"Страшила и другие"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© ybroad.net, origindate::22.11.2005, Фото: "Комсомольская правда"

"Страшила и другие"

Снятие с "вертикали"

Емельян Филинов

Converted 20194.jpgУдивительно, но факт - за две недели до выборов 4 декабря можно уже твердо сказать, что противникам Лужкова не удалось реализовать весьма изощренную стратегию, списанную с «оранжевого» сценария в Киеве. Хотя перед началом выборов ситуация выглядела почти безнадежной для «Единой России».

Судите сами. В кампанию против московских «медведей» активно включились большинство влиятельных политических изданий и Интернет-ресурсов, включая прежде лояльный мэру «МК». Против Лужкова, так или иначе, выстроились ключевые для выборной кампании административные ресурсы - спикер Совета Федерации с его влиянием на судебную систему, и даже руководство Центризбиркома.

Более того, есть все основания полагать, что штаб антилужковской информационной кампании все это время располагался в центральном офисе самой «Единой России», что вполне в духе постмодернизма покидающих сцену «кремлевских политтехнологов».

План информационной «битвы за Москву» был детально прописан по дням и так же пунктуально реализован, причем за основу был взят план информационной кампании киевских «оранжевых». Это достаточно легко проследить по мониторингу прессы и анонсам событий на оставшиеся две недели кампании. Например, на 26-27 ноября запланированы массовые акции и «патриотов», и «антифашистов». Причем самая активная и заинтересованная часть протестующих - так называемых «обманутых соинвесторов», должна была выйти с лозунгами отставки Лужкова. Затем в течение недели к акциям протеста присоединились бы и «наши», и «местные», и ряд других экзотических обществ, вроде «пострадавших» от Лужкова кришнаитов, протестантов и даже одной секты «дистрибьюторов». Даже красно-желтые торговые палатки уже появились в самом центре Москвы.

Главный расчет был на то, что лужковская «вертикаль» осталась такой же кондовой и неповоротливой, как и шесть лет назад, когда гораздо более простой сценарий информационной войны парализовал волю «Отечества».

Антилужковская стратегия действительно выглядела почти беспроигрышной. Сначала методами информационной войны раскачать столичную «вертикаль», заставить команду Лужкова делать такие же ошибки как в 99-м, или как команда Януковича прошлой осенью в Киеве - применять административный ресурс, активно бороться с прессой и так далее.

В этом случае «оранжевой» прессе оставалось только ретранслировать и усилить впечатление от массы ошибок и ляпов московских «бело-голубых». Для этого на федеральных телеканалах даже была выстроена специальная линейка «аналитических программ» П.Толстого, Г.Павловского и А.Доброва. Хотя руководство самих телеканалов предпочло соблюсти нейтралитет, выжидая первых результатов.

На фоне неуклюжих московских «медведей» и кондовой московской бюрократии, по идее, должна была выгодно смотреться «красно-желтая» оппозиция – «рогозинцы» и даже «выхухоли». Если бы Лужков поддался на провокации или последовал советам «кремлевских политтехнологов», то у колебавшихся коммунистов и яблочников не было бы другого пути, как уйти в активную оппозицию к мэру. Так что в итоге вполне можно было бы добиться формирования Мосгордумы, где у Лужкова было бы лишь условное большинство, поддающееся давлению из Кремля.

Еще один политический сюрприз был бы готов к концу выборов. Обращение «эспээсовцев» в Конституционный суд «вынуждало» принять поправку к закону о назначении губернаторов, которая могла быть введена в действие до первого заседания новой Мосгордумы. А значит, Лужкову пришлось бы вступить в сложный политический торг за сохранение кресла задолго до 2007 года. На крайний случай, как верный способ давления, оставался еще вариант отмены результатов и повторных выборов в марте с новым, уже не лужковским списком от «ЕдРа».

Но оказалось, что Лужков и его команда в стрессовых условиях вполне способны действовать нестандартно, мобилизовать все возможные и даже невозможные ресурсы. Вместо парализованной страхом исполнительной вертикали у него нашлось две или три временные опоры – в крупном бизнесе, среди глав регионов и главная, вы будете смеяться, - в партии «Единая Россия». Точнее, партийная организация оказалась вполне подходящей резервной политической площадкой.

Противник допустил серьезную ошибку, когда недооценил резервы Лужкова и начал кампанию с массированной психологической атаки. Первоначальный натиск противника действительно напугал всю мэрскую «вертикаль», так что она даже не стала раскачиваться. И наоборот, мобилизовал самого Лужкова и часть его окружения.

Информационная атака банкира Лебедева в августе живо напомнила сцену из детской сказки «Волшебник Изумрудного города»: - «Вот так чучело! Толку-то от него ничуть! Какой это чудак думал, что мы вороны будем его бояться?» Тем не менее, Лужков, как и герой сказки, тоже страшно рассердился и буквально ухватил обидчика за «крыло», то есть за авиабизнес. Нападение этой самой «вороны», по-видимому подтолкнуло нашего героя на поиски «мозгов», не полагаясь на внутренние интеллектуальные резервы. Но в результате спасительная контрстратегия была найдена и даже реализована.

