"Такие сделки - не повод для пиаровской акции"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

"Такие сделки - не повод для пиаровской акции" Интервью с Леонидом Меламед, первым зампредом правления РАО ЕЭС


"В пятницу более 100 депутатов Госдумы подписали поручение Счетной палате проверить сделку, в ходе которой Россия погасила долг перед Чехией на $2,5 млрд через таинственную пражскую фирму Falkon (см. статью на стр. А3). Представитель правительства в Думе Андрей Логинов предупреждал депутатов, что такое поручение в Белом доме воспримут как проявление недоверия к кабинету. Ведь Минфин уже предоставил некоторым депутатам документы по сделке. Однако законодателей ответ Минфина не удовлетворил. Кроме того, и им, и журналистам - как российским, так и чешским - интересно, почему российские участники сделки - и правительство, и РАО "ЕЭС России" - так упорствуют в своем нежелании раскрыть все подробности грандиозной долговой схемы. Значит, им есть что скрывать?

        Со своей стороны "Ведомости" попросили рассказать все о сделке первого зампреда правления РАО ЕЭС Леонида Меламеда. Четких ответов на некоторые вопросы он так и не дал. Но слова Меламеда все же дают некоторое представление о том, как выстраивалась схема, принесшая России облегчение долгового бремени, РАО - усиление контроля над "дочками", а Falkon - внушительную комиссию.
        - Почему вы окружили сделку глубокой тайной да еще недосказанностью вводили прессу в заблуждение?
        - Такие сделки - не повод для пиаровской акции. Еще с тех пор, как финансовый менеджмент вели в смокингах и цилиндрах, действовал негласный закон: деньги любят тишину. Это золотое правило никто не отменял. А уж завершив сделку, расскажите честно о ней. Если требуется согласие органа управления, получите. Именно так мы и поступили. А поскольку РАО - открытая компания, все необходимые детали вы узнаете из отчетности. И это уже не будет нарушением конфиденциальности.
        - Кто автор замысловатой сделки по сокращению советского долга Чехии с привлечением вашей компании и пражского трейдера Falkon?
        - Не могу сказать, что идея осенила кого-то одного. Готовилась сделка года полтора. Проработка принадлежит целой группе специалистов. Мы и раньше - в 1999 - 2000 гг. - поставляли электроэнергию в оплату процентов по чешскому долгу. Он образовался еще в советские времена. Контрагентом выступала Falkon, выигравшая в Чехии тендер. РАО осуществляло поставки электроэнергии до границы с Белоруссией, где ее собственником становилась Falkon. Электроэнергию она реализовывала там, где выгодно. Потом Falkon рассчитывалась с бюджетом Чехии, а с РАО расплачивался российский Минфин - в рублях и с дисконтом 20%. Из этих отношений и выросла задумка погасить экспортом электроэнергии весь долг Чехии. Причем мы хотели резко нарастить объем экспорта за счет эксплуатации ряда "мертвых" украинских ЛЭП. Мы даже провели переговоры с чехами и подписали протокол о намерениях - расплатиться по долгу к 2014 г. Но Украина заупрямилась с предоставлением коридора, и пришлось изобретать что-то новенькое. Так долговая тема доразвивалась до известной теперь конструкции - с погашением долга в $2,5 млрд, выкупом его компанией Falkon и переводом обязательств России на РАО ЕЭС.
        - Зачем такие сложности, ведь вы могли напрямую или через аффилированную фирму перекупить долг на чешском тендере в июне 2001 г. ?
        - Эти вопросы решались на межправительственном уровне, и нас, откровенно говоря, не особо интересовало, кто станет уполномоченным агентом чешского Минфина. Мы просчитали все параметры сделки и увидели, что РАО это выгодно. А то, что работать надо было через привычную Falkon, не скрою, нас устраивало.
        - Falkon выкупила российский долг у чешского Минфина за $550 млн. При объявленном Чехией дисконте в 46% Falkon могла потребовать с РАО не менее $1,35 млрд.
        - А кто бы им дал? Как заметил один персонаж, согласие есть продукт при полном непротивлении сторон. Мы перекупили долг у Falkon за ту цену, которая делала операцию привлекательной.
        - То есть за $800 млн, одолженные у Сбербанка в декабре 2001 г. ?
        - В декабре мы брали кредиты, похожие на названную вами сумму, но с чего вы взяли, что платили Falkon именно из них и ровно $800 млн?
        - Об этом заявил не так давно член совета директоров вашей компании Дэвид Херн. Если он в чем-то неправ, назовите точный размер займа и сумму перевода Falkon.
