"Требую отстранить следователя пркуратуры..."

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Кошкарева обвинила следователя в незаконном использовании интернета

Оригинал этого материала
© "Независимая газета", origindate::05.04.2002

==

Converted 12856.jpgКак я и обещала во вчерашнем номере "НГ", продолжаю публиковать материалы своего личного расследования дела "Председатель Мосгорсуда Ольга Егорова против "Независимой газеты". Точнее, не самого этого дела, а обстоятельств (ставших уже очевидно скандальными) появления его на свет.

Итак, по существу. В минувший понедельник, через три дня после попытки Прокуратуры Москвы предъявить обвинение моему заместителю Игорю Зотову, я получила по электронной почте письмо некоего господина Н.В. Щепкина [page_11691.htm (текст письма см. в Приложении 1).] До сих пор я знала только одного Н.В. Щепкина - старшего следователя по расследованию преступлений в сфере экономики и должностных преступлений прокуратуры г. Москвы, юриста 2-го класса, который и ведет дело "НГ".

И у меня есть серьезные основания считать, что автор электронного послания и следователь - одно и то же лицо. Основания эти заключаются в следующем.

Во-первых, таким объемом информации и знанием самых разнообразных деталей следствия, на которые ссылается автор электронного письма, может владеть только человек, который это следствие ведет. Ну, например, даже в редакции "НГ" мало кто знал о выемке документов в здании газеты 26 декабря прошлого года и уж тем более мало кто знал о том, что следователя прокуратуры сопровождали тогда вооруженные "оперативники УБЭП" (слова "электронного Щепкина"). Правда, живой, а не виртуальный Щепкин утверждал тогда, в декабре, что это его охранники.

Во-вторых (обращаю на это особое внимание!), 1 апреля 2002 года - в день, когда "электронный Щепкин" (далее везде "э-Щепкин") прислал свое письмо, еще никто, кроме юриста "Независимой газеты", не знал, на каком основании прокуратура собирается предъявить обвинение Игорю Зотову. А между тем "э-Щепкин" писал - "привлекается к ответственности лицо (Зотов. - Т.К.), ответственное за распространение, не сочинительство текста, а именно распространение статьи". То есть этот господин знал все, что в тот момент положено было знать только следователю. Совпадение никак не объяснимое, если предполагать, что автор письма и Н.В. Щепкин - не одно и то же лицо.

В-третьих. Как человек, более 20 лет проработавший в журналистике, я приобрела достаточный опыт в распознавании, или точнее - узнавании стиля, манеры написания, характеристик слога и т.д. То есть всего того, что позволяет с достаточной степенью вероятности идентифицировать авторство текста. И именно стилистический анализ текста, а не только содержащаяся в нем информация убеждает меня, что скорее всего его автор и есть настоящий Щепкин. У меня есть личный опыт общения с этим человеком - в форме допроса. Николай Васильевич Щепкин способен даже поддерживать разговор на отвлеченные, например литературные, темы. А электронное послание в "НГ" как раз и написано с претензией на литературность.

В-четвертых, через сутки после поступления в редакцию письмо "э-Щепкина" было размещено в интернете, на сайте "Compromat.Ru". Прошло еще три дня, а живой Н.В. Щепкин не подал заявление в прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело против руководителей упомянутого сайта по статье 298 УК (о клевете). Значит, или не знает об этом факте (маловероятно, учитывая его интерес к собственной персоне), или не хочет, или скорее всего не намерен опровергать факт своего собственного авторства.

А теперь объясню, почему принято решение о публикации письма "э-Щепкина". По одной простой причине, которую не понимают или не хотят понимать все те прокуроры, с которыми мне и моим коллегам довелось пообщаться за три последних месяца, - "НГ", как и множество других газет, считает долгом предавать огласке любой материал, представляющий собой "общественно значимый интерес". Именно по этой причине журналисты, рискуя своей судьбой, идут на публикацию "опасных" тем, в том числе и темы коррупции. Как и вчера, приношу извинения читателям за повтор азбучных истин, но их просто приходится повторять, дабы пробить стену чиновничьей безграмотности.

А теперь о главном. Если действительно будет установлено, что автор электронного письма в "НГ" и следователь Н.В. Щепкин - это одно и то же лицо (а сделать это можно не только на основании стилистической, психологической и других экспертиз, но и техническими методами - раскрывать их суть не буду, чтобы не подвигать автора письма на уничтожение следов своих деяний), то это даст нам право делать выводы о том, кто и какими методами нынче ведет следствие в Прокуратуре Москвы и что представляет собой человек, которого мы называем "э-Щепкин".

Это человек, который:

- не знает о существовании принципа презумпции невиновности (изначальная "кристальная чистота" "честных судей" противопоставляется "гаденьким мелким хулиганам" - сотрудникам редакции);

- испытывает личную неприязнь к журналистам "НГ" и потому необъективен, считая необходимым наказать (посадить) хоть кого-то из них;

- используя свое служебное положение и расписавшись в профессиональной беспомощности ("не установив виновное лицо, я не могу направить дело в суд, а без суда запросить источник информации") НАЗНАЧАЕТ виновного. Другими словами, ВЫБИРАЕТ жертву, видимо, не в состоянии отказаться от выполнения какого-то заказа.

