"Стволы" Вертикали Власти

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Наградное оружие превратилось в знак "доверия Президента" и атрибут "силовика"

1124432974-0.jpg Что общего между бывшим главой президентской администрации Валентином Юмашевым и предпринимателем Романом Абрамовичем, между заместителем гендиректора Ижевского машиностроительного завода Рустемом Шияновым и спикером Совета Федерации Сергеем Мироновым? Все они — обладатели наградных пистолетов. Причем у Юмашева и Абрамовича — импортные «Вальтеры», а у Шиянова и Миронова — патриотически верные ПМ.

Список известных фамилий обладателей огнестрельных наград велик, но включает далеко не всех счастливых обладателей почетных пистолетов. В России сегодня нет единого учета наградного огнестрельного оружия. Если на заре советской власти Почетное революционное оружие вручалось специальным декретом ВЦИК, а в Советском Союзе подобная награда была еще большей редкостью, то в современной России для этого не требуется ни указа президента, ни постановления правительства. Руководитель любого военизированного ведомства может жаловать боевое оружие по своему усмотрению — и практически кому угодно. Ситуация с наградным оружием в точности повторяет печальную тенденцию деградации ценности современных российских орденов и медалей. Наградное оружие — олицетворение офицерской чести и доблести — постепенно теряет свою ценность в глазах тех же офицеров, превращаясь в глазах прочих граждан в оригинальный подарок для чиновников и партактива.

К примеру, обладателями наградных пистолетов являются кроме уже упомянутых политик Дмитрий Рогозин, президенты Муртаза Рахимов и Минтимер Шаймиев. Вероятно, под руководством Рахимова и Шаймиева Башкирия и Татарстан превратились в процветающие регионы. Несомненно, конструктивная критика власти и гражданская позиция Дмитрия Рогозина послужили развитию парламентаризма в России. Но при чем тут боевое оружие?

Если император награждал золотым оружием исключительно боевых офицеров, то среди награжденных от имени министра обороны немало штатских чиновников. К примеру, из рук Павла Грачева наградное оружие получили премьер Виктор Черномырдин, председатель Центробанка Сергей Дубинин, другие чиновники и депутаты, в том числе Иван Рыбкин, Андрей Козырев, Артур Чилингаров и Владимир Брынцалов.

Пистолет доверия

Как рассказали в Музее Вооруженных сил, единой статистики по вручению наградного оружия в России не ведется — данные надо искать в архивах отдельно по каждому ведомству. По той же причине трудно сказать, больше или меньше выдавали наградных стволов в последние 5 лет. По субъективным оценкам — больше: в СМИ то и дело мелькают сообщения об очередном вручении наградного или именного пистолета.

По мнению военных историков, современные, преимущественно штатские чиновники не делают различий между наградным и именным оружием — для них оно, по сути, подарочное. Между тем именное оружие отличается от любого другого лишь тем, что на нем есть имя владельца. Например: «Пистолет маршала СССР Василевского» или «Л.И. Брежневу от Министерства внутренних дел». При этом не имеет значения, был этот пистолет табельным, наградным или подарочным. В досье и биографиях современных чиновников и депутатов одинаково часто встречаются сведения о награждении как именным, так и наградным оружием. Только бывшие силовики чаще пишут «наградное», а штатские — «именное».

Чиновники и раньше не скрывали наградное оружие, а в последние годы практически каждое вручение боевого пистолета освещается и в местных, и в центральных СМИ. За последние пять лет отношение к такому оружию несколько изменилось. Сегодня наградной пистолет становится символом принадлежности к действующей элите. Он символизирует высшую степень лояльности его владельца к власти и столь же высокую степень доверия власти награжденному. Пистолет, полученный из рук действующего министра, а тем более президента, — это уже не просто награда или поощрение за прошлые заслуги. Это успешно пройденная проверка «свой — чужой», подтверждение, что награжденный движется в правильном направлении.

