"Суздальское сафари" Павла Гусева с друзьями

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Суздальское сафари" владельца МК Павла Гусева с друзьями

"Гости из Москвы гоняли на своих машинах вдоль кормушек, где прикармливают оленей, и стреляли из-под света фар налево и направо"

Оригинал этого материала
© "Завтра", origindate::04.02.2004, "Зверская охота", Фото: safariclub.ru

Александр Брежнев, Андрей Фефелов

Converted 16126.jpg

Павел Гусев в Танзании

Привычки, стиль жизни, манера поведения и способы развлечений постсоветской элиты стали притчей во языцех. Правда, до основной массы населения доходят на сей счет одни лишь слухи. Редкие публикации на эту тему носят подчеркнуто скандальный характер и появляются исключительно в "желтой" прессе или в дорогих глянцевых журналах. В отличие от подобного рода сообщений, история, которая нами будет рассказана, строго задокументирована и вполне может стать основанием для возбуждения уголовного дела против ряда весьма влиятельных лиц.

11-12 декабря несколько высокопоставленных московских чиновников со товарищи под видом охоты учинили откровенную бойню диких животных в районе Суздаля. В результате "суздальского сафари" было уничтожено множество кабанов и оленей, подверглись унижениям и оскорблениям сотрудники охотнического хозяйства. Даже не расплатившись с хозяевами, распоясавшиеся стрелки вернулись с трофеями в Москву, а работники хозяйства потом еще долго находили трупы животных, так и оставшихся лежать в снегу, не подобранные охотниками. Так отметили десятилетие Российской конституции неутомимые "борцы за свободу"…

Иные скажут, что нет более негуманного вида спорта, чем охота. Убийство животных исключительно из спортивного интереса, лесное кровопролитие никогда не воспринималось большинством людей однозначно положительно. Но без сомнения, существует особая культурная традиция, связанная с охотой. Существует определенный подход, если хотите, обряд, который превращает облавную охоту в целое действо, своего рода мистерию. Дух охоты связан с глубинным переживанием и осмыслением мира дикой природы, с национальным укладом той или иной страны, восходящим к далеким предкам современного человека, воспринимающих охоту как религиозное действо. Для многих наших сограждан охота — это способ и в зрелом возрасте сохранить хорошую физическую форму. А советская мобилизационная доктрина рассматривала охоту как один из способов подготовки населения к войне, воспитания у людей воинских навыков. В конце концов охота дает возможность достойно отдохнуть на природе, отключиться от городской суеты. Один московский священник, в прошлом страстный охотник, по принятию сана лишившийся права охотиться, готов часами бродить по лесу, для того чтобы встретить лося, увидеть дикого оленя на лоне родной природы. Среди темных заснеженных елей, среди пустынных полян и замерзших озер человек становится ближе к Творцу; оставшись один на один с лесом, глядится в ясное безмолвие как в зеркало и видит в нем самого себя истинного, не прикрытого масками и гримом цивилизации.

Суздальское охотничье хозяйство, созданное близ древнего очага православной культуры Руси, во всех смыслах замечательное место. Как нельзя более подходит оно для того, чтобы заядлому охотнику зарядиться бодростью, проникнуться красотой мира, пообщаться с достойными людьми. Порой здесь можно встретить и успешного предпринимателя, действующего политика или известного писателя. Но и обычные русские мужики без тугих кошельков могут позволить себе приехать в это хозяйство, провести несколько дней за любимым занятием. Во всех случаях охота проходит организованно, чинно, благородно. Приезжающие сюда иностранцы трубят в рога, но все без исключения досконально выполняют жесткие требования и правила проведения охоты.

Разумеется, охота была любимым развлечением элиты. Это мы знаем и по советским временам. Однако сегодняшняя элита очевидно перетерпела процесс перерождения, если не сказать деградации. С нравами новой российской элиты столкнулся недавно коллектив Суздальского охотничьего хозяйства.