А что есть практика НАЗНАЧЕНИЯ виновного по преступлениям, которых этот "виновный" не совершал? "Э-Щепкин", напрягитесь, Вы уже где-то слышали о такой практике и более того - очень много об этом читали. Вспомнили? Книжки читали об истории репрессий в конце 20-30-х годов, особенно в 37-м году? Да-да, любитель изящной словесности и защитник "кристально чистых судей", именно в 37-м году Ваши предшественники, профессионально слабые, набранные по разнарядке следователи НАЗНАЧАЛИ виновных. Вы, конечно, пока не выбивали показания из сотрудников "НГ" под пытками, но не удивлюсь, если...

Хотела бы обратить внимание читателей "НГ" и на Приложение 2 к данной статье. Это, так же как и в случае с "э-Щепкиным", электронное письмо. Подпись автора - Алина Тарасова, и автор утверждает, что именно он, точнее, она написала опубликованную 27 ноября в "НГ" статью "Подписка о невыезде ценой в миллион долларов".

Я уверена, что этот человек, конечно же, не писал статью о коррупции среди судей. Скорее всего "электронная Тарасова" ("э-Тарасова"), узнав об абсурдности обвинения, которое Щепкин собирается предъявить Игорю Зотову, и о произволе, чинимом в отношении других сотрудников "НГ", просто взяла на себя чужую вину.

Тем не менее в интересах расследования фактов возможной коррупции в судейском корпусе и в интересах скорейшего закрытия дела "Ольга Егорова против "НГ", Прокуратура Москвы просто обязана допросить "э-Тарасову", приславшую письмо в газету. Для облегчения работы следователей сообщим, что, по-видимому, послание действительно пришло из Германии.

На сегодня - это все о новых итогах расследования дела "Ольга Егорова против "НГ". В завершение подтверждаю читателям газеты, что публикация последующих результатов нашего расследования будет продолжена в ближайших номерах, но, по-видимому, в связи с вновь открывшимися обстоятельствами и накопленными нами материалами мы будем вынуждены переименовать дело "Ольга Егорова против "НГ" в дело "НГ против коррупции". В последующем, добыв новые необходимые нам факты, мы, вероятно, вынуждены будем еще раз переименовать это дело - назвав поименно лиц, виновных в коррупции или занимающихся укрывательством коррупционеров.

Прокурору г. Москвы Авдюкову М.

С учетом всего изложенного в данной статье я требую:

1. Провести служебное расследование и установить подлинность авторства электронного письма в "Независимую газету", подписанного "Н.В. Щепкин".

Если авторство принадлежит старшему следователю по расследованию преступлений в сфере экономики и должностных преступлений Прокуратуры г. Москвы Н.В. Щепкину, то требую незамедлительно отстранить Щепкина от расследования.

2. Допросить в качестве свидетеля Алину Тарасову, назвавшую адрес своего проживания: Германия, Jerusalem Strasse 15, Berlin.

Считаю, что все вышеперечисленные меры не снимают необходимости моего предложения Вашему ведомству, изложенного в предыдущем номере "Независимой газеты": прекратить уголовное преследование журналистов и заняться разоблачением настоящих преступников. То есть, я еще раз предлагаю Вам возбудить уголовное дело по фактам, изложенным в статье Алины Тарасовой "Подписка о невыезде ценой в миллион долларов", опубликованной в "Независимой газете" 27 ноября 2001 года, и письме губернатора Красноярского края Лебедя А.И. федеральным властям от 13 января 2002 года (рег. # 19-3-1-192).

Главный редактор "Независимой газеты" Татьяна Кошкарева

Приложение 3

В ходе исследования протоколов посещения сайта "Форумы "НГ", было установлено следующее:

1.

01 апреля, 20.27 - на сайте зарегистрировался пользователь под псевдонимом Comrade (forums.ng.ru/users/comrade), ip-адрес пользователя принадлежит компании ROL).

20.37 - пользователь оставил первое сообщение на форуме в теме "Генри Резник берет на себя защиту Зотова".

21.00 и 21.59 - пользователь под этим же псевдонимом, но с другого ip-адреса (принадлежащего компании Sovam Teleport (Москва) оставил два сообщения в теме "Прокуратура Москвы не признает закон о СМИ". (Распечатки сообщений прилагаются.)

2.

2 апреля пользователь под незарегистрированным псевдонимом Алина Тарасова оставил 5 сообщений в теме "Прокуратура Москвы не признает закон о СМИ".

При этом 4 из них из модемного пула, зарегистрированного на компанию "Aol - Dial In AOL Bertelsmann Online Gmbh & Co. K", Германия, и одно сообщение из пула "Deutsche Telekom AG", также Германия.

Заключение

Располагая одним лишь ip-адресом отправителей, нельзя идентифицировать ни компьютер, ни тем более лицо, оставившее сообщение. Более развернутую информацию (номер телефона, с которого был осуществлен вход в интернет, и, возможно, данные о лице, на которое зарегистрирован доступ в интернет) можно было бы получить, имея доступ к протоколам провайдеров, но эта информация недоступна для частных лиц и пользователей. Для получения этой информации необходим официальный запрос организации, имеющей на это соответствующие права.