Вот наглядный пример стремительной карьеры, отмеченной наградным оружием. В 2000 году депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Сергей Миронов возглавил петербургский выборный штаб Владимира Путина, а его фирма «Возрождение Санкт-Петербурга» стала официальным спонсором избирательной кампании. Вскоре после выборов Миронов становится вице-спикером Петербургского Заксобрания и получает наградной ПМ. Уже через год, в июне 2001-го, Сергея Миронова делегировали в Совет Федерации, а зимой практически единогласно избрали спикером верхней палаты. После этого спикер Совфеда еще дважды получал именное оружие.

Еще один пример воплощенного в оружие доверия — губернатор Пензенской области, единоросс Василий Бочкарев. На этот пост Бочкарева избрали в 1998 году, и вскоре он получил наградной ПМ от МВД. В 2002 году Бочкарев был переизбран на второй срок, в упорной борьбе переиграв своего главного соперника — депутата Госдумы от КПРФ Виктора Илюхина. Вскоре губернатор подтвердил свою лояльность, назначив сенатором от Пензенской области главу генерального совета «Единой России» Александра Беспалова. В 2004 году Бочкарев активно поддержал предложение президента о назначении губернаторов и в том же году получил наградной пистолет уже от Минобороны. И какой! Уже не ПМ, а именной «Маузер» — тот самый легендарный К-96. Удивительно ли, что, обратившись в этом году к президенту с вопросом о доверии, Бочкарев получил положительный ответ…

Такие примеры во многом объясняют желание чиновников лишний раз напомнить о знаковом подарке. С другой стороны, награждения боевых офицеров за реальные боевые операции на Кавказе проходят в закрытом режиме. Информация о них, по словам специалистов Музея Вооруженных сил, редко выходит за пределы Минобороны или МВД. Таким образом, наградное оружие сегодня воспринимается в обществе скорей как почетный знак лояльного чиновника, нежели символ воинской доблести и отваги.

Очень хочется ПМ

Специалисты фонда вооружения Музея Вооруженных сил не скрывают, что и в советские времена оружие вручалось не только за подвиги на поле боя. Были награды и за выслугу лет, и за безупречную службу. Но наградные пистолеты неизменно оставались прерогативой военных. Гражданским лицам оружие если и вручали, то только подарочное охотничье — как холодное, так и огнестрельное. Даже офицеров за боевые подвиги пистолетами награждали крайне редко — обычно генералов. Логика была простая: в генералы офицер может и не выйти, а в отставку уйдет и станет гражданским, а боевое оружие в пользовании у гражданских лиц в СССР не приветствовалось.

В России в последние годы ситуация сильно изменилась. Оружие стали давать всем: кому положено, кому не положено и даже тем, у кого уже есть. Некоторые чиновники, имеют по две единицы боевого наградного оружия. Хотя, по мнению специалистов Музея Вооруженных сил, такое оружие правильней называть подарочным. Статус его больше подходит не наградному оружию, а ценному подарку вроде золотых часов или серебряного портсигара. Эти аксессуары, по мнению военных историков, лучше гармонируют с чиновничьим костюмом.

Чиновникам и депутатам, похоже, нравится получать боевое оружие, не позволяя этого другим. Чтобы законодательно закрепить эту исключительность и упростить процедуру, они в 2003 году даже переписали Закон «Об оружии».

Камнем преткновения стала 20-я статья этого закона. Она гласила, что наградным оружием, на основании приказа руководителей государственных военизированных организаций, могут награждаться сотрудники этих организаций. Все прочие граждане могли получать наградное оружие на основании указа президента или постановления правительства. В то же время в ряде положений о государственных военизированных организациях содержится указание на то, что их руководители имеют наградной фонд оружия для награждения сотрудников, а также других лиц, оказывающих содействие в решении задач, возложенных на эти организации.

Депутаты нашли противоречие между нормой закона и практикой его применения. Поправки позволяют исключить из этой цепочки президента и правительство и законодательно разрешить руководителям 14 военизированных организаций дарить оружие всем, кому они посчитают нужным, независимо от принадлежности одаренного к этому ведомству. Правда, депутаты вписали в закон обязательное для награжденных условие о предоставлении медицинского заключения при получении лицензии, чего в прежней редакции не было.