Во-первых, московская «Единая Россия» публично отреклась от использования админресурса, совершенно справедливо утверждая, что на этих выборах это абсолютно невыгодно. А во-вторых, развернула самую активную борьбу за честные выборы, перехватив у противника главные лозунги и ограничивая его возможности. Достаточно вспомнить жесткий ответ из Мосгордумы в адрес Центризбиркома, или наоборот мягкую посадку «в лужу» мироновских «выхухолей» с их юридической казуистикой.

«Медведи» вынужденно отказались от активного использования прессы. Но одновременно максимально ограничили возможности использования информационных ресурсов соперников, лишив их не только поводов для пропаганды, но и моральных оправданий для собственных нарушений. В результате главными нарушителями во время этих выборов оказались вовсе не «медведи», а их «желто-красные» соперники.

Наконец, и это самое важное – московские «медведи» не только успели первыми поддержать сентябрьские инициативы Путина, но и сделали их идеологическим флагом своей предвыборной кампании. В результате всех этих маневров заранее запланированная и выстроенная стратегия против Лужкова оказалась непригодной, а перестроиться на марше не удалось за неимением запасной стратегии.

Свою роль сыграли отчасти события на Украине, где фиаско «оранжевой коалиции» отчасти сняло страх Кремля перед экспортом «цветных революций». Наконец, бело-голубая наглядная агитация «медведей» оказалась спорной, но вовсе не кондовой, как у большинства соперников. И в конечном итоге нестандартные плакаты «Единой России» обсуждали больше, чем провокационный ролик Рогозина.

Нет сомнения, что часть кремлевской администрации, активно игравшая против Лужкова, пользовалась условной поддержкой всех своих коллег. Если бы столичного мэра удалось втянуть в политический торг на невыгодных условиях, то все бы этим с удовольствием воспользовались. Но в отличие от футбола, где если ты не забиваешь, то всего лишь забивают тебе, в политике за это положено еще и удаление с поля. Охотник, разрядивший заряды мимо цели, немедленно сам становится объектом охоты со стороны бывших условных союзников. В результате распалась прежняя околокремлевская коалиция, сложившаяся по поводу ЮКОСа, и вышла вперед новая коалиция во главе с первым вице-премьером Медведевым по поводу «национальных проектов».

Похоже, что критической точкой в срыве планового сценария стали разногласия по поводу массовых шествий 4 ноября. Еще летом на этот день анонсировался многотысячный марш «наших», который должны были дополнить со своей стороны другие «патриоты» во главе с Рогозиным.

Еще весной в политический оборот было вброшено сочетание «бюрократическая реакция» для обозначения будущего врага. Но никакой конкретной информационно-психологической основы, чтобы заточить активность масс именно против Лужкова за сентябрь и октябрь так не возникло. Наоборот, московские «медведи» активно начали клеймить «бюрократической реакцией» своих противников. Поэтому в отсутствие других мишеней, возникла опасность реализации 4 ноября вполне «гапоновского» сценария против самого Путина. Так что ни команды из Кремля, ни прилагающихся к ней «ресурсов» не последовало. Даже Рогозин не рискнул выйти и возглавить «патриотов», уступив роль лидера аж самому Милитареву. В результате вместо «антибюрократической революции» в масштабах столицы имел место политтехнологический шабаш в масштабах одного бульвара.

По первоначальному сценарию именно 26-27 ноября в Москве должны были состояться акции протеста против произвола «медведей», призванные превратить в фарс съезд «Единой России» в Красноярске. Однако, по законам жанра, все состоится, но в обратной пропорции. Фарс в Москве, а в Красноярске партия оформится как потенциально главная площадка для согласования интересов политической элиты. Хотя этот статус пока условный и потребует подтверждения на практике. А пока, после ухода политики из президентской администрации, временной площадкой, объединяющей все ветви власти все фракции, становится президентский совет по реализации национальных проектов.

Все случившееся вовсе не означает политического усиления Лужкова. Пока он всего лишь выжил в политике и позволил другим, более сильным игрокам возможность одержать победу над своими ближними конкурентами.

Поражение недругов означает временную передышку, но не решение проблем и не исполнение желаний. На вопрос о самом заветном желании Лужков, скорее всего, ответил бы сегодня так же, как чучело из сказки – «хочу, чтобы меня посадили на вертикаль». Но повернуть время вспять, вернуться назад, на тихую и скучную «пасеку» под крышей президентской вертикали невозможно. Хотя бы потому, что прежней вертикали уже нет, а новая система на основе «Единой России» еще не сложилась.

Поэтому, проявив самостоятельность, спрыгнув с чужой помощью с «вертикали» и сделав первые робкие шаги, нашему герою придется одолеть весь путь. Но первым инстинктивным движением будет, разумеется, снова прижаться к покинутой «вертикали», спрятаться под шутовским колпаком и нести какую-нибудь чушь. Потому что пока собственных интеллектуальных ресурсов нет, а чужими «мозгами» пользоваться опасно, как показывает опыт сотрудничества федеральной «Единой России» с «кремлевскими политтехнологами».

Ведь с самого начала, когда объединенная пропрезидентская партия только создавалась было ясно, что двум медведям в одной берлоге не ужиться. Или администрация как политический орган, руководящий несколькими партиями, или доминирующая партия, не нуждающаяся в таких посредниках. Поэтому и борьба политической части администрации с политической, лужковской частью «Единой России» была столь бескомпромиссной.