочные, которые помнят хорошее. Вот, Виктор Вексельберг при встрече назвал меня «учителем». Разве не приятно? Он предложил мне заниматься инновациями, и я честно исполнял его поручение. Пока меня не съели у него в компании недальновидные и узколобые менеджеры. Они, видите ли, считают, что в России нет места для инноваций. Пусть гибнут остатки науки, надо быстрее хапать недвижимость и приватизировать заводы за бесценок, пока есть возможность. И хотя сам Виктор Вексельберг с этим в корне не согласен, идти против своих так называемых топ-менеджеров даже ради друга - он не может. На мой взгляд, создалась странная картина: все олигархи, собственники своих компаний и бизнесов зависят от своих топ-менеджеров, которых и уволить страшно, и отказать им невозможно. А потом все они врассыпную, и отвечать за их деяния приходится хозяевам. Неприятная картина. Я где-то читал, что таких называют стоп-менеджерами. Вот такие окружают сегодня моих друзей. Вы бы видели их апломб! И почти патологический снобизм. А видения, кроме сегодняшнего дня - никакого нет.

- Как Виктор Вексельберг достиг таких высот?
- Этот вопрос не ко мне. Я могу вспомнить, как он начинал, как мы все тогда начинали - в начале девяностых годов. Пришли они тогда вдвоем из научно-исследовательского института, с мизерной заработной платой, но с идеями и с желанием зарабатывать деньги.

При этом в те годы никто не хотел с основной работы увольняться. Даже представить себе было невозможно, как же остаться без заработной платы. Поэтому работали мы все в свободное время. А такого времени у научных работников всегда было много. Виктор никогда не был связан ни с теневым бизнесом, ни с криминалом. Это я так, в сравнении с другими олигархами, среди которых есть люди с темным прошлым. Стали они тогда заниматься очисткой кабелей отработанных и создали между прочим прекрасный, совершенно инновационный для этого станок. Получали медные и алюминиевые жилы и начали потихоньку их менять за границей на компьютеры. Виктор - прекрасный специалист в области компьютерной техники, они тогда работали в системе «Юникс», которая только появлялась в России.

Потом, когда разрешили толлинг, я слышал, что Виктор Вексельберг стал работать с Иркутским алюминиевым заводом. И дело, очевидно, пошло, а я уже был в это время за границей.

- Не обидно было вам к «ученику» напрашиваться?
- Да что вы! Я уважаю этого человека и считаю его своим другом, даже сейчас, когда мне пришлось под напором стоп-менеджеров закрыть инновационную деятельность в его корпорации. Сейчас я снова на него надеюсь и на других моих друзей и знакомых. Мне ведь нужна зарплата в России. У меня есть некие компании, которые работают за рубежом. Они создают будущее для моей пенсии. Но поскольку я сюда вернулся, жить я хочу здесь на зарплату, заработанную в России. Это было бы глупо - закрыть за рубежом компании, которые успешно работают и создавались столько лет. Тем более что совсем не просто закрыть в середине года брокерскую компанию, которая обслуживает сотни клиентов и работает со срочными вложениями в ценные бумаги США. Я подсчитал, что зарплата мне нужна в районе 10-12 тысяч долларов в месяц. Готов заниматься всем чем угодно. Неужели со своим опытом, имиджем и знаниями я не найду такое место работы?

Могу взять любую компанию, глобализировать ее, вывести на внешний рынок, заработать для нее миллионы долларов. Я активно еще работу не ищу, все же надеюсь, что мой друг Виктор Вексельберг примет решение и я останусь в его корпорации. Иначе бездушные и глупые стоп-менеджеры его очень сильно подставят. Неужели серое вещество в России не имеет спроса и цены? Чувствуете мой процесс адаптации?..

- Так чем закончилась история с трудоустройством к Виктору Вексельбергу?
- Надеюсь, что она еще не закончилась. Хотя сознаю, что взять меня своим советником - не совсем удобно, пойти против стоп-менеджеров - невозможно. Я разрабатываю разные предложения, проекты и передаю их на рассмотрение. Во всех них есть смысл и разумное зерно.

- А что же ваша инновационная деятельность?
- В «Ренове», при которой существовала созданная мной компания «Инновационные технологии Ренова», снова ее не возродят. Да и сама «Ренова» сегодня под сильной реструктуризацией, хотя многие из стоп-менеджеров, удачно приспособившись, остаются в новой ее структуре на прежних или аналогичных местах. Я никогда не был приспособленцем и абсолютно уверен, что от таких людей никакого толку нет. Боюсь, что политика «Реновы» - с теми же менеджерами - не изменится. Их будут по-прежнему интересовать только проекты, которые через 7 месяцев дают прибыль. С такой философией построения бизнеса перспективы нет. Хотя, конечно, если российская экономика все еще позволяет покупать дешевые предприятия и их тут же перепродавать более выгодно, почему бы только этим не заниматься?