Обсуждение этих поправок шло очень бурно и началось с негодующих выкриков депутатов-силовиков. Один из авторов новой редакции, председатель комитета по государственному строительству Валерий Гребенников, успокаивал коллег: «Речь идет о том, чтобы руководитель министерства или ведомства на основании своего постановления мог наградить именным оружием лицо, имеющее особые отличия перед государством». По словам депутата, «это будет всегда строго ограниченный список лиц, это будут всегда, извините, особо ответственные лица». Стоит отметить, что ни в самих поправках, ни в ходе обсуждения ни слова не говорилось ни о списке, ни о степени ответственности этих лиц.

Очень эмоционально выступил тогда депутат Виктор Коломейцев. Он недоумевал, как «иные лица, не проходящие службу в военизированных организациях, могут иметь такие заслуги, которые потянут на награждение боевым оружием». По мнению Коломейцева, для этого уже существует набор государственных наград и ведомственных знаков отличия. Но самым ярким стало выступление бывшего главы МВД Анатолия Куликова: «Сегодня уже существует практика получения наградного оружия в виде исключения, за особые заслуги, — заявил депутат. — Нам же предлагают вручать боевое оружие как почетную грамоту оказывающим содействие. Какое содействие? Телевизор подарят нуждающейся семье или на конференцию выделят деньги. Это ломает исключительность и статус награды. И поверьте мне как бывшему министру внутренних дел: такая практика будет способствовать распространению оружия».

Несмотря на все возражения, поправки хоть и с минимальным перевесом, но были приняты. И еще одна красноречивая деталь. В тот же день народные избранники отклонили предложение о расширении перечня видов оружия, которое можно применять для самообороны. То есть короткоствольное огнестрельное оружие может получать в дар «строго ограниченный список лиц», но не могут приобретать за деньги простые граждане.

Чего хотят чиновники?

Откуда такая тяга к оружию у властей предержащих? Психологи и психоаналитики прямо заявляют, что в сознании большинства мужчин боевое оружие олицетворяет мужское начало и подчеркивает мужские качества его обладателя. Если так, то наградное оружие — самый простой способ добавить своему имиджу еще немного мужественности. Правда, не совсем понятно, как в таком случае объяснить, почему одним из инициаторов «наградных» поправок выступала нынешний вице-спикер Госдумы Любовь Слиска.

В Музее Вооруженных сил подсказали и другую версию любви чиновников к оружию. По мнению научных сотрудников, им просто нравится походить на своего президента. В последние годы среди российских чиновников вошел в моду образ силовика — а следовательно, все, что имеет к нему хоть какое-то отношение. Чтобы стать «немножко силовиком», кто-то вспомнил о своих «запасных» званиях, кто-то поехал на сборы и стрелял из положения лежа, а некоторые даже залезали в танк. Однако самым выразительным и вожделенным атрибутом образа остается боевое оружие.

Упомянутый уже генерал армии Анатолий Куликов, будучи министром внутренних дел, твердо стоял на позиции нераспространения наградного оружия. За два года пребывания на этом посту он вручил в качестве награды не более десяти пистолетов. Однако не все силовики столь же трепетно относились к статусу боевого наградного оружия. Бывший министр обороны Павел Грачев только в период с января 1995 г. по июнь 1996 г. (первая чеченская кампания), по некоторым данным, вручил более 600 именных пистолетов ПМ и ПСМ.

Какое угодно — лишь бы оружие

В последнее время прослеживается еще одна тенденция: в военизированных структурах вспомнили о холодном оружии. Если не принимать во внимание такую антикварную экзотику, как «Маузер», то наградные ПМ и ПСМ порядком приелись. Их вручают все, и ПМ «от министра Иванова» отличается от любого другого разве что надписью. Другое дело — холодное оружие: тут есть простор для фантазии. Особенно это будоражит умы представителей военизированных организаций, которые в отличие от армии пока не имеют вообще никакого парадно-наградного оружия. То одно, то другое ведомство выступает с инициативой разработки собственного холодного оружия.