Converted 16127.jpg

Главный егерь России Алексей Саурин

11 декабря в предместье Суздаля прибыла команда охотников из Москвы. Охота велась под личным патронажем начальника Департамента по охране и развитию охотничьих ресурсов России господина Саурина. В числе охотников был брат Саурина некто Крущин (так же работающий в Министерстве сельского хозяйства), любитель африканской охоты небезызвестный Паша Гусев — главный редактор газеты "Московский комсомолец", и, как говорится, другие важные персоны из числа московских чиновников.

Утром 12 декабря приехавший на место Саурин, вопреки всем правилам, отдал охотникам команду "Бить все подряд". Видимо, хотел угодить друзьям. Помощники лесничего намекают и на другую причину барской щедрости начальника Департамента. Накануне вечером вся команда бурно отмечала в гостевом домике начало мероприятия. Утром, в день охоты, у Саурина могло быть плохо со здоровьем, и именно поэтому он два часа не мог выйти на инструктаж. Потом, появившись на пару минут, просто предложил "мочить всех", невзирая на возраст и пол животных.

Не обращая внимания на протесты сотрудников охотохозяйства, высокие гости, многие из которых были все еще нетрезвы, с оружием отправились на позиции. С вышек были расстреляны четыре взрослых кабана, один кабан-сегалеток и один олень. Однако развеселые охотники, получив карт-бланш от начальства, требовали "продолжения банкета".

Попытки охотоведов воспрепятствовать бойне привели гостей в бешенство. Они ругались, кричали, плевались. Говорили, что трофеев им мало, что они и только они здесь настоящие хозяева. Охотоведы заявляют, что слышали в свой адрес множество матерных слов. Гости называли обескураженных хозяев "распоясавшимся быдлом", "деревенским дерьмом", "винтиками", "ничтожеством". В адрес егерей брань неслась сплошным потоком.

Оскорблениям подверглись не только конкретные люди, гости требовали убирать из гостевого домика православные иконы.

— Че тут понаставили, монастырь устроили…

Надо сказать, что бессменный директор Суздальского охотохозяйства Анатолий Евсеенко, верующий православный человек. Двадцать восемь лет он проработал в хозяйстве, восемнадцать из них директорствовал. Порой своими руками, ценой огромных организационных усилий он создавал сложную инфраструктуру лесного предприятия: строил дороги, делал запруды, разводил зверя. И в результате столкнулся с таким беспрецедентным хамством со стороны друзей начальствующих персон. Все годы Евсеенко был сторонником и блюстителем неписанного охотничьего кодекса чести и резко возражал против приглашения девочек легкого поведения "на закуску", не допускал превращения своего хозяйства в лесной публичный дом.

Озверевшие гости упирали именно на это, возмущались существующими правилами. Иконы-де мешают по-настоящему расслабиться…

Гости прямо заявили, что охотоведы и вообще сам заповедник, вместе со всем персоналом и животными, только и предназначены, чтоб доставить максимум удовольствия им, любимым. В завершение они даже не посчитали нужным оплачивать охоту, гостиничные и транспортные услуги, оказанные им хозяйством. Заплатили только за бланки лицензий, уверяя, что все вопросы уже решены с московским Департаментом. Известно, что от Департамента никаких денег хозяйству переведено не было — убытки Суздальского хозяйства от этой охоты, которую теперь суздальцы называют "гусевской", составили чуть меньше полумиллиона рублей.

"Зверская охота" продолжилась и во второй половине дня 12 декабря, велась уже в сумерках, а потом и в темноте. Гости из Москвы гоняли на своих машинах вдоль кормушек, где прикармливают оленей, и стреляли из-под света фар налево и направо. Чтоб спасти животных, сотрудники хозяйства мчались на машине впереди обезумевших охотников, пытаясь разогнать оленьи стада, отпугнуть их от дороги. Это привело "начальство" в еще большую ярость. В гневе они угрожали руководству хозяйства скорой и жестокой расправой. Грозились разогнать всех к такой-то матери, а сотрудников поувольнять.