- Логично.
- Когда я стал анализировать случившееся, то понял, что действительно наш рынок сегодня не имеет спроса на инновационные технологии. У нас еще идет дикий, перераспределительный период капитализма, когда еще полно собственности, которая может быть приватизирована за копейки или даром. Этим стараются заниматься все компании и персоналии, которые имеют деньги: приватизацией собственности и недвижимости. Больше их ничего не интересует. Потом начнется второй период, где-нибудь в 2007 году. Тогда начнется следующее: вы приобрели заводы, легко перепродать их уже не удается, вам придется их запустить. То есть начнется период капитализации. Опять не инновации. Обычные станки вы будете приобретать, например, чтобы начать производить гвозди. А вот когда в году этак 2010-2015-м появится рядом другой завод, который тоже производит гвозди и является вашим конкурентом, тогда вы будете искать инновационные технологии, чтобы победить его в честном соперничестве.

- В России же множество инновационных компаний...
- Это все блеф. Все эти компании нищие. Они имеют огромную интеллектуальную собственность, скопили ее, но еле-еле живут. А как выживают авторы изобретений, которые были бы миллионерами за рубежом? Страшно смотреть иногда.

Тарасов и Евтушенков

- И «Система» Владимира Евтушенкова тоже блеф?
- Евтушенков единственный, я думаю, из олигархов, ориентированный на научные дела. Я знаю, что он инвестировал в научный центр - в электронную промышленность, которая благодаря ему только и выжила. Было бы прекрасно, если бы они создал центр российских инноваций. И такое предложение ему подготовлено. Очень надеюсь, что его стоп-менеджеры перейдут работать к другим олигархам или проморгают такой проект. Тогда Россия начнет превращаться в страну с цивилизованной экономикой.

- В результате вы потеряли работу?
- Да, сегодня я безработный, вот мой статус. Таково решение инвестиционного комитета. Это произошло буквально месяц назад. Но самое интересное - чтобы развалить мою компанию, пошли даже на подлог. Якобы отобрали два изобретения, по которым финансирование оставили. Но оба автора направили мне письма о том, что отказываются работать с какими-то людьми, оставшимися в "Ренове" и в "Итерене". Получается, что, продолжая работать с изобретениями без авторов, эти изобретения просто пытаются украсть. Да, кроме того, их просто нельзя внедрить без авторов, так как ноу-хау и патенты принадлежат конкретным людям. Это кончится для "Реновы" либо судебными исками, либо просто воровством из бюджета на работы, которые нереально выполнить. Я пишу так открыто, потому что могу предъявить письма от авторов, изобретения которых пытаются украсть.

Тарасов и Ходорковский

- Говорили, что вы встречались с Платоном Лебедевым еще до его ареста. О чем шла речь?
- Это была история очень интересная. Я страшную вещь за собой замечаю: когда кто-то со мной обходится плохо, то его Бог наказывает. За несколько месяцев до ареста Платона я пришел в ЮКОС. Платон знает меня много лет. Он меня принял и сказал: "Артем, боже мой, ты безработный, приходи к нам в систему, через 10 дней я объявлю, какую мы тебе должность даем, нет проблем". И вот через 10 дней он мне звонит, что нужно срочно увидеться: "Приезжай в Жуковку, в наш фешенебельный клуб". Я приезжаю, он меня сажает за стол и говорит: "Артем, я не могу объяснить тебе всю ситуацию, но дело в том, что против тебя два человека в нашей компании: Михаил Ходорковский и Леонид Невзлин". Это сильно меня задело, потому что в свое время я за ручку водил Ходорковского к Ивану Степановичу Силаеву. Когда-то он был начинающим комсомольским работником, переметнувшимся в кооперацию, и я ему помогал в этой новой жизни обосноваться. Я говорю: "Платон, я не какая-нибудь персона нон-грата, меня не преследует власть, нет уголовных дел, ничего нет. Почему они так со мной поступают?" Он отвечает: "Я сам не понимаю, в чем дело. Ну хочешь, я окажу на обоих давление, попрошу у них письменное объяснение, что они имеют против тебя?" Я сказал: "Платон, спасибо тебе за твою порядочность, но я все равно не пойду к вам работать, даже если они письменно напишут, почему я им не нужен. Я бы так не поступил".