Как рассказал один из сотрудников фонда вооружения Музея Вооруженных сил, сейчас многие ведомства хотят иметь свое холодное оружие как знак отличия и в виде наградного. Как правило, речь идет о кортиках. В музее уже побывали представители Минюста и МЧС, ответственные за разработку внешнего вида новых аксессуаров. «Советские их не устраивают, поэтому ищут традиции в старом российском оружии, — рассказывает сотрудник музея. — Посмотрели георгиевские кортики — недовольны. Говорят: что-то они не очень шикарные и золота совсем нет, не впечатляет!» По словам музейщиков, корпоративных оружейников больше привлекает оружие Третьего рейха — с орлами и дубовыми ветвями.

По мнению фалеристов и специалистов по геральдике, наградная система новой России начала деградировать еще на этапе своего становления. Ордена вручали без оглядки на их статут, статус и здравый смысл. Президент и сейчас едва ли не каждую неделю подписывает указы о награждении. Пистолетами пока награждают реже. Возможно, еще и этим объясняется тяга чиновников к оружию. Орден, пусть даже самого высшего достоинства, могут вручить и чиновнику, и дагестанской поэтессе. А вот именных пистолетов поэтессам пока не дают.

Наградное оружие в дореволюционной России

Офицерское оружие как награду за воинскую доблесть в России начали официально вручать с 1807 года. Но по высочайшим указам русских самодержцев оружием жаловали и в XVII и в XVIII веках. В Государственном музее-заповеднике «Царское Село» хранится сабля начала XVII века. На ее клинке надпись: «Государь Царь и Великий князь Михаил Федорович всея Руси пожаловал сею саблею Стольника Богдана Матвеева Хитрово».

До 1917 года в России существовало три вида почетных офицерских наград: Золотое оружие, Аннинское оружие и Георгиевское оружие (последние два отличались от обычного знаками орденов Св. Анны и Св. Георгия на эфесе). В списках награжденных числятся полководцы Суворов и Кутузов, знаменитые генералы Ермолов и Раевский. В зависимости от чина и заслуг офицеров награждали просто Золотым оружием, Золотым оружием с надписью «За храбрость», Золотым оружием с надписью и алмазами и т.д.

Указы о вручении наградного оружия подписывал лично император, и ценность его была велика. Шпаги некоторых генералов представляли собой произведения ювелирного искусства и стоили немыслимых по тем временам денег. Согласно архивным документам, шпага Румянцева стоила 10 787 рублей, шпага Голицына — 8000 рублей, шпага Орлова — 6088 рублей. Обладателем самой дорогой шпаги, украшенной алмазами и лавровыми венками из изумрудов, стал Кутузов. Она обошлась казне в 25 125 рублей. Для сравнения: годовое жалованье солдата пехоты составляло 10 рублей.

Чиновники, награжденные огнестрельным оружием за последние 5 лет

В мае 2005 года именным пистолетом Макарова награжден замгендиректора Ижевского машиностроительного завода, президент группы компаний «СОК» Рустем Шиянов. Вскоре после этого Совет Федерации, пять месяцев не утверждавший Шиянова в качестве сенатора от Ульяновской области, одобрил его кандидатуру.

В 2004 году приказом министра обороны РФ и директора ФСБ РФ награжден именным пистолетом Макарова руководитель фракции «Родина» в Государственной Думе Дмитрий Рогозин.

2 августа 2004 года именным пистолетом «Маузер» награжден губернатор Пензенской области Василий Бочкарев. Шестью годами раньше, в 1998 году, он удостоился наградного пистолета Макарова.

11 ноября 2004 года именным пистолетом Макарова награжден президент Башкирии Муртаза Рахимов. Это уже второй наградной ПМ башкирского президента — первый он получил в 1999 году.

23 февраля 2004 года именным пистолетом Макарова награжден губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын.

В мае 2003 года именным пистолетом Макарова награжден глава администрации г. Краснодара Николай Приз.

В январе 2003 года именным пистолетом награжден депутат Государственной Думы Михаил Гришанков.

20 января 2002 года именным пистолетом Макарова награжден президент Республики Татарстан Минтимер Шаймиев.

В марте 2001 года именным пистолетом Макарова награжден глава администрации Алтайского края Александр Суриков.

В июне 2000 года именным пистолетом Макарова награжден глава Совета Федерации Сергей Миронов, занимавший в то время должность вице-спикера Заксобрания Петербурга.