Цитируем заявление работников охотохозяйства Фирсова, Крашенинникова и Евсеенко: "…когда браконьеры уехали в Москву, мы нашли еще двух убитых ими оленей: один двухлетка и один олень с рогами, оцененный, как серебряный трофей. На этих животных лицензии не закрыты… В результате этой бойни специалистам хозяйства, которые проработали здесь более двадцати лет, нанесен невосполнимый моральный ущерб. Подобного хамства и подлости мы не видели за всю свою жизнь".

При этом в хозяйстве сохранилась бумага, на которой все участники охоты расписались, что ознакомлены с правилами и обязуются их выполнять. В правилах прямо говорится о запрещении стрельбы из машин, из-под света фар, стрельба зверя, не указанного в путевке (кроме волка), заряжание оружие при проезде в автомобиле, и конечно, охота в нетрезвом состоянии...

Тем не менее, угрозы московских гостей не оказались блефом или "пьяным базаром". Злопамятство озверевших любителей сафари уже обрушилось на хозяйство. Руководитель Департамента по охране и развитию охотничьих ресурсов Саурин, организовавший всю эту вакханалию, через неделю написал докладную записку министру сельского хозяйства России. На основании этой записки директора Суздальского ГОЛОХа Анатолий Евсеенко был уволен. Скорому решению министерского суда не помешали и новогодние праздники. Скандал случился 12 декабря, а 21 января Евсеенко предложили собирать вещи. Уволили его, несмотря на то, что в момент увольнения Анатолий Алексеевич был на больничном и по закону уволен быть не мог.

Увольнения ждут и другие сотрудники, которые в ту кровавую ночь пытались предотвратить бойню в заповеднике. Теперь московские охотники ведут отстрел уже самих работников хозяйства.

Этот вопиющий случай еще раз привлекает внимание общества к теме возможной приватизации охотничьих хозяйств России. Многие в российском Минсельхозе и Департаменте по охране и развитию охотничьих ресурсов являются активными сторонниками скорейшей приватизации наших хозяйств, постановки их на рыночные рельсы. Идеологом этой приватизации считают самого Саурина, человека вообще далекого от сельского хозяйства и охотничьей сферы. Согласно приватизационной концепции московских чиновников российские охотохозяйства должны стать базой для выгодного бизнеса, стать элементом международной индустрии досуга. В мире есть много богатых людей, готовых за большие деньги принять участие в русской охоте. Суздальские храмы с этой точки зрения как нельзя кстати аранжируют охоту в стиле а ля рус. Близость Суздаля серьезно повышает цену хозяйства. Лихой отстрел оленей из джипов, водка, стройные девочки в кокошниках… Такой отдых по нраву хозяевам жизни. В этом смысле заповедник может стать золотым дном.

Уже сейчас многим представителям бизнеса хотелось бы получить в собственность охотохозяйства, чтоб использовать их впоследствии именно таким образом. Охотоведы подобный сценарий воспринимают как катастрофу. Поставленный на коммерческую основу отстрел диких животных приведет к тому, что поголовье тех же оленей и кабанов будет быстро и невосполнимо сокращаться. Создание этих поголовий и уход за ними — дело весьма кропотливое, требующее бережного и, по сути, научного подхода. К примеру, в Суздаль оленей специально завозили двадцать лет назад аж с Дальнего Востока. Великими стараниями работников охотохозяйства за эти годы численность голов оленьего стада перевалила за несколько сот. По общему убеждению охотоведов, коммерсанты изведут под корень диких животных не более чем за три года. Несколько лет активной охоты принесут частным владельцам баснословные барыши, но сами предприятия, как это бывало при всех приватизационных проектах в нашей стране, будут разорены. Страна останется без охотничьих заповедников.

Сейчас в Суздальском хозяйстве регулярно проводятся экскурсии — школьники ездят по лесу на автобусе и смотрят на диких животных в естественной среде обитания. Кого можно будет увидеть в лесу, если охота, вроде той, что случилась 12 декабря, станет нормой? Через три года там не останется ни одного олененка.

