"С нами обращаются как с рабами"

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «"С Нами Обращаются Как С Рабами"»)
Перейти к: навигация, поиск


FT: Нефтяники ЮКОСа не оплакивают своего босса

1069052121-0.jpg 17 ноября 2003 года. Мало кто из рабочих в городе Нефтеюганск, где находится главное месторождение нефтяной компании «ЮКОС» Михаила Ходорковского, льет слезы по своему севшему в тюрьму боссу. Иван Степанович, бурильный мастер нефтяного месторождения Правдинск, говорит, что зол на богатейшего человека России, которого в прошлом месяце арестовали по обвинениям в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов. «Мне платят 13000 руб. в месяц, и я вместе с больной женой и двумя детьми живу в квартире с одной спальней. Все толкуют о его благотворительности, но мы здесь ее что-то не очень видим. Самое большее, что он для нас сделал, так это выдал нам вот эту униформу», — говорит он, указывая на свою китайскую шапку-ушанку с логотипом «ЮКОСа».

Ранее в этом месяце г-н Ходорковский подал в отставку с поста генерального директора «ЮКОСа», чтобы, как он выразился, «попытаться оградить свою компанию от новых нападок». При этом он пообещал «отдать все силы матери-России, в великое будущее которой я твердо верю». Однако рабочие Нефтеюганска в этом сомневаются.

Если в глазах многих западных инвесторов г-н Ходорковский является бизнесменом нового поколения и борцом за прозрачность и корпоративное управление, то его собственные работники в Нефтеюганске в этом не убеждены. Мало кто из них особенно задумывается над политической борьбой между Кремлем и г-ном Ходорковским. Недавний опрос общественного мнения показал, что подавляющее большинство в Нефтеюганске считают этот арест «попыткой восстановить порядок», а не сползанием к тоталитарному режиму.

«С нами обращаются как с рабами. Почему мы должны ему сочувствовать, когда у него 8 млрд. долл., а мы едва способны прокормить свои семьи? — вопрошает Геннадий Пазников…

…Жизнь нефтеюганцев за последние 5 лет стала несколько лучше. Раньше им платили по 100 руб. в день, чего едва хватало на выживание. Здесь ежедневно проходили демонстрации против «ЮКОСа» и г-на Ходорковского. Рабочие были готовы начать забастовку. Город умирал, говорит нефтеюганский журналист Андрей Белоконь. С тех пор цены на недвижимость выросли в 4 раза, и поднялись новые здания. Появился ночной развлекательный центр с баром, казино и боулинг-клубом — хотя мало кто из рабочих «ЮКОСа» может себе позволить швырять деньги на ветер в казино или имеет силы, чтобы катать шары в боулинг-клубе.

Компания «ЮКОС» спонсирует местную программу школьного образования, субсидирует своих рабочих по ипотеке и помогает пенсионерам переезжать в места с более благоприятным климатом. Сергей Кудряшов, глава компании «Нефтеюганскнефтегаз», отдает должное г-ну Ходорковскому за то, что тот создал лучшую в России систему корпоративного управления. «Он действительно сумел осуществить коренной поворот», — говорит он.

Но Владимир Подгурский, работающий на нефтяном месторождении Приобское, одном из крупнейших в «ЮКОСе», заявляет, что компания выжимает все из своих работников и своих нефтяных месторождений. Удвоение нефтедобычи явилось результатом скорее агрессивной эксплуатации существующих скважин, нежели ввода в строй новых, говорит он. «Мы выкачиваем вдвое больше нефти из каждой скважины, чем выкачивали прежде. Но все это означает, что лет через 10-15 здесь ничего не останется, кроме горы ржавого металла», — заявляет он.

Недовольство нефтеюганских рабочих усиливается контрастом между Нефтеюганском и соседним городом нефтяников Сургут, где рабочим платят почти вдвое больше, а уровень жизни выше. Сургут является вотчиной компании «Сургутнефтегаз» Владимира Богданова, чурающегося паблисити нефтяника, который сохранил свою компанию такой, какой она была в советские времена. В конце 1990-х годов сотни рабочих перебрались из Нефтеюганска в Сургут. «Мы бы все перешли в Сургут, но им там столько людей не требуется», — говорит один рабочий.

Г-н Богданов, которого на Западе считают нерасторопным «красным директором», являет собой редкий пример российского босса, который пользуется популярностью у своих рабочих. Рушан Габдракманов нашел в Сургуте работу. «Когда я сюда пришел, мне показалось, что я очутился в иной стране. Здесь больше стабильности, а зарплата выше. Каждый выходной мы поднимаем стакан за здоровье Богданова».

Аркадий Островский

Оригинал материала

«The Financial Times»