"Спикер" полевы командиров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Спикер" полевых командиров

Политическая биография Масхадова

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::14.03.2004, "В тупике"

Владимир Федорин

 Converted 18398.jpg

Российские 007 охотились на политического лидера Ичкерии больше двух лет. Из потенциального партнера по переговорам о мире Аслан Масхадов превратился в мишень в октябре 2002 г. — после захвата заложников в театральном центре на Дубровке. Именно в этот момент Путин поставил на Масхадове крест — по крайней мере, так рассказывает путинский советник по Чечне Асланбек Аслаханов.

У Масхадова был всего один шанс вернуться к ситуации “до “Норд-Оста”. После захвата школы в Беслане Москва, похоже, была готова договариваться с проникшими в спортзал живодерами хоть через Масхадова, хоть через черта лысого. Поклонники свободной Ичкерии уверяют, что Масхадов готов был вылететь, но не получил гарантий безопасности от Путина. Кремль отвечает, что все попытки связаться с Масхадовым с 1 по 3 сентября потерпели неудачу: “клиент” лег на дно. На свет божий Масхадов выбрался лишь через несколько дней после бойни — чтобы меланхолично пожурить Шамиля Басаева, который объявил себя ее автором.

Жертвой какой игры стал Масхадов в свои последние дни, мы вряд ли узнаем. Например, почему местом его смерти стал Толстой-Юрт — аул, который всегда считался промосковским? Впрочем, это не так важно. После Беслана для Масхадова начался финальный отсчет — шансов уйти у него не было.

Правы те, кто пытается разглядеть в фигуре бывшего полковника бывшей советской армии некий символ. Только не нужно говорить о раздавленной танками “свободной Ичкерии” — ничего, кроме вселенского безобразия, строители Ичкерии не произвели. Масхадов — символ несостоявшейся интеграции горского народа в современное общество.

После Сталина советская власть попыталась решить “чеченский вопрос” полюбовно. Когда вайнахи — ингуши и чеченцы — вернулись из казахстанского плена в родные горы и предгорья, их восстановили в правах, разблокировав для репрессированных народов все карьерные лестницы, по которым только могли подниматься граждане СССР.

К началу перестройки среди чеченцев было немало успешных по советским меркам людей. Генерал Джохар Дудаев, министр нефтяной промышленности СССР Саламбек Хаджиев, председатель Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов и т. д. Но с распадом Союза из царства необходимости чеченское общество совершило прыжок не в царство свободы, а — минуя формации — в запредельную архаику. На знамени Ичкерии появился тотем. Под волком и луной воцарился Дудаев и анархия, а из бывшей автономной республики побежали нетитульные жители.

У Масхадова, который вернулся в Чечню в 1992 г. и подписал Хасавюртовский мир в 1996-м, было чуть меньше трех лет на то, чтобы разъяснить соратникам несколько элементарных вещей. Торговать людьми — нельзя, устраивать казни на площадях — нельзя, резать пленным головы, пальцы и т. п. — тоже. Заниматься этим Масхадов не стал — ссора с людоедами угрожала разрушить “гражданский мир” в республике. Выпустив Басаева в, из легитимного лидера он превратился в “спикера полевых командиров” на пути в Толстой-Юрт.

***

Оригинал этого материала
© "Комсомольская правда", origindate::11.03.2004

Главарь боевиков подавлял восстание в Литве. А в академии не мог сдать зачет по физподготовке

Алена Бобрович («КП» - Санкт-Петербург»)

Converted 18399.jpg

Майор Советской Армии Масхадов обещал не держать сослуживцев на мушке

Аслан Масхадов с 1978 по 1981 год учился в Ленинградской военной артиллерийской академии. «КП» встретилась с Александром К. - действующим полковником, учившимся с майором Масхадовым.

Масхадов не прочитал Коран

- Мы оба поступали в академию вне конкурса, - рассказывает Александр. - Я благодаря красному диплому, Масхадов - потому что успел получить орден за службу Родине. Тогда, в конце 70-х, в воздухе уже веяло раздором с мусульманами. Поэтому в СССР старались военных из мусульман поощрять.