Подготовка к приватизации уже идет полным ходом и самыми разными способами. В 2003-м году постановлением губернатора Владимирской области территория площадью больше десяти тысяч гектаров под Суздалем была предоставлена "Некоммерческому фонду помощи лесоохотничьим хозяйствам". Земля предоставлялась коммерсантам на три года с тем, чтоб Фонд обустроил и организовал эффективную охрану угодий.

Однако Фонд, ничем себя, как добросовестный собственник, не проявил. Не был предоставлен на экологическую экспертизу план развития территории. Фонд не прошел обязательный отбор и не участвовал в аукционе. Вообще непонятно, зачем государству самому отказываться от выгодной в экономическом плане собственности в угоду каким-то фондам. В Суздале на территории Фонда бойко ведется отстрел диких животных. В дни, когда шла бойня в Суздальском хозяйстве, на соседней территории, подконтрольной Фонду, с неменьшим размахом охотился с друзьями помощник президента РФ Ястржембский. Но сотрудники Фонда шальной охоте никак не противодействовали — в этом и есть, наверное, главное отличие между государственным и частным предприятием.

Губернатор Владимирской области Виноградов свое постановление отменил. Но, несмотря на это, Саурин издал приказ о реорганизации Суздальского охотохозяйства и передаче за его счет Фонду новых угодий. Уже этот факт незаконной передачи частным лицам государственной собственности в виде пользования федеральными землями и объектами животного мира свидетельствует о начале ползучей незаконной приватизации. Приватизация ведется подспудно, потому что на специальном заседании правительства РФ в апреле прошлого года большинство высказалось против продажи охотоугодий.

Тем не менее, оказывая всяческую поддержку частникам, Департамент в лице Саурина принимает все к меры к подготовке распродажи государственных хозяйств. Это делается старым испытанным способом. Предприятие пытаются искусственно обанкротить. По информации Владимироохотуправления, из Москвы уже долгое время не выделяются средства на закупки хозяйствами ГСМ и кормов. Сотрудники хозяйства уверены, что так Департамент стремится поставить их на колени экономически, а охота, подобная той, что была на День конституции, призвана подавить их и морально.

Как доказать господам гусевым, ястржембским и иным любителям поохотиться на слонов, что суздальская земля не Африка, а русские люди не рабы, готовые прислуживать "белым" хозяевам? На суд надежды мало. Несколько дней назад в хозяйство Анатолия Евсеенко, видимо, по наводке московского начальства, нагрянула милиция. Ищут нарушения и злоупотребления, дабы хоть как-то мотивировать незаконное увольнение директора. Вряд ли они найдут какой-либо компромат, ведь Евсеенко за двадцать восемь лет работы не имел ни одного взыскания, только одни благодарности и дипломы. Но беспредел, по всей видимости, будет продолжаться.

Борьба с коррупцией провозглашена с самой высокой трибуны. А это значит в наших условиях, что русских честных людей будут преследовать наделенные высокими должностями проходимцы, судить их "по всей строгости закона". Остается уповать только на Всевышнего. Обойти церкви и монастыри древнего Суздаля, попросить высшего заступничества. На небе коррупции нет…

***

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::11.02.2004

По следам мертвого лося

Прокуратура Новгородской области начала проверку в связи с обращением в Генпрокуратуру депутата Государственной думы Александра Хинштейна

В обращении содержится просьба проверить факты, изложенные в [page_14381.htm материале “Прости, лось”], опубликованном 4 февраля с.г. в “МК”.

В публикации речь идет о том, что экс-президент страны Б.Н.Ельцин и губернатор Новгородской области М.М.Прусак охотились на территории Новгородской области, и в результате открытой ими стрельбы был убит лось. Далее со ссылкой на специалистов Охотдепартамента Минсельхоза сообщается, что с 15 января охота на копытных запрещена.
Депутат Государственной думы Александр Хинштейн просит провести проверку и возбудить в отношении Бориса Ельцина и Михаила Прусака уголовное дело по ст. 258, ч. 2 УК РФ (незаконная охота, совершенная лицом с использованием своего служебного положения).

Проверку изложенных в публикации сведений Генеральная прокуратура поручила провести прокуратуре Новгородской области.