21 августа 2000 года именным пистолетом Макарова награжден исполнительный директор некоммерческого партнерства «Конфедерация объединений, предприятий и организаций лесопромышленного комплекса Северо-Запада» Андрей Бенин.

Наградное оружие в СССР

Специальным декретом ВЦИК было введено Почетное революционное оружие для комсостава действующей армии за особые боевые отличия. На обойму ножен укрепляли знак ордена, а иногда и сам орден Красного Знамени. Среди награжденных такими оружием были Тухачевский, Буденный, Ворошилов и Фрунзе.

С 1920 по 1934 год Почетным революционным оружием наградили 21 героя Гражданской войны. В те же годы берет начало практика награждения огнестрельным оружием. В 1921 году имевшие все высшие награды Буденный и Каменев были награждены Почетным огнестрельным оружием с орденом Красного Знамени на рукояти: первый — «Маузером», а второй — «Парабеллумом». После этого огнестрельное оружие как государственная награда в СССР вручалось только дважды — в 1928 и 1968 годах.

Помимо государственных награждений Почетным оружием вручались и просто наградные пистолеты: любой командир по своей инициативе мог премировать подчиненного боевым оружием. Самой вожделенной наградой был легендарный «Маузер К-96″. Он никогда не стоял на вооружении, а продавался в охотничьих магазинах как оружие путешественников. Стоил он очень дорого — 56 рублей (для сравнения: английский револьвер «Велодог» стоил всего 2 рубля). В 1925 году в Германии закупили большую партию компактных пистолетов «Маузер 10-14″. К 10-летию Красной армии в 1928 году этими пистолетами наградили около 25 тысяч участников Гражданской войны.

Как о государственной награде, о почетном оружии снова вспомнили в 1968 году. По данным Центрального музея Вооруженных сил, к 50-летию Советской армии Почетное оружие Верховного Совета СССР с дарственной надписью «От Верховного Совета СССР» получили 7 генералов. Эти 7 богато украшенных ПМ стали последними стреляющими госнаградами в истории СССР.

Пистолет Макарова и по сей день вручается как наградное и подарочное оружие. Правда, в 1975 году конкуренцию ему составил ПСМ. Как рассказали сотрудники музея, именно ПСМ получили от имени президента за безупречную службу министры обороны Игорь Сергеев и Сергей Иванов.

Оружием могут награждать:

президент РФ;

правительство РФ;

министры и руководители

Министерства обороны,

Министерства внутренних дел,

Министерства по чрезвычайным ситуациям,

Федеральной службы безопасности,

Службы внешней разведки,

Федеральной службы охраны,

Федеральной службы по контролю за оборотом наркотических средств,

Государственной фельдъегерской службы,

Федерального агентства специального строительства,

Федеральной службы исполнения наказаний,

Федеральной службы судебных приставов,

Федеральной таможенной службы,

Службы специальных объектов при президенте Российской Федерации,

Прокуратуры Российской Федерации.

Какие пистолеты чаще всего вручают в качестве награды

ПМ (пистолет Макарова), калибр 9 мм. Является основным пистолетом для вооружения Минобороны и МВД России. Пистолет был принят на вооружение в 1951 году. Разработан на основе немецкого «Вальтера РР» образца 1927 года.

ПСМ («Пистолет самозарядный малогабаритный»), калибр 5,45 мм. Один из самых плоских пистолетов в мире. Разработан в 1970-х годах конструкторами Ложневым, Симариным и Куликовым. На вооружение принят в 1974 году как оружие самообороны высшего командного состава Минобороны, МВД и КГБ.

«Вальтер РРК» («Полицай пистоле криминаль»), калибр 7,65 мм. Уменьшенная версия «Вальтера РР». Разработан в 1931 году как карманное оружие полиции.

«Маузер К-96″, калибр 7,63 мм. Самозарядный пистолет, созданный в 1895 году на оружейном заводе Пауля фон Маузера. Этот знаменитый пистолет так и не был официально принят ни одной армией мира, но активно использовался в качестве дополнения к штатному вооружению и как наградное оружие.

Роман Уколов

Оригинал материала

«Независимая газета»