        - Никогда эти данные не звучали на совете директоров, у вас неточная информация. Я не хочу пренебрегать соглашением о конфиденциальности, которое подписал с Falkon. Но подскажу, откуда вы почерпнете точную цифру. В июне-июле появится наша отчетность по МСФО, и вы сможете удовлетворить свой интерес.
        - Г-н Херн назвал нам именно эту цифру - $800 млн. Вы хотите сказать, что Falkon получила меньше?
        - Я бы сказал иначе: она получила больше $550 млн. Совсем бесплатно компания вряд ли бы согласилась работать. Но ходят слухи, что часть маржи Falkon направит на финансирование программ чешского правительства. Впрочем, это уже не наше дело.
        - А маржа Falkon не очень отличалась от обычной для торговых сделок, т. е. 3 - 4%?
        - Не пытайтесь вытянуть из меня информацию, которая прямо или косвенно выведет вас на сумму сделки. Я уже говорил, что связан обязательствами о неразглашении. Потерпите до выхода отчета. Но в скобках замечу, что в мировой практике маржа по операциям с суверенным долгом - это вовсе не 3 - 4%.
        - И все-таки вы занимали у "Сбера" под платеж Falkon?
        - У РАО есть бюджет, в котором периодически возникают кассовые разрывы. Они могут покрываться за счет допдоходов, допустим взыскания дебиторской задолженности по абонентной плате, или кредитов. В течение года мы брали у Сбербанка пять или шесть кредитов. В тот момент, когда мы совершали эту сделку, у нас были определенные кассовые разрывы. Мы их закрывали кредитами не только Сбербанка, но и еще ряда банков. Средства, направлявшиеся в Falkon, как вы понимаете, не меченые. Если вы спросите, получало ли РАО в первой декаде декабря кредиты, сопоставимые с $800 млн, я отвечу: да. Разглашать же параметры соглашений с кредитными организациями я не имею права - только с их согласия.
        - Действительно ли на первом этапе урегулирования вы оплатили долг активами на $1,35 млрд, а потом выкупили их у Falkon намного дешевле?
        - Долг мы оплатили собственными векселями РАО ЕЭС. То есть депонировали их в одном из российских банков и тут же выкупили назад. Бумаги даже не пересекали границ страны. Делалось это для того, чтобы уменьшить риск по сделке. Выкупили мы векселя, когда чехи передали Минфину РФ сертификаты на долг, подтверждающие его списание. После чего мы перечислили сумму, о которой договорились с Falkon.
        - Расскажите о той части сделки, которая позволила вам сократить недоимку бюджету на 40 млрд руб. , а Минфину - развязать цепь неплатежей, проведя зачет между РАО, "Газпромом", "Росэнергоатомом" и казной.
        - Кредит на расшивку брался в ВЭБе. Точнее, это были револьверные кредиты, поскольку ни один [российский] банк, включая Сбербанк, не может дать разом 40 млрд руб. Если выкуп долга у Falkon прошел одномоментно, то здесь мы носились неделю как с писаной торбой. Хочу обратить внимание, что вся операция строилась на джентльменском договоре с правительством. То есть нет такого документа, что Минфин выплатит РАО возмещение только при условии погашения нами долга. Мы поведали правительству, куда денем такие большие деньги, расписали, какой получится эффект. Поскольку столь масштабное погашение долга могло повлиять на макроэкономические параметры, единственным способом избежать этого было пустить деньги в оплату налоговой задолженности. Что мы и сделали. Все проводки осуществлялись через органы Федерального казначейства на территориях по месту регистрации налогоплательщиков. И это принципиально отличает нашу схему от зачета, который всегда являлся предметом критики МВФ.
        - Какие залоги брали у вас "Сбер" и ВЭБ?
        - Никогда и никому мы не даем иных залогов, кроме векселей РАО. Это обычная практика.
        - Для расшивки неплатежей РАО ЕЭС само погасило недоимку, а через "дочек" расплатилось по долгам с "Газпромом" и атомщиками. Те перечислили их в бюджет. Но чтобы замкнуть всю цепь сделки и выйти на сумму 40 млрд руб. , вы еще дали кредиты газовикам и "Росэнергоатому".