- А вы с ним обсуждали ситуацию в России?
- Потом мы очень долго с ним говорили, приятно было вспомнить разные ситуации и услышать его оценку того, что происходит в России. Он сказал две вещи. Первая - ЮКОС не интересуют проекты, которые направлены на зарабатывание денег: «Артем, денег столько, что мы не знаем, куда их деть. Нас интересуют только затратные проекты». Второе, что меня очень поразило, он сказал: «Единственное, что меня мучает в этой жизни, это необходимость ходить в правительство, к чиновникам. Когда я туда хожу, я после этого долго не могу прийти в себя, настолько желчная и слепая зависть в глазах каждого человека, которого я там вижу. Я не могу с министром разговаривать, с замом, с помощником. Они смотрят на меня, абсолютно ненавидя за то, что мы так богаты. Страшно видеть эти глаза».

Человек, который создал ЮКОС, - это Платон Лебедев, а не Ходорковский. Потому что все финансовые дела всегда вел Платон. Например, он мне сказал еще такую вещь: "Артем, я 150 раз был в Англии, не преувеличивая. Каждый раз меня встречает машина. Меня везут в Сити, у нас переговоры, потом деловой ланч, потом я сажусь в машину, еду в Хитроу и улетаю. 150 раз я видел дорогу от аэропорта Хитроу до Сити и обратно. Я больше ничего в Англии не видел и нигде не был. У меня нет времени, чтобы свернуть направо и сходить в музей". Это было лицо ЮКОСа на Западе. Дальше случается крах ЮКОСа. Мне очень сильно повезло. Спасибо Ходорковскому и Невзлину, что они меня таким образом спасли. Может, они обо мне заботились?

Тарасов и Батурина

- Но от безработицы они вас не спасли. Вы не пытались свои инновационные проекты московскому правительству показывать. Юрий Лужков любит нетрадиционные способы развития бизнеса.
- У меня есть для Москвы два проекта. Я сейчас начал их пробивать. Была встреча даже с Еленой Батуриной. Может быть, «Интеко» возьмется за их реализацию. Мне под каждым из проектов нужно собрать 300 с лишним подписей. Это прибыльные предприятия, которых нет еще в России. В частности, у меня есть концепция океанариума, и мне любезно предложили парк «Сокольники» для того, чтобы там его строить. Тем не менее есть уже два отказа Мосархитектуры, Мосприроды, потому что нужны либо взятки, либо сильная компания. Второй проект - построить сафари-парк в Сходненской пойме в районе Куркино, освободить диких животных, сделать там дорогу, и машины там будут бампер в бампер идти всю неделю. А животных у нас очень много, зоопарки будут их с удовольствием отдавать, я провел консультации. Зоопарки - вещь затратная, и живут они только за счет спонсорства. А все сафари-парки прибыльные, потому что там нет затрат на содержание.

- Это вы тоже с Батуриной обсуждали?
- Если Лена возьмется. Она может это пробить. Хотя, конечно, это не ее профиль, она строит жилье, офисы. Мы с ней знакомы уже 17 лет.

Тарасов и Лужков

- Вы не считаете, что деятельность жены мэра и его самого имеет признаки конфликта интересов?
- Нет. Лужков для меня - это человек, который взял обанкротившийся город Москву. Без копейки денег, без перспектив поднять город и превратил его в потрясающую современную столицу. Если Лужков выбрал путь, который позволил ему добиться результатов, с любыми изъянами, какими угодно, зарабатывая лично на чем-то там, облагая какой-то данью, выкручивая руки… Результат есть результат. В принципе Лужков и его жена показали одну модель, которая работает и которую можно повсеместно внедрить. Эта модель такая - не надо бороться против бюрократов, потому что победить их нельзя, надо их использовать, чтобы они запустили в России малые и средние предприятия. Если бюрократы начнут зависеть от бизнеса официально - вот ты помог открыть кафе, имей 2%, и дальше за этим кафе следи - то в России создастся массовое кооперативное движение. Если я сегодня за взятки помог вам открыть кафе, то больше вы меня не интересуете, как и впрочем, если я вас быстрее закрою, тем быстрее вы принесете мне новую взятку. А если у бюрократа будет доля в этом кафе, оно будет процветать.

- А если бюрократов не устроит 2%?
- Устроит, потому что отдел питания откроет 20 кафе. Будут эти бизнесы процветать, и постепенно зарплата уменьшится, а может, и исчезнет вообще, потому что они превратятся в армию инвесторов. Сегодня я готов идти к самым главным бюрократам, отдать им 10% океанариума, чтобы собрать все подписи. Сегодня без чиновника нельзя процветать. Если племянник мэра имеет какой-то домостроительный комбинат, пошивочную фабрику, чего вы хотите? Она процветает в этом городе. Или его сын, его мама, или дядя…

- А в Англии есть подобное?
- В Англии этого не нужно. Переходный период давно пройден. И в Америке он давно пройден. А у нас его надо пройти. А как? Как сделать массовым движение, чтобы вас вызывали к начальнику и спрашивали, а почему вы не хотите открыть у нас швейную мастерскую, мы знаем, что вы можете, вот у вас маленький цех, а мы вам еще три предлагаем, будут решены все вопросы, подписано все, только займитесь. Вы с удовольствием отдадите все эти проценты. Точно так же администрация должна обращаться с местными налогами. Она должна стимулировать, уменьшать эти налоги до минимальной составляющей.

- А вы говорили Лужкову эту идею?
- Лужкову эту идею бессмысленно продвигать, потому что эта идея должна рассматриваться на уровне Михаила Фрадкова. Эта идея сразу запустит с невероятной скоростью то, что нужно, - средний класс. Ну вот уничтожит Владимир Путин сейчас в какой-то мере олигархические структуры. Они правильно выводят его из состояния равновесия, потому что неправильно иметь только олигархический бизнес, затем пропасть, а там мелкие какие-то совсем лавочки, и ничего между этим.

- Как вы оцениваете экономическую ситуацию, которая сейчас сложилась в России?
- Альтернативы рыночной экономике нет. Ни одна страна не живет хорошо, если там нет капитализма. Северная Корея, где его еще нет. Кубу возьмите… Хотя Куба уже на одну треть сейчас капиталистическая, там уже появились частные предприятия… Иран… Вот я был в Иране, ну полный бред, что там происходит. При огромных нефтяных запасах страна умирает, потому что там нет частной инициативы. Создайте условия настолько простые, настолько конкурентоспособные во всем мире для развития бизнеса, чтобы бизнес сюда пошел. Это тоже одна из очень важных вещей. Бизнес ведь инвестирует деньги и в Колумбию, и в Перу, в Южную Америку, где гораздо более вероятен переворот власти. Бизнес не смотрит на политические системы. Сколько сейчас денег идет в Китай? Невероятное количество. Все мои американские партнеры закупили в Китае предприятия всякие совместные. Я сейчас виделся с человеком, он купил крупнейший издательский дом в Пекине и издает на китайском языке энциклопедию. Вот, пожалуйста.

- Но в Россию тоже сейчас идут инвестиции. Недавно "Тоталь" вложила миллиард долларов…
- Нет, не идут. Это кажется. Это все реинвестиции. Чтобы инвестор пошел и стал покупать издательские дома в России и швейные фабрики, надо сделать таким образом, как и при централизованной системе… создайте условия, когда огромная армия бюрократии включится в создание малого и среднего бизнеса, а включить ее можно, только заинтересовав материально, это колоссальным образом очистит страну от коррупции.

СПРАВКА

Артем Тарасов родился в 1950 году в Москве. Окончил Московский горный институт, факультеты Московского института электронного машиностроения и МВТУ им. Баумана, Высшие экономические курсы Госплана СССР, аспирантуру университета Wharton School (Пенсильвания, США). Кандидат технических наук (с 1982 года). В апреле 1987 года организовал кооператив "Прогресс" - бюро знакомств, которое было закрыто по решению Моссовета. В августе того же года стал председателем кооператива "Техника", все деньги которого были конфискованы Министерством финансов СССР в 1989 году после того, как Тарасов объявил себя первым легальным миллионером. Преследовался МВД по двум уголовным делам: так, в 1989 году на Украине в отношении созданного им советско-британского предприятия "Микрограф" было возбуждено уголовное дело по факту контрабанды, а в 1992 году Тарасова (вместе с Владимиром Пономаренко) обвинили в хищении 30 млн. долларов в ходе реализации программы "Урожай-90". Позднее дело переквалифицировано "по факту причинения имущественного ущерба".

В феврале 1991 года эмигрировал из России в Англию и учредил в Лондоне ряд частных компаний. В 1993 году стал депутатом Государственной думы России, но вскоре вновь уехал за рубеж, поскольку расследование по делу "Урожай-90" еще не было закончено. В разное время своей трудовой деятельности был главным инженером по комплектации строительства Старого Арбата в Москве, соучредителем десятков предприятий и кооперативов в России, газеты "Коммерсантъ", авиакомпании "Трансаэро", внешнеэкономического объединения "Союзвнешкооперация СССР", ассоциаций "Исток", "Вита", "Интерагро" и многих других. Хобби - рыбная ловля; кроме того, коллекционирует галстуки с изображением рыб и, по его собственному мнению, обладает самой большой коллекцией в мире (около 500 галстуков).
"