Сейчас везде Масхадова называют Асланом. Но тогда он был Осланом. По крайней мере по документам. Мы называли его Олегом, да и он сам так представлялся, потому что в имени Ослан было что-то ослиное...

Он был обычным пацаном. Попасть в командиры не стремился. Ревностным мусульманином не был, Кораном не зачитывался. Любил выпить, не пропускал ни одной посиделки. Иногда пил больше, чем многие другие. Даже пришлось приставить к нему однокурсника, чтобы в случае чего помочь добраться до общежития...

«Отличник» с тройками

- Помню, мы сдавали экзамен по оперативно-тактическому искусству. Я следил за успеваемостью своих однокурсников. Ослан выходит из кабинета, спрашиваю: «Как сдал?» Он улыбается: «Отлично!» Ставлю оценку в свой журнал. Экзамен закончился, стали сверять оценки. Оказалось, что у Масхадова вместо «отлично» стоит трояк. Выхожу, спрашиваю: «Ослан, что за дела?» А он мне отвечает: «Саш, ну если у меня тройка, меня ругать не будут? Не будут. А когда меня ругать не будут, мне хорошо? Хорошо. А когда мне хорошо, это же отлично!» Вот так он получил свою пятерку.

Помню, его даже как-то в отпуск не отпустили, потому что не смог получить зачет по физподготовке.

Пророчество

- С 1986 года полковник Масхадов служил в Вильнюсе. Январь 1991 года его соединение встречало в полной боевой готовности. По приказу Верховного Совета его бросили на подавление мятежа сепаратистов, провозгласивших независимость Литвы...

Мы встречались с Осланом через десять лет после окончания академии. Он приезжал в Ленинград. Сам говорил тогда: «Зачем этим литовцам отделяться?» Помню, мы хорошо посидели. Один из однокурсников поднял тост: «Давайте выпьем за то, чтобы мы никогда не смотрели друг на друга в прицел». Ослан возмутился: «Ты о чем говоришь? Этого не будет!»

Мы столкнулись через три года. Началась первая чеченская война. Масхадов возглавлял оборону президентского дворца в Грозном. В то время у него был позывной «Терек-1», и он часто выходил в эфир. Просил бывших однокурсников-артиллеристов прекратить огонь, чтобы убрать с поля боя тела погибших. Ему шли навстречу. Ослану задавали вопрос: «Как же так получилось, что мы воюем друг против друга?» Он отвечал: «Все это скоро закончится. Мы встретимся и обо всем поговорим».

***

Оригинал этого материала
© "Версия", origindate::14.03.2004, Фото: "МК"

Президент Ичкерии: политическая биография

Уступки Масхадова, сделанные радикалам, стали началом его конца

Тимур Музаев

Converted 18400.jpg

Слева направо: Ахмат Кадыров, Зелимхан Яндарбиев, Аслан Масхадов. Три президента Чечни — три покойника ("МК")

Официальная кремлёвская пропаганда весьма последовательно пыталась либо «привязать» Масхадова к радикалам, либо наклеить ярлык человека, который ничего не контролирует.

Как политик он проявил себя лишь в первую чеченскую войну и краткий период своего президентства. После начала второй войны он превратился в обыкновенного партизанского командира. Но нам интересен именно Масхадов-политик.

Переговорщик, премьер, президент

После вторжения российских войск в декабре 1994 года Масхадов возглавлял оборону Грозного, позже участвовал в планировании, организации и руководстве операциями крупных частей сепаратистов.

Летом 1995 года федеральное руководство начало переговоры с сепаратистами. Переговоры по политическому блоку практически сразу же зашли в тупик. Более успешно продвигались переговоры по блоку военных вопросов.

Глава российской военной делегации генерал Анатолий Романов и Аслан Масхадов сразу нашли общий язык. Уже в июне-июле 1995 года были достигнуты договорённости о прекращении огня. Но 6 октября 1995 года на Романова в Грозном было совершено покушение, в результате которого он получил тяжёлые ранения.

21 апреля 1996 года погиб Джохар Дудаев. Руководство сепаратистов разделилось на политическую часть, которую возглавил ставший «и.о. президента Ичкерии» Зелимхан Яндарбиев, и военное командование, фактическим главой которого стал Аслан Масхадов. 6 августа 1996 года сепаратисты вошли в Грозный. Федеральные части оказались блокированы в своих гарнизонах. Общее руководство операцией по захвату Грозного, названной операцией «Джихад», осуществлял Аслан Масхадов.

Он же вместе с «и.о. президента» Яндарбиевым вёл переговоры с секретарём Совбеза РФ Александром Лебедем. Переговоры закончились подписанием соглашений в Хасавюрте, которые, по сути дела, закрепили передачу реальной власти в Чечне лидерам сепаратистов.

В октябре 1996 года Масхадов возглавил «коалиционное правительство» Ичкерии. Согласно хасавюртовским договорённостям, в коалиционное правительство должны были войти также члены пророссийской администрации Завгаева. Однако на деле в правительство Масхадова вошли либо сепаратисты, либо чиновники-профессионалы, согласившиеся работать под его руководством.

В декабре 1996 года премьер России Виктор Черномырдин и премьер Ичкерии Аслан Масхадов подписали соглашение «в целях определения принципов сотрудничества». Основным содержанием соглашения были договорённости о возобновлении транспортного сообщения, о добыче, переработке и транспортировке нефти.

26 января 1997 года Масхадов был избран президентом, получив 59,1% голосов.

Пост главы правительства занял сам Масхадов. Наиболее важные посты заняли сторонники сепаратистов: первый вице-премьер и глава Госкомиссии по переговорам с Россией Мовлади Удугов, министр иностранных дел Руслан Чимаев, министр внутренних дел Казбек Махашев. Вместе с тем в «деловой кабинет» были включены и несколько известных профессионалов, ранее занимавших посты в пророссийской администрации. Так, вице-премьером по социальным вопросам стал Герсолт Эльмурзаев (бывший председатель Комитета национального согласия ЧР в 1995—1996 годах), министром энергетики — Нурдин Усамов (генеральный директор «Грозэнерго»), министром образования — профессор Майради Оздарбиев (заведующий кафедрой Госуниверситета ЧР). Состав первого правительства Масхадова вызвал резкую критику полевых командиров, обвинявших президента в попустительстве коллаборационистам.

Как результат, в феврале-марте 1997 года в Грозном прошли антиправительственные митинги и демонстрации, организованные сторонниками Яндарбиева и Радуева. 1 апреля Масхадов под давлением радикалов объявил об отставке «делового кабинета».

В новом правительстве большинство постов заняли полевые командиры и их сторонники: первыми вице-премьерами стали Басаев и Удугов, вице-премьером по социальным проблемам — бригадный генерал Ислам Халимов, вице-премьером и министром культуры — бригадный генерал Ахмед Закаев, министром экономики — полковник Иса Астамиров (начальник штаба Гелаева).

Вместе с тем Масхадову удалось отстоять небольшую группу аполитичных профессионалов. Вице-премьером по вопросам экономики стал видный советский чиновник Муса Дошукаев, президентом Национального банка — Абурашид Закаев, министром по труду и социальным вопросам — Халид Витушев. Уступки, сделанные Масхадовым весной 1997 года радикалам, стали, по сути, первым шагом к падению президента.

Басаев, ваххабиты, противостояние

Уже в июне съезд полевых командиров потребовал удалить из правительства коллаборационистов, ввести в действие закон о люстрации и прекратить «внешнеполитические уступки» Москве. Демонстративно в отставку ушли Басаев, Гелаев, Мовсаев.

В конце 1997 года президент вновь поддался давлению и шантажу со стороны радикалов. Масхадов объявил о назначении главой правительства Ичкерии Шамиля Басаева. Выступая в начале марта 1998 года на заседании парламента, Масхадов заявил, что новый кабинет в первую очередь должен заняться решением социальных проблем. Однако Басаева и его единомышленников заботили другие вопросы.

И.о. премьера обещал провести чистку госаппарата от «лиц, сотрудничавших с марионеточным режимом и оккупационными властями».

Весной 1998 года резко обострилась ситуация вокруг ваххабитских центров. Экстремисты занимались похищениями людей, пытались насильственно насаждать «шариатские правила» в чеченских сёлах.

В марте по приказу Масхадова бойцы Антитеррористического центра (АТЦ) пытались разгромить ваххабитский центр в Урус-Мартане, которым заправляли братья Ахмадовы. В результате штурма 16 марта были убиты несколько боевиков, однако остальным удалось скрыться вместе с заложниками.

Басаев и его сторонники выступали против силовых мер.

К лету 1998 года ситуация в Чечне дестабилизировалась. Противостояние ваххабитов и местных жителей в Гудермесском районе привело 30—31 мая к вооружённому столкновению двух группировок в Гудермесе. 21 июня группа сторонников полевого командира Радуева во главе с полковником Вахой Джафаровым, начальником штаба армии Джохара Дудаева (АДД), предприняла попытку захватить здание телевидения в Грозном. Во время столкновения погибли сам Джафаров, начальник Службы национальной безопасности Лёма Хултыгов и два боевика АДД.

22 июня указом Масхадова на территории Ичкерии было введено чрезвычайное положение, а в Грозном — комендантский час.

В прямое подчинение президента были переведены Министерство шариатской госбезопасности, Национальная служба безопасности и другие силовые структуры. Правда, для осуществления решительных мер глава государства не располагал достаточными силами, а Басаев и многие министры почти открыто поддерживали экстремистов.

Гражданская война, покушение на Масхадова, обострение

В июле 1998 года подразделения Национальной гвардии под командованием Сулима Ямадаева приступили к операции по разоружению бандформирований в Гудермесском районе. 14—15 июля в Гудермесе произошло крупное столкновение правительственных войск с ваххабитскими боевиками. В ходе боёв погибли несколько десятков человек. Как выяснилось, на стороне бандитов сражались бойцы двух официальных войсковых частей — Шариатской гвардии и Исламского полка особого назначения.

17 июля Масхадов призвал на военную службу бывших участников сопротивления, находившихся в резерве — около 5 тыс. человек и потребовал, чтобы главари ваххабитов в течение 24 часов покинули территорию Ичкерии.

20 июля президент своим указом объявил о расформировании Шариатской гвардии и Исламского полка. Новый министр шариатской госбезопасности Асламбек Арсаев в выступлении по республиканскому телевидению заявил, что бывшие бойцы этих формирований, задержанные с оружием в руках, будут арестованы, а в случае сопротивления — уничтожены.

23 июля 1998 года было совершено покушение на Масхадова. Когда президентский кортеж двигался по Старопромысловскому шоссе, взорвалась припаркованная на обочине автомашина «УАЗ», начинённая взрывчаткой. Однако Масхадову и охранникам удалось выбраться из горящей машины.

В тот же день власти начали наступление на религиозных экстремистов, которых молва обвиняла в причастности к покушению. Для дачи показаний по делу о покушении на президента Верховный шариатский суд потребовал явки экс-президента Яндарбиева, бывшего командира Исламского полка Арби Бараева и главы Урус-Мартановского джамаата Рамзана Ахмадова.

Оппозиция спасовала. Ведущие полевые командиры, в том числе Басаев и Гелаев, выразили поддержку Масхадову.

Террор, уступки, закон о люстрации

После этого президентская пресс-служба заявила о «стабилизации общественно-политической ситуации» и «значительных успехах в борьбе с преступностью».

Разумеется, власти выдавали желаемое за действительное. Уже 23 сентября Шамиль Басаев и Салман Радуев потребовали отставки президента, обвинив его в узурпации власти, нарушении Конституции и шариата, а также в пророссийском внешнеполитическом курсе.