        - Нарисованная в "Ведомостях" полмесяца назад схема расшивки не совсем точна. "Газпрому" мы вернули 18 млрд руб. долгов и прокредитовали на 10 млрд руб. С "Росэнергоатомом" соответственно суммы 5,5 млрд руб. и 4,5 млрд руб. Еще 2 млрд руб. мы предоставили взаймы своим дочерним предприятиям для налоговых расчетов с бюджетом. Были еще небольшие платежи угольщикам и расчеты РАО с бюджетом. Все деньги вернулись в бюджет, чему он рад, так как операция не поколебала макроэкономические параметры.
        - Как так? Именно в этот период курс рубля завалился на 50 коп.
        - И вы автоматически связали это с потребностью РАО в долларах для погашения чешского долга. Так вот: мы не покупали долларов для расчетов с Falkon. Во-первых, у нас нет для этого генеральной валютной лицензии. Во-вторых, никому РАО не давало поручений на приобретение валюты на бирже и в тот период на ММВБ не было заказов на близкие к $0,5 млрд суммы. В-третьих, у нас вообще была рублевая сделка.
        - Вы серьезно? Вы хотите, чтобы я поверил, будто холдинг переводил на счет Falkon рубли и та расплатилась ими с бюджетом Чехии?
        - Нет, Falkon действительно получала валюту. Но вы забыли о том, что сначала мы рассчитались векселями, а потом их выкупили. Для этой операции мы привлекли банк. Заплатили ему за векселя рублями, а он выкупил их у нас за доллары, которые были переадресованы Falkon.
        - Не подскажете, какой банк способен на такой красивый жест?
        - Любой крупный банк, у которого достаточно долларов и есть необходимость конвертировать их в рубли.
        - Вернемся к расшивке неплатежей. Для чего выданы кредиты "Газпрому" и "Росэнергоатому"?
        - История с кредитами - это попытка построить с чистого листа отношения с поставщиками топлива. Представляете, проснулись мы 1 января и у нас нет долгов перед "Газпромом", а у "Газпрома" - перед бюджетом. Помимо расчистки балансов компаний это еще и существенное улучшение инвестиционной привлекательности. В этом плане мы признательны менеджменту "Газпрома". В конце концов, они могли сказать: "Нет, мы будем выдавливать из "дочек" РАО долги и получим их быстрее, чем требуется предприятиям "Газпрома", чтобы расплатиться по реструктурированной задолженности бюджету. Правительство дало нам рассрочку [постановлением N 1002] на шесть лет, а мы выколотим из энергетиков долги за три года". Такой подход в принципе возможен. Однако "Газпром" занял партнерскую позицию, приняв предложенную схему встречных платежей. Вероятно, он учел, что весь 2001 г. мы четко оплачивали текущее потребление газа и покрыли часть старых долгов. Лишь в нескольких региональных АО-энерго немного провалились. Сходная ситуация с АЭС. Хотя так получилось, что, с одной стороны, мы дали атомщикам кредит, а с другой - не полностью рассчитались по долгам. Просто задолженность не всегда кроссировалась с конкретными станциями. Допустим, конкретная АЭС задолжала бюджету 100 млн руб. , а мы ей - 1 млрд руб. И наоборот. Поэтому необходим был такой кредит "Росэнергоатому", чтобы он полностью ликвидировал недоимку бюджету.
        - Как будут погашаться кредиты?
        - "Газпрому" они предоставлены на 12 месяцев, "Росэнергоатому" - на 13 месяцев. В условиях соглашения сказано, что погасить заем можно деньгами, векселями РАО ЕЭС или денежными требованиями к региональным энергетикам, задолжавшим за газ. Но это упрощенно. В договоре с атомщиками, например, много обременений. Мы взяли по ряду вопросов жесткие обязательства, чем они очень довольны.
        - Какую роль в операции сыграло некоммерческое партнерство (НП) "Центр содействия реформам энергетики"?
        - Важную. Это агент РАО ЕЭС по обслуживанию займов, которые холдинг предоставил региональным АО-энерго для их расчетов с газовиками и атомщиками. Мало того что НП распределило кредиты, теперь оно будет заниматься их взысканием. Юридическая форма партнерства позволила нам уйти от огромного числа корпоративных процедур. Они бы отняли у нас как минимум полгода. Потому что прямые сделки с "дочками" трактуются законом как сделки с заинтересованностью. И нам пришлось бы собирать десятки общих собраний, чтобы провести решение с кредитами. А тут мы одним выстрелом убили двух зайцев - выиграли время и приставили надзирателя к долговым требованиям на "дочек".
        - Что собой представляет некоммерческое партнерство?