В начале октября на площади Минутка в Грозном произошло новое столкновение ваххабитов с правительственными частями. В результате были ранены бывший командир Исламского полка Бараев и один из его сторонников.

Глава шариатской госбезопасности Арсаев заявил, что правоохранительные органы готовы провести широкомасштабную операцию против незаконных формирований. Министр предупредил, что на этот раз речь идёт не о разоружении боевиков или освобождении заложников, а о физическом уничтожении преступников.

Ваххабиты незамедлительно ответили. 25 октября в центре Грозного был убит начальник Управления по борьбе с похищениями людей Шадид Баргишев.

И Масхадов вновь предпочёл отступить.

8 ноября в Грозном состоялась встреча президента с полевыми командирами, которых возглавлял Басаев. Переговоры закончились очередной уступкой Масхадова. Президент дал согласие на введение в действие закона о люстрации и на создание судов чести для его реализации.

Заложники, террор, исламизация, канун второй чеченской

7 декабря 1998 года правоохранительными органами ЧРИ был арестован один из участников похищения иностранных заложников — 3 англичан и 1 гражданина Новой Зеландии, увезённых 3 октября. Выяснилось, что похищение было организовано бандой Арби Бараева, тесно сотрудничавшего с российскими спецслужбами. На следующий день после ареста, 8 декабря, в Ачхой-Мартановском районе были найдены отрезанные головы заложников. Жуткое фото обошло весь мир.

11 декабря президент объявил о частичной мобилизации резервистов Вооружённых сил и бывших участников сопротивления. Целью мобилизации была объявлена борьба против бандформирований. К концу месяца на военную базу в Ханкале прибыло до 1 тыс. человек, имевших навыки боевых действий.

Оппозиция ответила террором. 6 января 1999 года в Гудермесе было совершено покушение на командующего частями Национальной гвардии Сулима Ямадаева. 14 января в Грозном в районе Олимпийского проезда была обстреляна машина министра шариатской госбезопасности Асламбека Арсаева. 21 января в Урус-Мартане произошло столкновение между правительственными силами и ваххабитскими боевиками.

Власти решили перехватить у оппозиции популярные (или казавшиеся популярными) исламские лозунги. 3 февраля 1999 года Масхадов, созвав совещание полевых командиров и руководителей силовых структур, заявил о введении «полного шариатского правления» (ПШП). Президент объявил, что в связи с введением ПШП парламент лишён законодательных прав и будет играть роль контролирующего органа, а высшим законодательным органом станет исламский совет — Шура. Однако оппозиция быстро нашла адекватный ответ: уже 8 февраля Басаев и его сторонники заявили, что приступают к формированию собственной Шуры.

Объявив о введении ПШП, Масхадов фактически подорвал конституционные основы своей власти.

В течение весны — лета 1999 года президенту в определённой степени удалось усмирить радикальную оппозицию. Созданное 14 марта Министерство государственной безопасности ЧРИ, которое возглавил генерал Турпал-Али Атгериев, провело несколько удачных операций против похитителей людей и ваххабитов.

Именно тогда чеченские и дагестанские ваххабиты и радикалы решили на время отступить от борьбы за республику. Объединившиеся в Конгресс народов Ичкерии и, они направили основные усилия на разжигание «исламского джихада» в, который, по их замыслу, должен был стать очередным этапом на пути к «полному и бесповоротному освобождению Кавказа от российского гнёта».

P.S. Вторжением ваххабитских формирований в Цумадинский и Новолакский (Ауховский) районы и восстанием дагестанских ваххабитов в Карамахинском «треугольнике» в августе 1999 года на самом деле и закончилась политическая биография Масхадова.

Справедливости ради надо вспомнить, что президент Масхадов и его сторонники осудили вторжение ваххабитов в. Вместе с тем глава Ичкерии не сделал ни одного реального шага для того, чтобы остановить военную провокацию, организованную на территории возглавляемого им государства. [...]