        - Оно создано год назад - и, кстати, не под эту конкретную сделку. Его учредили два 100% -ных дочерних предприятия РАО - "Центр оптимизации и расчетов ЕЭС" и "Юрэнерго ЕЭС". Первое занимается всеми расчетами, дебиторкой и кредиторкой региональных компаний. Второе - юридическим обслуживанием.
        - А сможет партнерство взыскать долги? Сколько времени вы отвели на погашение кредитов?
        - Рассрочки предоставлены таким образом, чтобы вывести сделку для холдинга в нулевую доходность. Возврат займов увязан с состоянием энергосети, финансовыми возможностями каждой "дочки". Поэтому для них погашение растянуто на срок от двух до шести лет. При этом их платежи нам ровно совпадают с каждым траншем погашения кредита, который мы брали в банках. Когда платит последняя "дочка", кредит закрывается полностью. Таким образом, в результате сделки задолженность энергосистем поставщикам и бюджету стала внутренней задолженностью перед РАО ЕЭС. С точки зрения международной отчетности группа РАО ЕЭС улучшила свои показатели ровно на сумму "пропавшей" задолженности "дочек" перед внешними кредиторами. Что принципиально важно в условиях проводимой реструктуризации.
        - Но у холдинга еще осталась недоимка бюджету примерно в 25 млрд руб.
        - Она реструктурирована на 10 лет по постановлению N 1002.
        - Вы намерены и дальше взаимодействовать с Falkon в поставках электроэнергии на экспорт?
        - Безусловно. У нас есть соглашение с ней. Это все те же товарные поставки в счет начисленных процентов по оставшейся части чешского долга. Работа идет по поручению правительства и не прекращается ни на один день.
        - Будут ли привлекать РАО и Falkon к погашению последней части основного долга Чехии в $1,1 млрд?
        - Сомневаюсь. Мы таких разговоров не слышали. Да и нам теперь это не очень интересно. У РАО больше нет таких категорий долгов, чтобы было выгодно рассчитываться подобным образом. Уникальность реализованной схемы объясняется точно найденным балансом выгод всех партнеров. Мы очистились от долгов поставщикам и бюджету. Чехия получила значительную сумму, которую в иных обстоятельствах бог знает сколько пыталась бы получить. Наше правительство оплатило свой долг ресурсом, которого в обычной жизни не было. Ту же реструктурированную задолженность по налогам РАО, "Газпрома" и атомщиков для оплаты внешнего долга правительство получало бы минимум в течение шести лет. Но за шесть лет деньги обесценились бы. Если посчитать по приведенной стоимости, то выяснится, что правительство погасило свой долг не за 54% , а примерно за четверть номинала. Чего не бывает в принципе с российскими долгами. При этом Россия заплатила так, что ни Чехия, ни Парижский клуб не стали в нас пальцем тыкать. Не внакладе и Falkon - она взяла свою маржу и укрепилась как трейдер.
        - По финансам, может быть, и так, но имидж подозрительной компании Falkon не развеяла. Неизвестны ее уставный капитал, истинный состав учредителей, выручка и торговые партнеры.
        - Вопрос прозрачности - внутреннее дело компании. Нас не интересовали их уставный капитал и то, как они строят свой бизнес. Мы - публичная компания, они - нет, но у меня нет оснований осуждать их за это. Главное, что РАО выстроило сделку таким образом, чтобы обезопасить себя от любого риска. Ни на одном этапе мы не расставались с деньгами, пока не получили "оттуда" устраивающий нас актив.
        - Значит, вы все-таки не доверяли Falkon?
        - Когда строишь сделку на доверии, плохо спишь. Ты ворочаешься с боку на бок и, если даже не думаешь о партнере плохо, все же не исключаешь ошибок с его стороны. А мы выстроили все так, что не надо было подозревать других в дурном и просчитывать тысячи вариантов контрдействий.
        - Известно, что вы вели переговоры и подписывали документы с гендиректором Falkon Йозефом Чимборой. А работают ли реально в этой компании сотрудники с не совсем чешскими фамилиями - Важа Кикнавелидзе, Аристакес Алавердян, Паата Мамаладзе?
        - Лично мне неизвестно, чтобы эти люди работали в Falkon, я с ними не сталкивался. Чимбора подписывал документы по сделке, представив нам свои полномочия. Они были проверены привлеченной РАО международной юридической фирмой Freshfields.
        - Между тем Falkon обвиняют теперь в связях с бен Ладеном.
        - Неубедительно все это. Неизвестно, какая Falkon входит в сеть бен Ладена, компаний с таким названием по всему миру много. И потом, в руководстве пражской фирмы два еврея - какой уж тут исламский фундаментализм.
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации